Он ощутил знакомую волну беспомощной любви, за которой последовала столь же знакомая волна смирения и гнева. Как эта фанатичная девчонка сумела обрести такую власть над ним?
Филип Пулман

Carlos Nunez - An Dro
- Если ты еще раз выкинешь такое! – как орала Лея, должно быть, слышал весь дворец.
- Прекрати на меня наступать… - пробормотал король, пятясь от воительницы, которая теперь меньше всего напоминала его названую сестру: волосы отросли, что придавало ее лицу очень трогательную женственность, свободное, светлое платье не могло скрыть огромного живота…
- Я на тебя не наступаю! – пробормотала она, пытаясь запихнуть Джаспера в свежую рубашку.
- Наступаешь! – король указал на ее выпирающий живот.
- Если я еще раз узнаю, что ты потащил моего мужа в бордель!.. И вообще! Ты хоть понимаешь, какой сегодня день! Мы с Беллой последние дни вообще не спим, готовясь к этому дню… - Словно на зов Леи в королевские покой вошла Белль… Теперь Джасперу казалось, что на него наступают с двух сторон. Живот Беллы был меньше, выглядела она аккуратнее, и Джаспер не переставал молиться всем богам, и древним, и новому, чтобы этот ребенок родился с рыжими волосами, как у Эдварда. Иначе нового покушения не избежать… Белла же, переведя взгляд с короля на королевскую постель, нахмурилась, как-то нелепо махнула рукой, затянутой в изумрудно-золотую ткань праздничного, расшитого жемчугом платья, в сторону кровати… - А почему Джейкоб… спит?!
- Потому что эти дураки ночью напились! – воскликнула Лея, подавая Джасперу богато украшенную куртку… - Поблагодарим богов, что наш король хоть на ногах может стоять!
- Я это не одену! – произнес он и упрямо замотал головой…
- Не будь ребенком, - прошипела Белла, роясь на столике, где была разложена всякая бабская мишура, к которой Джаспер ни за что бы не подошел по доброй воле. Белла, схватив оттуда какую-то склянку, с видом опытного инквизитора направилась в сторону короля, который, пошатываясь, начал отступать, но врезался в Лею, и Белле все-таки удалось пшикнуть в него какой-то пахучей дрянью…
- Эй, зачем? – вскрикнул Джаспер.
- Чтоб перегаром меньше воняло! Лучшие невесты со всех концов мира собрались в столице, а наш король пьян, небрит…
- …И не собирается участвовать в вашем фарсе! Я сказал вашему Совету, чтобы вы сами выбрали мне жену…
- Тебе с ней жить! – рявкнула Лея…
- Заведу гарем, если ваш выбор мне не понравится! – Джаспер все же стерпел, что Лея нацепила на него эту дурацкую куртку…
- Ты это еще епископу скажи! – зло прошипела Белла, пытаясь пальцами навести хоть какой-то порядок в прическе короля. - Сойдешь… Главное твое достоинство не в этом! – самодовольно произнесла Белла.
Джаспер белозубо улыбнулся. Лея же, ударив короля в плечо с поразительной для беременной женщины силой, протянула ему корону.
- В короне, дурак! – шикнула на него она.
В коридоре их ждал довольный Алек, в блестящих доспехах, с мечом на поясе… Так что Джаспер почувствовал укол какой-то ставшей за последние месяцы застарелой тоски… тоски по длинной дороге… по вечным неприятностям… по сапфирово-синим глазам…
- Отлично выглядишь, ваше величество! – заговорил Алек, метая в Джаспера насмешливые взгляды. Король поморщился. – Наш дворец теперь – настоящий цветник… Итак! Почти все собрались, не успела прибыть только хозяйка одного города из-за Восточного предела. Ее корабль только на рассвете вошел в порт, леди Адель прислала гонца, сообщает, что не появится во дворце, пока не закончится разгрузка корабля…
- А никто не подумал о том, что делать с теми дамами, которых король не выберет? – в коридоре появился Эдвард, привычно напомаженный и напавлиненный, в глазах – смесь подозрения, направленного на Джаспера, и нежности, адресованной только жене.
