На вид совсем как сахар, на вкус — как пустота.
Келли Линк

Clint Mansell - Xibalba
Джаспер проснулся от ощущения того, как что-то горячее и гладкое скользнуло по его шее. Открыв глаза, он еще несколько минут пытался рассмотреть что-то в кромешной темноте каюты. Судя по всему, была ночь, и угли в походном очаге погасли, но холодно ему не было. Справа вспыхнуло яркое пламя, и в темноте стали видны очертания небольшой фигуры.
«Ренесми», - позвал он. Девочка обернулась, ее янтарные миндалевидные глаза ярко горели на фоне темноты.
«Да», - мысленно отозвалась она. Этот ее тип ментального общения и пугал, и завораживал одновременно.
«Спасибо», - подумал Джаспер. – «Как тебе удается так менять облик? Ты то ребенок, то маленький дракон».
«Мое тело – это сплошной огонь, или даже скорее плазма. Я могу выбрать любую форму и любой размер. Огонь бывает разным, от маленького лучика огнива до лесного пожара на сотни лиг. Зажечь очаг?»
«Да, спасибо», - Джаспер наконец почувствовал, как холод вокруг начинает пробираться под меховые одеяла на постели. «Мы скоро причалим», - подумала в голове Джаспера дракониха, прежде чем уйти из каюты.
Рядом с ним заворочалась Элис, она прижималась к его боку, и Джаспер лежал неподвижно, боясь потревожить ее. Очаг медленно разгорался, бросая на деревянные стены и потолок корабельной каюты мягкие желто-оранжевые блики. Наконец Элис заворочалась и повернулась на другой бок, прижимаясь к Джасперу спиной.
Только теперь в голову короля закрался вопрос о том, что вообще здесь делает эта маленькая воровка и потенциальная цареубийца. Осторожно положив ладонь на ее талию, Джаспер к своему облегчению обнаружил там ткань рубашки. Память отказывалась работать четко, последнее, что вспомнилось ему – мертвый ворон на льду озера, который внезапно ожил, подскочил на покрытых кровью когтистых лапах, клюнул пару раз поверхность льда под собой, а потом, взмахнув изломанными крыльями с белыми искорками торчащих костей, взмыл в небо. А дальше только вода и холод… и темнота… где мелькало напуганное лицо Элис. А потом кровь, фонтаном брызнувшая из ее перерубленного тела на снег…
Джаспер вздрогнул, сильнее сжимая ткань рубашки на талии девушки. Желание прижаться к ней еще крепче стало просто непреодолимым, и он робко, стараясь не разбудить девушку, обнял ее за талию, пьянея от ощущения того, как это хрупкое тело прижимается к его. Он зарылся носом в неровно остриженные темные кудри, снова пахнущие гарью и… медом. Этот запах всколыхнул новую волну воспоминаний… «Это всего лишь молоко…» Темнота вокруг. Лея и Элис в каких-то ярких, фривольных тряпках. Страх, оставшийся позади, в покоях замка сэра Аро…
Север… Теперь Джаспер мысленно вернулся к тому разговору с Элис и маленькой Ренесми… Северная тьма.
Она пришла сразу после Великой битвы. Она медленно затягивала небо от самой Северной Звезды до южного хребта, чертящего границу между северными и южными землями. Когда-то, очень давно, когда не было еще единого Бога, север и юг были едины. Но церковный раскол принес с собой и раскол земель: север упрямо цеплялся за своих древних, кажущихся теперь абсолютно непонятными божков.
И теперь северная тьма насылала вечную мерзлоту на этот край, так что урожай не успевал вызревать, зверье бежало прочь из лесов, а люди… люди теряли всякую надежду… Из года в год, ожидая весны, они теряли хоть какую-то надежду на будущее, потому что весны не было. Была только ледяная стужа вплоть до самых Клыков, был только страх… суеверный, наполненный страшными сказками местных и неясными слухами, что на самой окраине поселилось зло.
