Лучший способ победить врага — это увидеть в нем друга.

Within Temptation - A Dangerous Mind

Этой ночью никому из ближнего окружения короля не удалось сомкнуть глаз ни на минуту. А дворец под утро и вовсе превратился в гудящий рой разъяренных, но бесполезных пчел…
Поединок в ночной столице, закончившийся, по мнению Джаспера, слишком быстро, заставил вскипеть кровь, но разум был кристально чист. С того момента, как рядом с его конем оказался один из нападавших, перерубив шею животного и сбросив короля на землю. И вплоть до удара кинжала, который он поймал за лезвие, чувствуя, как сталь прорезает перчатку, впиваясь в плоть.
Судьба сделала свой шаг: несколько десятков нападавших, перебитых его людьми. И единственный выживший – девчонка, такая маленькая, но быстрая, словно смертоносная гадюка. Джаспер стоял в том самом переулке и смотрел на нее, тонкое тело рядом с темным камнем какого-то дома, удар, которым он наградил ее, был для такой малышки сильным, чересчур сильным. И теперь короля волновало одно – очнется ли она. Должна очнуться.
- Все нападавшие с клинками из южной стали… Кроме одного, - Сэт появился рядом с королем, кивнул в сторону бесчувственной девчонки.
- Она была не с ними, - отчего-то Джаспер был в этом абсолютно уверен. На это указывало все: ее северный, испещренный рунами кинжал, ее поношенная, истертая одежда, в то время как нападавшие красовались в новехоньких куртках, их сапоги еще были черны, кожа их не успела истереться. Эта девчонка была похожа на оборванку… - Посвети на нее, - проговорил король, и мальчишка тут же послушался, направив на нее свет факела. Загар неровно лег на светлой коже, оставив на немного вздернутом носике смешные веснушки – с севера. Ее подбородок начинал опухать, и Джаспер подумал, не сломал ли он ей челюсть… только бы заговорила… - Вниз ее, в темницу. Но чтобы к моему приходу она еще была жива. И найдите, кто она и откуда приехала. – Он видел своими глазами, как эта девчонка убила троих нападавших. Убила грязно, некрасиво, но все же убила.
Теперь Джасперу предстояло разобраться с последствиями этого дня и ночи, и подумать было над чем… Предупреждение Изабеллы быть осторожным, недовольства Эдварда поведением Джаспера, молчание двух оставшихся в живых министров… была еще сотня возможностей… Кто пытался убить нового короля? Джаспер всем сердцем надеялся, что это окажется тот же, кто убил его семью.
***

Изабелла рыдала так натурально, с такими причитаниями обрабатывала порез на левой ладони короля, что Лея не выдержала и, зайдясь какой-то злой, отчаянной тирадой на своем родном языке, хлопнув дверью, вылетела из королевских покоев. Джаспер успел разобрать только «чертова шлюха» и «проклятая земля». Рассвет вспышкой пронесся над заливом, высветив на голубой глади сотни мачт со свернутыми парусами. Королевский флот своим появлением парализовал столицу, а новости об армии, расположившейся совсем рядом, и вовсе напугал большинство жителей не только столицы, но и всего королевства, так что даже гонцы передвигались по городу с особой осторожностью.
- Кому? Кому это надо? – причитала Белль, стирая тонкими ладошками слезы с бархатных щек.
- А ты не знаешь? – Джаспер, проверив, что перевязка на ладони достаточно крепка, стащил через голову кольчугу… Услышав слова своего короля, Белль замерла, тут же перестав плакать, словно по мановению какого-то волшебства. Это волшебство Джаспер знал очень хорошо… там, где всю жизнь прожила Белль, нужно быть гениальной актрисой, иначе не добьешься ничего… И Джаспер точно знал, что и с ним… особенно с ним, Белль играет, словно кошка с клубком пряжи, но играет разумно, скручивая нити так, как ей выгодно.
