За угловым столиком в небольшой таверне одного из приграничных городков расположились двое — мужчина и женщина. В мужчине по излишней бледности лица можно было опознать вампира. Женщина же, без сомнения, принадлежала к темным эльфам. Ее длинные белоснежные волосы подчеркивали темную кожу и точеные, почти совершенные черты лица, а чуть прищуренные глаза отливали холодным золотом.

Женщина была столь же красива, как и опасна. И хотя эльфийка знала, кто ее собеседник, в ее взгляде не было почтения или страха, только легкое любопытство.

Впрочем, что делают вместе представители двух враждующих рас, окружающих волновало мало: эта таверна считалась негласным пристанищем наемников. Здесь правили только деньги, а все политические и расовые распри оставались за порогом.

— Так ты действительно знаешь, где сейчас изгнанник?

— Нет. — Вампир с удовольствием понаблюдал, как каменеет от злости ее лицо, и добавил: — Я знаю, где этот темный будет через пять дней.

Брови эльфийки недоверчиво дрогнули.

— Это невозможно, — холодно произнесла она. — На крови всех членов великих домов с рождения лежит заклятие сокрытия. Ни один прорицатель не сможет обойти его.

— А кто сказал, что я искал вашего мальчишку? — презрительно скривился вампир. — Вам просто повезло, что в определенный момент он окажется рядом с нужным мне человеком.

— Вот, значит, как. — Эльфийка довольно улыбнулась. — Что ж, это меняет дело. Какие условия работы? Убить заодно и этого твоего человечка?

— Нет. — Вампира передернуло. — Просто разберись со своим изгнанником, а остальное не твоя забота.

— Недоговариваешь, высший. — Женщина покачала головой. — Я должна знать, кто будет с ним.

Он раздраженно прищурился, но ответил:

— Всего лишь девушка, проявленная темная некромантка. Ты ее не трогай, даже ранить не смей.

— С чего бы это? Она настолько опасна?

— Нет. Опасен тот, кто придет, если она пострадает.

Женщина презрительно скривила пухлые губки. Похоже, одна из лучших убийц Деймора предупреждением не прониклась.

— Ты его знаешь, кстати. — На губах вампира появилась тонкая усмешка. — Впрочем, если соскучилась по правителю Вайленберга…

Темная эльфийка вздрогнула. Было видно, что даже возможность наконец-то исполнить клановую месть стремительно теряет для нее свою прелесть. Встречаться с рассерженным архивампиром убийце не хотелось.

— Зачем она вам? — осторожно поинтересовалась эльфийка.

— Не твоего ума дело! — рыкнул вампир, все-таки срываясь. — Тебе нужен мертвый мальчишка, мне — живая девчонка. По-моему, этого вполне достаточно. Согласна на сделку? Или мне поискать в вашем клане кого-нибудь более сговорчивого?

— Согласна, — процедила она сквозь зубы.