Говоря, что я смогу наобщаться с Артом, Род, видимо, меня сглазил. Ничем другим то, что архивампир избегает встреч, я объяснить не могла. Нет, наутро Арт заглянул и даже поинтересовался, как я себя чувствую, но разговор наш не продлился и десяти минут. Точнее, выслушав мой сумбурный ответ, вампир сочувственно улыбнулся, сообщил, что у него какие-то срочные дела, и ушел.

Более того, все последующие дни этого проклятущего месяца Арт старался находиться в Академии как можно меньше. И причины вроде бы были благовидные — сначала завершение переговоров с Ульрихом Вельским, потом проблемы в Вайленберге и одновременные поиски последнего из братьев Карнелов. Вампир появлялся ненадолго, раз в два-три дня, и вел себя как обычно, но… одновременно не так. Складывалось впечатление, что Арт намеренно меня избегает. Почему — непонятно. Может, просто не хотел волновать, чтобы я не ощущала боли от браслета? Кто знает… На все попытки выяснить это Арт только улыбался и уверял, что все в порядке. А потом опять исчезал на несколько дней.

Алеорн же вел себя совершенно противоположным образом. Чем больше проходило времени, тем чаще дейморец снимал невидимость, предпочитая наше с Дарреном общество и помощь в изучении этикета столь любимому ранее одиночеству.

Одновременно я стала все лучше понимать, что он чувствует. То едва заметное эхо эмоций темного эльфа, которое я улавливала в первые дни, становилось сильнее и отчетливее. Особенно это ощущалось, когда он находился рядом. Тогда я могла определить не только общий эмоциональный фон, но и малейшие его изменения.

По-видимому, то же самое ощущал и он, поскольку если кто-то — или что-то — портил мне настроение, реагировал Алеорн незамедлительно. А еще, по молчаливому обоюдному согласию, мы старались сохранять спокойное настроение и не нервировать друг друга, чтобы не ловить потом собственное эхо. Я, уже зная особенности характера эльфа, старалась не спорить с ним. Алеорн в свою очередь стал сдерживать резкие комментарии в мою сторону и выражать неудовольствие в более вежливой форме.

А за четыре дня до окончания месяца наших взаимных мучений, когда мы возвращались с ужина, дейморец вдруг спросил:

— Тень, а ты хотела бы, чтобы Ари больше не являлся изгоем?

Я недоуменно посмотрела на эльфа и кивнула:

— Конечно. Но разве такое возможно?

— Возможно, — ошарашил Алеорн. — Ты сейчас моя невеста. Он твой брат. Мы можем принять его в семью.

— Серьезно? — изумилась я. — И ваши не будут против? Ведь свой дом он позорит?

— Мы оправдаем поступок Ариабета юношеской глупостью. — Алеорн тонко улыбнулся. — Против никто не будет. Я все-таки старший в доме, и к моим решениям относятся с должным уважением. Так что Ариабету нужно только дать свое согласие.

— Его не будет, — внезапно проявляясь рядом, жестко сказал тот.

Я удивленно посмотрела на брата.

— Ты чего, Ари? Да, может, вы когда-то и враждовали, но теперь-то твой дом — твои первые враги, а вариант Алеорна вернет тебе нормальную жизнь!

— Дело не во врагах, а в цене, которую за это придется платить.

— Ты о чем? — не поняла я.

— Тень, через несколько дней ты снова станешь только алиантой Арта, — мрачно ответил Ари. — А я останусь в первом доме. После твоей свадьбы как родственники для вампиров мы будем неприкосновенны.

Так вот что он задумал! Расчетливый гад! Я со злостью посмотрела на Алеорна.

— Вполне нормальный деловой союз, — даже бровью не повел тот. — Мы ведь и так с вампирами давно не воюем, и даже сейчас я им, между прочим, помогаю. А могу помочь еще больше. — Алеорн прищурился. — Ты ведь хотел отомстить своему дому, Ариабет? Но понимаешь, что против Астаниэля у тебя нет шансов. Я же при первой возможности могу его убить. Просто согласись.

На лице Ари заходили желваки, но он упрямо мотнул головой.

— Я не хочу подставлять Арта ни ценой своей жизни, ни ценой своей мести.

— Упрямец, — процедил сквозь зубы Алеорн и, видимо осознав, что переубедить Ари не получится, повернулся ко мне.

Обычно холодные и колкие, глаза старшего сына первого дома Айаноров потеплели. Хищные черты лица неуловимо преобразились, став мягче. Мгновение, и вместо расчетливого убийцы передо мной стоит потрясающе красивый и обаятельный мужчина. От такой разительной перемены аж дыхание перехватило. Хотелось просто стоять и любоваться столь редким зрелищем. От браслета по руке побежала волна приятных иголочек, и я закусила губу, с трудом удерживаясь в рамках здравого рассудка.

