Судьба у меня в руках и счастье всегда со мной.
Тамерлан

Woodkid - Iron
Финал главы, где король пожелал размяться, я рекомендую читать под Queen - Gimme the prize

Южные ворота столицы утопали в лучах заходящего солнца, когда главный королевский флагман вошел в порт, бросив якорь в нескольких лигах от берега. Не так представлял себе возвращение Джаспер. Признаться честно, он вовсе не хотел возвращаться сюда… Его вполне устраивала та роль, что отвела ему судьба в жизни. Теперь он смотрел на загорающийся тысячами огней город, в фамильном склепе которого стало на три могильных камня больше…
Король Елезаар геройски погиб вместе со своим наследником, принцем Джефри и братом, главнокомандующим объединенной армией Южного королевства, сэром Питером… Геройски… Где можно было найти повод для этих геройств в пределах королевства?! Немыслимо… Окруженный сотнями бойцов личной охраны, когда рядом был дядя Питер… Отцу нужно было очень постараться, чтобы умудриться погибнуть при таком раскладе.
- Не выглядишь расстроенным, ваше высочество, - за спиной Джаспера, стоящего на носу корабля, возникла Лея, высокая, по-кошачьи стройная и, пожалуй, самая опасная женщина, которую приходилось встречать Джасперу за двадцать шесть лет своей жизни.
- Мне некого оплакивать в этом городе…
- Даже Питера? – Лея облокотилась о закрепленный по правому борту такелаж.
- Мы с тобой прекрасно знаем, каким мог быть сэр Питер… Без него на этом свете многим будет легче дышать.
- Готов стать королем? – Джаспер улыбнулся, уловив в голосе Леи насмешку.
- А разве у меня есть выбор?
- Я приготовила твои латы. – Джаспер устало вздохнул, на что Лея презрительно фыркнула. – И никаких возражений! Того случая на Восточном побережье нам хватило с лихвой. Твоя жизнь слишком дорого стоила тогда, теперь она стала бесценной. – Лея говорила серьезно, в ней слышалась лишь легкая сестринская ворчливость, на что, по мнению Джаспера, у нее были все права: она спасала ему жизнь не раз, но там, на Восточном побережье, она была единственной из личной охраны принца, кто остался жив… Все остальные – более двух десятков самых преданных, самых лучших бойцов королевства, сложили свои головы, чтобы защитить, как оказалось, ставшего последним представителя королевской династии Золотого Василиска принца Джаспера.
В тот день и Джаспер, и Лея потеряли своих лучших друзей… Потеряли семью, потому что друг друга они считали настоящим братством… Теперь они остались одни, перед ними враждебный город, спрятавший за милой улыбкой хищный оскал, а впереди – еще одна битва, в которой главным оружием станет не верная сталь, а подлость и хитрость.
- Не сомневайся, ты принял правильное решение… мой король! – Лея пошла с палубы, чтобы подготовить отряд к высадке. В личную охрану были набраны новые люди… Но все это было не то. Джаспер чувствовал, что теперь в этом мире не осталось ничего надежного, а жизнь… не только его, но и этого королевства, висит на волоске.
На берег он сошел с тяжелым сердцем, в окружении десятков бойцов регулярной армии Южного королевства, закованный в латы, словно вернулся не домой, а вышел на поле нового боя.
На берегу его ждал старый друг, сэр Эдвард в сопровождении нескольких десятков конников личной охраны короля. Так, в окружении своих отрядов, в повисшей неприятной тишине, нарушаемой лишь звуками прибоя и скрипом такелажных креплений на ветру, они стояли, словно противники на арене.
- Пропустить, - дал короткий приказ Джаспер.
Эдвард, одетый в яркий камзол с геральдическим василиском на плече, больше был похож на павлина, чем на старого, доброго друга, которого помнил Джаспер.
- С возвращением, - проговорил тот, проходя через цепочку охранников принца. Короткое объятие, легкий дружеский удар по плечу. Пожалуй, за это время единственной неизменной чертой Эдварда осталась копна бронзовых волос, как всегда спутанных на ветру.
- Ты похож на барышню, друг мой, - проговорил Джаспер, улыбаясь больше не этому почти семейному воссоединению, а скорее наглому смешку, который позволила себе Лея. – Сэт, - из-за спины Джаспера показался совсем еще юный парнишка, но все в отряде знали – этот юнец и черту зубы заговорит… - Возьми лошадей и отряд, поезжайте за епископом. А ты, Эдвард, созовешь Совет.