- Джаспер… - в ее голосе послышались умоляющие нотки. Но она быстро осеклась, заметив в нем перемену. Обманчиво приятный вид Джаспера всегда сбивал с толку: он шутил, как свой парень, улыбался, как мальчишка, любил так страстно… Но все это сдувало в одно мгновение, словно срывало маску с лица, и в нем оставался только льдистый холод голубых глаз, его волчья натура вырывалась наружу… Этого жесткого взгляда Белль всегда боялась так сильно, как не боялась еще ничего в своей жизни. Одно из главных знаний ее о новом короле, с которым она была знакома уже много лет, которого знала еще мальчишкой, заключалось в том, что он был опасен. В своей семье, состоящей из хищных львов, он был волком… способным справиться с одиночеством.
- Прикажи приготовить ванну. – Она послушно кивнула, убежав выполнять приказ, так больше и не появившись перед взором рассерженного, усталого и нетерпеливо ожидающего короля… ожидающего, когда Сэт принесет новости о маленькой, шустрой и имеющий свои причины покуситься на жизнь короля девчонке.
***

Сэт объявился только к вечеру, когда король уже успел созвать бесполезный и растерянный совет. Единственным по-настоящему важным делом его было назначение двух сановников.
Старик Кайус, которого Джаспер считал своим учителем, стал главой Церковного совета. Если и был в этом мире хоть один справедливый человек, это был этот старик, для которого истина была не в людях, а в книгах. Многие такую философию посчитали бы ошибочной, но этот книжный червь со стажем никогда не ошибался насчет этого мира. Он всегда был нелюдимым, но из всех ответов всегда выбирал правильный… Отшельник, идущий с этим миром параллельным, непересекающимся путем! Кто может быть ближе к богу, если тот все-таки существует…
Главой Военного совета стал Алек, старший брат Сэта. Он был так же молод как Джаспер, но успел занять достаточно высокий пост при дяде Питере… Без сомнения, он быстро справится с защитой королевства как от внешних, так и внутренних врагов.
Сейчас главным для Джаспера стало – укрепить свои позиции в столице… прежде чем пуститься в дорогу.
Алек командовал расквартировкой войск в стране и проверкой, выполнен ли приказ о роспуске дружин в графствах, так что его назначение прошло заочно.
Кайус, представленный совету, кивнув королю, ушел в огромную королевскую библиотеку, а оставшиеся лорды – сэр Карлайл, мягкий и излишне вежливый на первый взгляд, и лорд Чарльз, отец Беллы, наконец-то заговорили о самой больной теме для всего королевства: женитьбе короля и обеспечении страны наследником.
- Мой король, - заговорил Карлайл. – Ваш брат, почивший сэр Джефри так радел за судьбу северных земель…
- Знаю, - перебил его Джаспер, просматривая приказы, принесенные ему Эдвардом на подпись… приказы о казни… - Север… Кость в горле… Север с югом все еще цепляются за глотки друг друга?..
- Да, ваша милость, ваш батюшка пытался скрепить союз браками дворян, но это превратилось в настоящую резню. За год было убито более десяти лордов с обеих сторон, - продолжал сэр Карлайл тоном мягким и тягучим, как мед, в то время как сэр Чарльз хранил молчание. – Ваш брат надеялся на собственном примере показать, что союз севера и юга возможен. Леди Мэри, его избранница, дочь почтеннейшего северного лорда, заключившего мир с вашим батюшкой после Великой битвы… Будущая хозяйка Северной звезды, самого дальнего оплота нашего государства.
- Что скажете, сэр Чарльз, стоит ли мне жениться на невесте моего покойного брата? – глава финансового ведомства не выразил никаких эмоций на заявление короля.
- Как будет вам угодно, сир…
- Угодно, - Джаспер, подписав все приказы кроме одного, поднялся с трона своего отца. – Отдайте приказы о сборах. Я отправлюсь в Северную звезду на рассвете через три дня.
Воцарилась звенящая тишина.
- Сир, - мягко возразил Карлайл, - не лучше ли послать за леди Мэри, чтобы она прибыла в столицу?
- Нет, я сам отправлюсь за невестой, и сделаю это незамедлительно.
В дальнем углу тронного зала, рядом с дверью, беззвучно, словно тень отделилась от стены, появился Сэт, коротко кивнув своему королю.
- Начните приготовления, - заговорил Джаспер, советники коротко кивнули, признавая за королем право принимать окончательное решение.
