Чёрт знает, чем всё кончится, но хорошо, что хоть начинается.
Анджей Сапковский

Blackmore's Night - Dance Of The Darkness
Элис внезапно поняла, что для такой авантюры, в которую впутал их Лоран, у них слишком суровые лица. Лея все еще была в шоке от самой себя, светловолосая и молчаливая, видимо, не по своей вине Розали тоже не отличалась дамским очарованием.
- Слушай, Лея, а чего наша роза садовая молчит все?
Лея, топая своей солдатской походкой даже несмотря на то, что была в платье, по снежной дороге, вьющейся серпантином между сугробами, кинула взор на Розали, которая теперь хмурилась с видом, достойным полководца, задумавшего величайший поход всех времен и народов.
- Скажи, если знаешь… Сама она вряд ли расскажет!
- Молчит после турнира королевского… После боя с Джаспером… - Элис резко остановилась.
- Вот мудак! – зло прошипела Элис, и Розали взглянула на нее так, словно у той выросли рога. – Что он тебе сделал? – словно забывшись, Элис посмотрела на Розали, ожидая ответа, но дождалась только от Леи.
- Да ничего он ей не делал!
- Все равно врежу ему… Вот только спасем его…
- Элис, ты не забыла, что говоришь о короле?
- О твоем короле! Не о своем… По праву рождения мы с ним равны. Так что мне и карты в руки! И потом, что, короли не люди? И глупостей не совершают?
Эту занимательную беседу пришлось прервать, потому что впереди показались ворота замка, из которых слышались вопли, свист и улюлюканье. Элис поняла, что их заметили, поэтому ухватив под локотки своих «товарок» и прижав их поближе к себе, постаралась вилять бедрами сильнее, так чтобы амплитуды размаха хватило и на двух неудавшихся гениев соблазна… Видок при этом у них получался разбитной и пьяный, что в принципе и соответствовало изначальному плану.
Мимо охраны на воротах они прошли без особых проблем, если не считать необходимости отбиваться от пьяного и едва держащегося на ногах капитана стражи, огромного в своей куртке с оторочкой из проеденного молью меха. С ним как ни странно без труда и даже самого малого кровопролитья справилась Элис, толкнув нерадивого ухажера в снег, при этом так громко, пьяно и заразительно засмеявшись, что к ней присоединились и подчиненные капитана, распугав, казалось, гоготом всю округу.
Во дворе замка горели многочисленные костры, вокруг которых собрались самые бедные его обитатели: конюхи, солдатня, да падшие девки, в оборванных шерстяных хламидах, так что на их фоне прибывший «пленительный букет» стал слишком лакомым кусочком!
Но выручила всех снова Элис… Первый же оборванец, попытавшийся ухватить ее за по-восточному декольтированные прелести, получил по руке, а сама мелкая Тигровая Лилия, злобно-провокационно сощурив глаза, весьма по-женски пропела:
- Не про твою честь персики! Везла их для славного лорда из самых Клыков! Так что отвянь, плюгавый!
«Плюгавый» хмыкнул, но попыток не прекратил. Тут рядом оказался какой-то господин в расшитых серебром, богато изукрашенных мехом и самоцветами одеждах, с мечом на поясе и с хищным блеском в темных глазах.
- Из клыков, говоришь? Ты случаем не та ли самая Эльвира, певичка из Красного петуха?
- Она самая, красавчик! – без зазрения совести соврала Элис. – И подружки мои оттуда же…
- Тоже поют…
- Нет, они больше по части танцев, - нашлась Элис, предвидя, что вряд ли Розали сможет ей в этом хоть чем-то помочь. А то, что могла напеть Лея… Об этом вообще молчать лучше… - Розалинда вообще немая… А Лорелее один умелец своим прибором горло повредил, увлекся слишком…
Кажется, на щеках господина появился румянец, а Лея, когда тот отвернулся, показала Элис знак, что прирежет ее при первом же удобном случае. Но Элис, не обратив на это ни малейшего внимания, ловко подхватив одного из прихвостней Аро под руку, весьма активно потянула его к воротам, ведущим в главный зал замка.
