Каждый мужчина мечтает о женщине, которая пленит его своим благородством и возвышенностью чувств, а также о другой женщине, которая поможет ему об этом забыть.
Хелен Роуленд

Ronan Hardiman - Warriors

- Ты совсем рехнулся, - пробормотала Белла. И звучало это не как вопрос, а как утверждение. Слишком опасное утверждение о короле. – Эта девка пыталась тебя убить, а теперь ты нянчишься с ней и с каким-то непонятно откуда взявшимся ребенком, снял с нее кандалы, и кроме всего прочего делаешь ее проводником. Она убийца… и бог знает кто еще.
- Поверь мне, лучшего проводника по северным землям нам не найти, - проговорил король, сидя в походном кресле и наблюдая за огнем в очаге, который горел уже сутки, без угля, он просто лизал языками пустую чашу из чугуна, горел ровно и задорно.
Лагерь готовился к новому броску на север, точнее на северо-запад, к Северным клыкам, единственному пути сквозь Северные горы в ледяную пустыню, на окраине которой их ждала Северная звезда, закованная в кольцо первородного хребта.
После того, как прибывший отряд отчитался королю о расследовании «чертовщины», все разбрелись на заслуженный отдых. Все вернулись целыми и невредимыми, если не считать ранения Розали. Талантливая девчонка. Талантливая на получение тумаков…
Изабелла, приняв ванну, которую тут же организовали для нее, не спешила покидать королевскую палатку.
- Как ты отблагодаришь сэра Эммета? – Джаспер выразительно приподнял бровь, а Белль спокойно устроилась на его постели.
- А я должен благодарить его за то, что он выполнил то, что должен был?
- Он спас мне жизнь… и доказал наконец, что существует кто-то реальный, кто плетет заговоры и покушается на тебя. Кто-то, кто не плод твоего воображения… не мираж пьяного угара! Нет в этом никакой магии и никаких драконов!
- В тот день, когда на мой отряд напали, мы действительно были пьяны, - медленно заговорил король. – Но свежая кровь быстро прочищает мозги. А те твари, что разрывали моих людей в клочья, таяли в воздухе через секунду… И единственное, что смогло их остановить – огонь… - голос короля сделался зловещим. – Мне это не привиделось, потому что наутро я хоронил то, что осталось не просто от моих подчиненных, я хоронил своих друзей… - Джаспер снова был загипнотизирован этим огнем в очаге… Магия дракона, который не существует по словам Белль… Вот оно, доказательство того, что той ночью они с Леей не спятили, магия работает… Осталось только найти того, кто все это начал.
- Прости, - Белль подошла сзади к королю, обхватила его руками за шею, оставила поцелуй на раковине его уха. Провела ладонью по волосам. – Пора подстричь тебя…
- Пусть все остается, как есть, - тихо ответил он.
- Хорошо, - еще один короткий поцелуй в шею. – Можно я останусь? Просто вся эта история с вурдалаками… я так испугалась… - Она уселась на его колени. Грудь ее под атласной тканью платья взволнованно вздымалась, волосы дурманили голову своим ароматом.
- Конечно… Иди обратно в постель. – Изабелла послушно скользнула на дорожный меховой настил. Платье изумрудного цвета полетело на пол… она улеглась не укрываясь, словно не чувствовала ночного холода. Соблазнительная поза, призывный взгляд, и Джаспер понадеялся, что Белль поможет ему забыться, что этой ночью сон его будет спокоен и долог.
Но этой ночью стоны Белль казались чуть громче, и оттого фальшивее, поцелуи жарче, и оттого наиграннее, ласки отчаяннее, что вызывало лишь подозрение…
Тело отреагировало на близость только усталостью, удовольствие не принесло забвения, а сон получился тревожным и горьким… Только ближе к утру чернота поглотила рассудок, а разбудил Джаспера женский визг на улице. Быстро натянув на себя одежду и сапоги, схватив короткий меч, Джаспер вылетел на улицу, чтобы обнаружить, как Элис держит за волосы Беллу, приставив к ее горлу нож.
