… твоя смерть ровно ничего не изменит.
Эрнест Хемингуэй

Moya Brennan - Tell Me Now
Эммет, не устояв, рухнул на пол, и даже сквозь свое полубеспамятство он повторял:
- Верни… обещала… я пытался… Верни.
Джаспер ощутил, как по полу буквально тянет могильным холодом, и этот холод вдруг густеет, превращаясь в клубящийся фиолетовый туман.
Подхватив Элис под локоть, он потащил ее к стене, вместе с Сэтом, который озирался по сторонам, глаза мальчишки выдавали лишь безумный страх.
- Это она… - прошептала Элис. – Это все она… С самого начала…
Фиолетовый туман все полз, поднимаясь над полом все выше, звуки боя снаружи все нарастали, заклекотал ястреб где-то над самыми их головами… И этот постоянный шепот Эммета… «Верни».
- Где Ренесми? – внезапно спросил король, закрывая Элис собой…
- Внизу, - прошептала Элис.
- Ее огонь пришелся бы очень кстати…
- Обойдемся без огненного шоу, - раздался холодный голос из глубины самой этой тьмы. – Совсем забыла сказать, дорогие гости… Добро пожаловать… Добро пожаловать в кошмар…
Джаспер сумел различить в непроглядной тьме тонкий силуэт, Элис позади него вдруг судорожно вздохнула, а потом ее сбила с ног какая-то сила и поволокла по полу, прямо во тьму…
Меч в руке вдруг сделался неподъемным, Сэт, зайдясь каким-то жутким полукашлем-полухрипом, рухнул на пол, Джаспер выронил меч, и тьма вдруг растаяла.
Она стояла посреди зала, держа Элис, облаченную в доспехи с фамильным гербом на нагруднике, за горло так легко, словно та была пушинкой…
- Где твоя летающая подружка, глупая птичка? Или мне лучше называть тебя как папочка – нежный цветочек? – Джаспер сделал шаг в сторону Марии. – Не торопись, мой дорогой жених. А не то я этой птичке сломаю ее шейку… Хотя… я все равно сделаю это, но ты можешь продлить ее жизнь хоть ненадолго. Спасибо тебе, дочь Черного Дракона… Тебе и твоему папочке… Это на его крови и костях я первый раз заговорила со смертью по-настоящему. – На губах колдуньи заиграла дразнящая улыбка. - Хочешь, я покажу, на что способна твоя кровь? Снежные вихри и прирученные волки по сравнению с этим просто детские фокусы… - шипела она змеей. – Одна капля… и смотри… - Мария провела ногтем по шее брыкающейся Элис, выступила алая кровь, а тронный зал заполнил гул, вспышка света была такой яркой, что Джаспер смог ощутить ее обжигающее тепло. И в этой вспышке внезапно возник темный силуэт, свет таял, стали видны очертания стройного девичьего тела. Золотистый водопад волос, закрывающий тело покрывалом, словно цеплялся за этот свет, притягивая его к мраморно-белой коже. Девушка, так похожая на прекрасное изваяние, резко вдохнула воздух, словно вынырнула из ледяного потока, распахнула глаза…
Из оцепенения Джаспера вывел пронесшийся по залу благоговейный шепот Эммета, произнесшего одно лишь слово:
- Розали…
- Она живая… - снова раздалось шипение Марии… - Только снова станет мертвой. Я смогу вас убивать… и воскрешать… и так до бесконечности…
Элис вдруг издала странный звук. Он не был похож на всхлип, скорее на смех…
- Сюрприз, - прошептала дочь Черного Дракона. Что-то в самом низу содрогнулось, Мария вздрогнула. Разжала свою хватку на шее Элис, и та тут же выдернула из ножен короткий кинжал и воткнула его в живот Марии. – Моя летающая подруга добралась до твоего алтаря… - Элис тут же отскочила в сторону.
В портале, ведущем из нижних ярусов, Джаспер увидел Феликса и Лею. Феликс, замахнувшись, метнул в некромантку копье, но она, словно приклеенная к полу, устояла, даже когда копье прошло через нее насквозь. Король подобрал меч, Лея издала знакомый ему боевой вопль… Они добрались до нее одновременно, замах, поворот… Мечи мягко звякнули, скользя сталью по стали, и голова колдуньи в водопаде серебристо-черных волос покатилась по полу…
- Все целы? – проговорил король. – Проверьте. - Феликс накрыл плечи трясущейся Розали плащом. Джаспер проверил Сэта, который пришел в себя, отплевываясь какой-то черной дрянью. Снизу, из подземных казематов показались Эдвард и Белла, которые помогали идти хромающему Джейкобу. За ними показалась довольная собой Ренесми…
«Алтари лучше надо прятать», - подумала она в голове Джаспера.