Лея и Розали, обреченно переглянувшись, последовали за этой парочкой.
- Почему у меня такое ощущение, что она не в первый раз такое вытворяет? – как-то особенно патетично произнесла Лея, беря Розали под руку и ободряюще ей улыбаясь.
В коридорах горели факелы, главный зал был хорошо протоплен и освещен, и оттуда лились развеселые звуки музыки и гул десятков, если не сотен голосов. Элис что-то весело щебетала, и господин черный, выведя девушку в ее разгульном наряде на самую середину, громко, чтобы перекричать и музыку, и пирующих, прокричал.
- Ваша Светлость! Эльвира из Северных Клыков. – Сэр Аро, держащий в изящных пальцах кроличью лапку, так и не донес ее до рта, испытующим взглядом оглядел Элис. – И что южная девка может мне предложить?
Элис, которую в обычное время заявление о том, что она не с севера, за секунду довело бы до состояния непреодолимого желания намотать кишки говорившего на свой кулак, лишь сладко
улыбалась, и вмиг поменявшимся, мелодичным, сказочным голосом заявила:
- Всего лишь пару северных баллад…
И она запела… запела так, что все в зале замерли и замолчали. В ее голосе был слышен северный ветер, звук незамерзающей даже в самые лютые холода Северной стрелы, этот голос был наполнен вьюгой и волчьей песней. А когда она закончила свою грустную песнь, сэр Аро поднялся со своего места, подошел к ней, подхватил за талию и буквально водрузил как дорогую статуэтку на ближайший дубовый стол.
- Воистину говорят, что южные шлюхи на все пойдут ради звонкой монеты. Пой, южанка! Восхваляй север! Потому что скоро ваш юг падет… - И Элис запела какую-то развеселую песенку, Лея и Розали забились в самый дальний угол зала, стараясь быть как можно неприметнее, пока все внимание было нацелено на Тигровую Лилию, которая уже через час довела толпу в зале до дикой пляски своими песнями и хороводами.
Так что в итоге в громкой музыке никто не заметил, как они втроем выскользнули из зала.
- Ну ты даешь! – проговорила впечатленная спектаклем Лея. Элис потрясла перед ее носом кошельком, наполненным звонким золотом.
- Мужики… что с них взять… Им бы только лапшу на уши вешали и сиськами перед ними трясли, - авторитетно заявила Элис, пряча свою добычу в ложбинку между грудей. – С чего начнем?
- А может, мы разделимся? – предложила вдруг Лея. – Я проверю темницу, а вы комнаты наверху. Хотя не думаю, что они были настолько благородны и заперли короля в покоях…
- И что мы будем делать, если найдем короля…
- Импровизировать… - теперь авторитетные нотки звучали в голосе воительницы.
***

Clint Mansell - Tree of Life
На лестнице никто не остановил Розали и Элис, и это было настоящим чудом, потому что мелкая девица, почувствовав вкус в деле совращения мужского рода, улыбалась каждому встречному и поперечному, обещая им рай в своих объятиях. И Розали, скромно следуя за ней, думала, что добром это не кончится.
Добром это не кончилось уже через несколько минут их продвижения, когда тот самый лорд сэра Аро, одетый в черное с серебром, остановил Розали, вцепившись в ее запястье.
- Не так быстро, птенчик, для тебя сегодня теплая постелька уже найдена. Пойдешь к сэру Аро. – Элис лишь сладко улыбнулась, не сделав ни единой попытки, чтобы остановить лорда, который тянул Розали за руку куда-то дальше, наверх. – Он заплатит, ты не сомневайся. И с тобой ничего не случится, пару синяков переживешь, зато сэр Аро останется доволен. Любит он таких как ты… с изъяном.
Глаза Розали были похожи на два огромных блюдца, а Элис, предательница Элис все еще сладко улыбалась.
Стоило им скрыться наверху, и Элис тут же ускорила свои шаги, направляясь за ними. Теперь двигаться придется быстрее. Только бы успеть.