Великая битва на Поле Тысяч Черепов стала великим предательством. Джаспер помнил это, ему было шестнадцать, и зная свою судьбу наперед, он уже шесть лет не отходил от дяди Питера, впитывая в себя все, что может пригодиться ему, чтобы стать мечом этого королевства. И Джаспер помнил Черного Дракона, одним своим видом этот человек внушал в людей страх, но Джасперу запомнились больше всего ни его огромный жеребец, ни черные, похожие на панцирь диковинного жука доспехи, ни длинный тяжелый фламберг, который вряд ли кто-то смог бы поднять, ни то что биться им, почему-то в память врезались живые синие глаза этого воина, в них горел огонь… Не дьявольский, не безумный… праведный. И огонь этот был так силен, что Джаспер впервые в жизни усомнился: а правильно ли он поступает? Правильно ли поступают все вокруг?
Накануне главного сражения Питер тайно встретился с четырьмя северными лордами, и в ту ночь Черного Дракона предали его же люди, битва, в которой участвовали лишь горстка людей самого северного правителя, завершилась кровавой бойней, а предатели, откупившись от юга своим золотом, остались при своем. Ошибка, вот в чем была ошибка отца и брата, они дали этой северной мерзости переродиться в северную тьму. И теперь Джаспер должен все это исправить…
Элис в его объятиях снова зашевелилась, потянулась, словно кошка, повернулась к нему лицом, уткнулась носом в грудь короля и очень мило засопела. Джаспер грустно улыбнулся. Теперь он знал, как все это можно исправить. Эта девчонка отважно бросилась в воду, чтобы спасти его… С самого начала он не зря дал ей это обещание, и он сдержит его перед дочерью Черного Дракона.
***

Элис была невообразимо милой, теперь Джаспер видел это. То, как она, словно ребенок носилась по снежной равнине, играя с остальными в снежки. Лоран рядом с королем не мог сам не улыбнуться, видя глупейшую из улыбок на лице своего повелителя. А Джаспер вспомнил, как при разгрузке корабля, она встала на сторону Лорана и Беллы, пытаясь заставить короля торчать в постели, и другим тащить его, словно маленького ребенка.

- Тебе нельзя вставать, - она стояла перед ним, упираясь ладонью в голое плечо. Проснулся Джаспер уже без нее, из-за чего он испытывал легкое, почти щемящее чувство разочарования. Не обращая внимания на все еще стоящую рядом Элис, Джаспер встал, чувствуя, что это движение отнимает неприятно много сил. Но отлеживаться в постели он не собирался… Элис, опустив глаза вниз, залилась таким румянцем, что об нее наверняка можно было греться. Джаспер усмехнулся, думая о том, что залезть в его постель она не постеснялась, проспать с ним всю ночь тоже, а вот смотреть на него, голого, ей почему-то было стыдно. Элис же, задрав голову к потолку, еще для надежности накрыв зажмуренные глаза ладошками, затараторила:
- Твоего коня увели из конюшни Аро, меч со дна озера достала Ренесми…
- А погоня, - Джаспер одевался, с улыбкой наблюдая за ней. В своей мужской одежде, с маленьким черным дракончиком на самом видном месте рядом с ремнем дорожной сумки, который наискосок шел через ее грудь, и ремнями ножен для коротких мечей на спине, она снова выглядела как воровка, конокрадка и почти убийца. И Джаспер вдруг пожалел, что совсем не успел обратить внимание на то, как она выглядела в женской одежде, этот образ был каким-то размытым и бледным.
- Погони не было…
- Ты хочешь сказать, что Аро не попытался вернуть свою добычу и наколоть-таки мою голову на пику?
- Он не успел… - Элис помедлила, покусывая свою нижнюю губу. – Он нечаянно повесился рядом с твоим штандартом на стене замка…
- Повесился?.. – Джаспер замер, застегивая ремни на латах. – А его люди?
- Там произошел пожар…
- Произошел?..
- Ну да, случился…
- И ты конечно не имеешь к этому никакого отношения…
- Ни малейшего…
- А подтвердить твои слова может?..
- Розали… - Джаспер обреченно вздохнул, немая Розали вряд ли в состоянии рассказать, что же произошло в замке Аро, король вышел из каюты, где на морозном воздухе тут же зашелся сухим, вырывающим легкие кашлем.