— А что думаешь ты, Тень? — произнес Алеорн с легкой улыбкой. — Семья Ариабета знает, где его найти. Ведь ты не хочешь, чтобы твоего брата убили? Или чтобы ему пришлось бросить учебу и скрываться до конца жизни без права завести семью?

Не хочу. И он, гад, это знает.

— С нами Ариабет будет в безопасности, даже более того. Я вполне могу подать прошение о пересмотре его дела в Дейморе, и, возможно, Ариабету позволят продолжить обучение. Подумай, какой из вариантов его судьбы нравится тебе больше?

Певучий, обволакивающий голос Алеорна вместе с влиянием браслета погружали меня в какое-то странное, но приятное оцепенение. И сопротивляться этому чувству не хотелось совершенно.

— Я не могу решать за него, — жалобно выдавила я.

— И не надо, — сразу согласился Алеорн. — Реши для себя.

— Ты уже знаешь мое решение. — Я опустила голову, окончательно сдаваясь. — Но оно ничего не значит.

— Алеорн! — Аж потемнел от ярости Ари. — Не смей ее впутывать в это!

— Впутывать? И мысли не было. Я просто хочу, чтобы мы все дружно поговорили с Артуром, — мурлыкнул тот. — Мы спросим его решение, и, если Артур скажет «нет», я не стану настаивать. Ты согласна, Тень?

Не имея сил сопротивляться, я покорно кивнула. «Вот так они своими женами и управляют, — мелькнула грустная мысль. — И никаких тебе выяснений, кто хозяин в доме».

Оставшееся до прихода Арта время мы не разговаривали. Благо появился тот довольно скоро. Видимо, расчетливый эльф специально завел разговор вечером.

Выслушав все приведенные Алеорном аргументы, Арт долгим взглядом посмотрел на меня.

И согласился.

Ари разразился ругательствами и буквально вылетел из комнаты, громко хлопнув дверью. А я поняла: Арт согласился только потому, что увидел, как это важно для меня. Не говоря и слова, я вынудила его просто своим желанием. В душе вспыхнули стыд и одновременно злость на темного интригана. Я мрачно уставилась на Алеорна, но в этот раз даже мои эмоции не могли испортить ему настроения.

— Раз мы все уладили, позвольте откланяться. — Не скрывая довольной улыбки, дейморец тоже направился на выход. — Времени осталось не так и много. Пойду свяжусь с домом и заодно закажу в Кровеле дракон-экспресс, чтобы вылететь уже утром.

— Извини, — понурив голову, попросила я у Арта прощения. — Тебе совсем не нужно было соглашаться.

— Не переживай, — спокойно произнес тот. — Алеорн в чем-то прав, да и Ари я все же многим обязан. В общем, винить себя не стоит. Лучше отдыхай, вставать придется рано.

Честно говоря, такое спокойствие вампира меня смутило. Но, разумно предположив, что тот просто внешне не проявляет эмоций, я послушно кивнула и забралась в кровать.

Разбудили меня и впрямь ни свет ни заря — перелет до темноэльфийской столицы предстоял долгий. Правда, весь сон на мерзлых леорских улочках мгновенно растаял. Зябко кутаясь в балахон, я быстро шагала за Артом и мечтала поскорее оказаться на теплой драконьей циновке.

Несмотря на то что в пути мы должны были провести весь день, я радовалась. Все-таки какая-никакая, а возможность наконец-то подольше побыть рядом с Артом. Не пугала даже возможная боль в руке, слишком редко я в последний месяц его видела!

Однако сбыться моим надеждам оказалось не суждено. Арт был верен себе и на этот раз. Поставив защиту на дракона, его величество вдруг заявил, что лететь нам предстоит одним. Самого же вампира срочно ждут в Вайленберге, так что он переместится ко мне только по прибытии, не раньше.

Так что на драконе я оказалась лишь в обществе Даррена, Ари и Алеорна. Учитывая то, что высший и раньше-то был отвратительным собеседником, все еще разобиженный брат отказывался общаться, а глава дома Айаноров в принципе разговаривать не любил, день прошел на редкость уныло.

Прилетели мы, когда совсем стемнело. Причем, как оказалось, дракон приземлился сразу на территории парка, разбитого вокруг первого дома. Что ж, с одной стороны — жаль, что города не увижу, с другой — хорошо, поскольку хотелось поскорее поесть и отдохнуть.

Сумрачное здание родового замка дома Айаноров неярко освещалось переливчатым голубоватым светом. Строгие линии из темного камня стремились ввысь на целых пять этажей, прорезаемые узкими высокими окнами. Я даже задержалась немного, чтобы получше разглядеть его.

