Кошмары мучили его уже несколько дней. Образ матери и чувство вины не уходили, доводя Грегори до исступления. Иногда, правда, где-то глубоко в душе возникал робкий вопрос: почему все так внезапно навалилось? Возникал и тут же исчезал под новым всплеском болезненных воспоминаний.

Грегори побледнел, осунулся, перестал общаться с друзьями. Впрочем, те почти все разъехались, а на вопросы немногих оставшихся он невнятно мямлил, что просто переутомился после экзаменов. А минут десять назад странность его поведения отметил и Грабовский, посоветовав поскорее прийти в себя и уже определиться с практикой. Практика волновала Грегори меньше всего, но, кивнув магистру, он по инерции направился к спискам.

Зал Центрального корпуса, по обыкновению, был многолюден, а последнее время на Грегори общество людей оказывало самое неприятное влияние. Казалось, каждый из них готов показать на ведьмака пальцем и обвинять, обвинять… Грегори бесцельно оглядел адептов и вдруг застыл, заметив неподалеку знакомую до боли фигурку.

Тень Антеро! Она вернулась! Она жива!

Ведьмак с силой сжал кулаки, едва сдерживая крик и желание наброситься на нее сейчас, — рядом с некроманткой стояли темный магистр и Тарий.

«Она позор для темных, — прошептал голосок в голове, тот самый, который не оставлял его все эти дни. — По вине ее рода погибла твоя мать».

Грегори колотило. Эмоции последних дней при виде девушки достигли пика.

Тем временем к троице приблизился Анхайлиг. Знает ли он, кто она? Конечно, знает, как иначе? Но почему тогда относится к ней так спокойно?

Чувствуя, что не в силах больше сдерживаться, Грегори рванулся прочь из зала.

Как уничтожить ее? Как их уничтожить? Ведь они темные, как и он. Самому не справиться, но кто может помочь?

«Враги твоего врага, только они», — шепнул голосок, едва вопрос оформился в голове.

Эта догадка оказалась настолько очевидной и простой, что Грегори остановился, держась рукой за стену от внезапной слабости.

— Нездоровится, Грегори? — Вкрадчивый голос вернул его в реальность.

Рядом стоял тот самый светлый адепт, который открыл ему правду об Антеро.

— Все нормально, — просипел ведьмак.

— Ты уверен?

В Грегори от такой навязчивости вспыхнуло мгновенное раздражение, но тут же унялось под спокойным взглядом водянистых глаз.

— Поделись со мной, — повторил светлый. — Я смогу помочь.

— Помочь! — Грегори резко вздохнул, ему не хватало воздуха. — Помочь, — повторил он уже тише. — Кто ты такой, чтобы помочь мне?

— Какая разница, кто я? — Адепт пожал плечами. — Можешь звать меня Визул.

«И тебе не нужно ничего скрывать», — добавил голосок.

Или это сказал светлый? Грегори не смог отличить, впрочем, ему уже было все равно.

— Тень, — выдавил ведьмак. — Она тут, вернулась и…

— Вернулась? — переспросил Визул, на его лице проскользнуло беспокойство.

— Да! — взвыл Грегори. — Она тут, а я не могу ничего сделать! Анхайлиг ее защищает! Он защищает Антеро и этот проклятый культ, а я должен их уничтожить! Должен! Но не могу… — Голос ведьмака сорвался, он исподлобья смотрел на светлого и тяжело дышал.

— Пойдем со мной, — повелительно сказал Визул и направился в сторону факультета целителей.

Не в силах противиться, Грегори последовал за ним, а вскоре целитель и ведьмак оказались в месте, которое невозможно было не узнать. В месте, изолированном от внешнего мира.

— Схрон? — Грегори с непониманием огляделся.

Их уже ждали пятеро светлых. Они стояли у стен на равном расстоянии друг от друга.

— Стой и не двигайся, — коротко приказал адепт и, прикрыв глаза, что-то сосредоточенно забормотал.

