"Безопасных игр не бывает. Есть только игры стоящие и не стоящие свеч". А. Сапковский


- Чертовы ублюдки! Твари! Только и могут что нападать вдесятером на одного! Подонки, сволочные подонки! - задохнувшись от бешенства, Лея со всего маху ударила кулаками по стволу ближайшего к ней дерева, забыв о своей раненой руке, и застонала от боли.

- Лея, успокойся, пока на твои крики не сбежалась вся северная нежить, - нетерпеливо приказал Эдвард, устало потирая перевязанную окровавленной тряпкой голову. - Придется возвращаться назад, в столицу, слать к Аро парламентеров и готовить армию...

Не прислушиваясь к этим разговорам, Эммет наблюдал за тем, как Лоран делает перевязку снова раненной Розали. И снова из-за него... Никогда ему не перестать чувствовать себя виноватым, никогда! Зачем вообще она бросилась помогать ему, да еще и так безрассудно, что ее саму спасло только везение? Почему-то ему казалось очень важным хотя бы просто задать ей этот вопрос, хоть в этом и не было смысла, потому что она все равно не ответит.

- Где гарантии, что Джаспер вообще еще жив? - всхлипнула Изабелла, прижимая к лицу ладони, и, раздвинув пальцы, окинула взглядом уцелевших членов обескровленного, израненного и едва живого отряда.

- Если бы они хотели его убить, то убили бы в битве, - здраво ответил Эммет, чувствуя себя странно неловко оттого, что был единственным целым и невредимым в компании раненых. Даже Белла и та сидела с глубокой царапиной на щеке и то и делой ойкала, случайно потревожив разбитое об лед колено.

- Верно, - поддержал его Эдвард. - Скорее всего, мерзавец Аро просто намеревается запросить выкуп. Ну ничего, он свое еще получит! Я лично насажу его гнусную голову на пику и выставлю воронам на расклевание! - кровожадно добавил он, а затем с неохотой поднялся на ноги и сказал: - Если все более-менее в порядке, сворачиваем лагерь и уходим, пока не вернулись головорезы Аро или еще кто похуже. Возвращаемся в столицу, чем скорее тем лучше.

Эммет направился было к коновязи, но его остановил голос Лорана:

- Остаемся здесь, - спокойно сказал тот, завязывая бинт на ладони Розали и жестом подзывая к себе хромающего Сэта.

Эдвард смерил его раздраженным взглядом.

- Зачем? - спросил он.

Лоран поднял голову, посмотрел рыжему визирю в глаза и сдержанно заметил:

- Мы же не можем вернуться в наше королевство без короля.

Эммет с трудом удержался от позабавленного смешка. Очевидно, во время битвы сарацину крепко досталось по голове, и теперь он в некоем помрачении не отдает себе отчета в том, что несет.

Эдвард разразился язвительным смехом.

- Ах, у тебя, должно быть, в кармане припрятана тысчонка-другая воинов и парочка осадных башен, которые ты сейчас достанешь и бросишь в бой на крепость Аро! - ядовито воскликнул он, презрительно скривив губы.

Лоран неторопливо осмотрел раненую ногу Сэта, промыл широкую копейную рану отваром кровохлебки и только тогда ответил:

- Тысчонка-другая воинов не понадобится. Попробуем обойтись всего тремя.

Судя по лицу Эдварда, тот готов был взорваться, но Лоран не имел обыкновения болтать на ветер и раз уж начинал говорить, то его обычно стоило дослушать, и Эммет непочтительно шикнул на королевского советника и с любопытством спросил лекаря:

- Что ты придумал?

Лоран ничего не ответил и поманил к себе Элис, сидевшую отдельно от остальных, рядом с девочкой-драконом, и отошедшую к своей чудом уцелевшей в ледовой бойне лошади Розали.

- Мужчины сделали все, что могли, а могли мы удручающе немного, как оказалось, - заговорил он, когда обе девушки приблизились. - Пришла пора дать дорогу женщинам.

- Что? - немедленно вскипела Лея. - По-твоему, мы хуже вас дрались и меньше вашего рисковали своими шкурами?

Лоран примирительно поднял руки и улыбнулся - очень сардонически, как показалось Эммету.

