Худшее из злодеяний — не воровство и даже не убийство, а предательство. Никогда не предавай человека, который тебе доверился. Обманывать можно лишь тех, кто тебе не верит; изменять позволительно лишь тем, кто на тебя не надеется.
Борис Акунин

Klint Mansell – The Last Man
Джаспер вот уже минут двадцать наблюдал, как Элис и Ренесми о чем-то мысленно беседуют.
«Ренесми», - позвал он, но дракониха, только зыркнув на него злыми янтарными глазами, отвернулась. А Элис напряженно сидела, вглядываясь в языки пламени в костре, словно ожидая чего-то.
Джаспер переглянулся с Леей, притихшей и окончательно «заледеневшей». Она глазами следила за тем, как точильный камень в руках Джаспера ходит по голубой стали его меча, выбивая искорки… Сэт заговорил о падающей звезде, предвещающей чью-то смерть, и Джаспер попытался его оборвать, но предчувствие его еще ни разу не подводило. Над лагерем буквально воняло смертью, это чувствовали все…
Напряжение было физически ощутимым, до Северной Звезды был всего лишь день пути…
Ухнул филин, Элис встревожено вскинула голову к ночному небу. Ее синие глаза были черны, как и ночная тьма в этом странном лесу…
Здесь, совсем близко к Звезде, ледяная пустыня словно ослабила свою хватку, снег лежал не так плотно, рядом журчала река, а в бурлящей воде каким-то образом даже цвели водные ирисы…
Розали и Эммет заступили на южный караул, Джаспер проводил их взглядом… «Влюбленные дураки», - вдруг подумалось ему. Сон не шел, разум прибывал в каком-то нервном напряжении. В отдалении снова ухнул филин. Теперь он был ближе.
Джаспер встревожено обвел взглядом лагерь. Ближе к костру вышел Лоран. Он как и Элис поднял глаза к ночному небу.
Сэт, словно повинуясь какому-то сигналу, поднялся со своего плаща… Феликс посмотрел на Лею, Лея же медленно доставала из своей клади лук и стрелу с круглым, тряпичным набалдашником. Элис отстраненно следила за тем, как воительница подошла к костру, положила стрелу на тетиву, натянула ее, подожгла наконечник и выстрелила… В ночное небо…
- Зачем ты это сделала? – проговорила Элис, но Лея лишь молча кивнула Джасперу, Сэт, кивнув королю, быстро побежал к привязанным в отдалении лошадям.
- Что происходит? – проговорила Элис. Джаспер, перехватывая меч поудобнее, какой-то особенно угрожающей походкой направился к ней… - Что?.. – снова залепетала она.
Рядом возник Эдвард с мечом наизготовку…
- Я же говорил тебе, они будут топать, что услышит и глухой…
- Скажи, что ты не имеешь к этому никакого отношения! – вдруг зло прошипел Джаспер, а спустя мгновение в палатку позади Элис ударила первая зажженная стрела. С юга были слышны звуки боя: лязг мечей и боевые выкрики. – Занять круговую оборону! – прокричал Джаспер.
С юга показался один из капитанов гвардейцев…
- Ваше величество! Их слишком много… - прохрипел он…
- Мы все покойники, - невесело резюмировал Эдвард. Джаспер усмехнулся. Феликс выудил откуда-то огромную секиру, Лея встала рядом с Джаспером. Элис вытащила из своих ножен короткие мечи, но король лишь как-то особенно горько усмехнулся…
- Иди к своим людям, дочь Черного Дракона… Только вот имя своего отца ты носить не достойна…
Ренесми, вертя головой, словно пытаясь понять, на чью сторону встать, вспыхнула и взмыла в небо черной стрелой.
И тут же бой докатился и до центра лагеря, северные, закованные в латы, наступали одной сплошной серебристой волной, в которой Джаспер быстро пропал из виду Элис…
Чувствуя, что слезы снова жгут глаза, Элис побежала в южном направлении… Нужно остановить, ведь есть еще способ остановить все это… Латники северных пропускали ее, закрывая своими телами, и на своем пути Элис видела только то, как быстро тает отряд королевских гвардейцев на северных клинках.
Впереди Элис наконец увидела закованного в черную броню конника, без шлема, он спокойно наблюдал за кипящим перед ним боем, не пытаясь напасть. В этом воине Элис без труда узнала сэра Джеймса.