— Lasgaroth Aphonidos Palatia! Urat Condion, Lamacron Fandon, — читал Визул, и тонкие линии потянулись к пятерке адептов, образуя светлую пентаграмму. — Fahagon Alamar, Bourgasis Vemat Serebani!

С каждым его словом светлая пентаграмма сияла все сильней, а Грегори вдруг увидел проступающие линии старой темной пентаграммы. Казалось, когда-то давно кто-то проводил здесь ритуал, но не завершил. Однако для ведьмака это не имело значения, он наконец-то видел цель. Настоящую цель и возможность исполнить слово, данное над могилой матери.

Тем временем воздух вокруг подернулся легкой вуалью тумана. Магия? Но в этом месте магия невозможна! Или?..

Визул открыл глаза.

— Ты хочешь смерти потомка Велиара и его культа? — не спросил, констатировал он. — В этом наши желания совпадают.

— И что мне нужно сделать?

Светлый адепт выпрямился, его лицо с ястребиным носом и почти бесцветными глазами выглядело теперь старше и жестче, но Грегори этого почти не замечал.

— Я воссоздал один очень старый обряд, — медленно сказал Визул. — Обряд на высвобождение силы, способной уничтожить темных культа Велиара. Чтобы завершить его, осталось лишь одно — искренняя смерть темного за идею вот здесь, в центре пересечения пентаграмм. Сделать ты это должен по доброй воле и в твердой памяти, и я не имею права принуждать тебя. Да и не смогу: перейдя границы пентаграмм, ты освободишься от любого влияния. Твое решение будет только твоим, но помни, почему ты его принял. Как видишь, я честен. И твое решение?

Грегори молча сделал шаг вперед. Тело ведьмака охватил мгновенный жар, и тотчас разум его стал кристально чист. Исчезли муки последних дней, он уж и не помнил, как это — быть таким спокойным. На мгновение недавние страдания показались Грегори глупыми, а то, на что он идет, — безумием, но… может, это спокойствие — дар за правильный выбор?

— Помни, почему ты оказался здесь, — повторил Визул, протягивая кинжал.

Этот светлый помог ему. Он был честен. И Грегори будет честен в ответ. Ведьмак в последний раз посмотрел на адепта:

— Поклянись, что они умрут.

— Даю слово архимага, темный, — ответил тот. — Они умрут.

С улыбкой на губах Грегори взял протянутый кинжал, резко вонзил в свою грудь, и Академия содрогнулась. Высвобожденная из тысячелетнего заточения сила охватила тело ведьмака ярчайшей спиралью, в мгновение не оставив от него и пепла.

Визул отшатнулся, а потом, прищурив глаза, прошептал:

— Не беспокойся, мальчик, твоя смерть не была напрасной. Скоро все темные заплатят.

Он потянулся к свету, но дорогу внезапно преградил радужный щит.

— Остановись, безумец! — раздался выкрик.

На пороге схрона стоял архимаг Виттор.

— Прочь, старик, — прошипел Визул. — Время твоих уроков для меня давно прошло!

— Ты сам не ведаешь, что творишь!

— Наоборот, прекрасно понимаю! Их надо уничтожить, всех! А ты, трус, не сделал этого, когда была возможность!

— Я не позволю тебе.

— Защищаешь темных? — Визул мрачно усмехнулся. — Что ж, ты свой выбор сделал. Sanctum regnum, verbum inennarabile! — воскликнул он и резко поднял руки.

Лицо Анхайлига мгновенно утратило усталый вид, он коротко выругался и рванулся назад. Я, недолго думая, помчалась за ним, стараясь не отставать.