- Что здесь происходит? – крикнул он, вокруг, казалось, собрался весь лагерь. А Эдвард уже тянулся за арбалетом.
- Пристрелите эту девку! – прошипела Белла сквозь зубы. Элис еще сильнее потянула ту за волосы. Сэр Эммет хотел было двинуться в их сторону, но его задержала Лея.
- Ты кого девкой назвала? – Элис сейчас очень напоминала нахохлившегося, задиристого воробья.
- Отпусти ее, - рявкнул Джаспер. Все застыли на своих местах, и только король двинулся к вцепившимся друг в друга «дамам». Схватив Элис за правую руку, он вывернул ей кисть, так что нож упал в грязь под их ногами. – Я сказал, отпусти. – Элис послушалась. Но в тот же момент Белла попыталась кинуться на свою обидчицу.
- Да что за бес в вас вселился? – Джаспер пытался удержать брыкающуюся Беллу.
- Я кажется знаю его имя! – послышался веселый голос Леи.
- Прекрати… На тебя люди смотрят! – заявление Джаспера подействовало на Беллу как ушат холодной воды. Она вдруг резко залилась своим прелестным румянцем и судорожно начала поправлять одежду и прическу. – Всем разойтись. Здесь не на что смотреть! – Посмотреть, конечно, было на что, поэтому рядом остались только самые смелые из близкого окружения короля.
- Я жду объяснений!
- Каких объяснений? – голос Элис срывался от переполнявших ее эмоций. – Я спала, когда эта… - От эпитетов она все же удержалась. – Чуть ли ни пинками разбудила меня и начала обвинять меня в том, что я шлюха. Я ей доходчиво объяснила, что скорее отрезала бы тебе яйца, чем…
- Она хоть понимает, что разговаривает с королем?! – послышался возмущенный возглас Эдварда.
- Белла…
- Она ночевала в твоей палатке! – на это заявление Джаспер только закатил глаза.
- Дура! – восклицание Элис было таким громким, что его должны были услышать все в лагере.
- А его жене ты будешь претензии предъявлять, что он ночует в ее спальне?! На ее месте я бы в первый же день скинула тебя полетать с крепостной стены Северной звезды!
- Заткнулись! Обе! – Джаспер произнес это раньше, чем Белла успела что-то возразить. – Чтоб на глаза мне не попадались… - зло прошептал он и направился к своей палатке. Справа он заметил Ренесми, которая сидела на обозе и жевала яблоко, повернувшись спиной к этому спектаклю. - Похоже, одной тебе не интересно, что там происходит…
Девочка, повернувшись в его сторону, спрыгнула со своего места и направилась к королю.
- Интересно… Чтобы видеть и замечать не обязательно подходить слишком близко.
- Яблоки? – Джаспер кивнул на красный, наполовину съеденный плод в маленькой изящной ручке.
- Да… Не каждый же день человечинкой баловаться. – Она белозубо улыбнулась.
- И что ты успела заметить? – Ренесми хитро сощурила янтарно-карие глаза.
- Тебе, король, двадцать шесть, а ты считаешься взрослым мужчиной. Мне всего четыреста семь, и по меркам моего народа я еще ребенок, но вижу очевидное… Твоя женщина ревнует…
- Не к чему ревновать…
- Я же говорю, ты не видишь очевидного.
- А Элис?..
- А что Элис? Она всего лишь сторожит свои гарантии на будущее. Убьют тебя – и она снова останется ни с чем. Некому будет выполнять обещания.
- Откуда ты знаешь про обещания? Она сказала?..
- Человеческие мысли легко раскрывать… Это часть моей сущности…
- Ты читаешь мысли?