- О чем задумался мой король? – сладко пропел Лоран, улыбаясь белозубо и немного нагловато.
- Ни о чем конкретном…
- Ваше величество, вы все еще помните первопричину нашей поездки? Вы же сами отправили письмо в Северную Звезду с приказом, что леди Мэри должна быть готова к свадьбе…
- Да, я помню… - рассеянно прошептал король, всматриваясь в прозрачное, зимнее небо.
- Вы не собираетесь сдерживать обещание, данное леди Мэри? – Джаспер нахмурился, обдумывая вопрос Лорана.
- Нет, я сдержу свое обещание…
- А как же леди Элис? – Джаспер усмехнулся, в который раз ловя себя на мысли, что эти два слова не сочетаются в его мозгу, они упрямо не складываются в словосочетание: «леди» и «Элис».
- Элис сама выберет для себя судьбу… - в этот момент ястреб, стрелой рванувший в сторону короля, молча приземлился на его плечо. Достав письмо из колбочки, привязанной к его когтистой лапе, Джаспер быстро заменил его на другое и подбросил птицу в небо. Хищник так же стремительно скрылся из виду, как и появился. Джаспер развернул письмо, удовлетворенно хмыкнул и спешился, чтобы присоединиться к снежному побоищу. В столпах снежных искр, так похожих на сахарную пудру, Элис была похожа на маленькую лесную фею, прекрасную, но очень злобную, особенно, когда ей все-таки удалось свалить короля в снег… Джаспер смеялся над ней, пока она пыталась закопать его в сугроб, это выражение на ее лице, он собирался хранить в своей памяти всю жизнь: этот детский, заразительный, заставляющий улыбаться азарт.
А потом, когда все грелись у спасительного огня, Джаспер уже хотел было послать за Элис, когда вдруг послышался этот противный писк, и лагерь накрыла тьма…
***

Hans Zimmer & James Newton Howard - The Dark Knight Main Theme
Элис, увернувшись от очередного выпада темной фигуры, рубанула по ней своим мечом, когда откуда-то справа раздался визг… Изабелла, Элис видела это по вороху сине-белых юбок, которые вдруг взметнулись вверх в этой тьме. К ней тут же бросились две мужские фигуры. Король, естественно король! И тут же получил удар одной из теней… в спину. И Эдвард, пропуская удар своего нападавшего по касательной в бок, так и не успел спасти Беллу… Элис, чувствуя, как какая-то непонятная тяжесть наполняет легкие, зарычав, бросилась к королю, но ее руку вдруг опоясала тьма. Девушка взглянула в лицо нападавшего, с синей отметиной на шее, бледным лицом и синюшными кругами вокруг стеклянных мертвых глаз, на нее смотрел повешенный ею сэр Аро…
- Черная кровь… Пойдет с нами… - прошипел он… Элис свободной рукой схватила тьму, что сдерживала ее, и тьма зашипела под ее пальцами.
- Пошел к черту… - спустя секунду тьма вспыхнула на ее коже, а мертвец отшатнулся от нее.
- Огонь! – послышались крики откуда-то из центра лагеря. И тут же появилась вспышка этого самого огня, опалившая тьму, Лоран рухнул на колени, прижимая руки к обожженному лицу.
- Ренесми, - заорала Элис так, что горло заболело. Дракониха, улетевшая на разведку перед самым нападением, должна была услышать, если нет, то и шансов у них не будет. Тьма клубилась там, куда не доставал огонь.
Элис бежала к Лорану, которого было хорошо видно на фоне разгоревшегося кострища…
- Всем сюда! К огню! – Элис по пути подхватила под локоть почти теряющего сознание Эдварда… Король, пошатнувшись, встал сам… - К огню!!!
Послышался храп лошадей, рядом с Элис мечом орудовала Розали, отгоняя тьму от лежащей на снегу темной фигуры Эммета…
- Лошади, - прошептала Элис, их с Розали взгляды пересеклись. – Стаскивай плащ, наматывай на меч и в огонь, – рявкнула Элис. Спустя мгновение у них обеих в руках были импровизированные факелы, горящие химическим огнем, вызванным Лораном. – Быстрее, к лошадям. – Передав один из факелов королю и оставив на его попечение раненного Эммета, Элис рванула туда, откуда раздавалось бульканье и предсмертный храп лошадей. Розали широкими движениями рук с зажатым в них полыхающим мечом разгоняла тьму, Элис прикрывала ее спину.