Эдвард удивленно смотрел на принца, но все же приказал гвардейцам спешиться и отдать лошадей людям Джаспера.
- Зачем тебе епископ ночью? И совет?
- Как для чего? Для коронации, естественно.
Глаза Эдварда расширились в приторно-вежливом изумлении.
- Не смотри на меня так, друг мой. Я не собираюсь ждать, когда меня прирежут в этом городе, пока я ожидаю решения совета о коронации. Совет все в том же составе?
- Да, сэр Чарльз – министр финансов, сэр Карлайл – министр внутренних дел, сэр Оуэн – глава церковного совета… Вот только… после смерти твоего дяди, главой военного совета был назначен я…
Конечно, как же иначе… Ничего другого Джаспер и не ожидал.
- Ты освобождаешься с этой должности… - Эдвард готов был что-то возразить, но не успел… - С этого момента ты главный королевский советник.
- Но ты еще не король! – воскликнул Эдвард.
- Так давай это исправим! – в темноте за спинами растерянных гвардейцев зародилось какое-то движение. Лея в сопровождении своих людей вела под узды неизвестно где и как раздобытых лошадей. – Ты со мной, Эдвард? – Растерянный старый друг, так и не сумев скрыть своего крайнего изумления, лишь кивнул, взяв под узды одну из лошадей, приведенных Леей.
***
- Наглый мальчишка! Да как ты посмел! - Гремел сэр Оуэн, еще полный сил, бравады и политических стремлений, на весь тронный зал, в котором разыгрывался весьма замысловатый спектакль. Джаспер, в тяжелых доспехах, сонный и злой, как успела заметить Лея, сидел на троне своего отца. А высокородные господа министры, советники и прочий придворный сброд испуганно жались по стенам, подальше от круга охраны принца.
- Феликс, - почти лениво проговорил Джаспер, огромного роста воин, затянутый в кожу, с пиратским платком на голове, без каких либо отличительных знаков королевства выдернул из толпы знати сэра Оуэна и швырнул его к ногам принца…
- Кто дал разрешение на создание регулярных войск при каждом графстве?
- Ваш отец, ваше высочество, - послышался над ухом сухой, деловитый голос Эдварда, который стоял по правую руку от короля.
- Упразднить! – так же сухо и по-деловому ответил Джаспер.
- Да как ты смеешь! – шипел сэр Оуэн, Феликс своей медвежьей лапищей держал достопочтенного советника коленноприклоненным.
- Епископ, мне уже надоело ждать вашего решения! – повысил Джаспер голос. – Церковь имеет что-то против прямого наследника престола? – Епископ, полный, в богатых, украшенных золотом одеяниях, не менее сонный, чем сам будущий король, растерянно обвел взглядом тронный зал, затем под шипение знати, прошел в сопровождении Леи к королевскому трону. Взял с укрытой алым бархатом подставки корону, как-то неуклюже водрузил ее на голову новому королю, пробормотав нечто «Именем Единого Бога…», остальные его слова было сложно разобрать в поднявшемся гуле негодующих голосов.
- Вы должны произнести клятву, - проговорил епископ, выжидающе глядя на Джаспера.
- Клянусь, - насмешливо произнес молодой король. По залу пронеслось «За короля!» - личная охрана Джаспера выразила свой восторг от «коронации». В этот момент двери в тронный зал отворились, впуская в него молодого рыцаря в полном облачении, закованного в серебристый металл, резко контрастирующий с его черной кожей. В руках у него был мешок, который он волочил за собой, оставляя на мозаичном полу кровавый, смазанный след.
- Девять посланников, мой король, - отчитался Джасперу Лоран, на темном лице блеснула хищная улыбка. – Несли послания в девять замков…
- Отлично, - проговорил король. Лоран по его кивку высыпал содержимое мешка рядом с троном и застывшем в ужасе перед ним сэром Оуэном. Девять отрубленных голов… Джаспер обвел взглядом тронный зал. – В течение недели все военные объединения в пределах королевства, за исключением регулярной армии, должны быть распущены. Лорды, ослушавшиеся приказа, будут признаны предателями и преданы немедленно казни. А теперь, дамы и господа, присягните новому королю. На колени!
