Разговор с темными эльфами получился быстрым. Ларданен, мать дома Даэронов, была мудрой и достаточно пожившей эльфийкой, чтобы не понимать всю опасность сложившейся ситуации. Она не понаслышке знала, насколько жестоки могут быть вампиры. А на поддержку людей в этот раз рассчитывать не приходилось: очень уж очевидна вина эльфов, слишком доказуема. Так что Артур Вайленбергский находился в своем праве.

Поэтому несмотря на то, что мысленно Ларданен своему врагу желала лишь смерти, внешне она никак этого не показала.

— Наша дочь неразумна и молода. Она слишком увлеклась родовой местью, — признала Ларданен миролюбиво. — К сожалению, местонахождение Лиллабэль нам неизвестно, но наш дом в войне с вампирами не заинтересован. Мы, разумеется, готовы помочь. Что вам нужно?

Глаза Арта вспыхнули.

— Для начала ваша кровь, — потребовал архивампир.

При этих словах спокойствие темной эльфийке на мгновение изменило. Лицо Ларданен дрогнуло, во взгляде промелькнул страх. Слишком хорошо ей было известно о том, какую власть вампиры имеют над кровью. Однако не подчиниться сейчас значило навлечь на себя гнев других домов и обвинение в развязывании войны. Поэтому, взяв себя в руки, Ларданен согласно кивнула, а к вечеру Арту доставили требуемое.

Сжав в руке флакон крови матери третьего дома темных эльфов, архивампир удовлетворенно хмыкнул и обратился к Ари:

— Твоя кровь мне тоже понадобится.

Тот молча протянул вампиру руку.

— Что ты задумал? — поинтересовался Анхайлиг, мрачно наблюдая за тем, как кровь эльфа медленно стекает в подставленную Артом чашу.

— Соединив кровь матери и сына, я смогу выделить присущую всем членам дома Даэронов составляющую, — отрывисто ответил Арт. — А по этой частице найду Лиллабэль.

— Найдешь? — недоверчиво переспросил архимаг. — Несмотря на заклятие сокрытия?

Арт поднял на Анхайлига пылающий ненавистью взгляд.

— Ни одно живое существо не скроется от меня, Анхайлиг, — прошипел он. — Если у меня есть его кровь.

Круг поиска Арт чертил быстро и резко, связывая магические нити с силой. Чувствовалось, правитель Вайленберга едва держит себя в руках. Однако под конец работы он все же сосредоточился. Осторожно напитав свое творение кровью, Арт встал в центр и прикрыл глаза.

— Grenth nomen conjuro, — едва слышно прошептал он. — Sanguis ostenderit mihi, via.

Отвечая на призыв, кровавый круг тотчас погрузился во тьму, а спустя мгновение архивампира в комнате не было.

Я очнулась в пустом складском помещении, лежа на старом одеяле со связанными руками и ногами. Окон здесь не было, для освещения использовался лишь одинокий тусклый светильник. Настоящий масляный, не магический.

Тугие веревки неприятно врезались в кожу, но, кроме этого, никаких болезненных ощущений не наблюдалось. Значит, подлечили все-таки эльфы. Приятно. А вот магия по-прежнему отсутствовала. При первой же попытке призвать силу шею сдавил ледяной обруч, и я закашлялась.

— Тень, — тотчас раздался испуганный шепот Этери откуда-то из-за спины. — Ты как?

— Живая вроде, — отдышавшись, хрипло ответила я, тщетно пытаясь повернуться к подруге. — А ты?

— В порядке, у меня даже переломов не было. А вот для тебя целителя искали, — стала быстро рассказывать та. — Ты провалялась без сознания весь полет и несколько часов уже здесь. Слушай, они говорили… — Этери замялась. — Тебя правда Артур Вайленбергский выбрал?

— Правда. — Я вздохнула.

— Надо же! — В голосе ведьмочки послышались нотки сочувствия. — Это ж сколько народа теперь захочет тебя убить!

— Много, — подтвердила я мрачно. — Так что стараюсь об этом не думать. Лучше скажи, где мы?

— Без понятия, — разочаровала Этери. — Меня из мешка вынули только тут. Знаю лишь, что эльфийки с нами нет. Слышала, она осталась в Леории, а сюда нас привезли ее напарник и целитель.