- Ренесми, где же ты… Ну где же ты… - Вокруг сталью звенел кипящий бой… Элис и Розали почти добрались до привязанных к деревьям лошадям, когда откуда-то сверху пронесся гул, он нарастал у самых крон деревьев, клокочущий, свистящий, словно ураган набирал силу, скручивая воздух в тугие спирали, словно этот воздух куда-то засасывало… - Ренесми… - радостно прошептала Элис. – На землю! Все на землю! Всем лечь на землю! – сбив Розали с ног, Элис подтащила ее ближе к высокому сугробу.
Справа, на самой окраине лагеря зародилась первая вспышка драконьего огня. Стали видны фигуры нападавших, королевские гвардейцы, падая на землю и накрывая головы руками, скрывались от драконьего пламени, которое пролетало в полутора метрах над землей. Кто-то не успевал, сгорая заживо. Но тьма, накрывшая лагерь, рассыпалась пеплом в оранжево-алой струе чистого огня. Над головами Элис и Розали прошипел огонь, обрушив на них поток воды от растаявшего снега.
Ренесми, молнией пронесшись над лагерем, ушла на еще один круг. И Элис, в образовавшемся коридоре увидела, что же там с лошадьми… уже с десяток из них заливали своей кровью белоснежный снег, а тьма упрямо перла прямо на них.
Гвардейцы же, поняв, что нужно делать, ловко укрывались от драконьего пламени щитами, позволяя Ренесми жечь тьму и нападавших… Элис вскочила на ноги, потянув за собой растрепанную Розали, факел их погас, но деревья над ними запылали словно факелы в ночном небе. И тьма начала рассеиваться… Элис отвязав первую же нерасседланную лошадь, вскочила в седло, начав сыпать командами:
- Свернуть лагерь… быстро, построиться! – не ожидавшие от нее такого звучного, властного голоса гвардейцы стушевались лишь на секунду, а затем, засуетившись, начали слушаться. – Освободить повозки для раненых! Сбросить все лишнее! Быстро! Быстро! Быстро! Седлай лошадей! – И Элис, освободив для Розали одно стремя, помогла ей забраться в седло позади себя, рванула к другой окраине лагеря. – Позаботься о них, - девушки переглянулись в центре быстро сворачивающегося лагеря, Розали кивнула, убегая к королю и Лорану, который, несмотря на собственное ранение уже осматривал раны других. – Феликс! – огромный гвардеец, в своей пиратской повязке на бритой голове помогал Сэту свернуть одну из уцелевших палаток. – Собери два отряда, один пойдет впереди, второй будет замыкать отряд. Раненых и провизию в центр.
- С каких пор северные шлюхи мне приказывают?! – взревел он.
- С тех самых, как вы, южные отважные мужи, не в состоянии понять, что делать!
И Элис, пришпорив коня, рванула к тракту, в самую гущу тьмы, где все еще орудовала Ренесми.
***

Отряд продвигался всю ночь, всю ночь перед вереницей повозок и всадников вспыхивал драконий огонь, и Элис гнала всех на север так быстро, как только можно, лишь на рассвете дав команду разбить новый лагерь. Теперь с усиленной охраной. На рассвете, когда Лоран, демонстрируя жуткие ожоги, вышел из своей палатки, Элис уже завершила все дела по размещению выживших в отряде. Проверив оставшиеся припасы, было принято решение устроить охотничий рейд в ближайшем лесу, но исключительно в сопровождении Ренесми, и исключительно недалеко от лагеря.
- Ты отличный командир, - проговорил Лоран покрытой плотным слоем сажи и крови девушке, которая вот уже полтора часа помогала ему с перевязками, и упрямо молчала. – Спроси же, шаримати. Я же вижу, что тебя мучает именно этот вопрос.