— Нравится? — с легко уловимой гордостью спросил Алеорн.

Кивнула и честно ответила:

— Да. Но мне казалось, он в городе должен находиться?

— Так и есть, — откликнулся вместо него Ари. — Все дома расположены в городе, только территория, которую они занимают, может быть весьма приличной.

— Ничего себе, — охнула я. — Это каких же размеров ваш город?

— Больших, — подтвердил Алеорн и с улыбкой добавил: — Мы, кстати, почти в его центре. До Дома собраний, можно сказать, рукой подать.

— Дом собраний? — заинтересовалась я. — Это там, где вы э-э-э… друг друга убить пытаетесь?

Эльфы недоуменно переглянулись, а потом дружно фыркнули.

— Да, можно и так сказать, — подтвердил Алеорн. — Хотя на самом деле все несколько сложнее.

— А Деймор где?

— На севере. — Он махнул рукой куда-то влево. — Но отсюда не увидишь, далеко.

— Понятно. — Я кивнула и потерла замерзающие руки.

— Пойдем в дом, — заметив мои движения, предложил Алеорн. — Днем получше все рассмотришь, если захочешь.

По похрустывающей от тонкой морозной корочки дорожке мы направились к массивным кованым дверям, которые при нашем приближении торопливо открыли изнутри.

Щурясь на свет, я зашла и с интересом огляделась. Просторный холл, выдержанный в строгих лиловых тонах, полностью оправдал мои ожидания. А вот приветственно выстроившаяся в ряд встречающая прислуга, напротив, оказалась неожиданностью. Я даже растерянно замялась, но тотчас была подхвачена Алеорном под руку и увлечена вперед. Сам он внимания на приветствующих не обращал, направляясь прямиком к спускающейся по дальней лестнице высокой пожилой эльфийке.

Внешне она ничем особо не выделялась среди остальных, кроме разве что одного: глаза ее были насыщенного алого цвета. А еще, подойдя к ней, Алеорн с почтением склонил голову. Чтобы этот надменный мужчина кому-то поклонился? Впрочем, едва ощутив эмоции уважения и какого-то благоговения, я поняла кому: эльфийка была его матерью. Шалия атара Айанор, так, кажется, ее звали.

Женщина же, ответив коротким кивком, скользнула быстрым взглядом по мне и принялась внимательно рассматривать Ари.

— Ты мало похож на свою мать, — наконец глубоким, сильным голосом произнесла она. — Это хорошо. Церемония пройдет завтра в полдень. Отдыхайте.

Нас проводили в просторную гостиную, убранную в шелка цвета ночного неба и все тех же лиловых оттенков. Изящная мебель черного дерева вписывалась в интерьер как нельзя лучше.

Мне нравилось здесь все. А если прибавить к этому исходившее от Алеорна умиротворение, то, пожалуй, в таком месте я согласилась бы жить и постоянно… Привычно прикусив губу, я оборвала навеваемые браслетом мысли. Ничего, осталось недолго.

Подбодрив себя подобным образом, я направилась к столу, где уже ждал ужин.

— Держи. — Алеорн протянул мне большую глиняную кружку с чем-то теплым.

— Что это? — Я заинтересованно принюхалась.

Обычно ничего, кроме травяного отвара мне не предлагали.

— Эль, — ответил дейморец. — Выпей, согреешься.

Хм. Вообще-то раньше я алкоголь практически никогда не пила. Только один раз, на выпускном по поводу окончания первого курса Академии. Ведьмак Тарий тогда предложил свою настойку, от нескольких глотков которой меня очень быстро потянуло в сон. Но она вроде была очень крепкая…

Мысленно пожав плечами, я взяла кружку и сделала осторожный глоток. Эль оказался кисловатым, с легкой горчинкой. В отличие от памятной настойки горло он не обжигал, а лишь ненавязчиво согревал. Довольно прищурившись, я уже уверенно допила предложенный Алеорном напиток и расслабленно откинулась в кресле. Наконец-то тепло, спокойно. Тело охватило какое-то оцепенение, а в голове образовалась приятная легкость.

Лениво оглядев Даррена и Алеорна, я вдруг задалась любопытным вопросом:

— Вот интересно, темные и светлые маги есть. Темные и светлые эльфы тоже. А где светлые вампиры? Раз они себя считают полноценной расой, даже более полноценной, чем люди. Как бы они могли выглядеть?

— Предположения? — Алеорн с ухмылкой посмотрел на меня.

Кажется, темного эльфа мои рассуждения почему-то развеселили. Впрочем, какая разница? Мне главное — слушатели.

— Ну если вокруг Арта клубилась какая-то темная дымная пакость, может, светлые вампиры, наоборот, будут э… светиться? — задумчиво поразмышляла я. — Очаровывать, там, небесным сиянием…

— И жрать кровь, угу, — проворчал Даррен.