- Выдадим их за наших лордов, желающих отхватить себе жену побогаче! – ответил Алек.
- Кто-то может оскорбиться… Получить в мужья короля или простого лорда… - продолжала размышлять Белла.
- Дадим им богатое приданое сверху… - вставила свое замечание Лея. Заговорившись, никто не заметил, как Джаспер, отстав на приличное расстояние, осторожно, чтобы не шуметь сильно, снял корону и положил ее на мраморную поверхность перил, отделяющих коридор от дворцового сада. Быстро спрыгнув на зеленую траву, король скинул блестящую на солнце обилием самоцветов куртку и побежал к заветным воротам, ведущим из дворца на главную площадь. Почти у самых ворот затормозил рядом с одним из гвардейцев, стоящих в карауле на садовой аллее.
- Ваше величество! – отсалютовал тот.
- Снимай куртку, быстро! – гвардеец с невозмутимым видом передал темную куртку с золотым василиском, нашитом на груди, королю… Джаспер быстро натянул на себя ее, накинул капюшон на голову и смешался с толпой, слыша позади истошный вопль Леи:
- Я не знаю, что я с тобой сделаю!
***

Джаспер шел по залитыми утренним солнцем улочкам, наслаждаясь теплом и жалея лишь об одном – что не прихватил кошель с деньгами, так можно было бы зайти в какую-нибудь таверну, затеряться в ней на недельку, а может быть сразу на несколько, чтобы все невесты устали от ожидания и разъехались к чертям по своим замкам…
- Где это видано, чтоб бабы сами к мужику жениться ездили? – проговорила одна из торговок за прилавком с сочными южными яблоками. Джаспер выразительно посмотрел на нее из-под своего капюшона. – Возьми, гвардеец, - тут же залепетала женщина, бросая ему яблоко с золотисто-алым бочком. Джаспер разочарованно покачал головой, соглашаясь со словами торговки: он, король, должен был сам явиться за своей невестой, попросить руки по всем правилам, а не позволять беременным бабам решать за него и делать этот сложный выбор… Но самое отвратительное было в том, что Джаспер вообще не хотел жениться… он не мог вспомнить ни одного женского лица, ни одна из тех, с кем он был за последние восемь месяцев, не смогла врезаться в его память…
От мыслей о том, чтобы вернуться во дворец и разогнать этот чертов балаган, что устроили Белль и Лея, его отвлекла рука, ухватившая его за плечо.
- Куда в такую рань направляемся, капитан? – прогремел над ухом зычный и очень знакомый бас.
- Феликс! – король повернулся к своему вассалу и старому другу…
- Я так понимаю, что по всем правилам лучше к вам не обращаться…
- Нет, дружище, - проговорил Джаспер, стукнув великана по плечу.
- Спрошу только одно: почему без оружия? – Феликс недовольно хмурился.
- Не успел раздобыть… - словно оправдываясь, проговорил король, откусывая от яблока… Сочное, сладкое, солнечное…
- Тогда мне лучше за вами приглядеть, капитан. Я сейчас в порт…
- Я с тобой, - перебил его Джаспер.
- Неужели дворец, набитый красотками, настолько плох? – проговорил Феликс, идя рядом с королем по направлению к набережной.
- Ты себе даже не представляешь! – усмехнулся король.
На пристани как всегда было столпотворение, доки гудели, словно улей, шла разгрузка, дело обычное, но этим утром все взгляды были прикованы к красавцу двухмачтовику, который сиял на солнце словно жемчужина среди гальки.
- Вот это да, - не удержался король от восхищенного вздоха.
- Да! Между прочим, корабль одной из ваших невест…
- Как называется?
- «Молодой волк», - ответил Феликс.
- Странное название, - нахмурился король.