- Нет… я их только раскрываю… - поняв, что постичь это ему вряд ли удастся, король удалился к себе. Джаспер поежился от неуютной мысли, что в его свите теперь есть такой «проницательный» не-человек… в тот день неуютные мысли посещали многих, потому что обычно приветливый и добродушный король внезапно остервенел и гнал на север своего коня и всю процессию с немыслимой скоростью…
***
Элис послушно не попадалась на глаза короля, устроившись на своем обозе для пленников в компании Ренесми, которая посвящала ее в подробности нелегкого бытия дракона. Рядом с ними держалась Лея, единственная, кому король раскрыл тайну рыжей девчонки, и которая тоже была не прочь потравить байки… в общем, их жизнь в королевской свите была не так уж плоха. Хотя по ночам было достаточно холодно и промозгло, Элис была рада… наверное впервые за десять лет у нее появилась хоть какая-то надежда. Надежда вернуться домой.
Рядом с ними появлялись Лоран и светловолосая воительница в кольчуге, чаще всего эта парочка была занята беседами… Хотя Элис ни разу не видела, чтобы светловолосая хоть что-то говорила. Она только слушала…
- В простом, бездумном подчинении нет смысла. Власть, любая, какой бы мягкой она ни казалась – насилие над личностью…
Элис нахмурилась, пытаясь понять, к чему вел этот сарацин свою «собеседницу», но новый порыв ветра заставил плотнее прижаться к накрытому холщевой тканью грузу повозки… И Элис предпочла больше не думать об этом, а просто провалиться в ленивую дрему.
Элис держалась ниже травы, тише воды, пока путь королевского каравана не пересекся с караваном торговым, который гнал на север табун восточных лошадей и ряд повозок, тяжело груженых – Элис видела, как натужно колеса буксуют по дорожной грязи. Привстав и балансируя на самом краю повозки, Элис вглядывалась в живую, мелькающую массу быстрого табуна. Лошади были отменные, выносливые, быстрые, не в пример северным тяжеловозам или южным вороным, больше похожим на собак. Эти лошади как нельзя лучше подходили для тяжелых латников. И их гнали на север… нищий, погрязший в снежных буранах и голоде север! А повозки, так проседать ось может только под металлом.
Элис посмотрела на вставший внезапно королевский караван. Значит, торговый подрезал его на повороте северного тракта к Северным клыкам.
- Король впереди? – спросила Элис, чувствуя, что просто не может усидеть на месте.
- Да, - ответила Лея, и хотела было уже что-то сказать, но Элис уже рванула вперед – сначала по повозкам, груженым провиантом, а потом спрыгнула в густую дорожную грязь, не боясь запачкаться.
Цепочка королевских всадников так растянулась, что Элис, уже изрядно запыхавшись, не выдержала, запрыгнула в седло позади какого-то паренька в одежде гвардейца, вырвала из его рук поводья и пришпорила его коня.
- Эй, - крикнул он. Но Элис упорно гнала коня вперед, пока впереди, рядом со штандартом и красующейся в седле леди Изабеллой она не завидела того, кто ей был нужен.
Послышались крики охраны, но Элис, потянув поводья и остановив коня, спрыгнула на землю, минуя пытавшихся остановить ее гвардейцев и ловко лавируя между пытающихся поймать ее рук, закованных в латные перчатки, бросилась прямо под копыта королевского жеребца. Зайдя справа, ухватилась руками за луку седла…
- Освободи правое стремя, - пробормотала она. Король, тяжело вздохнув, просто усадил ее перед собой. Элис недовольно фыркнула, заерзав. – Тогда отдай поводья.
- Просто скажи, что тебя нужно! – недовольно проворчал король.
- Подойти ближе к табуну.
Джаспер пришпорил коня, отъезжая от королевского отряда, туда, где по высохшему осеннему полю продвигался табун.
- Видишь?
- Что? – проговорил король над ее ухом.
- По правому боку у каждой лошади есть проплешина…
- И что это значит?