— Надеюсь, Виттор успеет, — бормотал Анхайлиг на ходу. — Ему-то и факультет ближе, и телепорт светлый…

Что он имел в виду, я не особо поняла, но в душе все сильнее нарастала тревога. А когда Академию тряхнуло снова, тревога сменилась настоящей паникой. Мы пробежали коридоры факультета некромантии, пересекли центральный зал и оказались на факультете благ и исцелений. Миновали широкие лестницы, ведущие к палатам лекарей, и очутились в коридоре, ведущем к той самой комнате-схрону, где не было магии. Раньше. Теперь же тут царил настоящий магический хаос.

Я резко остановилась на входе, не веря собственным глазам. Прямо по центру подернутой туманом комнаты, из пересечения темной и светлой пентаграмм бил источник слепящего света. Он уходил спиралями вверх, в небо, пробив в потолке приличную дыру, и его сила, кажется, была готова испепелить всякого, кто решит приблизиться.

Однако, несмотря на это, к нему подходили шесть светлых фигур, среди которых был… Визул?! Откуда?! Что вообще происходит?!

В следующее мгновение взгляд наткнулся на обгорелое тело у противоположного входа, в котором я с ужасом узнала архимага Виттора.

— Задержать! — выкрикнул заметивший нас Визул, и я рефлекторно отшатнулась назад.

В тот же момент Анхайлиг взмахнул рукой, и шестерку светлых отбросило к стене. Потом — мгновенный всплеск сложнейшей паутины заклинания, и я ослепла и оглохла: казалось, сам потолок разверзся цепью мощнейших молний. Они мгновенно обратили магистров в прах, лишь Визул успел закрыться светлым щитом. Темный вихрь тотчас охватил этот щит, и архимагу пришлось приложить усилия, чтобы его отклонить.

Магическое эхо отбросило меня к стене схрона и неслабо приложило головой о мраморную скамью. Кажется, я только что заработала приличную шишку… В этот момент раздался страшный грохот. Не выдержав, обвалились ведущие в коридор арки, а стены Академии вновь тряхнуло. Я испуганно сжалась у скамьи, понимая, что еще немного, и меня прямо тут камнями и завалит.

— Ты силен, Анхайлиг, — прошипел Визул. — Намного сильнее старика Виттора.

— Скрижаль тебе не получить, — резко сказал некромант.

— Но и ты ее никуда деть не сможешь, — рассмеялся светлый, — а на долгую защиту твоих сил не хватит! Я еще вернусь и заберу то, что принадлежит мне по праву! — выкрикнул он и исчез во вспышке телепорта.

Я с облегчением вздохнула, а Анхайлиг устало прикрыл глаза.

— Демон бы побрал эту работу, — тихо вздохнул он.

Обрушенные арки закрывали вход и выход, так что мы оказались замурованными в каменном мешке около пылающего столба. От яркого сияния слезились глаза. Я прищурилась и вдруг вздрогнула — на секунду показалось, что в спиралях света промелькнул силуэт той самой женщины, которая уже дважды меня звала. Да что это за фигня такая?! Я осторожно поднялась и посмотрела на учителя.

— Ма-агистр, — язык с трудом поворачивался называть того, кто мгновенно раскидал столько светлых, магистром. — Анхайлиг, что это?

— Это? Артефакт Милуоса Пресветлого, — равнодушно ответил он. — Скрижаль Мораны.

Я открыла рот.

— Мне жаль, что ты оказалась здесь, — добавил магистр… нет, все-таки архимаг.

— Но мы победили? — робко уточнила я.

Анхайлиг отрицательно качнул головой:

— К сожалению, нет.

— Почему? — Я с непониманием смотрела на него. — Ведь артефакт тут, а Визула нет!

— Это ничего не решает. — Анхайлиг печально улыбнулся. — Скрижаль притягивает Визула как магнит, и я не смогу закрыть ее, так как для этого нужна сила девяти архимагов Темного Круга, а Визул убил одного из них. Он прав, защищать Скрижаль долго я не смогу — источник набирает силу и скоро разнесет и Академию, и Леорию, и нас в том числе. А уйти отсюда значит отдать Скрижаль Визулу добровольно, лишь отсрочив свою гибель.