- Чужеземцы, что с них взять… У них парус и тот синий! – ответил Феликс. – Но бойцы они отменные. Отбили нападение пиратов, потопили их корабль, а команду взяли в плен. Вот я тут и собираю людей, чтобы отправить это отребье в тюрьму. Король наверняка отправит их на виселицу за то, что пытались напасть на его возможную суженую. – Феликс белозубо улыбнулся.
Джаспер наблюдал за тем, как Феликс командует королевскими гвардейцами, которые заковывают в кандалы побитых и израненных пиратов… Очень напуганных пиратов…
- Ведьма… - слышалось шипение справа. – Ведьма… - шептал один из них.
В этот момент мимо Джаспера, удобно устроившегося на ящиках с канатной веревкой, провели с десяток отличных восточных лошадей, лоснящихся на южном солнце, погонщики едва успевали за ними… Позади этой процессии шел человек, которого король узнал бы где угодно! Высокий, темноволосый, черная кожа, пиратская повязка на глазу, все это никак не вязалось с богато украшенной белой одеждой, изогнутой саблей с самоцветами в рукояти…
Лоран, повернув голову в сторону короля, на секунду замер, а потом его лицо озарила белозубая улыбка…
Джаспер встал со своего места, подходя ближе к старому другу… вместо церемонных поклонов было короткое дружеское объятие.
- Лоран! Дружище…
- Ваше величество, - очень тихо проговорил сарацин, чтобы не выдавать инкогнито друга. – Что вы здесь делаете?
- Что ты здесь делаешь? Она?..
Улыбка быстро сошла с губ старого друга… а голос стал еще тише.
- Ее больше нет… - проговорил он. - Все, что осталось от черного дракона, развеяно на восточном ветру. Я здесь с новой госпожой. Служу Жемчужине Востока и ее хозяйке, леди Аделаиде.
- А Ренесми?
- Не знаю, мой господин… вспыхнула и исчезла…
- Кого я вижу?! – рядом появился Феликс, тут же заключив Лорана в медвежьи объятия… И разговор тут же перешел в абсолютно иное русло… - За такую встречу точно нужно выпить!
- Определенно! – ответил Лоран. - Вот только отправлю госпожу во дворец, на встречу с королем, - лукаво проговорил сарацин.
Загадочную восточную принцессу сопровождали воины в светлых одеждах, которыми весьма умело командовал Лоран. Обступив плотным кольцом ту, кого защищали, они мешали Джасперу рассмотреть потенциальную невесту.
Лоран держал под узды лошадь, другой воин помог маленькой фигурке, закутанной в синий шелк, запрыгнуть в дамское седло. Черный, восточный жеребец никак не хотел стоять на месте, пока хозяйка, облаченная в расшитый золотом синий кафтан и блестящие на солнце шаровары, не потянула поводья. Конь успокоился, Лоран отошел чуть в сторону, говоря ей что-то на непонятном Джасперу языке.
Принцесса Аделаида вдруг повернула коня и поверх голов своей охраны посмотрела прямо на него… Король успел лишь рассмотреть очерченные черным глаза на бледном лице, закрытом синей вуалью… Девушка что-то сказала, Лоран рассмеялся, а она, пришпорив коня, унеслась вперед, заставив охрану догонять себя.
Рядом с сарацином возникла женщина, светлый платок не мог скрыть ее огненно-рыжих волос. Они о чем-то оживленно спорили, после чего Лоран к удивлению короля и Феликса поцеловал эту незнакомку в лоб и помог ей запрыгнуть в седло. Остатки свиты принцессы последовали за этой женщиной.
- Вот и все! – проговорил сарацин. – Я в вашем распоряжении, ваше Величество, но пришлось пообещать принцессе, что у нее будет шанс на аудиенцию с королем… - проговорил Лоран.
- Ты бы лучше пообещал аудиенцию с епископом! Последнее слово все равно будет за ним, раз королю наплевать, на ком жениться…
Лоран рассмеялся.
- А рыжеволосая? – задал вопрос Феликс, облегчая тем самым задачу для Джаспера…
- Моя жена… - ответил тот, а потом, помедлив, добавил. – Виктория.