Вот вампир, похоже, наоборот, темой разговора был недоволен.

— Светлые кровь жрать не смогут в принципе, — подал голос Ари.

— А чем же тогда им питаться? — огрызнулся вампир. — Духом Пресветлой Двайны?

Мы заспорили было, но тут появился Арт. Едва вникнув в суть разговора, он коротко спросил, что я пила, сколько и кто меня споил. В ответ я попыталась доказать, что его полноценная раса просто обязана иметь светлых вампиров.

— Тень, любой вампир — нежить, — рыкнул Арт. — Включая меня. Вся наша раса происходит от бога смерти. Как ты вообще себе подобное представляешь?

— Они светятся, как солнце, — мечтательно вздохнула я.

Арт поперхнулся.

— Погоди, сейчас она тебе еще расскажет, чем они должны питаться, — хохотнул Алеорн.

— И слышать не хочу!

— Нет, Арт, ты не романтик, — вставила я огорченно.

— Алеорн, ты куда смотрел, пока она напивалась? — мрачно уставился на эльфа Арт.

— Понятия не имел, что ей так мало нужно, — развел руками тот. — Тень замерзла в дороге, вот и дали ей кружку эля для согрева. Предупреждать надо было, я все ж не ты — по крови читать не умею, что там кому можно, а что нет.

Я с подозрением посмотрела на Арта. Так вот почему он всегда меня поил только травой! Получается, с первой нашей встречи учуял, что я алкоголь не переношу? И при этом даже ни разу не попытался меня споить?

От осознания этого мне вдруг стало жутко обидно. И хоть я смолчала, Арт и Алеорн одновременно посмотрели на меня, потом друг на друга. А потом одновременно расхохотались. Сволочи! Меня окончательно охватила пьяная жалость к самой себе. Хохот усилился. И ведь не пожалуешься на них никому!

Насупившись, я неожиданно всхлипнула. Смех мгновенно прекратился.

— Так, все, спать. — Алеорн решительно поднялся. — Арт, бери ее, и пошли, покажу ваши комнаты.

— Не хочу спать! — обиженно заявила я приблизившемуся вампиру и снова хлюпнула носом.

— Хочешь, — с доброй улыбкой заверил Арт, а в следующее мгновение мое сознание провалилось в темную яму.

То ли мне специально дали наконец выспаться, то ли просто забыли разбудить, но проснулась я поздно. Причем поздно настолько, что до церемонии оставалось не так и много времени. Мысленно поворчав на Арта, я пообещала вампиру при первой же возможности припомнить это самоуправство и направилась в душ. Благо комнату, как оказалось, мне выделили прямо-таки королевских размеров и со всеми полагающимися удобствами.

Сбросив одежду, я забралась под теплую воду, как вдруг увидела у себя чуть ниже предплечья кончик странной татуировки, напоминающей узор на эльфийском браслете. Что за ерунда?

Потерев рисунок мочалкой, поняла, что татуировка самая настоящая и смываться не намерена. Нервно поджав губы, я быстро вымылась и направилась искать Алеорна. Мало ли что это значит! Новых проблем получать совсем не хотелось.

Узнав у прислуги, что дейморца недавно видели в одном из дальних залов на первом этаже замка, я спустилась туда и вдруг ощутила желание. Чужое желание и интерес. Недоуменно оглянулась по сторонам и обомлела: неподалеку стоял Алеорн рядом с какой-то кудрявой полуэльфийкой и, похоже, он ее… хотел?

Значит, так, да? В этот момент я перестала нормально соображать. Чувствовала, как вспыхнули от гнева щеки, и до боли сжала пальцы так, что ногти в ладони впились. Ненавижу!

Алеорн вздрогнул, обернулся.

— Тень?

— И какого демона происходит? — прорычала я, подходя ближе.

— Что? — Эльфийка изумленно уставилась на меня.

— Вам, девушка, лучше уйти!

— Тень, ты с ума сошла? — холодно поинтересовался Алеорн.

Вот это он зря. Мое бешенство переключилось на него.

— Лучше молчи. — Я с ненавистью уставилась на «жениха». — Молчи, иначе я заткну тебя твоим же браслетом, пусть даже для этого мне понадобится отпилить себе руку!

И в этот момент я говорила совершенно искренне. Лицо дейморца дрогнуло, взгляд напряженно впился в меня.

— Это твоя невеста? Она?! — пораженно выдохнула кудрявая.

Алеорн промолчал. Вместо него отреагировала я:

— Ты еще здесь?

Девушка бросила один быстрый взгляд на Алеорна, но тот вновь не вымолвил и слова. И не потому, что ему нечего было сказать. Я вдруг поняла, что он молчит, подчиняясь моему требованию. И это молчание лучше всего другого послужило девушке ответом.

