Солнце клонилось к закату, бросая теплые лучики на покрытый весенней зеленью лес и крышу ветхой избы, стоявшей особняком от небольшой деревеньки на границе леса и Черной топи. Редкие гости заходили сюда только за травами да помощью в лечении, когда другой надежды на исцеление не оставалось. Место это издавна слыло нехорошим, и мало кто согласился бы жить в такой глуши. Да, кроме него, пожалуй, никто.

Глубокий старик в простой холщовой рубахе и потертых штанах задумчиво погладил белоснежную бороду, вздохнул и медленно поднялся по скрипящим ступенькам. Минуя небольшие сени, он мимоходом взглянул на кадку с водой. Удовлетворенно отметив, что осталась примерно четверть и до завтра этого должно хватить, вошел в избу.

Большую часть комнаты занимала печь с накрытым циновкой лежаком. Сразу за печкой, в темном углу стоял низкий, сбитый из грубых потемневших досок алтарь. Несколько толстых свечей на нем освещали небольшую выточенную из черного камня статуэтку женщины в балахоне. Впрочем, это была единственная странность. В остальном обстановка в избе была самой обычной: стол, длинная скамья вдоль стены с оконцем, старый сундук да множество пучков высушенных трав на бревенчатых стенах.

Близилось время ужина. Бросив короткий взгляд на свечи, не погасли ли, старик взял кочергу и склонился над печкой.

И в этот момент дом содрогнулся от сильнейшего удара. С треском отлетела выбитая дверь, загремела опрокинутая кадка. Старик испуганно обернулся, а внутрь уже ворвались несколько человек в белых одеждах.

— Вы чего, сынки? — растерянно закряхтел старик. — Да рази ж так…

— Держи его! — раздался крик, и хозяин дома, роняя кочергу, пошатнулся от обрушенного на него заклинания подчинения.

— Сынки! — снова охнул он.

— Дракон северный тебе сынок, — рыкнул один из нападавших. — Все, темный, допрыгался.

— Это ошибка…

— Ой ли, архимаг Дамиан Кресенский?

В то же мгновение глаза старика вспыхнули и налились чернотой. Путы спали, сметенные порывом яростного темного ветра, и нападающих раскидало в стороны.

— Вас всего пятеро, магистры? — выпрямляясь, с усмешкой проскрипел архимаг. — Маловато.

На его властном лице не осталось и намека на давешнего немощного старика.

— На тебя хватит, Дамиан, — раздался из сеней новый голос и тут же скомандовал: — Сеть!

Мгновенно вспыхнули в руках магистров пять амулетов, заключая пленника в неровную пентаграмму. Тот дернулся, но ничего сделать не успел — архимага скрутила слепящая паутина, и от дикой боли он рухнул на дощатый пол.

— Уф, — утирая пот со лба, выдохнул один из светлых. — Еле справились.

— Кто вы? — прошипел архимаг. — Что вам нужно?

— Ничего особенного, — произнесли из сеней. — Всего лишь твоя смерть.

А потом в избу вошел и сам говоривший: невзрачный мужчина среднего роста, лет сорока на вид. Лицо его, худощавое, с высоким лбом и ястребиным носом, не выражало никаких эмоций, впрочем, как и водянистые, почти бесцветные глаза. От этого человека не исходило никакой угрозы, и любой, кто не знал его лично, никогда бы не сказал, что перед ним архимаг. Светлый архимаг.

— Ты безумец, Визул, — выдохнул старик. — Чего вы добьетесь открытым противостоянием? В момент моей смерти будет такой всплеск силы, что это почувствуют все, и никакой щит нас не скроет!

Светлый равнодушно посмотрел в окно.

— Знаешь, что такое неизбежность, старик? — медленно произнес он. — Мы искали тебя долго, и неужели ты думаешь, что мы плохо подготовились? Никто не узнает, когда ты умрешь. К тому же, отшельник, пока о тебе вспомнят, пройдет еще некоторое время. А потом будет поздно.

— Поздно? Для кого? Для Тьмы?

— Для вашего Темного Круга.

— И в чем смысл лишать Темный Круг одного архимага на месяц-два?

— Нам хватит.

— Хватит на что? Круг все равно будет достаточно силен, если только вы не… — На лице Дамиана впервые возник испуг. — Вы не сделаете этого! Вы не имеете права!

В ответ Визул только усмехнулся, не проронив ни слова. Дамиан, почти забыв о боли, с напряжением вгляделся в лицо врага, но тот не шутил. Светлый архимаг был полностью уверен в своем превосходстве и совершенно не боялся. Неужели он действительно пойдет на это?

— Зачем тебе это, Визул? — тихо спросил Дамиан. — Разве свет оправдывает столько смертей?

— Не тебе говорить мне об оправдании, — вспыхнул Визул. — Вы, темные, грязь, пятно на нашей земле, которое непрерывно разрастается и мешает людям нормально жить. Так что мы просто обязаны вырвать вашу заразу с корнем. И кому, как не тебе, этому радоваться? Столько жертв для вашей богини! Ты спасибо должен сказать, ведь наше братство оказывает ей услугу…

— Так чего ты медлишь?! — Дамиан не выдержал. — Убей меня, только избавь от своей фанатичной проповеди!

— Успеется. Еще не время. Но не беспокойся, скоро оно придет.

Визул замолк, и потянулись часы ожидания. Дамиан не понимал, чего они ждут, как не мог разгадать и того, каким образом светлые скроют его смерть от всех.

Солнце за окном окончательно скрылось, и хижина погрузилась в полумрак, разрываемый только неровным пламенем свечей на алтаре темной богини. Ожидание затянулось. Магистры начали нервничать, и это рождало надежду, что что-то идет не так и катастрофу еще можно предотвратить…

Внезапно даже сквозь путы старик ощутил сильный темный всплеск. Где-то творилось настолько мощное темное колдовство, что Дамиан вдруг понял: светлые были правы и его смерть не ощутит никто.

— Пора! — воскликнул Визул.

Тотчас мелькнули в сумраке пять освященных кинжалов. Дамиана пронзила мгновенная боль, и тело темного архимага обмякло.

Магистры спешно отдалялись от темной избы. Несмотря на присутствие с ними светлого архимага, проклятое место гнало от себя чуждых его энергетике людей, и только когда впереди показались огни деревеньки, они чуть замедлили шаг.

— Значит, все самое сложное позади? — полуутвердительно уточнил один из магистров.

— Почти, — хмуро кивнул Визул. — Остался еще один.

— С ним возникнут проблемы.

— Как раз с ним — нет. У него есть слабость… Ее мы и используем.