- Именно об этом я и говорю, милая Лея. Хотя, возможно, я не совсем ясно выразился. Мужество сделало все, что могло. Пришла пора использовать женственность.

Розали смотрела на него испуганно, Элис - непонимающе, а Лея - с мрачным подозрением, но Лоран, ничего не поясняя, повернулся к леди Белле и спросил:

- Прекраснейшая Изабелла, в вашем багаже не найдется ли три платья понаряднее?

Белла удивленно моргнула, но поднялась, отправилась к сваленным под деревьями сундукам и мешкам, спасенным из погибшей на льду кареты, и принялась в них рыться. Наблюдая за ней, Элис пренебрежительно фыркнула и пробормотала что-то нелестное в адрес женщин, которые даже в опасный поход отправляются с полным гардеробом на закорках.

Лея раздраженно цокнула языком, закатила глаза и демонстративно отвернулась от Лорана, а вот Розали все смотрела на него, и в ее опасно выразительных глазах явственно читался страх. Что ее так пугает? Девичьи тряпки? Или она уже догадалась, в чем состоит план многомудрого сарацина, и боится его последствий?.. Или... Пытаясь разгадать эту загадку, Эммет всматривался в ее лицо так внимательно, что не успел вовремя отвести взгляд, когда Розали вдруг повернулась к нему и, чуть нахмурившись, посмотрела ему в глаза. Он тут же отвернулся и с неумеренным интересом уставился на разложенные Изабеллой перед Лораном шелково-бархатно-кружевные чудеса портновского искусства, ощутив на щеках
странное тепло. Краснеет он, что ли? Бред!

Рыженькая дракониха с явным любопытством и даже некоторым вожделением разглядывала роскошные гардеробные богатства Изабеллы, Лея же, взглянув на платья, только презрительно пожала плечом и, повернувшись к Лорану, осведомилась:

- Так в чем твой план? Переодеться бабами и пролезть в замок под видом шлю... Кхм. - Она искоса взглянула на Изабеллу и замолчала.

Лоран очень неприятно улыбнулся ей.

- Ты как всегда замечательно проницательна. Да, именно в этом и состоит мой план. Ты и две другие дамы, - он указал на Элис и Розали, - переоденетесь шлюхами и проникнете в этом маскараде в замок. Не сомневаюсь, что вас пропустят внутрь без малейших трудностей - северянки славятся своей редкостной непривлекательностью, в то время как нам, - он окинул взглядом собравшихся вокруг него мужчин, как будто призывая их восхититься с ним вместе, - повезло путешествовать в обществе такого пленительного букета. Белая роза, тигровая лилия и... клевер.

Безошибочно распознав, какой из этих цветочных комплиментов относится к ней, Лея свела к переносице черные брови и недовольно спросила:

- С какой стати клевер?

- На цветочном языке клевер значит «упрямство». Баранье. - Лоран подкупающе улыбнулся и, не дав разгневанной Лее ответить, повернулся к Изабелле, собираясь что-то сказать, но та его опередила.

-А я? Почему ты посылаешь к Аро только их троих? - она поймала уничижительный взгляд Элис и полным фантастического достоинства голосом добавила: - Мне бы даже не пришлось ничего из себя изображать.

Эдвард и Лоран одновременно покачали головами, затем Лоран произнес:

- Нет, исключено. Вы не сумеете постоять за себя, вы не умеете сражаться, и я не поручусь за то, что вам удастся выбраться из замка невредимой.

- А о нас ты, выходит, совсем и не беспокоишься? - снова не выдержала Лея, и Эммет обнаружил, что вполне разделяет ее возмущение этим нелепым и опасным планом.

Лоран же в ответ нахально захохотал.

- О, я больше беспокоюсь о тех, кто осмелится потянуть лапы к вашим виноградникам. - Он критически осмотрел трех стоявших перед ним девушек с головы до ног и с тяжелым вздохом сказал: - Леди Белла, отдаю эти одичавшие цветки в ваши опытные ручки и надеюсь, что вы сделаете из них шедевр садоводческого искусства.

Изабелла вздохнула не менее тяжело и, поманив за собой «цветки», скрылась вместе с ними в своей палатке. Мужская же часть коллектива собралась вокруг Лорана, негласно и единодушно признанного лидером.