- Как он? – тихо прошептала девушка.
- Пустая рана… Пара стежков, быстро затянется.
- Это хорошо, - проговорила она, промывая очередной порез и накладывая вот уже сотую примочку от ожогов.
Вечером, усилив охрану и соорудив вокруг заградительное кольцо защитного огня, Элис уснула тут же, стоило ей улечься рядом с одним из огромных кострищ, горящих на драконьем пламени. Проснувшись следующим утром, Элис долго не могла сообразить, где она и почему все так болит. А разбудил ее разговор двух гвардейцев:
- Точно тебе говорю, это он своих порешил. Я рядом бился… Всех, всех наших ночью той донимали мертвецы, ими убиенными… Король наш – отцеубийца… - Стоило одному из них это сказать, как рядом с ним возникла Лея, снеся солдата одним мощным ударом правой.
- Заткнулись! – зло прошипела воительница… - Элис, что ты молчишь… Скажи им, что король никого не убивал…
Элис промолчала, устало прикрыв глаза, а ответил за нее все тот же гвардеец, стирающий кровь, хлещущую из разбитого носа.
- Да кто поверит этой северной ведьме?!
***

На пути отряда показалась деревенька, первая за множество пустынных лиг. Покосившиеся лачуги, укрытые толстым снежным покрывалом. Лишь в одном доме из печной трубы валил дым, Элис, которая все время теперь держалась впереди, то есть, подальше от короля, мрачно оглядывающегося вокруг и подгоняющего всех вперед, пришпорила коня.
Сомнений в том, кто готовил им все эти пакости и ловушки, в том, кто похитил Беллу, у него не возникало. Это все северные лорды, заявил он… Спутавшиеся с нечестью лорды… А все попытки Элис разубедить короля и его вассалов в том, что северные лорды сами страдают от тех же напастей, так ни к чему не привели.
Элис, подъехав к лачуге, спешилась, привязала коня к покосившемуся под толстым слоем снега забору, прошла во двор. Повсюду на распорках висели шкуры животных: зайцы, лисы, рысь, даже пара медвежьих и волчьих шкур. Справа, рядом с замерзшей бочкой была груда заледеневших потрохов, выделяющихся на белом снегу ало-синим пятном.
Элис прошла к двери в лачугу, но зайти не успела. На пороге появилась хозяйка, закутанная в сбившийся колтунами медвежий мех. Старуха оглядела путницу с ног до головы, а потом заговорила.
- А я уже заждалась тебя, дочь Черного Дракона. Проходи, погрейся…
Внутри лачуги было так же холодно, грязно и безрадостно… Кучи шкур, пахнущих смертью и мясом, какие-то травы развешанные под самым потолком.
- Тебе просили передать, что твой зов услышали, - сухим голосом заговорила старуха, проходя к очагу и наливая в грязные глиняные чаши какое-то варево. – За день до Северной звезды можешь ждать свободы, дочь севера. Твои люди придут за тобой, а этот выскочка с юга захлебнется своей кровью, чтоб не лез к нам на север…
- Передай, чтобы короля никто не трогал… - заговорила Элис, принимая от старухи глиняную чашу… - Он всего лишь хочет навести порядок.
- Не гоже, чтобы южные щенки лезли со своими порядками на север… Сами со всем разберемся… - ответила старуха.
Элис пригубила отвар – зверобой, всего лишь зверобой.
- Он не щенок, он знает, что делает. И он обещал мне вернуть Северную звезду…
- Ох, девочка моя. Этот волк лизнул тебе ладонь, а ты уже поверила, что приручила зверя. Да стоит ему дойти до Звезды и вызволить леди Мэри, да сберегут ее Боги, из лап тьмы, и он сразу забудет о тебе… Выбросит тебя, лапонька, на обочину, в грязь… и поминай, как звали…
Элис нахмурилась, попивая зверобой, которого не пробовала, наверное, с детства.
- Потерпи, девонька. Наши уже совсем близко… Скоро север наш будет свободен… Заживем, как раньше. – Старуха задумчиво смотрела на Элис… - Похожа ты на отца все-таки. И следа не осталось от той восточной потаскухи, матери твоей… Все вытравила северная кровь…
- О чем ты, старуха?