«Спасибо», - отозвался он.
«Пока благодарить не за что».
Джаспер оглядел тронный зал Черного Дракона, остановив свой пристальный взгляд на Элис. Осталось совсем мало времени.
- Все кончено… - радостно прошептала Элис.
***

В тот момент, когда меч Эммета почти достал горло короля, Элис внезапно осенило, что сейчас, если умрет король, вместе с ним умрет и она. Сердце сжалось, точно так же, как и в тот момент, когда она увидела его в Звезде… Живой, каким-то чудом живой… Снова…
И теперь, когда все замерли и наступила звенящая тишина, Элис не знала, что ей делать… Войско северных, почти пять тысяч латников, справившись с фиолетовым войском мертвецов Марии, ликовало… Но вдруг и этот звук стих… Элис нахмурилась, ее взгляд магнитом тянуло к цветному витражу, закрытому толстым слоем грязи. Стекло вздрогнуло один раз, второй, пока все это не переросло в настоящий звон. И Элис побежала… пробилась через заваленный прогнившими досками портал, ведущий на широкий балкон главной башни, здесь гулял ветер, приносимый с Северного хребта, а долина перед Северной Звездой была вся как на ладони… Объединенный отряд северных лордов замер, наблюдая, как с юга высятся башни стенобитных орудий. Два ряда справа и слева, оставляя центр с тянущимся от города северным трактом открытым… Элис попыталась закричать, но рот ей заткнула левая рука короля… она не успела предупредить… Элис забилась, пытаясь высвободиться… Тщетно, крепкая хватка ЕГО рук не выпускала… И дочь Черного Дракона могла лишь беспомощно наблюдать, как вспыхиваю огнем огромные снаряды, как срабатывают механизмы катапульт, и в ряды не успевших перестроиться северных воинов врывается пламенеющая смерть…
«Ренесми», - завыла мысленно Элис…
«Право хозяина покарать своих слуг», - отозвалась в ее мыслях дракониха.
В центре тракта вдруг возник всадник, серебро доспехов блестело на солнце, на острие копья его сидел ястреб, хищно растопырив крылья… Мгновение, и птица взмыла в небо, а всадник, подняв копье, расправил королевский штандарт. Королевская конница, славящаяся своей смертоносной маневренностью, возникла за спиной знаменосца ровным рядом, прозвучал звук горна, и эта закованная в латы линия, растянувшись на всю долину, перешла в атаку, пытаясь зажать в кольцо остатки северных войск… Звук, когда две армии сошлись, заглушил все, отчаянное биение сердца Элис, ее всхлипы… король отпустил девушку…
Она повернулась, вглядываясь в его глаза, но не увидела там ничего, ни триумфа, ни радости…
Ему пришлось повысить голос, чтобы слышали все…
- Элис, дочь Черного Дракона, властью данной мне, я обвиняю тебя в предательстве короны и приговариваю тебя, я объявляю твой род изгнанным… Фамильный герб твой да будет предан позору, и всякий, кто будет носить его, будет казнен… - Джаспер коротким кинжалом надсек кожаные ремни, держащие нагрудную пластину Элис, на которой красовался черный дракон с зажатым в когтях фламбергом. Звука, как металл упал на гранитный пол балкона, не было слышно из-за звуков боя в долине.