- Это значит, что у тебя на глазах на север уводят табун королевских лошадей, которых не успели заклеймить. Вернись к повозкам. – Джаспер послушно выполнил ее просьбу. – Теперь смотри на их обозы… Я почти уверена, что на них выкованная на северный манер сталь…
- А такая бывает? Я думал, северная сталь – это грязный кусок железа, которым и хлеб не разрежешь…
- К утру у тебя будут доказательства…
- Они будут у меня прямо сейчас…
- Нет… Погоди. У них больше сотни лошадей, и если они поймут, что на них собираются напасть… Ты не успеешь собрать своих людей, мы слишком растянулись…
- Мы? – Элис обернулась, король насмешливо приподнял бровь, а Элис вдруг поняла, как близко его лицо находится от нее. – Что ты предлагаешь?
- В двух лигах отсюда деревенька. Остановишь отряд там и прикажешь местным освободить их загон для лошадей, у них с юга отличное пастбище огорожено. А я уведу табун… и принесу тебе доказательства, что они везут на север оружие.
- Еще и конокрадка! – Элис усмехнулась в ответ на заявление короля.
- Каждый выживает, как может.
- Сколько людей тебе нужно?
- Нисколько…
- И как ты собираешься увести целый табун?
- В этом деле главное – найти главного жеребца!
- Если утром ты не вернешься…
- Значит, меня просто больше нет, - на лице короля промелькнула какая-то непонятная Элис эмоция, но она, вместо того, чтобы пытаться разгадать ее, взяла из рук короля поводья и направила коня обратно к застывшим на тракте гвардейцам и красной как рак от злости леди Изабелле.
У обочины дороги Джаспер помог Элис спешиться, с улыбкой наблюдая, как она скрылась в зарослях кустарника, лабиринтом вьющегося вдоль дороги.
***
Ночь выдалась просто идеальной, густые облака закрыли небо, погасив свет от луны и звезд, так что на северном тракте было темно, хоть глаз коли.
Караванщики разбились на группки, разожгли костры на обочинах. Слышался смех, пьяные мужские вопли – все, как всегда. Как сотню раз прежде.
Элис пробралась к самой середине цепочки повозок, ощупала парусину с самого края, под пальцами чувствовалась продолговатая острота стали. Чуть дальше эта острота переходила в округлую гладь эфеса. Прорезав ткань ножом, Элис вытащила целую связку простых, но очень хорошо сделанных мечей, укороченных, с округлым северным набалдашником на эфесе. Прихватив одно доказательство, надежно закрепив его на поясе, Элис змеей проскользнула туда, где погонщики согнали в кучу лошадей.
Прислушиваясь к фырканью и приглушенному ржанию, Элис начала свой обход, стараясь не попадаться на глаза охране.
Ночь была в самом разгаре, а Элис, казалось, сделала уже четвертый круг радиусом не меньше пары лиг. Устало присев к холодной, сырой земле, она вглядывалась в плотные ряды табуна, полусонного и вялого, окруженного заградительными, сбитыми кое-как заслонами.
Ночное небо прорезало истошное ржание и стук копыт о землю… кажется, повезло. Элис удалось рассмотреть, как два жеребца на самом краю табуна «выясняют свои отношения». Справа послышался собачий лай, и Элис, испуганно встрепенувшись, заметила, как оттуда к ней приближается всадник с факелом.
Чертыхаясь и вспоминая все возможные проклятия, девушка рванула к дерущимся жеребцам.
- Стой! Эй. Ты там!
Элис не стала выяснять намерения всадника, она старалась как можно быстрее добраться до жеребцов.
Казалось, грудь сейчас разорвет от недостатка кислорода. Но Элис все-таки успела, второй раз за день почти кидаясь под копыта жеребца. Только вот теперь оставался вопрос: который из них сильнее, за кем пойдет табун?
Бурый конь справа, испугавшись Элис, бросился к остальным, а другой, черный, встав на дыбы, рванул прямо к девушке. Значит, он. Увернувшись от первого удара копыт, Элис попыталась зайти справа и ухватиться за гриву.