- Отступаем! – крикнула девушка, подбегая к нему.
- Я не уйду отсюда без победы! Утром голова короля будет красоваться на моей пике!
- Я сказала отступаем! – крикнула Элис.
- Как только закончим… - нежно улыбнулся ей сэр Джеймс. Элис зло усмехнулась, видя, как зашевелилась позади него тьма, драконий хвост подсек ноги его коня, и рыцарь рухнул на землю, звеня латами и неуклюже пытаясь выпутаться из стремени храпящей лошади… Элис, схватив с пояса сэра Джеймса рожок, протрубила сигнал к отступлению…
Королевский лагерь полыхал огнями, отряд северных быстро скрывался в южном направлении. Элис мечом перерубила подпругу на груди коня, высвобождая из ловушки чертыхающегося на чем свет стоит сэра Джеймса.
- Еще раз ослушаешься моего приказа, - зло прошипела Элис, - и я попрошу Ренесми спалить тебя…
***

Утро королевский отряд встречал поминальными кострами. Джаспер, получивший всего пару царапин на лице, той ночью бился так, словно один готов был перебить весь отряд северных. Конкуренцию ему готов был создать лишь Эммет, ворвавшийся в лагерь с ревом, заглушающим даже вопли Феликса, так что король снова за ту ночь подумал: «Влюбленные дураки». Только в этот раз он добавил: «Не успели».
Элис скрылась так быстро… Лея получила удар по затылку и упала в снег, а Джаспер так и не успел к ней пробиться. Феликс орудовал своей секирой словно заведенный, но меткая стрела, застряв в правом плече в кольчужных кольцах, заставила его бросить свое тяжелое оружие. Эдвард, ослабший после своего предыдущего ранения, очень быстро был выведен из боя одним простым ударом меча в плечо. Лоран, зажимая рукой длинный порез на шее, все еще пытался биться… И только Эммета и Джаспера, вставших спиной к спине, никак не могли достать, словно смерть упрямо обходила их стороной.
Лагерь полыхал со всех сторон, королевские гвардейцы, зажатые в кольцо, гибли один за другим за своего короля, которого считали отцеубийцей. И эта мысль злила короля больше всего. Джаспер готов был сделать что угодно, чтобы достать ту тварь, что сотворила все эти ужасы с его землями, что убила его родных, что не позволила Розали вернуться в лагерь, чтобы поучаствовать в очередном бою…
Издав истошный, отчаянный вопль, он снес еще одного нападавшего одним ударом в шею, и противная мысль, что Эдвард оказался прав и что вот сейчас они все умрут, опалила сознание… Пока с юга не прозвучал спасительный звук рожка, и северные, непонятно почему, отступили… Отступили, когда до победы осталось совсем чуть-чуть…
Сэт вернулся с новостями лишь к полудню, когда лагерь больше всего напоминал нечто среднее между склепом и пожарищем.
В отряде, который выезжал из столицы с численностью более полутора сотен человек, осталось каких-то три десятка человек, включая самого короля. Сэт, ошарашено оглядываясь вокруг, словно до этого не видел поля боя, шел к центру, где из остатков провианта и только что нарубленных стволов деревьев сооружали огромное кострище, чтобы не оставлять трупы гнить на этой проклятой северной земле. Лоран пытался помочь раненым хоть чем-то, но его запасы зелий настолько истощились за время похода…
- Как же вы?.. – начал говорить Сэт, но осекся… - Они же должны были… Почему отступили…
- Я не знаю, - проговорил король, помогая Лее уложить еще одно тело на груду хвороста.
- А Элис? – проговорил мальчишка. – И дракониха?
- Ушли с ними… - коротко ответил король.
- Дезертировали?
- Ушли, они не солдаты… У них своя судьба, и свое право выбирать сторону, на которой они будут воевать. С какими новостями пришел?
- Я видел костры восточнее Звезды… Северные…
- Понятно. Дальше…
- Не позднее утра, - ответил мальчишка.
- Хорошо.
- Куда девать трупы северян? В канаву их? – крикнул один из гвардейцев.