- Ты изгоняешь меня? – Элис не была уверена, услышал ли он ее, но внезапно ей показалось, что на лице короля промелькнула какая-то эмоция. Он нахмурился, черты этого красивого лица вдруг исказились, Элис подалась вперед, она не хотела видеть такого выражения на его лице. И он, словно отвечая на ее порыв, обхватив ее затылок своей левой ладонью, на чистом северном наречии заговорил:
- Я изгоняю тебя из этого мира, Элис, дочь Черного Дракона… - удивление на лице Элис, короткий поцелуй его обжигающих губ на ее губах, ярко вспыхнувшая надежда погасла в сердце, как только его охватила резкая боль… Джаспер обнимал ее обеими руками, крепко прижимая к себе. – Для всех сбылось предсказание… Только не для нас… - И последнее что успела подумать Элис, слова цыганки: «Эта женщина с черной кровью родит тебе сильных сыновей». Закрыла глаза, проваливаясь в какую-то тьму…
Джаспер разжал свои объятия, и Элис, дочь Черного Дракона, рухнула на пол фамильного замка. Из раны на груди, откуда все еще торчал короткий кинжал, на гранит хлестала алая, не черная кровь… Все в ужасе замерли напротив короля… А на рукоять кинжала, вокруг которой вился золотой василиск, внезапно опустилась бабочка, взмахнула рыже-фиолетовыми крылышками и снова взмыла в небо…
А король пошел прочь…
- Передать Алеку, что ты возглавишь командование? – спросил Сэт.
- Нет, для меня этот бой закончен, - проговорил Джаспер, уходя куда-то вглубь замка. Последовать за ним осмелился лишь Лоран…
- Я знаю сарацин, я слишком задолжал тебе… Ты свободен… и это не приказ… это просьба… - голос короля срывался. – Позаботься о ней…
- Я все сделаю, мой король, - ответил Лоран, впервые вкладывая в эти слова искреннее уважение перед властью.
***

Никто не обратил внимания, как взмыл в небо черный дракон, на котором сидел чернокожий рыцарь, держа перед собой завернутое в плащ тело дочери Черного Дракона, последнего законного правителя северных земель.
Бой кипел почти до самого заката, лишь к ночи оставшаяся горстка северных солдат согласилась сдаться.
Король появился в лагере, лишь когда луна ярко осветила небосклон. Его встретили приветствия армейских соединений и мрачные взгляды участников похода. Ренесми среди них не было, как и Лорана. Израненный, бледные, с горькой пустотой в глазах, они смотрели на короля, ожидая чего-то… То ли приговора, то ли помилования…
- Брат мой! – лишь Алек был весел, радостно приветствуя короля крепким объятием. – Какие будут приказания? Твоя палатка готова! Вот это было приключение! Жду не дождусь подробностей ото всех вас…
- Джейкобу, Сэту и Феликсу новые звания, золота и земли… Сами пусть выберут размер награды… Лея…
- Обойдется, - отозвалась воительница, сидя рядом со спасенным и очень мрачным Джейкобом.
- Лея обойдется, - бесцветным голосом продолжил король. – Эдварда лишить статуса королевского советника, найди где-нибудь священника, чтобы не позднее завтрашнего вечера он уже был женат на леди Изабелле, откажутся – повесить, обоих… - Алек, слушая приказания короля, начинал серьезно задумываться, не повредился ли монарх головой.
- А что делать с пленниками? Назначить за них выкуп?
- Заклеймить и заковать… И приготовь стенобитные орудия. Я хочу, чтобы Северную звезду сравняли с землей. Пусть сами разбирают ее по камню, если понадобится. И мы не уйдем отсюда, пока этот приказ не будет выполнен…
И король скрылся в своей палатке, а все спутники, что сопровождали его в этом страшном походе дружно, не сговариваясь, сели поближе к костру.
- С ней огонь горел ярче и грел сильнее, - проговорил Сэт, протягивая руки ближе к костру.
- С Ренесми? – спросил вдруг Феликс.
- И с Элис тоже… - ответил паренек.
- Она спасла ему жизнь, - совсем тихо произнесла Белла, рукой приглаживая синюю ткань юбки, бывшая королевская фаворитка не успела ни переодеться, ни смыть грязь с лица.
- И она же его предала, - отозвался Эдвард, обнимая Беллу за плечи.
- Она могла получить все и даже больше… - очень тихо заговорила Лея. – Он бы сделал все правильно, он так часто говорил мне об этом… Что на севере должна была восторжествовать справедливость. Что север должен был вернуться в руки истинных хозяев, и только с ними можно было бы заключить мир. Теперь заключать его не с кем…
- Что теперь будет с севером? – мрачно проговорил Феликс.