На втором этаже, где гулял ветер, алкогольные пары, сновали служанки и охранники. Осторожно ступая по серому полу коридора, Элис внезапно поняла, что ее преследует какое-то странное ощущение. Это не было предчувствие битвы, хотя она уже вытащила из своих волос отравленный гребень, готовясь к любому исходу.
Мимо ее ног, охваченных непривычными, яркими юбками, прошмыгнули две гончие, скуля и похрапывая… Мимо прошел какой-то рыцарь сэра Аро, быстро потрепавший Элис по щеке, но девушка не обратила на него никакого внимания. Она шла дальше по коридору.
Поворот, странный звук в ушах, словно гул.
Двойные двери покоев, перед которыми стояли два охранника… странные какие-то. Ни единого шевеления, ни единой эмоции на лицах, сплошная черная пустота в глазах.
Рядом послышался странный шорох, Элис скосила глаза вправо… Пожалуй, это была самая отвратительная собака в мире! С гладкой, почти бесшерстной кожей, вытянутой мордой и жутким, ало-оранжевым светом в глазах.
- Ренесми? – вопросительно прошептала Элис одними губами…
«Да», - услышала девушка ответ в своей голове. – «Ты это чувствуешь? Ты, с черной кровью в жилах? Чувствуешь, что сейчас перед нами?»
- Смерть, - так же одними губами прошептала Элис, снимая из держателя со стены факел. Этот коридор заканчивался тупиком, а тупик – дверьми с этими жуткими, наполненными только смертью стражниками.
Стражники у дверей зашевелились, когда дойти до двери осталось всего лишь пару метров, и они тут же напали. Элис, пытаясь не запутаться в своей юбке, постаралась как можно быстрее поджечь их, но пламя от факелов гасло на них, словно на сырой земле.
- Ренесми, - взвизгнула девушка, уворачиваясь от рук мертвецов, которые тупым, остеклянелым взглядом неотрывно следили за ней, а двигались явно с немертвой сноровкой, Ренесми отозвалась волнами клубящегося пламени, но даже в них эти стражники могли двигаться.
Сзади послышался крик, кто-то из живых охранников замка заметил возню в запретном коридоре.
Но сбежать и предупредить своих он не успел, Элис со своим гребнем оказалась рядом раньше. Ее жертва рухнула на пол сразу, как и обещал Лоран.
«Беги вперед. Я подбавлю тут огоньку», - мысленно приказала Ренесми. А Элис внезапно увидела, как к отравленному трупу на сером полу тянется что-то черное, словно легкая дымка тумана, только черная. А спустя секунду, когда эта дымка коснулась пальцев мертвеца, он шевельнулся. И Элис побежала, слыша, как позади бушует пламя, опаляющее все вокруг. И в этом пламене все еще были живы эти мертвецы.
Девушка с шумом захлопнула за собой двери, которые к ее счастью были не заперты. Из-под двери валил едкий дым, и он был единственным источником света в комнате, все остальное пространство заполняла густая тьма. Неподвижная, но живая.
Элис протянула в эту тьму руку, и она немного разошлась, словно отпрыгивая от кожи девушки.
Так Элис и продвигалась, шаря перед собой руками, разгоняя волны тьмы, пока не увидела перед собой прядь светлых волос и полоску белой кожи, покрытой испариной.
- Джаспер, - позвала она, но король не ответил, в слабом свете, излучаемом собственной кожей, Элис смогла рассмотреть, как тонкие щупальца тьмы впиваются, пронизывают насквозь тело короля. Он сидел, привалившись спиной к какой-то опоре. Элис жалобно всхлипнула, ощущая, что бессилие медленно топит рассудок. И в этой безысходности она не смогла остановить своего порыва: она убрала своими пальцами прядь светлых волос со лба короля. И тьма дернулась от ее пальцев, словно от раскаленного до бела куска железа, зашипев на коже короля. Словно обезумев, Элис резко начала рвать эти щупальца руками, они с шипением поддавались, и спустя несколько минут на стенах стали видны рыжие отблески факельного огня, за дверью послышался жуткий грохот, а спустя еще минуту, снеся двери волной огня, в комнату ворвалась Ренесми. Дракониха и Элис застыли в своих позах. Ренесми у самого входа, а дочь Черного дракона у алтаря, прислонившись к которому, сидел Джаспер.