Уже в коридоре, в сопровождении Сэта и двух новых стражников королевского отряда, Джаспер передал парнишке приказ.
- Когда успели?
- Ваш друг появился в темнице сразу, стоило принести туда девушку.
- Элис? – это имя стояло в смертном приговоре. Определил, что это была именно она, Джаспер по тому, что это была единственная женщина, приговоренная к четвертованию.
- Да, ни родового имени, ни информации, откуда появилась. Она ждала отряд на крыше, нашел там спрятанную сумку. Ранена, я залил рану той красной дрянью, что варит Лоран…
- Что там, в сумке?
- Лучше сами взгляните. Подходы к камере охраняет Феликс. Но нужно спешить…
***

Они успели как раз вовремя. Джаспер, взглянув лишь на секунду на девушку, нахмурился так, что вздрогнул даже обычно непробиваемый Феликс: маленькая, тоненькая, невероятно изящная, эта Элис смотрелась на стене подземного каземата, словно нежная роза в цепях, серебристый металл поблескивал на светлой, оттенка сливок коже. Одежду с верхней части туловища с нее срезали, теперь на плече была видна рваная рана от болта – металл прошелся вскользь, срезая часть плоти. Она была все еще без сознания. И Джаспер быстро повернулся к заляпанному чем-то буро-черным столу, на котором лежали вещи девчонки. Несколько клинков, все из северной стали, без каких-либо отличий, темный плащ с меховым подбоем. Этот мех истерся, свалялся от времени, пах он наверняка отвратительно, но это перебивала вонь застенок. Несколько кошельков, богато украшенных, набитых золотом… наверняка украдены.
Что-то блеснуло в темноте – бриллиантовый глазок, поймав отблеск огня, привлек внимание короля к черному змею с длинным серебряным фламбергом в когтях. Джаспер, переглянувшись с Феликсом и Сэтом, быстрым движением взял брошь со стола, зажав ее в левой руке.
Скрипнули петли двери, и в камеру вошли Лея и местный тюремщик, который выглядел ничуть не лучше большинства своих заключенных.
- Сожги приказ, - сказал Джаспер, Сэт тут же послушался, подставив пергамент под алые языки факела.
- Ваше величество, - тучный обитатель тюремных застенок низко поклонился королю. – Что делать с этой девкой?
Король хотел было что-то сказать, но осекся, снова взглянув на пленницу.
Вместо этого, он дал знак Лее, она оттеснила тюремщика к стене, выводя его из камеры, следом вышли Феликс и Сэт.
Джаспер, подняв лицо пленницы, зажал одной рукой ее рот, что само по себе уже должно было быть болезненным – золотистую кожу с подаренным югом загаром украшал жуткого фиолетового оттенка синяк, а левой рукой, в которой все еще был зажат черный дракон, король надавил на покрытую сухой коркой рану. Девушка в его руках, дернув головой, забилась в цепях. Но своего Джаспер добился. Она очнулась, и король убрал руку с начавшей кровоточить раны. Ей понадобилось несколько минут, чтобы понять, где она и с кем. В этих темных глазах плескалось столько ненависти, что у Джаспера побежали мурашки по телу. Он видел это в ее глазах: будь у нее сейчас хоть какое-то оружие, она бы убила его… Оружия не было, были только зубы, чем она незамедлительно воспользовалась, до крови прокусив правую ладонь Джаспера. Он, лишь слегка нахмурившись, руки своей не убрал, лишь подошел еще ближе, так что теперь, когда он говорил, его губы почти касались ее уха, а ее взъерошенные волосы щекотали его щеку.
- Слушай меня очень внимательно, Элис, дочь Черного Дракона… - Джаспер не сомневался ни секунды в том, чья она дочь. Такие глаза он видел лишь однажды – невероятно светлые у зрачка, в темной, сапфировой окантовке.
Ее глаза, затуманенные болью, расфокусированным взором уставились в стену напротив, она мотала головой, насколько позволяла хватка короля, а по щекам ее покатились слезы, отчего укус на руке начало щипать… Джаспер говорил быстро, надеясь, что ее разум сможет все это запомнить… Только бы запомнила…
Позади послышался скрип двери, Джаспер быстро отпустил пленницу, отходя к столу. Она бессильно повисла на цепях, в голос застонав от боли. В камеру вошли люди короля и Эдвард.