- А что бывает с полем, зараженным ползучим вьюнком? Весь посев выжигают с лета, - прошептала Лея. – Чтобы через три года снова засеять поле, и оно дало здоровый урожай… сегодня пала дочь Черного Дракона, северу больше не за кем идти… Завтра погибнет Северная Звезда… мы выжжем север, чтобы здесь больше не селилось зло, подобное леди Мэри. Пройдет время, и взойдет новый урожай…
Никто не перебил ее шепот, никто не возразил, все только ближе сели к огню…
***

Северная Звезда гибла с раздирающим на части душу стоном… Лишь пятый удар стенобитного орудия смог пробить брешь в крепостной стене, и камень рухнул с протяжным гулом, отдающимся эхом в горах. Джаспер смотрел на это, чувствуя, как разрастается пустота внутри. Она зародилась там, стоило взять в руки тот самый кинжал. Свист, еще один камень ударился в главную башню, но она упрямо выстояла… На фоне поля, усыпанного словно звездами огнями погребальных костров, Северная Звезда все еще цеплялась за свою жизнь, держась гранитными и мраморными пальцами за хребты Северных гор. Но катапульты упрямо делали свое дело, по кусочку разрушая то, ради чего творилось зло: родная дочь подняла из мертвых своего отца, дочь славного рыцаря не удержалась от предательства, а он… король… сотрет этот символ с лица земли.
- Я не знаю, что произошло с тобой в этом походе, - заговорил с королем Алек. – Но мне это совершенно не нравится.
Король не ответил ему, наблюдая, как в небо от Звезды поднимаются столпы серой пыли.
- Все замки в северных землях под нашим контролем. Что прикажешь делать?
- Назначь в каждом из них лордами тех, кто более всего отличился в бою. Приставь к ним советников. В этих землях шестнадцать замков, земли раздели на шестнадцать равных графств, а управлять ими будет совет лордов. Ты возглавишь его…
- То есть, ты повесишь на меня и это бремя? У них нет ничего, урожаев не было, они голодают… весны не было…
- Отмени налоги… А весна уже совсем близко…
- О чем ты? – Алек проследил за взглядом короля, от подножия гор отделилось странное облако, пестря в небе оранжево-фиолетовыми искорками… «Северное чудо».
Они взмывали в небо над рушащейся Звездой, над погребальными кострами, над лагерем южной армии, которая вслед за королем маршем прошла на север, сковав его своими стальными цепями.
- Как красиво… - прошептал Алек.
- Да, - ответил король. – Как жаль, что она этого не видит…
- Кто? Та самая девушка, о которой только и говорят оставшиеся в живых? Ты же сам казнил ее…
- Я дал ей шанс на лучший мир…
- Ты совсем потерял голову… Вот вернемся домой, я надеюсь, все у тебя в голове встанет на место…
- Ничего не изменит… Ее смерть ничего не изменит во мне…
И король ушел от стенобитных орудий, возвращаясь в лагерь…
Армия не снялась с места, как и приказал король, пока Северная Звезда не превратилась в груду камней, которую растащили и сбросили в глубокий ров, окружавший ранее замок… оставшиеся камни разнесли по долине, превращая ее в памятную вереницу из надгробных камней.
***

Север медленно оттаивал, когда южная армия возвращалась обратно. На пути их появлялись деревеньки, которые раньше скрывались под толщами льда и снега. Весна на севере была ветреной и холодной, но воздух был настолько свеж и упоителен, что легкие заходились какой-то глупой радостью… Белая пустыня сначала превратилась в коричнево-серую грязь… А потом, словно еще одно чудо, земля покрылась сочным, изумрудно-зеленым ковром.
- Невообразимо, - проговорила Лея, которая ехала рядом с молчаливым королем. – Словно это были чары…
- Скорее всего, так оно и было, - ответил Джаспер. – Теперь злая колдунья мертва…
- Только вот и принцесса тоже… - грустно проговорила Лея, которая устала молчать, боясь сделать больно. - Зачем ты это сделал? Ведь можно же было оставить в живых…
- Да, можно… Но что тогда? Север так бы и шел за своей Северной Звездой и Черным Драконом, как за вечным символом, а мы все равно были бы лишь узурпаторами… Так к чему быть мягкими, когда тебя считают главным чудовищем, не замечая гниль в собственных сердцах. Они трусливо ждали десять лет… Ждали неизвестно чего, позволяя тьме сковать их льдом… - Джаспер резко оборвал свою речь, пришпорив коня, а Лея не стала его догонять…
У самых Северных Клыков король приказал разбить лагерь, здесь ощущалось уже по-южному мягкое тепло, и отряды королевской армии, изрядно оживившись, устроили ночью праздник, предвкушая возвращение домой… Костры зажглись вдоль тракта на многие мили, создавая своего рода Млечный путь на север… Король, выйдя из лагеря, направился прочь от общего веселья, туда, где танцевал на ветру сухоцвет… рыжим зверобоем, желтыми и синими колокольчиками, белыми полевыми ромашками, мшисто-зелеными травами, пахнущими так сладко, что дыхание перехватывало.