- О черной крови, о чем же… Ишь ты, повадились мужики наши в дома свои девок из-за восточного предела таскать. Вот и мать твою батюшка твой оттуда привез. Да не учел, что все они ведьмы… Ты от ворожбы держись стороной, а не то кровь черная твоя как бы не взыграла.
- И ты знаешь, что стало с моей матерью? – спросила Элис, чувствуя, как дрожат ладони в каком-то суеверном предчувствии.
- Батюшка твой, прознав о ворожбе ее, мечом-то ее и пригвоздил к хозяйской постели в Звезде.
Элис нервно сглотнула, вспоминая, что увидела в драконьей пещере.
- А в чем ворожба эта заключалась… - слабо прошептала Элис.
- Да поговаривали, что зверь любой в ее руки сам шел, да и совсем ручным становился. И что буря ее слушалась, стороной обходя Звезду.
- Но разве ж это плохо?
- А потом… роженица в деревеньке рядом со Звездой мертвым младенцем разродилась, а хозяйка, узнав про это пришла якобы безутешную мать проведать… а младенец, которого и похоронить не успели, возьми, да оживи. Не гоже со смертью играть…
Хлопнула калитка снаружи, Элис вздрогнула…
- Ты сказала, повадились… А что, были у кого-то из северных лордов еще жены из-за восточного предела?
- Да, сэр Артур, шельмец… Но он свою жену не просто, как ваш батюшка… свою-то он по всем правилам, да с судом, да с кострищем… И чтоб все видели, даже леди Мэри… Тебя-то вишь как, батюшка берег… нежным цветком называл.
- Элис? – позвал снаружи голос короля. Скрипнула дверь в лачугу, в проеме появился Джаспер, старуха выразительно глянула на девушку, и та, под взглядом короля, нахмурилась еще больше, думая, что же делать дальше…
***

Джаспер смотрел на то, как тают снежинки над костром в лагере. Все разошлись по своим палаткам, караульные были расставлены, огни ярко горели. Король научился не замечать косых взглядов в свою сторону, единственное, чего он боялся – что назреет бунт. Рядом послышались шаги, и на длинное бревно рядом с ним опустился Эдвард. Бледный, передвигающийся по лагерю словно выцветшая тень самого себя… Даже его огненно-рыжие волосы будто поблекли.
- А ты помнишь наш первый турнир? – слабым голосом заговорил он. – Мы тогда передрались из-за ее ленты… Ты, я и Джефри… А она уже тогда была умна, отдавая предпочтение твоему брату… А потом тебе…
- Она любит тебя, - спокойно проговорил Джаспер.
- Тогда зачем она так… ведь я единственный, кто любил ее по-настоящему… А вам она была нужна только как игрушка… и что теперь, и эта игрушка сломана…
- Успокойся. Изабелла жива. Северным лордам она нужна как заложница. Заплатим выкуп…
- Вы что? Слепые все? Какие северные лорды? Какие лорды могут быть в этой пустыне?
- Эдвард…
- Прислушайся к этой девчонке. Северные лорды напали бы с таким шумом и гомоном, что их и глухой бы услышал… Не они это…
- Тогда кто? – раздраженно проговорил Джаспер. – И почему северные лорды не нападают?
- Они ждут, - зло проговорил Эдвард.
- Чего?
- А это ты свою маленькую проводницу спроси! – и Эдвард шаткой походкой пошел к одной из палаток.
После этого разговора у Джаспера возникло желание хоть кому-то пустить кровь, и он решил позвать Лею на ночную охоту. Уже у ее палатки король помедлил, прислушиваясь, но отметая возможности, для которых такие звуки были бы характерны … Отодвинув полотнище и уже собираясь войти, Джаспер замер, не веря собственным глазам, после чего послышался самый женский из всех визгов, издаваемых Леей. Король поспешно развернулся, стараясь скрыться оттуда как можно быстрее… Слышались чертыхания в два голоса, и возглас Леи:
- Я сейчас…
Вылетая на улицу, все еще с пылающими щеками и в растрепанной одежде, Лея меньше всего напоминала Джасперу привычный образ бесстрастного убийцы.