— Понятно. Времени, говоришь, много прошло? — вслух поразмышляла я. — Значит, нас наверняка уже хватились. Меня, конечно, в ошейник этот антимагический заковали, но, может, найдут по тебе…

— Нет. — Этери печально вздохнула. — Не найдут. На мне «Лик смерти», Тень.

— Что?

— Артефакт, — ответила та. — При попытке найти того, на ком он надет, показывает, что человек мертв. Вообще-то, чтобы обойти его морок, много сил смотрящему не требуется…

— Вот только вряд ли кому-то придет в голову это делать, — раздался насмешливый голос, и в помещение вошел незнакомый коренастый мужчина.

Видимо, тот самый целитель, о котором упоминала Этери.

Подтверждая догадку, мужчина подошел ко мне и, быстро оглядев, присел рядом. Когда горячие пальцы целителя сжали мое плечо, я замерла, ожидая боли от касания светлого, но ничего не ощутила. Странный ошейник и впрямь блокировал абсолютно все.

— Кости срослись, — ощупав руку, сказал он с отвращением. — Повезло тебе, подстилка вампирская.

От неожиданного оскорбления у меня аж щеки вспыхнули.

— Так не любите вампиров? — процедила я. — Ах, ну да, вы ведь светлый. И как только с эльфами работать согласились? Они ведь тоже темные.

— Я не в восторге от темных, верно, — холодно ответил целитель и, склонившись надо мной, с внезапной яростью прошипел: — Но твоего архивампира я ненавижу. И мне искренне жаль, что пришлось лечить тебя, вместо того чтобы пытать и убить.

В полыхающих безумством глазах целителя читалась такая искренняя жажда моей смерти, что я оцепенела от ужаса.

— Чем же он вам так не угодил? — послышался дрогнувший голос Этери.

Целитель резко выпрямился, переключая внимание на ведьмочку, и я с облегчением вздохнула.

— Поверь, у меня есть на то причина, — медленно произнес он.

— И какая?

— Действительно хочешь знать или пытаешься отвлечь? — усмехнулся светлый. — Впрочем, рассказать стоит. Должна же она знать, почему заслуживает смерти.

Я сглотнула, а мужчина прислонился к стене и начал рассказ:

— Мой род весьма почитаем среди знати Вельского королевства. Нас часто приглашали ко двору, причем не только благодаря известности, но и из-за сестры. Да, у меня была младшая сестра. — Целитель улыбнулся воспоминаниям. — Красавица, завидная невеста, с сильным характером. Ее любили, ею восхищались. Элен легко отказывала женихам, знала себе цену… До того момента, как однажды с визитом не прибыла делегация этих упырей из Вайленберга. — Он нервно покрутил золотую родовую печатку на безымянном пальце. — Артуру хватило взгляда. Одного взгляда в ее сторону, чтобы моя неприступная, уверенная в себе сестра полностью переменилась. Весь вечер Элен, бледная, с горящим взглядом, как привязанная ходила за этим… чудовищем, а на следующее утро после отъезда делегации попыталась убить себя.

Мужчина с силой сжал пальцы и перевел дыхание, а потом продолжил:

— Только благодаря тому, что я целитель, Элен удалось спасти. Тогда она рассказала, что ночью ходила к Артуру. Не передать словами, что я испытал, когда услышал, что моя сестра, моя гордая девочка сама предлагала ему себя! Элен умоляла Артура хотя бы обратить ее, чтобы только быть с ним рядом, но в ответ услышала всего два слова: «Ты скучна». Скучна! Умная, начитанная Элен, которая с отличием окончила престижнейший Вельский университет, показалась ему скучной! — не сдержавшись, выкрикнул он и обхватил голову руками, пытаясь успокоиться.

Мы с Этери замерли, боясь случайно навлечь на себя ярость мужчины. Неудивительно, что он злился: светлому узнать о влюбленности родной сестры в вампира и впрямь тяжело. А в то, что Арт пользовался популярностью у женщин, я охотно верила. Однако таких унижений понять все-таки не могла. Настолько влюбиться в первую же минуту, чтобы потерять всякое достоинство? Да пусть он хоть трижды красавец!