Расстелив плащ на земле, король сел, уставившись на горные вершины, отсекающие север от юга, над которыми яркими светлячками горели звезды.
Услышав мягкую поступь по этому летнему сухоцвету, Джаспер зажмурился, пытаясь вырвать из себя горький привкус надежды… открыл глаза… В ворохе зеленых юбок рядом с ним стояла Белла… Всего лишь Белла.
- Иди в лагерь, - заговорил король.
- Я хотела поговорить, - мягко проговорила она, усаживаясь рядом с Джаспером на плащ, взяв короля под руку.
- Уходи… Не дай бог твой муженек узнает, что ты здесь… А мне покушения на меня надоели до чертиков.
- Не волнуйся, он знает, что я пошла поговорить с тобой. Я просто… - она осеклась. - …Хотела поблагодарить тебя… от нас обоих. Я знаю, после всего… Мы не заслужили твоей милости. И если когда-нибудь будет хоть что-то, чем я смогу отплатить тебе…
Изабелла снова замолчала…
- Знаешь, это, наверное, последний вечер, когда мы сможем вот так поговорить… При дворе нам вряд ли будут рады… Так что мы с Эдвардом обоснуемся в его поместье… Заведем с десяток детей… Кто бы мог подумать, я и Эдвард…
- Будь счастлива, - проговорил король, наконец смягчив свой тон.
- Буду… обязательно буду… И ты будешь… - Белла улеглась на плащ, утягивая за собой короля. - Звезда вспыхнула… - Продолжила она. – Знаешь, в детстве няня рассказывала мне сказку, что когда дракон умирает, кровь его впитывает земля, и через подземные реки несет ее к Священному Источнику, а тот, кто в этот источник окунется, не будет знать иной смерти, как от старости, во сне, в своей постели, дома. А душа дракона кометой уносится в небо, превращаясь там в звезду.
- Зачем ты это мне рассказываешь?
- Не знаю… Нужно было спросить Ренесми… Хотя, знаешь, скорее всего, это простые сказки…
Король ничего не ответил.
- Хорошо, тогда давай просто помолчим… Так сладко пахнет… Интересно. Что это?
- Зверобой… он тут повсюду… - ответил король.
***

Деревенька Тенистая заводь была точно такой же, какой запомнил ее король… И таверна с хозяевами была точно такой же. Хозяин снова принес на стол короля ту мутную полынную дрянь.
- Выпьешь со мной? – этим вечером из их отряда за столом сидели только он и Лея. Названая сестра как-то странно посмотрела на бутыль и буквально позеленела.
- Не могу… - процедила она сквозь зубы, зажимая рот и нос ладонью. – Нельзя…
- Так-так-так… - заговорил король, улыбнувшись впервые за несколько недель похода. – Кому-то все-таки нужно было быть осторожнее в той палатке!
Лея покраснела…
- Чтобы завтра же твой лучший фехтовальщик женился на тебе…
- Но я… - пискнула Лея…
- Никаких возражений. Кто бы мог подумать, что ты когда-нибудь станешь мамой? Все верили, что однажды тебя в бою просто перерубят пополам, и станет вдруг две Леи…
- Дурак! – обиженно надулась воительница.
- Хозяин! – позвал король. – Забери бутыль… Принеси-ка нам лучше молока, горячего… с медом…
***

Король вернулся в столицу рано на рассвете, когда город только начинал оживать… Но Джасперу так и не удалось проехать во дворец незамеченным. Здесь, на юге, его встречали как героя, освободившего королевство от северной тьмы.
В тронном зале, сидя на троне своего отца, после того, как Кайус, глава Церковного совета снова надел на голову Джаспера корону, король в последний раз позволил себе вспомнить свои последние слова черному дракону…
«Получится?»
«На все воля древнего огня, молодой король».