— Но почему Морана просто не забрала его? — в отчаянии воскликнула я. — Я ведь помню, она делала так, когда мне нужна была помощь!

— Визул под опекой Двайны, Тень, — устало ответил Анхайлиг. — Светлая богиня жизни ответственна за него, и другие боги не могут вмешаться в его судьбу. Так же как никто не вмешается в мою, благодаря покровительству Мораны.

— И что теперь делать?

— Ждать. — Анхайлиг пожал плечами. — А потом умереть.

«Нет», — коснулся сознания голос, и мы оказались в пустоте. Вне времени, вне жизни, там, где я уже когда-то была. Там, где теперь нас ждала закутанная в черное фигура.

— Приветствую тебя, Морана Многоликая, — даже не удивившись, склонил голову архимаг.

Я поспешно опустила голову тоже.

— Проводишь?

«Нет, — повторила она. — Анхайлиг, я не готова забрать тебя сейчас. Мне не кем заменить тебя».

Морана беспокоилась? Впервые в жизни отказалась брать кого-то сама?

— Мне жаль, что не смог оправдать твоих надежд.

«Придумай что-нибудь! — В голосе Посланницы послышались нотки отчаяния, которые помнила только чужая память Велиара. — Я потеряла двух, я не хочу терять тебя!»

— Связать эту силу можно, только призвав инферно, но я практически не работал с ним. — Анхайлиг пожал плечами. — У меня не хватает знаний, чтобы разобраться и что-то придумать. На это необходимо время, хотя бы пара дней, но у нас их нет. Можешь ли ты помочь?

«Удержать этот поток? Нет, — отрицательно покачала головой Многоликая. — Я могу дать тебе знания любого ушедшего из этого мира, Анхайлиг. Но это все, что я могу».

— Хорошо, — согласился некромант. — Раз так, мне нужна память боевого архимага. Того, кто имел дело с инферно.

«Выбирай любого, — сказала Морана. — Назови имя, но только одно. Больше ты не выдержишь».

Анхайлиг задумчиво посмотрел на меня, и я вдруг поняла, что…

— Нет, — прошептала я. — Пожалуйста, нет…

— Велиар, — произнес архимаг.

А потом все исчезло.

Мы снова в каменном мешке. Я часто дышу, а Анхайлиг прислонился к стене, с усилием сжав голову. Лицо его исказила мука. Остатки чужой памяти зашевелились во мне, я знала, точно знала, почему ему так плохо. Он был виноват и теперь видел свою вину… Вот только Анхайлиг ли сейчас передо мной?

Словно услышав мои мысли, тот открыл глаза. Не изумрудные, как я боялась. На меня был направлен все тот же темный взгляд, боль отражалась в нем, но не безумие.

— Это я, Тень, — тихо сказал он.

— Вижу. — Я нервно кивнула. — Вам… плохо?

— Мне больно, — помедлив, ответил Анхайлиг. — Пойдем отсюда. Обвал ненадолго задержит светлых, да и Визулу необходимо силы восстановить. А мне надо предупредить остальных.

Архимаг взял меня за руку, и через мгновение мы оказались в центральном зале факультета благ и исцелений. Здесь, по другую сторону завала, уже собирался встревоженный народ, преимущественно магистры.

— Анхайлиг, что происходит? — едва заметив нас, потребовали они объяснений.

— Локальный конец света.

— А поточнее?

— А точнее, была нарушена структура схрона, — пояснил Анхайлиг. — И вот там, за стеной, сейчас с каждой минутой нарастает вихревой поток разрушенных заклинаний. Думаю, вы представляете, что способна сотворить сила, которую сдерживали не одно столетие.

— Знаете, как это остановить? — уточнила магистр Амалика.

— В теории.

— В теории?