- Ты о чем вообще думала, - заговорил король. – Он же ранен.
- Ну так мы же осторожно… - заговорила Лея, краснея еще больше.
- Ладно… хотя я по-прежнему буду считать, что подобные занятия не для тебя.
- Да иди ты! Сам недавно заявлял, что у меня сиськи есть! А теперь возмущаешься, что я их по назначению применяю!
- Да применяй на здоровье! И когда я вообще с тобой про сиськи говорил, тем более про твои?! – нахмурился король.
- Э, хватит орать про сиськи на весь лагерь! – хмыкнул Сэт, проходя мимо с охапкой хвороста. – У нас на весь лагерь три бабы всего! И ни одной нормальной… - В него одновременно ударилось два снежка… Один – от Розали, которая с мрачным видом чистила свои ножи, другой откуда-то сверху… Элис устроилась на ветке большого разлапистого дерева, внизу, у его корней сидела Ренесми, играя еще одним снежком снежком.
- Ты вообще зачем пришел?
- На охоту хотел позвать…
- Так ночь же…
- И когда тебе это мешало?
Лея как-то недовольно вздохнула, из палатки показалась темная голова ее нового «друга».
- Это, кстати, Джейкоб. – Очень смущенно заговорила Лея. – Лучший фехтовальщик…
Договорить она не успела, Джаспер заржал в голос, пробормотав сквозь смех:
- Тебе виднее… - за что тут же получил удар по перебинтованной и все еще болящей спине.
***

Ночной лес встретил их звенящей тишиной и легким снегом, который пушистыми хлопьями опускался на землю.
- Плохая идея, - услышал слева от себя король сдержанное замечание Элис, которая вместе с Ренесми продвигалась вперед.
- Лучше, чем торчать в лагере…
- Конечно, лучше, - пропела рядом Ренесми. Через минут пятнадцать ходьбы дракониха снова заговорила. - Там впереди бьются сердца…
- Люди? – спросил Джаспер.
- Нет… - тихо ответила девочка. Все замерли, выстроившись в линию и ожидая: Лоран, Лея, Джейкоб, Элис, Ренесми, король. Огонь факелов в руках Леи и Лорана подрагивал, снег падал сплошной стеной, тьма, обычная, ночная, густая, синела в прогалах между деревьями…
Они появились из-за деревьев такой же цепочкой… Стая, с десяток огромных, северных волчищ, Лея вскинула арбалет, но Элис вдруг вышла вперед, всматриваясь в тьму…
- Стойте… - Волки прошли мимо людей быстро, даже не попытавшись напасть… Только один, с поднятым загривком, озираясь назад и скалясь, остановился рядом с Элис, закружился вокруг ее ног. Он уткнулся темным носом в ее ладонь, поскуливая, и девушка дрожащей ладошкой вцепилась в его загривок, все еще вглядываясь в ночной лес.
- Все назад, в лагерь, - прошептала она, сама даже не сделала попытки бежать…
Все неуверенно переминались с ноги на ногу…
- Элис, - позвал король, но было слишком поздно, над их головами послышался пронзительный ястребиный крик, а из тьмы на просвет между деревьями вынырнула огромная, окутанная тьмой волчья фигура.
Волк рядом с ногами Элис протяжно взвыл, а девушка упала вдруг на колени. Джаспер попытался сделать шаг в ее стону, но его остановила Лея, толкая в сторону лагеря.
- Бежим! – завопила она, и Джаспер послушался, на бегу выкрикивая:
- Элис! Ренесми! – но девочки рядом с ним не было, позади послышался рев драконьего пламени и звуки звериного боя, наполненного лишь рычанием. Справа мелькнула огромная тень, но до них она так и не добралась, ее в прыжке сбил обычный серый волк, но тварь, состоящая из клубящейся сине-фиолетовой тьмы, вцепилась в него своими клыками, брызнула кровь, волк рухнул на землю. А спустя секунду серая шкура его лопнула, разметав по снегу ошметки мяса и крови, и оттуда показалась еще одна волчья тень.