Побледнев, кудрявая незнакомка почти вылетела из зала. Лишь когда она скрылась из виду, я медленно стала приходить в себя.

— Тень, что это было? — мрачно поинтересовался Алеорн.

Взгляд темного эльфа не предвещал ничего хорошего, и только тут я осознала, насколько безумно сейчас себя вела. Устроить сцену ревности, и кому?! И с чего вообще?

— Извини. — Я опустила голову. — Просто накатило так резко, я вообще не понимала, что говорю. Раньше так сильно не чувствовалось, да еще татуировка эта странная нервирует…

И почувствовала его резкое удивление.

— Какая татуировка?

— Вот как раз и собиралась тебя об этом спросить, перед тем как… — Я замялась. — В общем, обнаружила на руке недавно. Похожа на твой браслет. Раньше ее не было.

— Покажи, — глухо попросил Алеорн.

Я расстегнула рубашку и обнажила предплечье, отметив, что за это время вязь еще больше увеличилась. Похоже, она и впрямь собралась полностью повторить браслет.

— Можешь объяснить, что это?

Эльф задумчиво посмотрел на татуировку, потом на меня. Взгляд его переменился. Мягко, даже нежно провел пальцами по моему плечу.

— Алеорн?

— Не показывай ее никому, хорошо? — вдруг попросил дейморец. — Окружающим достаточно и браслета.

— Но…

— Когда ты его снимешь, татуировка исчезнет, — успокоил Алеорн. — И… прости меня. Я больше не причиню тебе боли.

Сказав это, дейморец резко развернулся и поспешно удалился.

Ланатиэль не разбирая дороги почти летела по полупустым коридорам замка дома Айаноров. В глазах невысокой кудрявой полуэльфийки стояли слезы.

«Почему она?» — билась в голове судорожная мысль. Перед глазами стоял Алеорн: безмолвный и холодный. Он молчал только лишь по приказу своей невесты. Молчал! Потерять ее боялся! «А меня, помнится, попросту равнодушно вышвырнул из своей жизни, глубоко наплевав на все мои чувства! Ненавижу!»

Хотя… кого она обманывает? Не ненависть душила Ланатиэль — ревность. Одна встреча перечеркнула все восемь лет, убитые на то, чтобы забыть надменного красавца и вычеркнуть его из своей жизни. Так зачем резанула по больному? Зачем захотела посмотреть на более удачливую соперницу? Ответить на эти вопросы Ланатиэль даже себе не могла.

Не сдерживаемые больше слезы бесконечным потоком заскользили по щекам. Сжавшаяся во время встречи душа непрерывно ныла. «Алеорн, как ты мог?! Меня отверг, а ее в невесты взял?!» Сознание застилала обида и боль. Променять ее, полуэльфийку, на… на… практически человека! А как же все слова о чистоте рода и сильной крови? Неужели и они оказались ложью?

От накатившей злости захотелось что-нибудь разбить. Кулаки сжались и безвольно раскрылись. Кроме своей головы, бить было нечего.

Девушка резко остановилась и с силой сжала виски, тщетно пытаясь хоть немного успокоиться.

— Ты еще головой об стену ударься, — посоветовал знакомый мужской голос.

Лицо полуэльфийки скривилось в горькой усмешке.

— Мысли читаешь, Арт! — Ланатиэль развернулась к вампиру, встречая спокойный, чуть ироничный взгляд.

— Зря из-за эльфа убиваешься, — усмехнулся вампир.

— Из-за кого? Ну уж нет! — Ланатиэль гордо вскинула подбородок и быстро смахнула с лица слезы. — Я просто решаю, куда идти дальше! В школу травников меня уже не возьмут, ибо я оттуда наглым образом сбежала, а дома меня ждет родительская диктатура. — Девушка передернула плечиками, будто отгоняя неприятные воспоминания.

— Ну и кого обманываешь? — Арт прищурился. — Я тебя насквозь вижу.

Действительно, глупо обманывать архивампира! Особенно если тот знает тебя с рождения, и именно ему ты обязана жизнью.

Белокурая моментально сникла. От собственного бессилия стало совсем плохо.

В голове промелькнула странная мысль: «Вот он выход! Пусть у меня не хватает умения и скорости убить девчонку, но от архивампира Алеорн ее не защитит! Стоит только попросить, и все!»

Резко выдохнув, кудрявая прогнала из головы непрошеную гостью. Нет, это путь для слабых. Она и сама справится! Когда-нибудь…

— Я же сказал, успокойся.

— Не могу! Он на другой женится! — заревела по новой девушка.

— Лана! — Арт слегка тряхнул кудрявую за плечи. От неожиданности та клацнула зубами и практически перестала реветь. — Помолвка фиктивная, и уже завтра Тень снимет браслет.