— Представь себе, на практике у меня такой возможности не было, — огрызнулся Анхайлиг. — Как-то ни разу еще схрон не разрушали. Да и не думал никто, что, если это сделать, надо будет гасить источник. И я бы подался куда-нибудь отсюда, вот только тогда от Академии и города ничего не останется, кроме пепелища.

— Нельзя этого допустить, — пробасил Зевс. — Что мы можем сделать? Говори, Анхайлиг!

— Да ничего вы не сможете. — Архимаг с досадой махнул рукой. — Чтобы его закрыть, сил нескольких магистров уж точно не хватит, работать придется мне. И самое паршивое, что, пока этот столб тут светит, я даже помощь не могу призвать. Ни один темный телепорт сюда не сработает. Ладно. Я начну, пока еще не очень поздно.

Анхайлиг посмотрел на завал, что-то пробормотал, и с его пальцев сорвалась черная молния, мгновенно обратив обломки в пыль. Дорога к схрону была открыта.

Коридор встретил некроманта слепящим сиянием. Медленно приблизившись к источнику, Анхайлиг закрыл глаза, а потом я ощутила, как реальность вокруг дрогнула. Архимаг плел сложнейшее заклинание. Я даже знала, что это, я видела инферно на плато. Но в отличие от Велиара, Анхайлиг эту силу контролировал, он управлял ею.

Вот что значит настоящий архимаг. Он смог отстраниться от всех эмоций, подавить боль и действовать.

Внезапно, отрывая от восхищенного созерцания, кто-то дернул меня за рукав, а повернувшись, я с изумлением увидела Рэй.

— Ты? Откуда?

— С практики, откуда ж еще, — недовольно буркнула элементалистка. — Прямо с болот сорвали, и как только нашли-то! А все из-за тебя и заявки твоей дурацкой, не зря она мне сразу не понравилась!

— Погоди, — остановила возмущенную подругу я. — Так тебя только ради того, чтобы проверить мои слова, вызвали?

— Именно, — кивнула та. — Мне, правда, не сразу отзыв пришел, я дня три на болотах пропадала, упыря одного выслеживала. А как к куратору вернулась, так и получила новость на свою голову. Потом пару дней ждали дракон-экспресса… В общем, два дня назад только приехала. Вроде во всем разобрались, а тут такое… Что творится-то?

— Долгая история. — Я поморщилась. — Если все закончится хорошо, расскажу.

— В смысле — если? — напряглась Рэй.

Я тоскливо посмотрела на сосредоточенного Анхайлига, лицо которого выражало крайнее напряжение. Источник оказался слишком силен даже для него. Архимагу не хватало сил. Совсем немного, но их негде было взять.

— Тень, ты должна ему помочь, — раздался рядом голос Миранды. — Ты можешь.

Некромантка, оказывается, стояла неподалеку и теперь подошла ближе.

— Каким образом? — Я криво улыбнулась. — Вон сколько здесь магистров, и что-то я не чувствую себя сильнее их.

— Не все последователи культа Велиара перестали приносить себя в жертву. Культ еще не распущен.

— Нет…

— Да, — резко оборвала она. — Их сила осталась. Анхайлиг знает, как использовать ее, а у тебя есть к ней доступ.

Лики смерти, один за другим. Чужие жизни, опять пропустить сквозь себя все это… Я не хочу! Я не выдержу!

— О чем вы обе? — с недоумением смотрела на нас Рэй.

— Ты должна.

— Я не смогу! — крикнула я, чувствуя, что меня начинает колотить. — Я не смогу еще раз это пережить!

Миранда схватила меня за плечи и резко, с силой тряхнула.

— Посмотри на Анхайлига! — рыкнула она. — Он готов погибнуть, и он погибнет, потому что ему не хватает сил. Тех сил, которые можешь ему дать ты! Мы все погибнем вместе с этим городом, и это будет твоя вина! Будь достойна своего предка, демон тебя раздери!