— С того момента моя сестра стала чахнуть, потеряв всякий интерес к жизни, — тем временем, взяв себя в руки, вернулся к рассказу целитель. — Предотвратив еще несколько попыток самоубийства, я понял, что нужно что-то делать. Сначала я, переступив собственные принципы и гордость, попытался связаться с Вайленбергом, однако получил от вампиров короткий, жесткий отказ. И тогда осталась лишь надежда на то, что на смену любви придет ненависть. О, я взращивал в Элен это чувство годами. Думал, когда она возненавидит вампиров, то сможет жить дальше. Но даже в ненависти Элен все равно его не забыла! В ненависти моя сестра вступила в культ проклятого Велиара и в одну из ночей принесла себя в жертву! И в этот раз я уже не смог ее вернуть…

Услышав это, я вздрогнула и поняла со всей ясностью: живой отсюда не выберусь.

— Так что, узнав, что есть возможность добраться до алианты Артура, я согласился на работу сразу же, — наконец завершил повествование целитель. — И счастлив уже тем, что когда все закончится, мне позволено наблюдать за твоей смертью.

— Послушайте, — уповая на остатки его разума, медленно начала я. — Мне жаль вашу Элен, но…

— Не смей даже упоминать ее имени! — мгновенно взъярился целитель и хлестко ударил меня по лицу.

Охнув от боли, я почувствовала, как потекла теплая струйка крови по рассеченной его печаткой щеке.

— Что в тебе есть такого, чего не было в ней?! — прорычал он. — Почему Артур вместо знатной красавицы выбрал безродную девку?!

— Ну не такая уж она и безродная, — раздался новый голос, и в комнату вошел темный эльф. — Несмотря на то что от ее владений давно ничего не осталось, графского титула девчонку никто не лишал.

— Графиня? — Целитель с сомнением посмотрел на меня. — И я не знаю?

Я в свою очередь изумленно уставилась на эльфа.

— О, поверь, знаешь. — Эльрин усмехнулся. — Род Антеро вряд ли когда-то забудут.

— Она?!

Светлый рванулся ко мне, но эльф быстро схватил его за руку.

— Не сейчас, Арден, — успокаивающе произнес Эльрин. — Подожди немного. Как только Лил сообщит об успехе, я предоставлю тебе эту возможность.

— Что вам нужно? — холодно поинтересовалась я.

— Смерть моего троюродного братца. — Эльрин пожал плечами. — Ариабет оказался полон неожиданностей и каким-то образом заручился поддержкой Артура. А нам нужно, чтобы он уже наконец умер окончательно и перестал позорить наш род. Поэтому Артуру придется выбирать: его жизнь или твоя.

— Арт этого так не оставит.

— Верно, — легко согласился темный эльф. — Так что после того, как мы получим свое, ты умрешь. Ну а твою подружку в качестве оплаты забираю я. — Эльрин улыбнулся. — На такую быстро найдутся покупатели.

— Скотина, — прошипела за моей спиной Этери.

— Ты тоже прелесть. — Эльф ухмыльнулся. — Ладно, мне нужно идти искать тебе хозяина, детка. Скоро вернусь. Не скучай!

Лиллабэль сидела в небольшой комнатушке леорской таверны и довольно улыбалась. Все шло точно по плану. Недавно объявившийся на связи Эльрин сообщил, что до убежища они добрались нормально, а девчонка жива и здорова. Теперь осталось только дождаться реакции…

Внезапно прямо перед эльфийкой открылся темный портал. Лиллабэль молниеносно вскочила, выхватывая мечи, но тут же, хрипя, упала на дощатый пол.

— Где она? — бесцветно спросил вампир.

— Не знаю. — Эльфийка рассмеялась. — Далеко отсюда. Я отдала ее и переговоры со своим помощником веду только по связи.

— Связь? С кем?

Она молчала.

Арт внимательно посмотрел на Лиллабэль, а потом на его губах появилась мертвенная улыбка.

— Можешь не отвечать, — тихо сказал Арт. — Я чувствую на твоей ауре след того, с кем ты общалась. Эльф мне знаком, значит, найду и его. А ты мне больше не нужна.

Фигура архивампира подернулась темной дымкой, неуловимо меняя очертания. Глаза Лиллабэль расширились от ужаса. Когда тьма рванулась к ней, эльфийка задохнулась криком. Дейморка забилась в диких судорогах.