Элис почувствовала на своей ладони прикосновение ледяных пальцев, испуганно вздрогнула, но отвести взгляда от картины перед собой не смогла.
- Ты жива… - хриплый голос Джаспера… - Я думал, ты умерла…
- Я жива, - безжизненным голосом отозвалась Элис, почти не чувствуя своего тела. – Ты только не оборачивайся…
- Что там… - он стиснул ее ладонь, Элис ответила на это пожатие, но все еще не отрывала взгляда от алтаря.
- Ты только не оборачивайся. Хорошо? – Элис чувствовала, как по лицу катятся слезы. – Ты встать можешь? – Король попытался, но у него не получилось, без помощи Элис. Девушке понадобились все силы, чтобы помочь королю подняться на ноги. Его шатало, а весь он казался просто огненным. – Ты только не оборачивайся… - Горячка плясала во взгляде его голубых глаз, и он уставившись в пол, как-то по-детски озадаченно нахмурился, видя на сером полу бело-розовые разводы.
- Что там? – снова спросил он. Элис, отвернувшись от алтаря, помогла ему сделать первый шаг. Ренесми, все еще в своем отвратительно-собачьем виде, осклабилась, и по розово-белым разводам на полу поползли языки пламени. А Элис вдруг подумалось, что эта картина будет преследовать ее всю жизнь: в кусках человеческой плоти, нарубленной словно для продажи на крестьянском рынке и разложенных по черному столу длиною не меньше четырех метров, в центре стояла черная чаша с отверстиями на дне, через которое и вытекло все ее содержимое. Белые разводы были наверняка молоком, Элис чувствовала его запах сквозь жуткий запах свежего мяса. На дне чаши, с белыми разводами, лежал череп, кости которого скрепляли скобы из проржавевшей, проеденной морозом северной стали… И был он таким крошечным, что утонул бы даже в ладошке миниатюрной Элис… «Детский», - как-то судорожно подумала Элис, и всхлипнув, ответила на вопрос короля:
- Там всего лишь молоко…
Королю в его лихорадке такого ответа оказалось более чем достаточно…
- Что несут коровы, - загадочно и хрипло проговорил он, зайдясь кашлем. Сзади уже вовсю трещал огонь, впереди слышались крики. Но преследователей отрезала Ренесми, выставляя в коридорах замка стены из пламени.
- Что несут короли? – сквозь слезы попыталась пошутить Элис.
***

Из покоев второго этажа они выбирались окольными путями – по лабиринту скрытых в стенах тайных ходов, лишь однажды Элис показалось, что миссия их близка к провалу. Что-то шевельнулось за углом, и Ренесми уже готова была задать этому кому-то жару, но не успела, из-за угла показалась Лея и хромающее нечто, в лохмотьях и со следами недельного истощения.
- Слава Богам! – вскрикнула Лея, бросаясь помогать своему королю. Который снова заговорил:
- Лея? Что я вижу? У тебя есть сиськи? – но Джаспер быстро заткнулся, получив от воительницы удар в бок… с его состоянием она явно не считалась…
- А это кто? – вмешалась в их разговор Элис.
- Это Джейкоб… - ответила Лея. - Служил отцу Розали, если он назвал именно того сэра Алистера… А где Розали? – Элис в ответ на полные ужаса взгляды только отрицательно покачала головой.
Внизу, в назначенном месте их ждал отряд развеселых мужчин их лагеря, которые от души сыпали ругательствами и нелицеприятными оценками охраны кораблей. Элис передала короля в руки Эдварда и Эммета, смотревшего на нее со смесью ужаса и обреченности.
- Дайте мне королевский штандарт. Мы догоним. Я вернусь за НЕЙ, - проговорила девушка и пошла обратно к замку, Ренесми потрусила за ней, помахивая куцым, похожим на крысиный хвостом.
- Элис… Вернись! – послышался голос короля, хриплый, но не потерявший своей властности. – Я приказываю! – но этот его приказ утонул в приступе кашля.