Я столкнулась с ее яростным взглядом и поняла, что никуда не деться. Либо я сейчас сделаю, либо… Слезы предчувствия на глазах. Я, едва переставляя ноги, пошла вперед и начала чертить круг. Я знаю. Я помню как.

Люди стали оборачиваться, а я запела воззвание. Старое воззвание к силам тех, кто оставил их для Антеро.

— Zariathatmix, dzhanna Abreg as Habra Bathas Aberer hajras! — взывала я, и мне вторил низкий гул откуда-то из глубин земли. — Zariathatmix Grenth Minosel! Zariathatmix Grenth! Zariathatmix!

И они откликнулись. В первые мгновения я едва не задохнулась от потока эмоций: боль, страх, ярость и снова боль… Но пропускать их нельзя. Если Анхайлига отвлекут, если он ошибется — все будет зря.

Вот только силы источника таяли слишком быстро. Тогда, на плато, Велиар истратил практически все, а больше мне их взять уже неоткуда.

Я с трудом открыла глаза и оглядела зал. Бледные лица, у кого-то испуганные, у кого-то затравленные… но по большей части все смотрели с надеждой. Впервые за все это время никто не боялся некромантов. Наоборот, в них видели возможное спасение. А сами некроманты… Я вдруг наткнулась на Миранду, встретилась с ее взглядом. Она поняла меня сразу.

— Прости меня, — еле слышно прошептала я. — Пожалуйста, прости…

Она улыбнулась и подошла ко мне.

— Мы встретимся по ту сторону жизни, — сказала некромантка. — Я все понимаю. И это честь для меня.

Прозвучали знакомые слова воззвания, а потом она достала церемониальный нож и вонзила себе в сердце. Вскрики людей вокруг, ее бездыханное тело и всплеск силы, которая вся мгновенно ушла к Анхайлигу. Я зажмурилась, с трудом удерживая связь. Еще немного, пожалуйста… Мужской голос рядом, слова воззвания и еще один всплеск.

Я открыла глаза, когда ко мне подходил третий некромант. Один за другим они шли и отдавали свои жизни для своего архимага. Для Анхайлига. Почему я не могу сделать то же?! Я не хочу этого видеть, не хочу… Когда же это кончится?!

Но вот свет стал угасать. Медленно, неохотно сила отступала, подчиняясь воле темного архимага. Еще несколько мучительных минут, и наконец источник был закрыт. Но какой ценой!

Отказываясь верить в реальность происходящего, я с ужасом смотрела на двенадцать мертвых тел у своих ног. Почему я не могу последовать за ними? Морана!

Впервые в жизни я была готова безропотно уйти с ней, но та не отвечала. Не хотела.

А тишина вокруг сменилась перешептываниями. К одиноким, неуверенным голосам присоединялись все новые, и среди неровного гула постоянно проскакивали упоминания о культе Велиара.

В это время Анхайлиг открыл глаза. Его взгляд упал на меня, скользнул дальше… и я поняла, что столько боли я бы не пережила. Кажется, в этот момент он еле сдержал крик, и только осознание этого помогло мне кое-как собрать волю в кулак. Сгорбившись, Анхайлиг приблизился.

— Простите, — еле слышно прошептал он. — Если сможете. — Архимаг вновь посмотрел на меня. — Девочка, это не твоя боль, а моя.

Он провел рукой по моему лбу, и все чувства разом исчезли, оставив лишь усталость. Я хотела возразить, но даже на это сил не хватило.

— Всего лишь фанатики культа Велиара, — произнес Зевс.

В ответ Анхайлиг так глянул на него, что магистр осекся и побледнел как смерть.

— Эти люди, Зевс, добровольно ушли в небытие, пожертвовав своими душами, чтобы вы выжили, — медленно проскрипел архимаг. — И все, что вы можете, это назвать их фанатиками?