- Допустим, им удастся проникнуть внутрь замка, - заговорил Эдвард, - но что дальше? Ты рассчитываешь, что они втроем перережут глотки всему гарнизону?

- Я рассчитываю на то, что они перережут глотки охраняющим нашего уворованного короля, не более того, - отозвался Лоран. - К тому же думаю, что не ошибусь, если предположу, что этой ночью Аро со своими людьми будет праздновать победу, а выпитое мужчинами вино всегда играет на руку дамам, не так ли?

Слушая его, Эммет ни с того ни с сего вспомнил мягкую линию белого плеча, залитого лунным светом, и
мокрый запах воды и ночи, вплетенный в длинные золотые пряди пушистой, сдобной косы. Представил, как чьи-то руки грубо хватают это плечо жесткими, хищными пальцами, наматывают на кулак эти волосы...

- Их только трое, и трое женщин! - воскликнул он, оборвав Лорана на полуслове. - В замке, переполненном паскудными кровожадными ублюдками, да к тому же еще и пьяными! Ты не в своем уме, если готов обречь их на такое!

- Их - это кровожадных ублюдков? - хохотнул Лоран. - Да, отдавать их на растерзание девушки-клевера, конечно, жестоко, но...

Эммет схватил его за расшитый серебром ворот куртки, рванул к себе. Секунду они смотрели друг другу в глаза, и ненависть в них была одинаково сильной. А затем, прежде чем Лоран успел вырваться, а Эммет - дать волю своему безумному желанию расквасить ему хитрую черную морду, из палатки Беллы раздался яростный вопль Леи:

- Ни за что на свете! Не опоганюсь, не заставишь!

Эдвард не удержался от нервного смешка.

- Что у них там творится, хотел бы я увидеть!.. - пробормотал он.

- Увидеть - это можно, - вдруг сказал Феликс. - Там задняя стенка палатки расходится на углу, и...

Эдвард мгновенно покраснел, как редиска, и решительно приказал нахалу замолчать.

Эммет отпустил Лорана, и тот, бросив на него быстрый острый взгляд, снова заговорил о деле:

- Когда «цветки» отыщут короля и избавятся от его охраны, выйти через главные ворота у них уже вряд ли получится. Я немного знаком с каноном архитектуры севера: из цитадели непременно должен быть другой ход, и скорее всего к воде, к бухте, откуда можно сделать ноги на кораблях в случае затянувшейся осады. Мы найдем эту бухту и будем ждать там возвращения наших прелестниц. И не с пустыми руками.

- Предлагаешь захватить корабль? - с ребяческим восторгом воскликнул Сэт.

Лоран важно кивнул.

- Но захватить - слишком сильное слово, - фыркнул Эммет. - Сомневаюсь, что во время пира кто-нибудь из солдатни Аро вспомнит о том, что у них вообще есть корабли!

- Именно, - согласился с ним Лоран. - Так что корабль мы просто на время... ангажируем. Или нет, наложим на него арест. В порядке оплаты за часы, проведенные лордом Аро в обществе его королевского величества.

Эдвард было улыбнулся, но тут его взгляд упал на что-то за спиной Эммета, и улыбка так и застыла на его лице, примерзнув к нервно искривившимся губам. Нахмурившись, Эммет обернулся.

Леди Изабелла, оказывается, закончила со своими подопечными, и теперь, пряча каверзную улыбку концами вышитой шали, ожидала реакции своих «клиентов».

Лея, выряженная в клюквенно-алое атласное платье с совершенно немыслимым декольте, безуспешно пыталась запахнуть на груди короткую и узкую меховую курточку и одновременно старалась заслонить лицо, изменившееся стараниями Изабеллы почти до неузнаваемости: разглядеть в этих покрытых бронзовой пудрой чертах и густо подведенных золотом и зеленью глазах колючую ершистость непокорной и вздорной воительницы было невозможно. На коротко остриженных волосах девушки покоился маленький ток из лисьего меха, из-под которого на лицо спускалась совсем не по-зимнему легкая и воздушная черная вуаль, но даже она не скрывала яростно полыхавшего на щеках Леи румянца. Ошарашено глядя на нее, Эммет подумал, что эта тонкая черная ткань вот-вот займется пламенем от соприкосновения с ее пылающим лицом.