И когда наконец тьма отступила, на полу остался ссохшийся, искаженный до неузнаваемости труп. Удовлетворенно прищурившись, Арт развернулся и вышел из комнаты.

— Ну что? — Едва Эльрин скрылся за дверью, целитель медленно приблизился. — Пока эльф занят, пожалуй, мы познакомимся поближе, графиня.

— Не имею желания, — ответила я, с напряжением вглядываясь в лицо безумца.

— Знаешь, в чем прелесть моей профессии? — задумчиво улыбнулся он мне. — Я могу избить тебя до полусмерти, могу пытать, а потом исцелить, чтобы ты смогла почувствовать все по второму кругу. Я буду пытать тебя вот этим ножом. — Арден отстегнул с пояса тонкий церемониальный кинжал. — Ножом, которым Элен убила себя.

— Ты этого не сделаешь! — испуганно прошептала я.

В ответ он резким движением вспорол рубашку и тотчас прижал меня коленом к полу, не давая пошевелиться. Я взвизгнула, по телу прошла липкая волна ужаса.

— Боишься? — удовлетворенно произнес Арден. — Правильно, бойся. Можешь кричать, и, знай, мне приятно это слышать. Страдать ты будешь очень долго.

Подцепив рубашку за распоротый край, он с силой рванул ее в сторону. Тонкая ткань с треском поддалась, и я осталась без верхней части одежды. Арден осмотрел меня, резко выдохнул и хрипло добавил:

— Но сначала я узнаю, чем же ты оказалась так хороша для вампира.

Он отбросил кинжал в сторону и склонился надо мной. Так близко, что я на коже чувствовала его прерывистое дыхание. Я оцепенела, не в силах оторвать взгляда от безумных глаз. Очнулась, лишь когда Арден схватил меня за плечи и притянул к себе. Пытаясь вырваться, я забилась в его руках, но слишком неравны были силы, да и связанной не повоюешь. Меня объяла паника. Он ведь сейчас…

Внезапно целитель глухо захрипел, закатил глаза и обмяк. С трудом оттолкнув его от себя, я испуганно подняла глаза. Рядом, с окровавленным кинжалом во все еще связанных руках, стояла Этери. Мгновение она смотрела на тело Ардена, а потом зашаталась и упала на колени.

— Этери?! — испуганно позвала я.

Ведьма медленно подняла голову. В ее глазах мерцала Тьма проявленной.

— Ты как, Тень? Я сейчас, сейчас… — пробормотала она, трясущимися руками пытаясь удержать кинжал и разрезать веревки.

Получалось плохо. Кинжал соскальзывал, царапая кожу, но я была не в обиде. Под конец остатки моей рубашки пропитались кровью, а нас обеих била крупная дрожь. Зато мы были свободны!

— Знаешь, — тихо произнесла Этери. — Этот выбор… Я не так себе его представляла.

— А как? Что все специально ищут, кого бы убить?

— Да… примерно. Я была не права. Все были не правы. — Она помолчала. — Знаешь, там ведь был и свет. Вот только… — Этери замялась.

— Только что?

— Мне не хотелось туда. Мне было уютно и спокойно на темной стороне. Странно. — Ведьма внезапно всхлипнула. — Родители не одобрят.

Я сжала руку подруги, понимая, как ей будет тяжело. Понимая лучше ее самой.

— Хороших и плохих по обе стороны хватает, сама видишь. И, в конце концов, Серж темный, так что тебе не придется выбирать, — попыталась подбодрить ее я. — А сейчас надо уходить. Если Эльрин нас найдет…

Этери испуганно подскочила. Собравшись с силами, я тоже встала и принялась растирать затекшие ноги.

— Тебе бы одежду какую-то, — оглядев меня, произнесла Этери.

Да уж, в моих лохмотьях по улице не походишь. Вот только шкафов с нарядами на этом пыльном складе не наблюдается. Вздохнув, я подошла к мертвому целителю и не без труда стащила с тела куртку. Молча закуталась и направилась к выходу.

Куда нас завезли, Эльрин не сказал, так что приходилось готовиться к самому худшему. Однако едва мы оказались на улице, я поняла, что узнаю местность. Кровель! Без сомнения, та самая складская окраина, по которой несколько месяцев назад вел меня подвыпивший купец!

— Что теперь? — Этери нервно озиралась по сторонам. — Ищем стражу?