***

Элис бежала по лабиринтам, молясь лишь об одном: «Успеть». И она успела. Безошибочно определив хозяйские покои, этажом выше, прямо над алтарем, о котором не хотелось вспоминать. Охрану у дверей Элис забила их же мечами, дверь с петель снесла Ренесми, сменившая собачий вид на истинно драконий. Розали, в своем обтягивающем голубом платье с порванным лифом стояла у кровати, держа в руках увесистый подсвечник, а сэр Аро лежал у ее ног, хватаясь за кровоточащий висок.
- Я как раз вовремя. Розали, помоги мне, отправим этого ублюдка полетать. – С этими словами Элис, приставив к горлу бледного северного лорда отобранный у его же людей клинок, приказала ему двигаться на выход. – Ренесми… Разберись… но не со всеми… простой люд пусть уходит… И пощади с десяток его людей. Остальных… сожги.
Розали, испуганно глядя на Элис и ее пленника, все же последовала за ней. На крепостной стене Элис, найдя веревку, приказала говорящему что-то на северном наречии Аро встать на колени, потом закрепила один конец за крепеж флагштока, а другой – обвязала вокруг шеи сэра Аро.
Элис задала только один вопрос, на грубом северном наречии, на что Аро ответил длинной тирадой, которая оборвалась лишь тогда, когда Элис толкнула его с крепостной стены. Еще через минуту над полыхающем в огне замком зареял королевский штандарт.
Внизу, во дворе, рядом с кажущейся огромной драконихой, на коленях стояли десять мужчин из гвардии Аро. Розали молчаливой тенью следовала за Элис. Среди них девушки обнаружили и того самого лорда, что встречал их.
- Как тебя зовут? – спросила Элис.
- Джеймс из Северной звезды, - проговорил мужчина.
- Сын Джеральда? – Элис прищурилась, пытаясь найти сходство между предполагаемыми отцом и сыном.
- Да, - ответил тот.
- Когда в последний раз был дома?
- Вот уже восемь лет никто не бывал в Северной звезде…
- Слушайте меня! – заговорила Элис, и от ее голоса Розали вздрогнула. – Вы пойдете в северные земли и всем разнесете эту весть: дочь Черного Дракона вернулась, чтобы вернуть себе Северную звезду…
- Но король, - начал говорить Джеймс…
- Король никогда не сможет удержать в своих руках Северную звезду! – в голосе Элис слышался фанатичный огонь. – Розали, мы улетаем. – В своем платье светловолосая никак не могла забраться на спину драконихи, и Элис мечом рассекла подол ее платья. Проделав тот же фокус со своим.
Взмахнули черные крылья, взметая в воздух над выжившими людьми Аро снежные вихри, спустя мгновение дракониха скрылась в облаках.
***

Ashram - Tango Para Mi Padre Y Marialuna
Ладью они обнаружили только через несколько часов, так далеко удалось королевскому отряду продвинуться на север. Ренесми, сделав круг над водной гладью, сначала весьма прицельно сбросила свою ношу, а потом уже в образе девочки и сама спикировала на палубу с высоты не меньше десяти метров.
- Ауч! – вскрикнула Элис, жестко приземлившись, зло глядя на дракониху. - Больно все-таки. - Отряд вокруг ликовал! Эммет в первых рядах скрестил руки на груди, словно пытался сдержать себя от какого-то порыва.
- Замерзли? Наверху наверное холодно? – Розали, пытаясь свести вместе края распоротого платья, а другой рукой удержать лиф, отрицательно покачала головой. Ответила за нее Элис:
- Ренесми нас грела, не переживай. Но если мы останемся на палубе, то точно замерзнем. – Эммет тут же накинул на плечи Розали плащ, указав на вход к главной каюте корабля.
- Как король? – спросила Элис.
- Лоран над ним колдует, леди Изабелла тоже. Мне кажется, они скоро друг друга поубивают. Но сам король сказал, что хочет видеть только тебя.
- Молоко, малина, мед, Элис и Ренесми, - проговорила дракониха, направляясь к каютам. – И через пару дней ваш король встанет.