Переведя взгляд на самую миниатюрную из троих, он и вовсе не узнал ее: на Элис эта восточная куртизанка в оранжево-кремовом одеянии, в небрежно накинутых на плечи мехах, с переплетенными красными лентами волосами и такими же красными, как у вампира, губами на белом, точно гипсовая маска, лице была похожа разве что только ростом. Ренесми, посмотрев на нее, залилась безудержным смехом, а Эдвард издал какой-то неясный сдавленный звук, свидетельствующий о том, что подобное зрелище ослепляло его целомудренный взор исключительно нечасто. Элис прищурила подведенные угольком огромные глаза и вдруг проказливо показала им язык. В новом амплуа она чувствовала себя явно получше бедной Леи.

С нестерпимой неохотой Эммет повернул голову и посмотрел на Розали. Тоже в мехах, на сей раз черно-бурых, в простом синем платье, скромненько застегнутом под горлышко, с волосами, заплетенными в две косы, и разукрашенная намного меньше своих товарок, она в первую минуту показалась ему удивительно целомудренной, совершенно не соответствующей замыслу Лорана. А затем она пошевелилась, оглядывая саму себя с видимым любопытством, и казавшаяся жесткой ткань платья будто расплавилась на ее коже, облегая ее с такой бесстыдной откровенностью, что не были нужны никакое декольте и никакие разрезы. Эммет вспомнил, как мрак и грубое полотно влажной рубашки под его пальцами прикрывали ее тело такой же полупризрачной преградой, подумал, сколько же человек скоро отберут у него единоличное право на ощущение этого тонкого, почти мучительного соблазна и, не выдержав, отвернулся.

Лоран зааплодировал.

- Браво, Изабелла, вы воистину совершили чудо! - воскликнул он и, снова оглядев стоявших перед ним девушек, задумчиво прищурился и произнес: - Однако поверить, что эти разряженные гурии в золоте и мехах оказались у ворот крепости Аро исключительно по счастливой случайности, будет его воинам тяжеловато...

Леди Белла вдруг хлопнула в ладоши, задорно подмигнула Лорану, а затем совершенно неожиданно толкнула не ожидавшую такого Лею в сугроб. Пока воительница, рыча проклятия, выбиралась из снега, Изабелла со всей силы дернула рукава нарядного платья Элис, затрещали нитки, и правый рукав разорвался, обнажив плечо девушки, на котором прежде багровело страшными запекшимися контурами позорное клеймо.

- Эй!.. - возмутилась было Элис, но Белла, не обращая на нее внимания, подошла к Розали, быстро растрепала ей тщательно заплетенные косы, так что стало казаться, что она в последний раз держала в руках гребень неделю назад, а затем вдруг со всей силы ударила ее ладонью по лицу. Отшатнувшись, Розали схватилась за щеку, под ее пальцами видны были заалевшие на коже красные следы от изабеллиных ногтей.

- Простите, - тут же покаялась та, оглядев растерзанный наряд Элис, размазанную краску на лице Леи и ее скособочившийся лисий ток и растрепанную Розали, потирающую ссадины на скуле. - Лоран прав, вы слишком уж маскарадно смотрелись... Зато теперь в самый раз! По дороге постарайтесь посильнее помять и испачкать платья, и я сама поверю, что вы пришли из какого-нибудь борделя в Клыках подзаработать в постелях щедрых господ на службе Аро.

- А в Клыках есть бордель? - встрял Феликс. - Как всегда, все самое важное узнаешь, когда уже поздно...

Лея яростно заскрежетала зубами.

- Оружие возьмите только самое легкое и незаметное, - начал инструктаж Лоран. - И спрячьте получше, чтобы первый же стражник не обнаружил и не забил тревогу. Никаких мечей, никаких кинжалов!

- А что тогда? - взъярилась Лея. - Ногтями глаза им выцарапывать?