- Ваше величество, - учтиво поклонился главный советник, смотрящийся здесь в своих одеяниях не просто неуместно. – Зачем же утруждать себя? Я бы с радостью принес вам, сир, результаты допроса.
- Допрос уже прошел, - твердо сказал король, беря одно из клейм на длинной ручке из ярко горящего очага у левой стены. – Эта девка пришла с севера, она простая наемница… Сказала, что не знает имени заказчика, но может показать место, где ее наняли.
- Но вы же не собираетесь туда отправиться, ваше величество? – Эдвард внимательно следил за раскаленным до бела клеймом в руке короля. Феликс и Сэт сняли девушку со стены, ставя ее на колени перед Джаспером. Эдвард, поняв, что сейчас произойдет, отвернулся, так что только Лея видела это выражение горечи на лице своего короля, когда он, отведя спутанные пряди волос с плеча девушки, прижал раскаленный металл к белой коже пленницы. Ее вопль оглушил, запах паленого мяса перебил вонь застенок, и девушка, зайдясь каким-то странным последним полустоном-полувсхлипом, снова потеряла сознание.
- Приставить охрану. Она отправится с нами на север.
- Это безумие, - проговорил Эдвард. – Идти на север…
- Выступаем через три дня, на рассвете. Я хочу, чтобы ты отправился со мной…
- Да, мой король, - проворил Эдвард, поклонился и вышел из камеры.
Уже на выходе наверх Джаспер быстро прошептал Лее:
- Пришли к ней Лорана, пусть обработает раны и даст ей того волшебного пойла… чтобы не чувствовала боли. И глаз с нее не спускай… Лично, под твою ответственность… - названая сестра кивнула в ответ, развернулась, чтобы вернуться в казематы беречь жизнь, как оказалось, весьма важной пленницы.
***

Джаспер на своем жеребце подъехал к карете, в которой ехала Белла. Они покинули столицу на рассвете, Белла, выглянув через окошко, сладко улыбнулась королю. Он не просил ее ехать, но стоило ей узнать, что король собирается на север… Она умоляла не ехать… Затем, поняв, что его не переубедить, заявила, что едет с ним. Джаспер не слишком сильно возражал, Белль несомненно должна была сделать это путешествие гораздо приятнее… Ее заявления о том, что он как глупый мальчишка лезет на рожон и машет красным платком перед быком, Джаспер воспринял с воистину не южным, почти нордическим спокойствием. Он и вправду стал наживкой, главной приманкой в охоте, где главной дичью может стать он сам.
Миновав череду обозов с провиантом, король поехал рядом с Леей, которая ни на секунду не покидала своего поста рядом с повозкой, на которой с закованными в кандалы руками ехала пленница… В полубесчувственном состоянии, раскачиваясь в такт с движением повозки, она невидящим, затуманенным взглядом кажущихся почти черными от зелья Лорана глаз обводила все вокруг, но словно не видела ни своих тюремщиков, ни короля, которого совсем недавно собиралась убить.
- Как она? – заговорил Джаспер с Леей на ее родном языке.
- Нормально, - коротко ответила сестра, обернувшись и взглядом указав на Лорана, рядом с которым ехала леди Розали, с прямой спиной, напряженная и гордая.
- Ваше величество, - раздался рядом суровый голос. – Могу я обратиться к вам с просьбой?
- Ах, а я все думал, где наш Пурпурный рыцарь? Леди Изабелла так заскучала в моем обществе! – сэр Эммет, не сумев пропустить мимо ушей шутливое заявление короля, ответил:
- Я был назван Багровым рыцарем, ваше величество. – В ответ Джаспер лишь мило, совсем не по-королевски улыбнулся, из чего сэр Эммет заключил, что королю элементарно наплевать на его рыцарский цвет. - Сир, вам не кажется, что поступать так со слабой женщиной не пристало настоящему благородному господину? Заклеймить, сковать? Кому она может навредить? – Эммет кивком указал на маленькую фигурку Элис на обозе.