Я изумленно посмотрела на некроманта. Всю жизнь он ненавидел культ Велиара, а теперь взялся защищать? Нет, конечно, чужая память… И тут сердце испуганно сжалось: я увидела, что глаза Анхайлига изменились. Правый оставался черен, как ночь, а второй полыхал яростным изумрудным пламенем.

Гулкий, монотонный голос читал заклинание вызова, пробуждая его сознание, вытягивая его из небытия. Заклинание требовало действия, реакции, и он не мог не откликнуться. Захотелось взглянуть на зовущего, но глаза ничего не видели, да и были ли у него теперь глаза? Последнее, что он помнил, — жар и гарь, дым и запах собственной горящей плоти.

— Ну давай, приди уже в себя, — ругнулся, прервавшись, голос. — Или не приди, но хотя бы выпей это.

Он дернулся, едва заметно, но тут же ощутил, как к зубам приставили что-то металлическое.

— Пей, — требовательно рыкнул голос.

Голос был знаком, и он, не противясь, сделал глоток. Густая, солоноватая жидкость обжигала, возвращала силу и жизнь, заставляя тело бешено регенерировать.

— Ари, откуда кровь? — хрипло спросил он, едва восстановились связки.

— Тебе не все равно? — ворчливо отозвался эльф. — Пей давай и лечись. Видел бы ты себя со стороны, выглядишь просто отвратительно.

— И все-таки?

— Светлый маг из деревеньки, — нехотя ответил Ари. — Сначала-то я, как его почуял, Кресенку стороной обошел, связываться не хотел. Потом пепелище и тебя, трупака трупаком увидел, и выбора не осталось. Единственной возможностью вернуть тебя к жизни являлась кровь, причем человеческая. Понятное дело, твоими убийцами были светлые, а значит, без того мага в деревне не обошлось, так что совесть меня не мучает.

— Ясно.

Когда вернулось зрение, Арт приподнялся на локте и, щурясь на яркое утреннее солнце, огляделся. Избы темного отшельника больше не было. Черная выжженная земля да несколько обугленных бревен — вот все, что от нее осталось.

— Как ты вообще меня нашел в этой дыре? — искренне удивился Арт.

— Банально. — Ари неожиданно фыркнул. — Сижу я, значит, в морге, оформляю бумаги на покойников. И вдруг мой куратор, который в это время допрашивал какой-то труп, выскакивает с бледным видом и едва ли не в крик, мол, немедленно собирайся, в деревне Кресенка, что под Тихой заводью, ты срочно нужен. Просто срочнее некуда. Еле вытянул из этого некроманта, что Посланница его лично посетила, видно, о тебе пеклась.

На губах Арта проскользнула едва заметная улыбка.

— Короче, у меня встречный вопрос, — завершил рассказ Ари, — каким образом ты в этой дыре оказался?

— Тень спасал, — коротко ответил Арт.

— Тень? — Эльф закашлялся. — А она-то тут откуда взялась?

— Без понятия, чего ей здесь понадобилось. — Арт с тоской посмотрел куда-то вдаль. — Мне просто передали, что либо я прихожу, либо она умрет.

— И ты пришел? — вытаращился на вампира Ари. — Зная, что это ловушка, все равно пришел за ней?!

— Да.

— Почему?!

Молчание.

— Артур!

— Не спрашивай, все равно не смогу ответить.

— Ладно. — Ари понял, что выспрашивать что-либо о поступках вампира пока бесполезно. — Но сейчас-то она где, можешь сказать? Что с ней?

— Не знаю. — Арт помрачнел. — Но во всяком случае, она жива, здорова, и ей ничего не грозит.

— Тогда почему ты говоришь об этом с таким траурным видом?

— Что-то происходит, — хмурясь, сказал вампир. — Я чувствую, что-то грядет. Мне нужна сила, много силы. И прямо сейчас.

— Но как ты ее восстановишь?.. — Ари осекся. — Погоди, неужели ты хочешь… Ты ведь всегда был противником методов Грега!