Первым послушно приклонил колено Эдвард… Спустя десять минут лишь охрана и несколько мужчин остались стоять в тронном зале.
- Никогда, - злобно прошипел сэр Оуэн.
- Как будет угодно, - прошептал Джаспер. Феликс заставил советника наклонить голову вперед, король, словно выйдя из оцепенения, поднялся с трона, взял протянутый Лораном меч… Замах был широким и почти изящным, удар пришелся точно по шее, сталь с легкостью отсекла голову от плеч… В такой удар нужно вложить немалую силу, Лея хищно улыбнулась, Эдвард опустил свой взгляд к полу, а оставшиеся стоять «мятежники» быстро поспешили плюхнуться на колени. Послышался женский плач, но быстро затих, и впервые за эту ночь в тронном зале воцарилась абсолютная тишина.
Джаспер, сделав знак Эдварду и Лее, вышел через дверь, располагающуюся за троном, оставив своим людям завершить эту жуткую ночь… Они знали, что делать дальше.
- Это было глупо, - проговорил Эдвард. – И суток не пройдет, как они соберут войска и ударят по незащищенной столице. Сколько у тебя бойцов? Пара сотен? Пока армия на восточном побережье…
- Армия уже неделю стоит в десяти лигах от столицы, а наши люди блокируют все передвижения с востока на запад, чтобы эта новость не достигла этого города… Флот причалит в гавани на рассвете… - спокойно проговорил Джаспер.
- А как же война с восточными землями? – в голосе Эдварда появились истерические нотки.
- Я заключил мир. Еще месяц назад. – Джаспер снял факел со стены, направляясь к лестнице, ведущей к фамильному склепу глубоко под землей, в бесчисленных лабиринтах под королевским дворцом.
- Тогда это был самый продуманный поступок.
- Я не мог ждать… Кто-то убил всю мою семью, пытался убить меня. Неужели ты думаешь, я позволил бы им спокойно двигать фигурами в самом королевстве?
- Мы идем в склеп? – проговорил Эдвард.
- Да, - спокойно ответил Джаспер.
- Ты хочешь проститься с отцом?
- Вряд ли, - насмешливо проговорил тот. Огонь факела отбрасывал скупой свет на унылые стены подземных коридоров и казематов. Саркофаг последнего короля был выполнен из белого камня. Вставив факел в специальный держатель на стене, Джаспер уперся руками в крышку, толкая ее вперед.
- Что ты делаешь? – в ужасе проговорил Эдвард.
Лея, встав рядом со своим королем, стала помогать сдвинуть тяжелый камень. Он поддавался с противным, царапающим скрипом. В нос ударил резкий запах разложения. Эдвард спрятал нос в сгиб локтя, пытаясь заглушить эту удушающую вонь. Джаспер и Лея застыли над могилой и лежащим в ней богато разодетым мертвецом.
- Огонь, - прошептал Джаспер.
- И когти… не металл… - так же тихо пробормотала Лея.
- Слуги, оставшиеся в живых, сказали, что всю твою семью убил дракон, - морщась, проговорил Эдвард.
- Драконы вымерли, - голос короля в склепе казался угрожающим. – Я найду тех, кто это сделал. Лея… мы уходим. – Воительница взяла факел и пошла к выходу. Джаспер последовал за ней, уже на ходу бросив:
- Устрой праздник. Так, чтобы королевство только через пару недель разобралось, что произошло в стране. И объяви турнир… мне нужны новые люди…
Эдвард остался стоять в склепе, в кромешной темноте. Наедине с открытой могилой короля Елезаара Первого.
***
- Лошади ждут, - проговорил Лоран. Теперь тронный зал опустел, в нем остались лишь трое рыцарей из войск Джаспера: Лоран, выходец из Западного предела, Сэт, многообещающий разведчик и сын Южного королевства, и Феликс, как и Лея, выходец с Восточных берегов. – Во дворце оставаться опасно…
- На это утро у нас будет пристанище, - проговорил Джаспер, который уже успел снять доспехи, оставив лишь легкую кольчужную рубаху, скорее для успокоения нервов Леи, чем для защиты. Тем утром их путь лежал в западную часть города, еще не успевшего проснуться до конца, так что мало кто обратил внимание на группу всадников в темной одежде.