Словно оживившись от слов благородного рыцаря, Элис посмотрела в сторону короля, пробормотав фразу, которую он слышал от нее уже не раз:
- Недостаточно близко…
- Слышите, сэр Эммет, что она сказала? Недостаточно близко к моей глотке, чтобы перегрызть ее зубами… И поверьте, эта девушка поблагодарила бы вас за ваше благородство! Особенно после того, как поутру ее четвертовали бы на городской площади. Под шум толпы! У моего отца всегда были отменные палачи! Их жертвы самым волшебным образом оставались в сознании, пока им наконец не отрубали голову. – Сэр Эммет неприязненно смотрел на короля, которого привлекла темная точка на горизонте, быстро приближающаяся к веренице повозок и всадников. Ястреб, с протяжным писком, приземлился на плечо Леи, воительница сняла с когтистой лапы колбочку с письмом и передала ее королю.
- Алек… - проговорил король. – Пишет, что у них творится какая-то чертовщина.
- Что за чертовщина? – Лея выжидающе смотрела на сюзерена.
- А это мы предоставим выяснить нашему Багровому рыцарю. Сэр Эммет, соберите людей и отправляйтесь в местечко Беличья заводь. Выясните, что там произошло, и возвращайтесь. Надеюсь, служение королю не противоречит вашему кодексу благородства?
- Как прикажет мой король, - проговорил рыцарь, разворачивая коня и направляясь в конец колонны.
***

Путь к северной границе занял больше недели, Белла, увязавшись за своим новым поклонником, значительно ускорила продвижение королевского отряда на север, поскольку королю более не приходилось заботится о комфорте своей дамы. А поскольку за леди Изабеллой увязался и Эдвард, то отряд и вовсе превратился в военный, продвигаясь со скоростью наступательного марша.
На самой границе Джаспера интересовало одно место: Тенистая роща, в которой и погибли его родные. Темная, чем оправдывала свое название с лихвой, словно притаившаяся в объятиях небольшой речушки, которая змеей извивалась вокруг почти черного ряда деревьев и затем резко уходила на северо-восток.
На закате, даже в лучах оранжево-красного солнца, это место выглядело зловещим и волшебным одновременно. Джаспер приказал разбить лагерь на сочном зеленом лугу перед речушкой.
Суета быстро принесла свои плоды, а король, так и не спешившись, заворожено наблюдал, как солнце огромным шаром падает за горизонт, окрашивая в кровавые разводы темные омуты водоема. Лагерь вырос быстро, словно раскинули одеяло на лужайке для пикника, палатки играли тканью на ветру, костры зажигались, словно отвечая звездам на быстро темнеющем небе.
Именно в этот момент Элис приспичило сбежать вот уже, казалось, в десятый раз. Джаспер слышал ругательства Леи, солдат, их улюлюканье, с улыбкой на лице король наблюдал, как мелкая девчонка, которой до сих пор было тяжело даже ходить, пытается добежать до спасительной водной глади. Король пустил коня легкой рысцой, без труда догоняя беглянку, ухватив ее за талию, словно пушинку перекинул ее через свое седло. Подъехав к злой как черт Лее, сбросил строптивицу на траву. Она, задыхаясь и сыпля проклятиями, не спешила подниматься, прижав ладонь к плечу в том месте, где осталось королевское клеймо – знак того, что эта женщина – преступница, и жизнь ее навсегда принадлежит короне.
- Я так понимаю, что нашей убийце лучше.
- Определенно… И я задумываюсь, как бы от нее избавиться.
К королю и «дамам» подошел Лоран, улыбаясь снисходительно и с должной долей иронии.
- Сарацин, что ты знаешь о драконах?
- То, что они не прочь поживиться свежей плотью… - чернокожий рыцарь выразительно поглядел на лежащую на траве Элис.
- Ночь в засаде… - мечтательно прошептала Лея. – Все лучше, чем торчать в лагере…
Джаспер взглянул на Лорана – его эта идея, кажется, нисколько не смущала.
Лея, поняв, что все присутствующие только за, побежала к лагерю.
- Куда ты? – крикнул ей вслед Лоран.
- За веревкой и огнем… И арбалетами… - крикнула Лея в ответ.