Они бежали все быстрее, Лея, пропустила Джаспера вперед, и уже за своей спиной он услышал ее отчаянный вопль:
- Джейкоб! – король обернулся, волчья тень смела Джейкоба за одно мгновение, вцепившись в его плечо и утаскивая его в темноту леса. Лея бросилась за ним, но ее остановил король, толкая в сторону лагеря.
- Бегом! Приказ! – тени вокруг мелькали все чаще, а вокруг вдруг начал подниматься странный гул, снег, падавший с неба, вдруг замедлился, превращая эту ночь в жуткую фантасмагорию из тьмы и белых хлопьев, взмывающих с земли в небо. Эти хлопья закручивало в спирали, спирали множились, превращаясь в снежные вихри…
Еще одна тень бросилась на короля, но в нее вдруг ударил один из вихрей. Тень пошатнулась, ястреб протяжно заклекотал, и волчья тень рассеялась… Эти снежные вихри отражали нападения тьмы еще четыре раза, пока впереди не показался спасительный заградительный огонь. Перепрыгнув через него и буквально перетащив за собой Лею, Джаспер ждал, всматриваясь в темноту.
Вот появился Лоран… За границей огня начиналась настоящая буря, ястреб кричал где-то в отдалении, а Элис и Ренесми все не было видно…
Лея в его руках слегка подрагивала, он слышал ее сдавленные проклятия, обещания вырезать всю семью того, кто это все творит, до седьмого колена…
Лагерь при появлении короля оживился…
- Готовить поисковый отряд? – спросил Лоран рядом.
- Нет, - проговорил Джаспер тихо. – Она вернется… она совсем скоро вернется…
Возвращения Элис он прождал до самого утра, она вместе с притихшей и бросающей на нее странные, подозрительные взгляды Ренесми появилась в лагере лишь на рассвете. Буря стихла буквально час назад…
- Элис! – король сделал первый шаг в сторону девушки, но она прошла мимо с таким пустым выражением, словно ее выжгли изнутри. – Элис! – снова позвал он, но она даже не обернулась на его голос.
«Ренесми», - мысленно позвал король.
«Я не могу… Она должна сама сказать», - мысленно ответила дракониха.
***

Элис, скрывшись в палатке, которую она теперь делила с Розали, ворвавшись туда и встревожив расчесывающую свои кудри воительницу, тут же рухнула на свой лежак – расстеленный на земле плащ, какой к черту это лежак… Злые слезы жгли глаза… и единственное, о чем она могла думать – черная кровь, текущая в ее жилах… Не важно, что спасла лагерь от тьмы, не важно… Еще шаг, и черная кровь матери окончательно поглотит ее…

Снежный покров закрывает все вокруг, лес тихо замер, скованный льдом. У ее матери длинные черные кудри, она красива… А Элис, ей не больше четырех, но она все равно идет с матерью по заснеженному лесу. Снег такой пушистый, Элис смотрит на него, вспоминая ванильно-сахарную пудру на черничном пироге. Набрав в ладошку целую горсть, она отправляет это лакомство в рот. Но вместо сладости чувствует только пустоту. Мама смеется… А Элис, разочарованная, отплевывается и уже готова заплакать…
- Тише, маленькая, - говорит мама. – Смотри. – Она присела рядом с Элис, которая после своего несладкого эксперимента плюхнулась в сугроб, словно в кресло, опускает ладонь к снежному покрову, и снежинки, словно притягиваемые магнитом, взмывают в воздух, закручиваясь в спирали… - Это снежный танец. - Элис смеется и радостно хлопает в ладоши. - Только никому не говори, это наш с тобой секрет, - говорит ее мама…

Розали положила свою руку на плечо Элис, но та сбросила ее, борясь с текущими по щекам слезами. Этой ночью она, Элис, дочь Черного Дракона, управляла снежными вихрями… Управляла своею черной кровью… Вытравить из себя все это, она хотела вытравить из себя эту кровь. Отец… Вот что ей поможет… Только помнить, кто она! Помнить, зачем она пришла на север снова! Чтобы отомстить! Чтобы вернуть то, что по праву принадлежит лишь ей!