— Нет. — Я мотнула головой. — Уже ночь. Начальства на месте не будет, и нас просто задержат до утра. А дейморцу стражники не помеха.

— Ему вообще ничто не помеха! Предлагаешь вернуться обратно?!

— Подожди. — Я лихорадочно перебирала в памяти все, что помню о городе. — Можно попробовать обратиться напрямую к главе Кровеля Василевсу, или… Троныч! — Внезапная идея озарила сознание. — Здесь же театр!

— Тень, с ума сошла? — изумленно выдохнула ведьмочка. — На ночь глядя в театр потянуло?

— Это Театр вампиров, — быстро пояснила я. — Среди них есть высший, а это все равно что наш магистр. Если где и смогут защитить, то только там!

Этери с сомнением взглянула на меня.

— Слушай, вампиры весьма надменная раса, а некромантов они особо не жалуют. Думаешь, они нам помогут?

— Ради Арта должны. — Я кивнула. — В конце концов, он ведь признал меня.

— Гм… А ты уверена, что здесь об этом знают?

А вот об этом я не подумала. Арт говорил, что нашу связь ощутит любой видящий. Но можно ли отнести к видящим вампиров?

— Во всяком случае, вреда мне вампиры точно причинить не могут, — подумав, все же решила я. — А значит, попытаться стоит. Иного-то выхода все равно нет.

Бежать пришлось долго — вампиры обитали на другом конце города. Минут через двадцать дыхание и у меня, и у Этери стало тяжелым. В боку кололо, ноги так и стремились замедлить бег. Гнала вперед лишь мысль о дейморце. Когда Эльрин вернется и обнаружит наше отсутствие — выследит без труда. Скорость у темного эльфа не в пример выше, и если к тому моменту мы не окажемся в безопасности, со свободой можно попрощаться. Второго шанса уже не будет!

Однако нам повезло. Когда мы уже спотыкались от усталости, показалось здание театра. На его пороге, спиной к нам, стоял Троныч и разговаривал с высоким светловолосым мужчиной, в котором странное, но уже знакомое чувство безошибочно признало высшего вампира. Добрались!

Я радостно рванулась вперед и буквально налетела на выходившую из-за угла подвыпившую компанию.

— О! — Один из мужиков тотчас схватил меня за руку. — Глянь-ка, Варун, а вот и девки! Как по заказу!

В ответ послышался дружный гогот.

— Пустите! — попыталась отшатнуться я, но грубые пальцы с силой сжали запястье.

— Отпустим, — дыхнув перегаром, пообещал мужик и осклабился. — Ежели хорошо себя проявите.

Рядом зашипела Этери. А ведь меня не раз предупреждали о том, что Кровель — опасный город. Надо было так забыть об осторожности!

Я с надеждой посмотрела в сторону театра. Так близко! Только бы привлечь внимание, хоть немного!

И из последних сил крикнула:

— Помогите!

Крик вышел слабым: от долгого быстрого бега воздуха в легких не хватало.

Троныч, что и неудивительно, даже не обернулся. Его собеседник равнодушно скользнул взглядом по Этери, по мне…

В глазах светловолосого лишь на мгновение вспыхнуло изумленное недоверие, а спустя секунду он уже стоял рядом. Одним резким движением вампир перехватил руку удерживающего меня выпивохи. Та тотчас посерела и ссохлась, а потом мужик замертво упал на землю.

— Алианта архивампира неприкосновенна, — тихо произнес вампир.

Мужики, как-то разом протрезвев, отшатнулись, а вскоре дружно исчезли за поворотом. Облегченно вздохнув, я внимательней рассмотрела светловолосого спасителя. Ростом вампир и впрямь не уступал Арту. Он был красив. Даже свойственная всем вампирам холодность и чуть надменный прищур серебристо-серых глаз не портили точеные черты его лица. Форменная одежда и по-военному коротко остриженные волосы указывали на то, что этот красавец не простой наемник. Догадки подтверждал и вышитый на левой стороне груди его куртки герб — коронованная виверна.

— Миали, вы в порядке?

Сначала я даже не поняла, что светловолосый обращается ко мне. Только после того, как он повторил вопрос, нервно кивнула.

— Я чувствую кровь. Вы ранены? — уточнил вампир.

— Нет. Просто несколько царапин, — ответила я и добавила: — Там… дейморец за нами гонится.