- Страшная женщина, - пробормотал Лоран, поднимая притихшую в раз Элис.
- Что нам только на руку, - проговорил король, поворачивая коня к Тенистой роще…
- …отвяжите меня! Немедленно! – Элис орала так громко, что ее должны были слышать не только в лагере, логове дракона, но, пожалуй, и в самой столице… - Ты! Я… тебя! – она ерзала, пыталась брыкаться, дотянуться до рук, привязывающих ее к толстому стволу дуба. – Пустите! – Сейчас, как никогда, она была похожа на женщину: истеричную, раздражающую, визжащую, но женщину!
- Я слышала, - начала говорить Лея, завязывая сложный морской узел у ног Элис: мелкая пыталась лягнуть ее, воительница в ответ легко шлепнула пленницу по колену. - …Что эти твари особенно уважают кровь девственниц. Вот бы… - договаривать она не стала, потому что пленница внезапно замерла, Лея взглянула на нее: в синих глазах, распахнутых так широко, плескался такой ужас… Элис судорожно сглотнула, а потом начала сопротивляться еще сильнее, а орать так громко, что ее должны были услышать все боги: и древние, и новый единый!
Джаспер смеялся так заразительно, что скоро не выдержал даже Лоран, присоединившись к веселью короля и его названной сестры.
- Кто бы мог подумать, что нам так повезет, - проговорил король, завязывая последний узел на талии пленницы. – Девственница для дракона! Не волнуйся, ты просто постоишь рядом с этим деревом… с тобой ничего не успеет приключиться, мы будем рядом, - он пытался успокоить беснующуюся Элис, но она, задыхаясь и исчерпав весь запас воздуха в легких вдруг как-то совсем по-девчоночьи захныкала!
- Ты!.. Ты!.. Ублюдок… - сквозь слезы бормотала она. – Я тебе глотку перережу! Я перебью всех твоих людей… Я выпотрошу их, как это сделали с твоим отцом! Отпууусти, - завыла она.
Джаспер, подавив в себе зачатки жалости, которая все же успела робко шевельнуться где-то в душе, держа в руке факел, направился к наблюдательному пункту – то есть, кустам, где с арбалетами наготове в засаде успели залечь Лея и Лоран. Эта ночь скорее станет сплошным развлечением для них троих, и никакой дракон не прилетит, чтобы отведать крови и молодой плоти девственницы…
Стоило Джасперу подумать об этом, как внезапный порыв непонятно откуда взявшегося ветра потушил пламя факела… горящего на восточном масле…
Послышался какой-то странный треск у самых крон деревьев, царапающие звуки, а потом – истошный, оглушающий визг Элис, быстро отдаляющийся и гаснущий где-то в вышине чернильно-синего ночного неба.
***

Поиски продлились всю ночь, лагерь стоял на ушах, руководил отрядом сам король. Они успели прочесать всю чертову Тенистую рощу, противоположный берег вплоть до деревеньки Тенистая заводь, притаившейся у подножия невысокой, округлой горы, больше похожей на древний курган. Маленькая девчонка словно сквозь землю провалилась, оставив рядом с тем дубом обрывки толстой, пеньковой веревки.
На рассвете, отчаявшись, отряд медленно разбредался по лагерю. Именно тогда Лея заметила какую-то странную фигуру на горизонте…
- Король! – позвала она. Джаспер, привстав в стременах, пытался понять, что это. Но лучи рассветного солнца мешали ему, ослепляя, превращая фигуру впереди в черный, тонкий силуэт. Не обращая внимания на окрики, король пустил коня галопом.
Элис…
Стоило королю спешиться и оказаться рядом с ней, девушка кинулась к нему, вцепилась ладошками в его рубашку, уткнулась носом в грудь… Она тряслась, словно осиновый лист на штормовом ветру. Без одежды, вымазанная какой-то непонятной дрянью с ног до головы, темно-алой, почти черной и едко пахнущей, с подпаленными кончиками свалявшихся черных волос, пахнущая гарью, как после пожара, единственное, что она смогла произнести:
- Не убивали… никого…
После чего взгляд ее сделался совсем безумным, и она, обмякнув в руках короля, потеряла сознание.