***

Alanis Morissette - I Remain
Ближе к ночи, когда вино вовсю играло в крови, король в сопровождении Лорана и Феликса вернулся во дворец, чтобы обнаружить, что пропустил главный скандал этого дня! Сбежавший король был принят Беллой и Леей с распростертыми объятиями, потому что только этот самый король мог решить, что делать с молодым Сэтом, тайком пробравшимся в покои одной дамы и скомпрометировавшим ее окончательно и бесповоротно…
Король, отсмеявшись над выражением мировой скорби на лицах всех присутствующих в тронном зале, взглянул на избранницу прохвоста Сэта… золотоволосую красавицу… «Золотая любовь!» Ведь кажется именно ее обещала Сэту цыганка! Король почувствовал, как по спине бежит странный холодок, а мир кренится… Но дело было вовсе не в вине…
- Пошлите за епископом, - проговорил король, чувствуя предательскую слабость в своем голосе. – Пусть обвенчает их… Немедленно… - и Джаспер, развернувшись, пошел к своим покоям.
В королевских покоях было тихо, никто не последовал за ним… Никто не устроил взбучку за детскую выходку… Не раздеваясь, Джаспер повалился на кровать. Через открытые ставни он чувствовал прохладу морского бриза…
Сон навалился внезапно, темной волной, сквозь которую на секунду ему почудилось успокаивающее прикосновение холодных пальцев к горячему лбу… Синий шелк… Молодой волк… Развеяна на восточном ветру… Цыганка… Все смешалось в круговорот сна, пока наконец темнота не сделалась совсем мирной, дурманящей и греющий сердце, словно горящий на драконьем пламени костер под северным снегом. Впервые за многие годы сон короля был спокоен и безмятежен.
Утро вспыхнуло под веками так же ярко, как поглотила его тьма. Оно обрушилось на короля ощущением головной боли и чувством, словно всю свою жизнь он провел в дороге, и теперь эта дорожная пыль прилипла к его коже, вызывая непреодолимое желание с головой окунуться в глубокий поток…
Поднявшись с постели, король оглядел пустые покои. Никто не осмелился явиться и разбудить его. Выглянул в окно – в саду слышался смех и шум, веселье и звуки музыки, видимо, епископа вытащили из постели той же ночью, чтобы тот обвенчал младшего брата Железного меча королевства с его золотой любовью, а свадьбу празднуют до сих пор.
Джаспер открыл двери, ведущие в главный коридор, по бокам от него стояла невозмутимая стража, а напротив в блеске золотого и серебряного шелка – женщина, которую он видел с Лораном. Ее огненно-красные волосы вились в тугие кольца, а на лице была хитрая улыбка. В руках она держала золоченый кувшин…
- Виктория, так? – спросил король, как-то отстраненно осознавая, что этот охрипший голос принадлежит ему.
Женщина молча протянула ему кувшин. Джаспер неуверенно принял его, покосился на стражников…
- Мы проверяли, ваше величество… не отравлено.
- Что это? – спросил король.
- Мятный отвар… - проговорила рыжая. Король сделал первый глоток, вкус был освежающим и таким знакомым…Он снова всколыхнул в мыслях ту самую застарелую тоску. Рядом с ногами Виктории послышался какой-то писклявый звук. Джаспер опустил взгляд, на него немигающими рыже-янтарными глазищами смотрела пушистая, серая кошка.
Джаспер не успел понять, а в мыслях уже появилось это имя: «Ренесми».
Ответом ему была тишина… Джаспер отдал кувшин улыбающейся Виктории.