Вампир только улыбнулся, а подошедший Троныч пояснил:

— Не волнуйтесь, миали. Даррен — один из лучших воинов Вайленберга. Рядом с нами темных эльфов можете не опасаться.

Я благодарно улыбнулась и бросила быстрый взгляд на вышитую виверну. Вот, значит, какой герб у Арта. Хоть буду теперь знать.

— Миали, что вы делаете здесь одна? — с укоризной в голосе поинтересовался Даррен. — И почему не позовете Артура?

— Не могу, вот. — Я показала ошейник и с надеждой посмотрела на светловолосого. — Вы можете его снять?

Даррен наклонился ко мне. Пару секунд, не касаясь, разглядывал полоску металла, а потом отрицательно покачал головой.

— Ошейник Отвращения, — хмуро произнес он. — Только архимагу под силу снять такой.

— Миали, — Троныч мгновенно посерьезнел. — Сколько времени Артур вас не чувствует?

— Что? — не поняла я.

— Сколько на вас уже этот ошейник? — уточнил тот.

— Ну-у сутки примерно.

— Плохо.

— Знаю. — Я вздохнула. — Он волнуется там…

— Волнуется? — Даррен скривился, словно лимон проглотил. — Да уж.

Троныч шумно выдохнул, но, увидев мой непонимающий взгляд, пояснил:

— Понимаете, миали, после привязки нам необходимо чувствовать алианту постоянно. Это как наркотик: лиши его, и начнется ломка. Вампир очень быстро теряет контроль над эмоциями, они поглощают, сводят с ума. Даже низший в таком состоянии может натворить немало, а представляете, на что способен безумный архивампир?

Я сглотнула. Почему-то сразу вспомнился Грег.

— Артур знает, что вы живы, и только это его еще хоть как-то сдерживает. Но еще день-два, и он начнет убивать. Причем в таких масштабах… В общем, надо сообщить, что вы в порядке. — Троныч поджал губы. — У Василевса есть даль-зеркало…

— Нет, — испуганно остановила его я. — Арт сейчас в Леорской Академии магов, а на меня нападали ее адепты. Если узнают, где я, могут приготовить какую-нибудь пакость. Лучше быстро и незаметно вернуться в Академию, чтобы никто заранее об этом не узнал.

На лицах высших отразилось сомнение.

— Если на вас нападали маги оттуда, это неразумно, — покачал головой вампир-театрал. — К тому же в Леории заправляет Охотник, а он весьма опасен.

— Наоборот, — не согласилась я. — В пределах Академии я находилась под защитой Анхайлига. На меня напали только тогда, когда я ее покинула.

— Анхайлиг вас защищает? — недоверчиво переспросил Даррен. — Зная, кто вы?

— Да. У них с Артом договоренность. Я учусь в Академии, Анхайлиг меня защищает, а взамен вампиры помогают с охраной Леории. Как-то так.

— Чтобы Охотник пошел на сделку с архивампиром? — Троныч кашлянул. — Чудны дела… Но все же я бы предпочел, чтобы Артур сам за вами прибыл.

— На меня почти одновременно напали: сначала несколько магов-элементалистов, а потом похитили дейморцы, — перечислила я. — Вы уверены, что, если подобное повторится, сможете меня защитить до его прибытия?

Молчание.

— У меня тоже нет в этом уверенности, — подвела я итог, а потом добавила: — Я знаю Арта. Это один из самых спокойных и расчетливых вампиров. Так что, уверена, до завтрашнего дня он вполне сможет выдержать. Зато я приеду в относительной безопасности. Вы не согласны?

Спорить они не стали.

— Что ж, тогда пойдемте в дом.

В просторном холле Театра вампиров, как и во время прошлого моего посещения, вампиров было немало. Едва мы вошли, все они дружно склонили головы. И вот почему я уверена, что сей поклон не в честь Троныча?

Рядом растерянно кашлянула Этери. Я резко выдохнула, стараясь держать себя в руках, слишком уж непривычно было такое почтение. Понимаю, когда приветствуют Арта, но меня-то зачем? Я ведь не жена его. Даже не невеста, если на то пошло.

Однако все вампиры, которых мы встретили по дороге из холла до небольшого кабинета театрала, видимо, считали иначе. А я еще сомневалась, помогут ли тут! Да с таким отношением я точно в безопасности!