Элис направилась за ней.
В каюте, где разместили короля, стоял такой гвалт, что у Элис тут же разболелась голова. Белла спорила с Лораном о том, как лучше лечить короля. Ренесми, прошмыгнув мимо них, вспыхнула, и через секунду уже в образе черного змея, размером не больше кошки скользнула на постель, где в ворохе теплых шкур лежал король. Блеснув янтарным глазом, дракониха свернулась на груди у короля.
- Ренесми, - прохрипел он… - Где?..
Видимо она что-то ответила, потому что он тут же позвал Элис. Девушка, пройдя мимо королевского целителя и королевской же фаворитки, забралась на постель, опустила руку на лоб короля.
- Элис… Ты жива…
- Это мы с тобой уже выяснили, - проговорила девушка, поворачиваясь к ошарашено уставившимся на нее Лорану и Белле. Королевская шлюха смотрела на нее с такой злобой…
- Снова жива…
- Да… снова и снова…
- Молоко… оно ведь было не молоко…
- Нет, молоко было молоком. Хочешь кстати молока с медом?
- Холодно, - прошептал он вместо этого.
- Сейчас будет тепло. Я обещаю… Сначала только молока с медом выпьем, - Элис выскользнула из каюты, направляясь к кухне. Там были свалены припасы, и молока там естественно не оказалось. Хоть мед Элис удалось найти. Она развела его в воде в железной чаше. Осталось только подогреть…
Зайдя обратно в каюту, девушка мысленно обратилась к Ренесми, и железо в руках стало быстро нагреваться вместе со своим содержимым.
- Я сама напою короля, - Белла попыталась вырвать из рук Элис чашу, но обожглась и выронила ее. Она сначала удивленно взглянула на Элис, а потом, всхлипнув, выбежала прочь из каюты.
- Я принесу травы… - проговорил Лоран.
- Не стоит тому, кто так рассуждает о власти, лечить короля. – Лоран смерив миниатюрную девушку изумленным взглядом, также пошел прочь, а Элис, повторив свой поход на кухню, напоила из обжигающей губы чаши этим медовым пойлом короля, с интересом глянула на левую ладонь, что держала чашу – ничего, ни единой отметины, чаша не причиняла ей никакого дискомфорта, хотя была она обжигающе горячей, это было понятно по тому, как шипел на нее Джаспер… А Элис, дуя на дымящуюся поверхность, снова подносила отвар к его губам.
Закончив, Элис уже хотела уйти в походное кресло, но ее остановил шепот короля…
- Не уходи, холодно…
И Элис вдруг подумала, насколько она слабая… не смогла уйти. Порывшись в сундуках, сваленных у стены, нашла мужскую рубашку, быстро сняла через голову платье, стерла со своего тела следы гари и крови, надела рубашку. Помедлив секунду, она неуверенно скользнула под меховое одеяло на королевскую постель. Он был таким горячим, но его сотрясала дрожь. Джаспер тут же вцепился в руку девушки, притягивая ее ближе к себе так, словно она была единственным источником тепла.
- Я видел что-то… Там… Что-то страшное…
- Это только лихорадка…
- И сейчас тоже лихорадка? Тебя здесь нет? Ты все-таки умерла от того удара мечом?
- Да, это все мираж, лихорадка… - И Элис позволила себе обнять его по-настоящему крепко, положив руку ему на грудь, рядом со свернувшейся клубком Ренесми. Под ладонью она чувствовала его хриплое дыхание и ровное биение сердца.
- Ты моя лихорадка… - пробормотал он.
- Спи.
Он взял ее ладонь в свою, и притянув к своим губам, оставил поцелуй на запястье, обжигающий поцелуй сгорающих в лихорадке губ…
Элис, задохнувшись от внезапно нахлынувших чувств, которым она не хотела искать названия, укрыла его одеялом, так чтобы с головой накрыть сверкнувшую янтарным глазом Ренесми, смотрящую на Элис хитро и довольно. А потом и сама зарылась в одеяло рядом с королем так, что торчал только нос.
Ладья плавно скользила по водам Северной стрелы, унося их дальше на проклятый север.