Они скрылись в закрытом дворике светлого особняка, со всех сторон окруженного садом. Джаспер спешился, уже слыша, как суетливо просыпается этот дом, а спустя две минуты – король не успел дойти даже до входной двери – на пороге возникла хозяйка, тут же бросившись в объятия нового повелителя, смеющаяся и плачущая одновременно, как всегда прекрасная Белль.
- Мой король! – воскликнула она, прежде чем прижаться своими губами к губам Джаспера в крепком поцелуе. Он поднял ее на руке и скрылся в доме. Его спутники, спешившись и передав коней слугам, медленно и неуверенно пошли внутрь.
- Как в старые добрые времена, - пробормотала Лея. – Кто первый? – Охранять своего господина, пока тот развлекается в подобного рода домах, не входило в число любимых занятий Леи.
- Конечно ты, - хмыкнул Лоран. – Ты единственная, кому в публичном доме нечем заняться.
- Сменишь меня через три часа… Как всегда, мне достается все самое веселое! – Лея заняла свой пост под дверьми покоев хозяйки, размышляя о том, можно ли подшучивать над королем, потому что звуки, доносящиеся из-за этих дверей, давали массу поводов для этих самых сальных шуточек…
***
- Ты будешь королевой турнира, - уверенно проговорил Джаспер. Белла выскользнула из постели, накинув на плечи шелковый халат, расшитый замысловатыми узорами.
- Отец будет в бешенстве! – проговорила она, разливая по бокалам красное молодое вино. Джаспер внимательно наблюдал за ней, расслабленно развалившись на постели.
- Если откажешься, в бешенстве буду я! – ответил он. Белль сладко улыбалась, но чувствовалась в этой улыбке легкая снисходительность.
- Ты и так наделал много шума, ваше величество. Хочешь еще, чтобы благородное общество терпело присутствие шлюхи на королевском турнире? – Джаспер скептически приподнял бровь.
- Ты дочь министра финансов, так что…
- Незаконнорожденная… У меня нет ни титула… - Джаспер потянулся к столику рядом с кроватью, взял с него какой-то свиток.
- Теперь есть, - ответил он. Белла присела рядом с ним на постели, отдала ему бокалы с вином, а сама развернула пергамент с королевской печатью…
- Ты слишком щедр… - в ее голосе слышались слезы. – Простой побрякушки будет достаточно… а эти земли… отдай их кому-нибудь другому.
- Дорогая, усмири свою скромность… Этот дар еще придется отработать. Отравлено? – Джаспер вернул Белле один бокал, подозрительно поглядывая на свой…
- Нет… Там ничего, кроме приворотного зелья… - Джаспер улыбнулся в ответ, сделав глоток вина. – Как я должна это отработать? – Белла бросила свиток обратно на стол.
- Для начала ты будешь королевой турнира…
- Хорошо, - тихо проговорила она. – Что дальше?
- Эдвард так и не смог добиться твоей благосклонности? – теперь Белла хмурилась, и на лице ее появились признаки ее возраста… Юность безвозвратно прошла, но красота ее не увяла. Белль как и раньше с легкостью пленяла мужские сердца.
- Нет, не смог, - ответила она, пытаясь вложить в свой голос как можно больше покорности и скромности.
- Так и должно оставаться…
- Как прикажет мой король… Ты подозреваешь, что Эдвард…
- Что моему отцу и брату понадобилось в северных землях?
- Твой брат, Джефри собирался жениться на дочери северного наместника. Не успел. Их убили, стоило им пересечь бывшую границу с севером.
- Север… снова север.
- Совет еще не потребовал от тебя женитьбы?
- Нет. Но я и сам прекрасно понимаю, что стране нужен наследник… Мой брат… у него наверняка должны были быть бастарды…
- Все убиты. По единогласному решению совета.
- Единогласному? – Джаспер отставил свой бокал, забрал вино у Беллы.
- Да, со священного благословения епископа…
- Мясники, - проговорил король, притягивая Беллу в свои объятия. – Ты должна быть ослепляющей на этом турнире… - Он поцеловал ее, легко, привычно, нежно…
- Шлюха вместо королевы…
- Простой солдат вместо короля… - Поцелуй сделался глубже, разжигая старую, не угасшую на протяжении многих лет страсть.
***
- Я чувствую себя павлином, - проговорил Джаспер, который за целый турнирный день уже раз двадцать порывался переодеться, стащить с себя эту одежду, которую заставил нацепить его Эдвард.