- Моя госпожа надеялась поговорить с вами, ваше величество… - а Джаспер не отрывал взгляда от кошки, которая спокойно пошла по коридору, подняв свой пушистый хвост… королю показалось, что она вдруг ускорила шаг, а потом и вовсе перешла на бег, и именно тогда в его голове раздался звонкий девичий смех… Не понимая, что делает, уже в следующую секунду король бежал за улепетывающей от него кошки… Гвардейцы изумленно уставились вслед своему внезапно обезумевшему королю…
Джаспер пронесся по коридору, вылетел на лестницу, где едва не сбил с ног Джейкоба, тот что-то удивленно прокричал, но Джаспер не успел расслышать, что именно… Серый хвост скрылся за углом… В тронном зале шел пир, и все приветствовали короля дружным гулом, Джаспер же просто перепрыгнул через один из столов, под который прошмыгнула серая бестия…
- Совсем спятил… - послышалось тихое восклицание откуда-то слева, но король не остановился, серая кошка скрылась в одном из многочисленных порталов, ведущих в дворцовые лабиринты из коридоров и комнат.
Король слышал какой-то гомон позади себя, но единственное, о чем он мог сейчас думать, удирающая от него Ренесми, которая, достигнув края бассейна в дворцовых банях, вспыхнула, превратившись соколом, и рванула к окну, закрытому резной решеткой… Джаспер хотел сократить путь через бассейн, но не успел… Мерзавка снова вспыхнула, расплавив в мгновение ока решетчатые ставни, и вылетела на улицу, оставив после себя только пучок утреннего солнечного света, который словно клинок врезался в потревоженную темно-синюю гладь бассейна, по поверхности которого медленно плыли белые лепестки… В отчаянье король ударил кулаком по воде, подняв в воздух фонтаны брызг.
Тишина оглушила, а этот единственный луч света в полумраке… Звук всплеска заставил короля вздрогнуть, а по его коже побежали мурашки, он почувствовал опасность на кончике языка… Глупо было, вот так, без оружия, без охраны…
Резко повернулся, солнце игривым зайчиком блеснуло на стали короткого кинжала, зажатого в тонких пальцах, украшенных кольцами с россыпью сапфиров. На секунду королю померещилось, что сейчас он поднимет взгляд, и перед ним окажется Мария, оживленная каким-то древним, кровавым колдовством… Но вместо нее перед собой он увидел только маленькую фигурку, закутанную в синий шелк, змеями струящийся в темной воде бассейна. Синяя вуаль, закрывающую лицо от носа до шеи, глаза, очерченные черным… синие… светлые у зрачка, словно в камне скопилось слишком много света… «Отомстить пришла…» И Джаспер почувствовал, что он сам готов воткнуть в свое сердце этот короткий кинжал, лишь бы она не медлила…
- Делай то, зачем пришла, и покончим с этим раз и навсегда, - заговорил Джаспер, чувствуя, что к горлу подступает комок. Дурак, какой же дурак… С самого начала поверил, и когда убивал, так верил! Что она воспользуется этим шансом, чтобы уйти… чтобы пойти дальше…
Но вместо того, чтобы замахнуться, она ловко повернула кинжал рукоятью к нему, другой сдернула вуаль с лица… И у Джаспера перехватило дыхание… Как можно было не замечать… Нет, как можно было игнорировать то, насколько она красива.
Весь ее вид – синий шелк, яркие глаза, эти нежные, женские украшения – вмиг испортила одна-единственная наглая усмешка.
- Ты что, решил, что я пришла убить тебя? – теперь она улыбнулась открыто, да так заразительно… И Джаспер понял, что еще ни разу не видел, как она улыбается по-настоящему… - Ты так легко не отделаешься! Я что, зря ползала по драконьим пещерам, собирая их сокровища, а потом еще торчала в Восточной жемчужине, играя в вышивки и всю эту мишуру! А теперь еще этот спектакль с твоим «сватовством»… - она все говорила, а Джаспер вдруг поверил в то, что прокричали ему в тронном зале: «Совсем спятил!» - Кстати, советую тебе разогнать весь этот гаремный балаган из дворца, пока я не… - Джаспер перевел свой взгляд с ее лица на протянутый кинжал, снова взглянул в ее лицо… То как шевелились ее губы, когда она говорила… - Ты собираешься забрать свою игрушку?.. Ты вообще слышишь, что я говорю… - Кровь шумела в ушах, сердце стучало так, словно собиралось вырваться из груди… «Все равно безумен», подумал король, чтобы в следующее мгновение обхватить ее лицо руками и впиться в ее губы злым поцелуем.