Полуэльфийка охнула. Мысли от удивления превратились в тягучую смолу и никак не хотели укладываться по полочкам.

— Э? А как же… Не понимаю ничего. — Девушка посмотрела на Арта уже с надеждой. — Ты уверен? Но она приказывала ему, а Алеорн молчал и подчинялся… Помолвку точно расторгнут?

— Не совсем понимаю, о чем ты, — слегка прищурился Арт. — Но я всегда уверен в том, что говорю.

Слезы высохли почти тотчас. Глаза Ланатиэль вспыхнули изумрудным пламенем, а на губах заиграла счастливая улыбка. Теперь даже недавний ледяной тон Алеорна не казался преградой. Главное — он свободен! А уж что делать дальше, она обязательно придумает. От переизбытка чувств чмокнув Арта в щеку, радостная полуэльфийка умчалась.

Промелькнувшей от ее слов в глазах архивампира ярости Ланатиэль так и не заметила.

Я едва успела вернуться в комнату и привести себя в порядок, как появился отчего-то задумчивый Арт. Вампир выглядел собранным и отстраненным, даже на мою улыбку никак не отреагировал. Это было странно и неприятно. Сообщив, что церемония вот-вот начнется, Арт сухо потребовал следовать за ним.

По дороге я пыталась разговорить его, но получала только короткие односложные ответы. Удалось лишь выяснить, что Даррен утром был отправлен в Вайленберг, ибо «высшему среди темных эльфов делать нечего». На том разговор и закончился. Из этого следовал неутешительный вывод: Арт не просто недоволен. Он зол, и причина тому — я, а это значило, он каким-то образом узнал о недавней сцене ревности. Вот ведь демон! И как ему объяснить произошедшее?

Пока я кусала губы, пытаясь получше сформулировать причины своего поведения, мы вошли в просторный темный зал. Окон здесь не наблюдалось, стены были сплошь затянуты темно-лиловым шелком. Единственным источником освещения в зале служил хрустальный алтарь. Тонкий голубоватый луч бил прямо в его центр, причудливо переливаясь на неровных гранях.

А еще в зале оказалось весьма много народа. Наверное, больше сотни темных эльфов в молчаливом ожидании застыли на почтительном расстоянии вокруг алтаря. Здесь же обнаружился Алеорн. Едва заметив нас, он жестом указал на место подле себя. Арт поджал губы, но подошел. Я последовала за ним, в результате чего оказалась точно между вампиром и эльфом.

Ждали мы недолго. Уже через несколько минут в зал вошла Шалия, мать дома Айаноров. Следом за ней — обнаженный до пояса Ари. Теперь я хорошо видела его татуировку и то, что, хотя по размерам она не уступала от Алеорновской, узором при этом значительно отличалась.

До начала церемонии от этой старой татуировки, связывающей Ари с домом Даэноров, его необходимо было избавить, и как это происходило, лучше не вспоминать. Я предполагала, конечно, что темные эльфы не слишком заботятся об обезболивании, но чтобы так…

Взяв с алтаря церемониальный кинжал, Шалия попросту вспорола Ари кожу на месте татуировки и стала читать какие-то заклятия. Под воздействием гулких, незнакомых слов матери первого дома серебристый узор на груди Ари взбухал, приобретая багровый оттенок, и таял, смываемый кровью. Лицо эльфа покрылось испариной, но он не шевелился, терпеливо выдерживая своеобразную пытку.

Я наблюдала за этим процессом, до крови прокусив губу и не в силах оторвать взгляда от происходящего. С трудом представляя, какую боль сейчас испытывает брат, я мечтала только о том, чтобы все это поскорее закончилось. Но, когда этому кошмару все же пришел конец, оказалось, что все самое гадкое еще только начинается.

Темная эльфийка на мгновение склонилась над алтарем, а потом, к моему ужасу, достала огромного паука! Пепельно-серое, размером с две ладони, чудовище деловито залезло Ари на грудь, и я невольно дернулась от отвращения. Тотчас с обеих сторон мои руки предостерегающе сжали одновременно Алеорн и Арт. Я скривилась от их силы, и оба так же одновременно ослабили хватку. Два голоса в унисон прошептали: «Извини». Потом мужчины бросили недовольные взгляды друг на друга. Глаза Арта на мгновение полыхнули злым ультрамарином, и в тот же момент я ощутила вспышку точно такой же злости, шедшую от Алеорна. Да что происходит-то?!

А паук тем временем неспешно и тщательно выплетал на предплечье Ари новый рисунок. Игольчатые лапки буквально прошивали кожу эльфа серебристой нитью. Одновременно впитывая его кровь, сам паук из серого медленно, но верно становился багровым.