— И тем не менее только его методы способны быстро привести меня в норму.

— И кого ты хочешь убить? Всех этих людей в деревне?

— Людей, но не этих. Я все-таки не Грег, — напомнил Арт и направился к деревне. — Ты идешь? — не оборачиваясь, уточнил он. — Или предпочитаешь и дальше тратить время на ненужную мораль?

— Иду. — Ари мотнул головой. — Извини, ты прав. Просто… кровь злит вас, туманит разум. Гнев дает вам силу, но в ярости вы теряете себя.

— Беспокоишься, что я потеряю себя? — усмехнулся архивампир.

— Да, — честно признался эльф. — Ты не Грег, но ничто не мешает тебе им стать, — поделился сомнениями он и вдруг столкнулся с непроницаемым взглядом.

— Ари, — медленно произнес Арт, — эти светлые фанатики хотели убить меня. Демон со мной, они хотели убить ее. А за это они заплатят, и мне абсолютно плевать на последствия.

Высказав это, он ускорил шаг и молчал до самой деревни.

Селяне уже вовсю трудились на огородах, однако маскировка Ари сделала свое дело. Никем не замеченные эльф и вампир зашли в избу светлого мага. Первым делом Арт направился к кадке с водой смыть грязь и копоть. Ари же быстро пробежался по комнатам и вернулся, протягивая вампиру чистую одежду.

Только приведя себя в порядок, Арт переключился на мертвого мага. Труп лежал в дальнем углу просторной комнаты, так что с улицы из окон его невозможно было увидеть. Склонившись над телом, Арт задумчиво коснулся небольшой ранки на шее, и пальцы его выпачкались в крови.

— Хочешь допросить его? — уточнил Ари.

— Именно.

— А разве на нем нет заклятия молчания?

— Есть, — откликнулся Арт равнодушно. — Но мне все равно.

Он выпрямился и, быстро очертив круг призыва, начал читать воззвание:

— Enu shub Am gig Absu Morana Kish egigga Gar shag da sesie amarada ja Dingir ud kalama siniku! Dingir Morana! Ninab gajy nehrraniku Ga ja shu shagmuku ty! — Ровный, бесцветный голос архивампира был наполнен такой силой, что повторять заклинание второй раз не потребовалось.

В избе похолодало.

— Здес-с-сь, — раздался тихий вздох. — Кто вызвал меня, обойдя запрет? Я не хочу находиться здес-с-сь.

— А придется, — ответил Арт. — У меня есть несколько вопросов, исцелитель.

— Ты-ы! — Тело вздрогнуло.

— Увы. — Архивампир пожал плечами. — Знаю, тебе бы хотелось сейчас быть совсем в другом месте, но я подумал, что к Двайне тебе пока рановато.

— Что тебе нужно, чудовище? — зашипел светлый.

— Не так и много. Просто назови ближайшее убежище своего братства.

— И не надейся.

— Бессмысленно упрямиться. Я могу держать тебя на пороге жизни и смерти вечно, — проинформировал Арт. — И знаешь, мне это даже нравится.

— Монстр! Бездушная тварь!

— Вот как? — Арт мрачно улыбнулся. — Считаешь, у вампиров нет души?

— Нет!

— Что ж, в таком случае тебе будет над чем подумать.

Он едва уловимо взмахнул рукой, и тело целителя на мгновение погрузилось во тьму.

— Восстань, — требовательно рыкнул архивампир.

Труп открыл глаза. Потом медленно поднялся и с ужасом уставился на Арта.

— Ну здравствуй снова, светлый исцелитель, — поприветствовал Арт. — А теперь будь любезен, проводи нас к убежищу Братства Света. Это приказ, — жестко завершил он.

Лицо новообращенного вампира исказила мука, но, не в силах ничего с собой сделать, он двинулся к выходу. Отказать своему повелителю ни один низший вампир не мог.