- На кострище! – ответил король, направляясь к Эммету. Тот категорически отказался сжигать тело Розали с остальными. Вместо этого он соорудил кострище рядом с самой рекой. Розали, с водопадом золотых волос, смотрящихся так неуместно на темном хворосте, была похожа на застывшее мраморное изваяние… Ее красота даже после смерти притягивала к себе взгляд…
«Не нужно было брать ее в отряд», - подумал король, но озвучить это так и не решился…
Эммет убрал с ее лба выбившуюся прядку, которую тут же подхватил ветер, создав этим движением горькую иллюзию жизни.
Они все пришли сюда, не к большому кострищу, разгорающемуся в центре лагеря, здесь, рядом с рекой, где в языках пламени сгорала эта садовая роза, все прощались с отрядом… Каждый думал о своем… Расходились по одному, первым ушел Эдвард. За ним последовал Феликс… Сэт… Лея, тронув Эммета за плечо… Джаспер подумал, что впервые видит, как плачет Лоран. Но и сарацин быстро ушел от кострища.
- Это все твоя северная девка, - наконец заговорил Эммет, когда они остались одни.
- Да, - ответил король…
- Она предала нас, из-за нее все это! - Эммет указал на погребальные костры, и Джаспер заметил, что рука у него дрожит.
- Нельзя предать того, кто не верил… - сдерживая неумолимо рвущуюся в голос горечь и изо всех сил пытаясь не поддаться эмоциям, ответил он.
- Лжешь! - яростно выкрикнул Эммет, как будто обезумев от ненависти и гнева. - Ты верил этой змее, и еще как! И вот к чему все это привело! Вот к чему ты нас всех привел! - его голос сорвался, а перед глазами Джаспера мгновенным взрывом собственного горя полыхнули лица его спутников, измученных, раздавленных, оглушенных всем, что случилось.
Эммет грубо схватил его за плечо и хрипло заговорил:
- Ты дашь мне расплатиться с ней. Мне! Иначе... - он тряхнул головой, переводя дыхание, и на закрывавших его шею бинтах проступили кровавые пятна.
- Иначе что? – и в глазах короля Эммет вдруг увидел тот же самый онемелый лед. Словно и сам король сегодня хоронил свое сердце… Сжигал его на погребальном костре. - Я обещаю тебе, Эммет… Элис, дочь Черного Дракона умрет… И если понадобится, я сделаю это сам…
- Нет, это должен быть я… Только я… - зашипел Эммет сквозь стиснутые зубы, словно ему было невыразимо сложно сдерживать себя… А король вдруг подумал о том, что уже видел однажды такой вот фанатичный блеск в глазах… И пылал он в сапфирово-синих глазах северной ведьмы, конокрадки, цареубийцы и воровки, укравшей сердце короля…
- Хорошо, - тихо ответил Джаспер. Сегодня он видел, как его предают… Сегодня он видел, как рушится мир людей, поклявшихся служить ему… А завтра… Мир снова полетит в пропасть, потому что король не заметил, что у него украли самое важное…
«Никогда не теряй головы», - напутствовала его когда-то Белла. Не послушал ее… И загубил не свою жизнь… Страшнее! Загубил чужие… И даже самая кровавая месть уже ничего не исправит, не изменит. Не облегчит боль. Джаспер отстраненно смотрел на своего собеседника, на то, как и он сквозь дурман своего безысходного бешенства начинает понимать, что легче уже никогда не станет, сколько бы крови ни было пролито за ту, что впиталась в северную землю этой ночью. И вот тогда наконец наступила та реакция, которую Джаспер ожидал: душевный шок прошел, и Эммет с глухим стоном рухнул на колени перед гудящей стеной погребального пламени, прикрыв лицо дрожавшей все сильнее рукой и слепо вытянув другую руку к огню - сумасшедшим, умоляющим движением, как будто надеясь, что несмотря на время и смерть все равно ощутит ответное прикосновение. Джаспер отвернулся, чтобы не смотреть, как мучительная боль от ожога все-таки выбивает из Эммета те слезы, которых не дождалась боль другая, и медленно зашагал прочь. Горе, как и счастье, у каждого свое. И оба их лучше переживать без свидетелей.
***

Переждали еще ночь, которая вопреки всем ожиданиям не принесла никаких жутких сюрпризов. Утром, когда кострища прогорели, словно присланный волей милостивых богов, легкий ветерок подхватил пепел, разметав его по белоснежному снежному покрову… Серые хлопья пепла смешались с серебристыми искорками, похожими на застывшие алмазные слезы, а когда солнце взошло на свинцовом от облаков небе, весь он и вовсе исчез… исчез с этого снежного покрывала, с темной глади речного потока, с лепестков каким-то чудом расцветших в этом краю речных ирисов…
- Куда ты собираешься? – Лея остановилась рядом с королем, который проверял подпругу на седле.