Кстати, о безопасности.

— Троныч, — позвала я, — можно ли попросить ваших гостей, чтобы они не говорили никому о том, что видели меня здесь? Это важно.

— Считайте, что просьба уже выполнена, миали, — одними губами улыбнулся тот.

Глаза вампира остались серьезными. Троныч ненадолго вышел, а когда вернулся, сказал, что скоро Шаад подготовит нам спальню.

— Даже не знаю, как вас благодарить за помощь. — Я смутилась.

— Не беспокойтесь, — качнул головой вампир. — Это меньшее, что мы могли сделать для Артура. Расскажите лучше подробнее, что с вами произошло.

Мы с Этери вкратце описали наши злоключения, начиная с утреннего падения. В конце я постаралась поточнее объяснить, где находился склад, в котором нас держал Эльрин. Хотя в том, что эльф теперь там объявится, я сильно сомневалась.

После этого нас проводили в просторную комнату на втором этаже, где обнаружилась улыбчивая Шаад. Признаться честно, увидев знакомую вампиршу, я обрадовалась ей как родной.

— Рада приветствовать. — Та вежливо склонила голову. — Здесь две кровати. Я подумала, что вам спокойнее будет находиться рядом.

Верно. И не только из-за боязни нападения темного эльфа. Уверена, от ночевки среди вампиров Этери тоже не в восторге.

— Ванная напротив, — продолжила тем временем Шаад. — Если понадобится что-то еще, позовите, услышу.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я.

— Отдыхайте, миали, — улыбнулся Троныч, и они с вампиршей покинули комнату.

— Надеюсь, сегодня на нас больше не нападут, — глядя им вслед, поежилась Этери.

Стоящий на пороге Даррен при этих словах отрицательно покачал головой.

— Вряд ли эльф настолько сошел с ума, чтобы лезть в дом, полный вампиров, — сказал он. — Мы ведь почувствуем чужое присутствие сразу. Так что, думаю, ночью вам ничего не грозит. Но если даже он безумен, не волнуйтесь. Я рядом.

Он коротко кивнул и вышел.

Мы с Этери с сомнением переглянулись. Наверное, в слова Даррена стоило поверить и успокоиться, вот только получалось с трудом. Не знаю, как Этери, а я последнее время чувствовала себя в безопасности только рядом с Артом. Эх, если бы не этот ошейник!

Я со злостью дернула артефакт.

— Красивый, гад. — Этери еле слышно вздохнула.

— Что? — Слова ведьмочки оторвали меня от невеселых мыслей.

— Красивый, говорю, — повторила она. — Хоть и вампир.

— Это да, — воссоздав в памяти внешность Даррена, искренне согласилась я, а потом мечтательно улыбнулась. — Ему бы еще волосы черные подлиннее да глаза синие…

— Тень! — возмутилась Этери. — Ты о ком сейчас думаешь вообще?

Об Арте.

Я охнула и растерянно хихикнула, осознав, что перед глазами стоит совсем не лицо светловолосого. Снова попыталась сосредоточиться на Даррене, но нет, мысли сами собой возвращались к Арту. Как же хочется его увидеть… почувствовать… где-то в глубине души зашевелилась глухая тоска. Вздохнув, я в очередной раз безуспешно подергала полоску металла на шее.

— И что это за дрянь такая?

— Весьма старая вещь, — ответила Этери. — Нам рассказывали о таких артефактах. Гномы придумали их для заключенных-магов. Вот только блокировка ошейников Отвращения оказалась настолько мощной, что давала и обратный эффект — носитель артефакта становился невидимым даже для самых сильных прорицателей. Поэтому после того как не смогли найти нескольких сбежавших из рудников заключенных с такими ошейниками, их перестали использовать.

— Значит, остается надеяться, что маги меня не найдут, — буркнула я и направилась в ванную.

Стоя под струями воды, глотала слезы и с ожесточением драила себя мочалкой. После прикосновений целителя я чувствовала себя грязной.

Уступив наконец ванную Этери, я вернулась в комнату и обнаружила на своей кровати чистую рубашку. Мысленно поблагодарив Шаад за предусмотрительность, быстро надела и забралась под одеяло. Надеюсь, Даррен окажется прав и остаток ночи пройдет спокойно.