Вспомнилось собственное предположение о происхождении татуировки, когда разглядывала Алеорна. Что ж, теперь-то понятно, что это такое на самом деле!

Может, все это и имеет какой-то тайный смысл. И нить, связывающая каждого эльфа с собственным домом, и кровь, которая позволяет дому различать своих и чужих… но как же это отвратительно!

«Мерзость, мерзость!» — билась в голове единственная мысль.

Почувствовавший это Алеорн вновь наградил меня строгим взглядом. Стараясь хотя бы на лице сохранять спокойствие, я глубоко вздохнула и продолжила следить за ритуалом.

Длилось действо больше часа. Но вот паук все же сполз и исчез где-то под алтарем.

— Ариабет Волтарон террэ Айанор нарекаю тебя, — распевно произнесла Шалия и отступила от брата.

Церемония завершилась.

Увидев, как две молодые эльфийки выводят Ари из зала, я облегченно вздохнула.

— Тень, когда ты наконец научишься держать себя в руках? — задал привычный вопрос Алеорн.

Даже не пытаясь оправдаться, я тихо полюбопытствовала:

— А что значит «террэ»?

— Не претендующий на главенство, — ответил вместо дейморца Арт. — Все полукровки и принятые в дом не по праву рождения носят такое звание.

— Понятно. — Я кивнула, отмечая, что вампир, кажется, успокоился.

Что ж, тогда сама я заводить неприятный разговор о выяснении отношений с эльфом не буду.

— Ну что? — Алеорн тем временем довольно посмотрел на архивампира. — С завтрашнего дня я могу надеяться на лояльность своих дорогих союзников?

— Разумеется, — кивнул Арт и вдруг усмехнулся. — В конце концов, ведь верно и обратное. Я теперь вполне могу попросить своих дорогих союзников не вмешиваться в мои дела. К примеру, запретить им работать на территории Вайленберга и отслеживать лояльных коллег по цеху. Для первого дома это несложно, полагаю?

Брови Алеорна дрогнули.

— Переиграл, — с досадой хмыкнул он. — Признаю.

А я сообразила, что все это время являлась своеобразным прикрытием для какой-то сложной политической игры-многоходовки. Теперь понятно, почему Арт так спокойно оставлял меня с Алеорном, словно провоцируя того, подталкивая к нужной мысли!

В душе зашевелилась обида. Когда тебя используют — неприятно. А когда это делают сразу с обеих сторон — неприятно вдвойне! Но в то же время я прекрасно понимала, что по большей части в произошедшем виновата сама. Да и результат оказался не так и плох: на Ари теперь никто не будет охотиться. Арт получил свою выгоду и, значит, тоже не злится.

— Ладно, пойду проверю, как там Ари, — прерывая мои размышления, решил вампир.

Я хотела попроситься тоже, но Арт заявил, что с такими слабыми нервами мне эльфа в ближайшее время лучше не видеть. Алеорн с ним целиком и полностью согласился, так что Арт ушел в один. «По-прежнему избегает», — мелькнула грустная мысль.

В этот момент куда-то отозвали и Алеорна, так что среди толпы темных эльфов я неожиданно оказалась в одиночестве.

И чего теперь делать?

Я растерянно огляделась и вдруг заметила приближающуюся Шалию. Странно. «И чего это вдруг ей понадобилось?» — мысленно задалась вопросом я и, едва темная эльфийка оказалась рядом, вежливо поздоровалась.

Отливающие пурпуром глаза матери первого дома мягко прищурились.

— Церемония тебе пришлась не по нраву, дитя? — спросила она.

— Нет, что вы, — чувствуя, как вспыхнули от стыда щеки, замотала я головой. — Просто… я не была готова к… такому. И немного испугалась…

— Не объясняй, я понимаю, — с улыбкой остановила мои оправдания Шалия. — Но ты бы к этому очень быстро привыкла, если бы захотела стать одной из нас.

Ответить я не успела. Что-то мертвенно-ледяное охватило мое тело.

— Прочь! — чужим голосом властно прошипели непослушные губы. — Она моя.

Мать отшатнулась.

Я же, очнувшись, судорожно втянула ртом воздух и пролепетала:

— Простите.

Но эльфийка уже взяла себя в руки.

— Даже так? — задумчиво изрекла она. — Занятно. А Алеорн считал, что у архивампира нет шансов… Ошибся мой мальчик.

— Э-э-э? — только и смогла протянуть я, совершенно не понимая, о чем речь и что вообще происходит.

— Твоему брату очень повезло, — тихо сказала Шалия. — Если бы я раньше узнала, что ты служишь проводником ее силы, не проводила бы этот обряд.

Ошарашив меня такими словами еще больше, мать первого дома Айаноров быстро развернулась и ушла.