«Живая, опять живая, несмотря ни на что».
Она замерла в его руках, кинжал с тихим всплеском упал в воду, опустившись на дно бассейна. И безумие стало совсем невыносимым, потому что она вдруг ответила на поцелуй… Пьянее с каждым движением губ, безумнее… Невыносимо… Все это заставило короля испугаться, что она всего лишь мираж, что она умерла, развеяна на восточном ветру, и в его руках никого нет… Мокрый шелк мешал пальцам, а Джаспер отчаянно пытался стянуть его, стащить эту чертову ткань… именно с левой груди. Ничего, только белая гладкая кожа под пальцами, ни шрама, ни единого изъяна…
- Драконья кровь… она искупала тебя в драконьей крови… - шептал он между поцелуями, чувствуя, как под пальцами бьется ее сердце, гулко, часто, словно пойманная в силки птица… Не удержался, оставив поцелуй там, где должен был быть шрам от его удара ножом… Поцеловал и оттолкнул, с чувством, будто вырывает кусок собственной плоти у самого себя…
Она смотрела на него такими же пьяными, безумными глазами… непонимающе, затаив обиду…
- Уходи, пока можно остановиться… Вечером будь готова… Станешь моей женой… принцесса Аделаида, хозяйка Восточной жемчужины…
Вся обида погасла в ее взгляде…Снова появилась эта наглая ухмылка.
- А если я не захочу?
- Силой притащу к алтарю.
***

- Как можно было так долго оставаться лакомым кусочком для дракона? – король провел ладонью по плавному изгибу ее бедра. Она сладко потянулась, заворачиваясь в пуховое одеяло, хотя холодно не было, даже ночной бриз был теплым.
- Я ждала своего короля, вот и все, - ответила она, поймав его ладонь, и притягивая его ближе, чтобы он обнимал крепче, словно заворачиваясь в его объятия и плотнее прижимаясь спиной к его груди. – Зато теперь могу не опасаться, что какой-нибудь змей покусится на мою кровь.
- Как я должен называть тебя… Адель? Так непривычно…
- Называй меня просто – ваше величество… - ответила Элис. Джаспер засмеялся, целуя ее в шею, чувствуя ее дрожь, заражаясь этим предвкушением, как лихорадкой.
- И что теперь будет? – проговорил он, целуя ее в макушку. Элис повернулась в его объятиях. Короткий поцелуй в губы.
- Твоя ведьма знает все наперед. – Улыбнулась она. – Женщина с черной кровью, которую ты держишь в своих руках, родит тебе сильных сыновей. И ты будешь счастлив… Мы будем счастливы!
***

Колыбель, в которой не спал наследник, стояла почти у самого окна. Ренесми слышала, как Элис что-то говорит своему королю, тихо, пытаясь убедить его в чем-то… Дракониха не удержалась, на цыпочках подошла поближе…
У него были темные волосы, как у матери, и светлые глаза, как у отца. Внимательно глядя на рыжую девочку перед собой, он по-младенчески агукнул, но от звука ее голоса затих…
- Принц Ричард… ты любишь сказки? Конечно любишь… Кто их не любит… Однажды, одному древнему роду драконов было предсказано великое спасение. Когда останется последний живой дракон в этом роде, должен он будет искупать человеческую женщину в Великом источнике, что веками хранит священную кровь предков. И родит эта женщина сильных сыновей и дочерей… И если будет угодно звездам и Великому огню, появится в небе комета… древняя душа драконьего народа. И впитают в себя дети этой женщины силу Великого огня, чтобы возродить древний род…
Ренесми замолчала.
- Я осталась совсем одна… - девочка вздохнула. – До встречи, принц Ричард. – И она вспыхнула, взмывая в небо черной стрелой.