Черная бестия закружился, почти сбивая Элис с ног. Элис метнулась слева, ухватив-таки в кулак гриву. Вцепившись изо всех сил в него, Элис оттолкнулась ногами от земли, пытаясь запрыгнуть на спину коня. Он неистово завертелся, еще секунда и встанет на дыбы. Каким-то чудом Элис удалось обхватить бока огромного жеребца ногами, так что он ее не сбросил.
Крики охраны были совсем близко. Удара в бок конь послушался, значит не совсем необъезженный. У заградительных заслонок Элис заставила коня остановиться, обвязала конец припасенной веревки вокруг деревянной рогатины, другой конец обмотала вокруг своего локтя, уже предчувствуя, чем это для нее может обернуться. Пришпорила коня, он дернулся, весь вес заслонки рванул ее руку из сустава, она коротко вскрикнула. Но своего она добилась. Табун, больше не сдерживаемый внешними заграждениями пошел вслед за вожаком, которого Элис направила обратно, на северо-восток, где ее должен был ждать король.
Рассвет Элис встретила почти в бесчувственном состоянии от боли и жуткого галопа жеребца, и единственное, что смогло ее удержать в этом мире – рассветные лучи и силуэты гвардейцев на горизонте. Вздохнув и из последних сил вцепившись в гриву, Элис склонилась к шее несущегося жеребца… Несущегося прямо к загону, животное не сбавляло скорости и вовсе не собиралось останавливаться даже перед виднеющимся впереди высоким забором. Жеребец встал на дыбы, Элис не удержалась, падая на землю, понимая, что это верная смерть, что спустя секунду ее затопчут сотни копыт. Но вместо этого какое-то чудо вознесло ее над землей, очень быстро толкнуло к забору, видя рассветное небо над собой и склонившееся над ней лицо сэра Эммета, который, видимо, и вытащил ее, Элис позволила темноте поглотить ее.
***
Джаспер уже во второй раз наблюдал, как эта сумасшедшая девчонка Элис очнулась на его дорожной постели. Она открыла глаза, смешно сощурилась, простонала что-то похожее на «опять» и снова зажмурилась.
- С добрым утром, - проговорил король.
- С добрым, - хмуро ответила девушка, шаря руками под одеялом, пытаясь, видимо, определить, одета ли она.
- У тебя был всего лишь вывих, так что раздевать тебя смысла не было.
Элис приподнялась на постели, тряхнула головой с неровно обрезанными темными волосами, устало посмотрела на Джаспера своими глазищами – сапфировыми, со светлой сердцевиной, словно внутри драгоценного камня скопилось слишком много света.
- Я долго была в отключке?
- Сутки. Целые сутки отряд стоит на месте, а Белль рвет и мечет.
- Тогда мне лучше побыстрее смыться отсюда, пока твоя гарпия не прилетела лично вышвыривать меня из твоей постели, - Элис попробовала пошевелить плечом… боли не было, только немного ныли мышцы.
- Кстати, если тебе интересно, то днем мы напали на караван, конфисковали все оружие…
- Отлично… Все, как я и говорила.
- С этого дня ты можешь приступить к своей части договоренности. Пойдешь впереди с Феликсом и Сэтом. Выберешь себе из табуна любого коня, подойдешь к Лее, она поможет подобрать оружие и латы.
Глаза Элис загорелись азартом. И у нее внезапно появилось безотчетное желание поблагодарить короля, при этом обратившись к нему… но как… Говорить ему «ваше величество» или «сир» - это было бы для нее слишком… Назвать его просто Джаспером? Он не давал ей такого разрешения…
Поэтому, опустив глаза, она просто прошептала «Спасибо».
Сапоги свои она нашла рядом с постелью, быстро натянув их, вышла под моросящий дождь, окутавший легкой хмарью лагерь. Как оказалось, это была меньшая из бед. Гораздо хуже были косые взгляды и смешки обитателей лагеря, а от взгляда леди Изабеллы рядом с подозрительным королевским советником и вовсе можно было превратиться в соляную статую.