- Я еду в Северную Звезду, - ответил Джаспер.
- Так какого черта молчишь? Всем собраться! Это приказ! – завопила Лея, но в ответ получила лишь мрачные взгляды.
- Больше никаких приказов, - мрачно заговорил Джаспер. – Я иду один…
- Я с тобой! – как-то по-детски визгливо воскликнула Лея.
- Как пожелаешь… - ответил король.
- Я с вами, - отозвался Лоран… С мрачным видом он стал собирать остатки своего хитроумного арсенала.
- Черт возьми, я в лагере сидеть не буду! – завопил Феликс. Вслед за ним засобирался и Сэт.
Эммет, вложив меч в ножны, устало вздохнул…
- Все равно, где умирать… Я с вами.
- Ты чего молчишь, друг Эдвард?! – посмотрела в сторону советника Лея.
- Снова лезешь на рожон? – рыжий, потрепанный в этом затянувшимся походе визирь Эдвард, растеряв весь свой столичный лоск, теперь выглядел очень человечным… - В Северной Звезде нас всех будет ждать смерть…
- Страшно? – как-то особенно иронично сказал Джаспер. – А подсылать отряд, чтобы убить короля на столичных улочках было не страшно? – в голосе короля не было ни укора, ни злости, он был сух и бесцветен. – А леди Изабелла, которую ты так любишь, ждет, когда кто-то придет и спасет ее…
Эдвард побледнел еще сильнее, плотно сжал губы, в ужасе глядя на короля.
- Собирайся… Тебе единственному я приказываю… Останешься жив после этого похода, помилую…
- Значит, уже приговорен, - безнадежно проговорил Эдвард.
***

Остаток пути ехали молча, гвардейцы, не пожелавшие рисковать своими шкурами и дальше, разбили лагерь подальше от тракта и остались ждать…
Снег кончился так же внезапно, как обрушился на них за воротами Клыков. Впереди показалась Звезда, величественно высясь своими шпилями над крепостным рвом. Белоснежный камень словно диковинный кристалл врос в горный хребет, отсекающий север от Восточного предела и Неизведанных земель.
Перед замком не было ровных рядов северных войск, там не реяли штандарты, там не было тьмы, не было сотканных из фиолетовой мглы мертвецов и волков. Только серо-коричневая земля и серпантин северного тракта, заканчивающегося огромным подвесным мостом… Но мост был опущен, словно мышеловка для глупой мышки была расставлена. А приманка? Приманка в виде призрачной надежды, что Изабелла и Джейкоб еще живы…
- Это не северные лорды… - заговорила Лея. – Где они со своими латниками, если с самого начала это были они.
- Может произошел раскол… И сэр Артур все подмял под себя… - неуверенно заговорил Джаспер.
- Что подмял… - отозвался Лоран. – Взгляни на тракт… Здесь годами никто не проезжал… Город мертвый… Ты разве не слышишь эту тишину? Как в могильнике…
По мосту ехали озираясь по сторонам, и в любой момент ожидая нападения… Но ничего этого не было… Никто не кинулся на их маленький отряд.
Во дворе было пустынно, там царило запустение, словно все жители разом ушли из города, побросав все…
Ворота в главный зал были открыты настежь, там гулял лишь ветер… и тишина.
- Идем дальше… - проговорил король. – Нужно найти наших.
- А еще вашу невесту, - проговорил Сэт, испуганно поежившись. Но Джаспера не покидало ощущение, что никакой невесты для себя он в этом городе не найдет.
***

- Леди Элис, отряд вошел через главные ворота Звезды, - мальчишка, Элис даже не удосужилась спросить его имя, принес новости от дозорных.
- И? – Элис застегивала ремень на новой кольчуге, готовясь брать Звезду приступом. – Сколько их? Где они набрали людей?
- Их было всего лишь семеро…
- Семеро смелых… - прошептала Элис. – И что? Их взяли в плен?
- Нет, они просто проехали через мост… Такое ощущение, что в городе никого…
- Труби сбор… Мы выступаем…