- Тогда выпей еще вина, - Белла совсем по-девчоночьи хихикнула, подлив в разукрашенный эмалью, кичливый золотой кубок вина. – Будешь хотя бы не ворчащим, словно какой-то старик, павлином.
За этот кажущийся бесконечным день позабавить Джаспера успела только парочка, успевшая разыграть целый благородный спектакль на ристалище: благородный рыцарь отказался биться с «бабой», чем вызвал у скучающей рядом Леи настоящую истерику, а затем, пожалев молодую, но несомненно талантливую девчонку на арене, завоевал свою благосклонность Беллы, которая безупречно отыграла свою роль на этом представлении.
Устав от проливаемой на арене крови, Белла, под надежной охраной Леи, отправилась на торговые ряды, вернувшись лишь к моменту награждения, во время которой своим кокетством и явной благосклонностью новому рыцарю, сэру Эммету, или Багровому рыцарю (Лея второй раз ухохатывалась, значит, день был просто выдающимся, потому что смеялась названая сестра слишком редко), почти довела Эдварда до нервного срыва. Джаспер же на попытки кокетства леди Изабеллы не обратил ровным счетом никакого внимания. Гораздо больше его позабавил новый Золотой гвардеец. Благородство в сочетании со справедливостью, отличными боевыми качествами и состраданием… Таких людей редко встретишь на своем пути, уважение таких людей надо заслужить, такими людьми нужно дорожить гораздо больше, чем золотом.
- Госпожа Королева избрала себе воина, - проговорил Джаспер, наблюдая за реакцией «публики», - а я, на правах короля, выберу себе воительницу. Отыщите светловолосую даму, бившуюся с нашим новым рыцарем. Пожалуй, это единственный противник, в компании которого я хотел бы сегодня размяться. – Лея с широченной улыбкой побежала исполнять приказ.
Белла презрительно фыркнула, а новоиспеченный рыцарь, словно завороженный, последовал за королевской свитой к отдаленной, окруженной деревьями полянке, оставляя позади Эдварда, награждающего знаками отличия оставшихся отобранных для службы королю воинов.
Лея буквально притащила на новое ристалище ту самую девушку. Глаза ее были заплаканы, на щеках играл прелестный румянец, она испуганно озиралась по сторонам и активно вырывалась из хватки Леи, которая наверняка не сказала ничего о намерении короля, и теперь леди Розали могла только предполагать, что их величеству понадобилось от нее, раз ее так бесцеремонно притащили сюда. Увидев сюзерена, эта «баба» наконец затихла в руках воительницы, попытавшись почтенно поклониться.
- Лея, я, кажется, просил позвать даму. А не вести себя по-варварски.
- Прошу прощения, ваше величество, – в голосе названной сестры было столько злорадного сарказма, что Джаспер не мог не улыбнуться. – Наказание на ваше усмотрение, ваше величество. – И она заняла место рядом с Беллой и ее новым поклонником.
- Леди Розали, я даю вам второй шанс. Вы готовы им воспользоваться?
Девушка решительно вдохнула вечерний воздух и кивнула, так что пряди, выбившиеся из ее косы, веселыми локонами подпрыгнули, придавая ее лицу детский задор.
- С кем я должна биться, ваше величество?
- Со мной… - Весь румянец ушел со щек девушки, но она неуверенно кивнула. Джаспер, счастливый наконец стащить с себя дурацкий камзол, и кучу еще чего-то кружевного и поблескивающего, название чего он просто не знал, остался по пояс обнаженным. Белла замерла на краю поля, теперь на ее щеках играл прелестный румянец, она одними губами прошептала: «Безумец». Рядом с Леей, словно из ниоткуда возникли Лоран, Феликс и Сэт, обмениваясь шуточками, оглашая округу веселым свистом. Зрители с трибун стремились найти место, откуда можно было наблюдать за причудами нового короля.
- До первой крови? – теперь в голосе леди Розали Джаспер слышал упрямство.
- Пока я не скажу «стоп»!
Вокруг них собралась уже приличная толпа, Лея одним стремительным движением бросила Джасперу меч, он сделал первый выпад, а леди Розали, не ожидая такого вероломства, запуталась в собственных ножнах, оступилась, падая на зеленую траву под всеобщий смех. Король, перекинув меч из правой руки в левую, стал наступать на нее…
- Пока я не сказал «стоп», ты должна драться! – девушка неуклюже вскочила, ей удалось выхватить меч, и первый удар Джаспера все же оказался отбит, но Розали не выдержала силы удара, ей не удавалось сдержать вес противника на своем клинке, она упала на колени, уклоняясь в бок, выскальзывая из-под двуручника короля.