Лоран вместо ответа шагнул к ней, вытащив откуда-то из-за пояса маленький стилет с узорчатой ручкой в виде двух завитушек, и бесцеремонно засунул его за декольте остолбеневшей Леи. Золоченые завитки рукоятки остались на виду, но на алой ткани платья казались не фрагментом оружия, а необычным украшением. Шагнув от Леи к Элис, Лоран критически оглядел ее и сказал:

- Изабелла, у вас есть гребень?

Белла быстро сбегала в палатку и вернулась, неся в руках до слепоты ярко сверкающий бесчисленными разноцветными камешками гребень с очень длинными и острыми зубчиками. Лоран взял его у нее, порылся среди своих склянок и коробочек с травами и мазями, выбрал одну, открыл и обмакнул зубцы гребня в густое зеленоватое зелье. Дождавшись, когда оно засохнет и превратится в тонкую запекшуюся пленочку, он осторожно засунул гребень под переплетения кос и лент над виском Элис.

- Ядовитая штука, - предупредил он. - Пользуйся осторожно. Оцарапаешься - и через несколько секунд умрешь. И вот еще возьми, - он протянул ей найденные в багаже Изабеллы по-восточному вычурные золотые кольца, украшенные сканью и крупными камнями и зачем-то соединенные между собой так, что походили на кастет. А в следующую секунду Изабелла пояснила, что это кастет и есть, просто замаскированный. Повернувшись к Розали, он нахмурился, видимо, придумывая, чем лучше вооружить ее. Эммет не дал ему додумать. Быстро задрав к локтю рукав куртки, он распутал ремешки, державшие с внутренней стороны предплечья ножны маленького тайного кинжала и молча протянул его Розали. План Лорана был до тошноты низким и очень рискованным, и будь у него такое право, он не позволил бы ей участвовать в этом опасном для жизни маскараде - хотя бы для того, чтобы перестать, наконец, быть виноватым перед ней, - но, глядя, как она, кивком поблагодарив его, затягивает у локтя и запястья пряжки принадлежавшего ему оружия, ощутил теплый прилив успокоения. Как будто сам отправлялся с ней в крепость.

Когда Лея вновь о чем-то заспорила с Лораном, Изабелла скрылась в своей палатке, а остальные разбрелись по поляне кто куда, Эммет решительно направился к Розали, стоявшей у коновязи и поглаживавшей по лоснящейся шее свою лошадь.

- Зачем ты бросилась помогать мне в том сражении? - спросил он и удивился тому, с какой требовательной властностью прозвучал его голос.

Розали бросила на него косой взгляд и презрительно усмехнулась. Эммет отлично понял, что она хотела сказать этим.

- Конечно, спасибо за помощь, - начал он. - То есть не конечно, а просто... То есть... Я имею в виду, что...

Она спокойно смотрела на него, перебирая здоровой рукой длинную гриву своей кобылы, и Эммет запинался и запутывался все больше, пытаясь понять, что она имеет в виду этим своим взглядом: что слушает его или что ждет не дождется, когда же он провалится ко всем чертям.

- ... что благодарен, - наконец сказал он. А потом, не удержавшись, повторил свой вопрос: - Но все-таки зачем ты это сделала? Я мог бы справиться и сам.

Розали окинула взглядом землю, шагнула к одному из высившихся над ними деревьев, разгребла сугроб у его корней, сорвала веточку с какого-то чахлого, заморенного холодами кустика, полностью засыпанного снегом, и протянула ее Эммету. Тот удивленно вгляделся в эту ветку. Среди обледенелых, мертвых листьев на ней висели обметанные инеистой коркой кругляшки почерневших от холода ягод. Черника. Эммет перевел на Розали непонимающий взгляд, и ее губы на мгновение тронула неуверенная, почти нервная улыбка. А затем Лоран громко окликнул ее, чтобы продолжить инструктаж, и девушка направилась к нему.

***

Ждали до сумерек, коротая время у разведенного под прикрытием лесных деревьев костра и в который раз обсуждая детали плана. Затем снялись с лагеря и медленно направились к узкому горному хребту, отрезавшему заснеженную озерную долину от принадлежавших Аро земель. У кромки леса, откуда уже видны были очертания возвышавшегося на широком горном уступе замка, разделились. Девушки спешились, оставили отряду своих лошадей и направились дальше пешком, а Лоран повел остальных кружным путем к реке.