Рядом со своим «тюремным» обозом Элис обнаружила Ренесми и Лею. Воительница уже приготовила Элис «подарки», и спустя каких-то десять минут дочь Черного Дракона была вооружена до зубов.
- Иди к загону, там Феликс поможет тебе выбрать и даст седло…
- Выбирать не придется, выбор давно уже сделан, - заговорила дракониха, неприязненно глядя на дождливое небо.
- Не любишь дождь? – спросила ее Лея.
- Не люблю хмарь… - ответила та, и улыбнувшись, посмотрела на Элис. – Как свобода на вкус, северное дитя?
- Дурманит, - улыбнулась та в ответ и пошла забирать своего жеребца.
Феликс сидел на верхней перекладине загона, наблюдая за лошадьми.
- А вот и маленькая героиня дня! – весело присвистнул он, оглядывая бандитски-боевой вид Элис. – Выбирай…
Элис забралась на загон рядом с ним, высматривая вожака. Но долго это делать не пришлось, жеребец, словно почуяв что-то в воздухе, захрапел и, вскинув голову, рванул в сторону Элис.
Она сама вывела его из загона, сама оседлала, при этом строптивая бестия не выразила никаких возражений.
К тому моменту, как королевский караван двинулся дальше, Элис была на коне и в прямом, и в переносном смысле, лихо проскакав мимо повозки леди Изабеллы, рядом с которой ехали король со своим советником.
Она не обернулась и так и не увидела, как улыбнулся Джаспер, чем заставил Изабеллу еще яростнее рассыпаться в рассказах о южном масле, которое делают из каких-то особенных пальм и которое очень влияет на настроение…
Север был совсем рядом, Элис чувствовала это всем сердцем, она предвкушала его, ожидая, когда впереди покажутся величественные башни Клыков.
А потом выпал снег, и разгоняя жеребца по этому пушистому белому покрывалу, Элис чувствовала, как сердце наполняется радостью.
Вечерами, возвращаясь в лагерь, который разбивали прямо в поле, девушка усаживалась рядом с Ренесми, рядом с которой костер горел всегда ярче, рядом с которой становилось сразу теплее. Это тепло витало в воздухе, оно позволяло не замерзать на холодной земле.
За день до того, как они должны были въехать в Северные клыки, Элис позвал король. Она шла под насмешливыми взглядами к его палатке, чувствуя, как начинаю краснеть щеки, и дело было вовсе не в кусачем, ночном морозце.
Внутри было тепло от горящего вовсю очага.
- Ты звал?
- Да, - он сидел в походном кресле, в руках его был кубок с вином, он задумчиво смотрел на огонь. – Я хотел тебе кое-что отдать.
Он встал одним стремительным, плавным движением, Элис отступила назад, когда он сделал шаг в ее сторону.
Король протянул Элис маленький черный предмет… Дракон… Тот самый, с бриллиантовым глазком.
- Как только мы вступим на северные земли, ты можешь не скрывать его под одеждой. Если таково будет твое желание. Если ты захочешь… как только ты захочешь, ты станешь Элис, из рода Черного дракона, наследницей Северной звезды. – Элис сглотнула подступивший к горлу ком, и, забирая у короля брошь, она изо всех сил боролась с желанием обхватить его ладонь, чтобы еще раз почувствовать, какого это, прикасаться к ЕГО коже.
- А как же леди Мэри и сэр Артур? Твой отец назначил их наместниками северных земель…
- Если леди Мэри станет моей женой, ей не к чему будет эта должность, а сэру Артуру по моим скромным подсчетам должно быть не меньше девяноста лет. Он слишком стар для служения королю.
- Ты хочешь сказать?..
- Пока мы ничего не будем говорить, добраться бы до Северной звезды…
- Пока не добрались, я лучше буду оборванкой и преступницей. Так проще защитить тебя, - задумчиво проговорила Элис, пряча дракона в карман дорожной куртки.
- Защитить меня? – король улыбался надменной, но очень красивой улыбкой.
- Да, Ваше Величество, - тихо, едва слышно прошептала она.