Чьим проводником? Чьей силы? Вопросы множились и требовали немедленных ответов. Если вспомнить, подобные ощущения я испытывала только, когда мной управляли Велиар и Анхайлиг. Но сейчас это был кто-то другой, да и Шалия говорила о женщине…

Многоликая.

От одной этой мысли я вмиг покрылась холодным липким потом, а сердце едва не выпрыгнуло из грудной клетки. Нет, даже думать не хочу, зачем я ей еще нужна!

— Тень, что случилось? — появляясь рядом, встревоженно спросил Алеорн.

— Уже ничего. — Я нервно потеребила браслет, стараясь выровнять дыхание. — Просто поговорили с твоей матерью. Она меня немного напугала, да и я сама себя тоже. В общем, все нормально. Правда.

Золотистые глаза на мгновение недоверчиво прищурились, но потом эльф все же чуть расслабился.

— Хорошо, если так, — произнес он. — Мне неприятности сейчас совершенно не нужны. Если что, сразу зови. Услышу.

И, дождавшись утвердительного кивка, Алеорн вновь исчез. Что ж, мне неприятности не нужны тоже. Поэтому нужно вести себя как можно менее заметно.

Всю ночь в первом доме темных эльфов Айаноров никто не сомкнул глаз: слишком уж весомая причина была для празднования. Я с опаской выискивала в лицах эльфов выражение недовольства от обретения нового родственника, но так и не заметила ни одного. Как и говорил Алеорн, желающих оспорить его слово не оказалось. Наоборот, с Ари все вели себя предельно вежливо, доброжелательно и непременно хотели выпить за знакомство. Ну а поскольку таковых оказалось немало, Арту даже пришлось пару раз использовать на виновнике торжества заклинание отрезвления.

Хорошо хоть ко мне никто с поздравлениями не подходил: вовремя предупрежденная, я скрыла браслет за длинным рукавом, а едва настало утро, сняла и отдала Алеорну. Темный эльф молча, с совершенно бесстрастным лицом надел его обратно на свою руку. Наконец-то!

Помимо воли я облегченно выдохнула, чем вызвала у дейморца легкую усмешку.

— Так рада? — хмыкнул он.

— Да, — не стала скрывать я и тихо уточнила: — А что с татуировкой?

— Исчезнет. — На лице Алеорна появилось знакомое отстраненно-задумчивое выражение. — Не сразу, на это уйдет несколько дней. Она будет сходить так же, как и появилась.

— А ты не будешь чувствовать, ну-у…

Я замялась, но эльф, угадав суть вопроса, отрицательно покачал головой и пояснил:

— Нет, не переживай. Это только эхо, оно передает лишь эмоции боли или смерти, да и то несильно, а так, в качестве предупреждения. Твоя же, гм, личная жизнь меня не коснется. Как и моя — тебя.

— Понятно. — Я кивнула, чувствуя легкую неловкость. — Ладно. Я пойду…

— Подожди, — остановил Алеорн и, протянув руку, сорвал с моей шеи подаренный когда-то Ари медальон.

Я растерянно охнула.

— Это тебе больше не пригодится, — пояснил он, поморщился и отбросил цепочку в сторону. — В конце концов, твой брат теперь принадлежит моему дому.

— Верно. — Я задумчиво посмотрела на дейморца. — Знаешь, даже несмотря на причины, по которым ты мне помогал, все равно спасибо. Я рада, что познакомилась с тобой.

Алеорн удивленно посмотрел на меня и криво усмехнулся:

— По-прежнему совершаешь одни и те же ошибки.

— Да, да, помню, нельзя быть такой доверчивой. — Я виновато пожала плечами. — Но за месяц общения твой браслет приучил меня думать о тебе только хорошее. К его аргументам, знаешь ли, весьма трудно не прислушиваться.

Брови Алеорна шевельнулись, а потом темный эльф расхохотался. Открыто и искренне, кажется, впервые за все наше знакомство.

— Уж наверное, — отсмеявшись, согласился он. — Но все же будь осторожнее в своих симпатиях, иначе и правда убьет кто-нибудь.

— Постараюсь, — с улыбкой пообещала я.

— Ну что, закончили обмен любезностями? — полюбопытствовал, подходя, Арт.

Быстро обернувшись, я счастливо к нему прижалась. Впервые за целый месяц безо всякой опаски и не сдерживая своих эмоций.

— Практически. — Алеорн слегка прищурился. — Сказать, чтобы вам подготовили дракона до Академии?

— Только для Ариабета, — поправил вампир, обнимая меня в ответ. — Нас с Тенью ждут в другом месте.

— Где это? — не поняла я.

— В Вайленберге, — улыбаясь, сообщил Арт. — Кому-то пора выполнять свое обещание.