- Двигайся, двигайся, двигайся! – король кричал на нее, а она с пылающим лицом отступала… С позором… Его лезвие свистело в каких-то сантиметрах от нее, а она все отступала, к беснующейся толпе. Под неодобрительный свист, крики, улюлюканье. Следующий удар, который она попыталась отразить, отбросил ее в толпу, рядом с тем самым самодовольным нахалом, что отказался с ней биться. Он выхватил меч, загораживая собой прекрасную королеву этого турнира…
- Не хватает сил, дерись нечестно, - Джаспер схватил Розали за руку, толкая ее обратно на поле, и пока он так держал ее, она, кажется, начала его слушать, резко бросившись в его сторону, повернувшись к нему спиной, и всем весом опрокидывая его в толпу.
Послышался смех короля, визг королевы турнира, сдержанные проклятия сэра Эммета.
Девушка оказалась проворной, спустя секунду Джаспер обнаружил, что она уже стоит на ногах, направив на него острие меча.
- Я еще не сказал «стоп», - с этими словами, он бросился на нее, проскальзывая под лезвием, ударяя в солнечное сплетение, выбивая весь воздух из ее легких. Легкое жжение на спине обещало еще один порез. Ухватив дезориентированную противницу за талию, подбросил ее вверх. Она, не успев сообразить, что происходит, коротко вскрикнула, но меча из рук так и не выпустила. Джаспер, усмехнувшись, поймал Розали, удерживая ее за талию. Она неуверенно пошатнулась в его руках, не делая больше попыток напасть.
- Если до первой крови, победа ваша, леди Розали, – проговорил Джаспер так, чтобы слышали все. Она все еще держалась за короля так, словно без него не устояла бы. А затем, как будто сама поняв это, отдернула руку, точно обжегшись. – Спасибо за великолепный бой, и добро пожаловать в Королевскую гвардию.
Она смотрела на него с не до конца понятным даже ему смешением чувств такой силы, что они буквально драли ее на куски, это было видно.
- С вами все в порядке? – уже тихо прошептал он.
Она не ответила, и по тому, как дико билась жилка на ее шее и как она часто-часто мучительно сглатывала, стало ясно, что дело не в недостатке учтивости, а просто в том, что она сейчас не смогла бы заговорить, даже если бы захотела. Еще через секунду этого странного молчания Джаспер подумал, уже не ранена ли она, не получила ли во время их поединка какого-то болезненного увечья. Но спросить об этом он не успел - помешало то, что она сломалась.
Ему не раз приходилось такое видеть: когда вроде бы несгибаемо крепкий человек вдруг падает в обморок, увидев на улице дохлую кошку, или влюбленный в жизнь весельчак и балагур, до утра провеселившись на пирушке, под утро вскрывает себе вены. Виден всегда только конец, финал разыгрывавшейся внутри этих людей чертовщины, и что же именно их ломает, вряд ли когда удастся узнать. Вот и со светловолосой было то же: неведомо, какие механизмы запустила в ней их, в сущности, шуточная битва, но результат был типичным, «сломанным» - она вдруг швырнула ему под ноги свой меч и, разревевшись не хуже выпоротого ремнем ребенка, бросилась прочь, оттолкнув с дороги попытавшегося было остановить ее Эммета.
Джаспера отвлекла Белла, испуганная и возбужденная одновременно. Но краем глаза король успел заметить Лею, отделившуюся от товарищей и двинувшуюся за леди Розали. Значит, все должно быть в порядке.
- Я думала, ты взрослый человек, - ворковала над Джаспером Белла, промывая рану и смазывая какой-то заживляющей мазью, которую принес Лоран. – А ты все такой же мальчишка…
- Я рад, что создается именно такое впечатление. Эту ночь я проведу во дворце. – Белла кивнула.
- Хорошо, только будь осторожен, когда поедешь по городу. И надень латы, пожалуйста.
- Все ради твоего спокойствия, - с этими словами Джаспер поцеловал Беллу прямо посреди импровизированного ристалища, в губы, не стесняясь и не сдерживая себя.