Поздравления заканчивались, я уже собиралась выйти из своего импровизированного укрытия, когда увидела то, что заставило меня замереть от растерянности и недоумения, что стерло с лица улыбку и вызвало волну боли. Маленькая девочка лет трех – четырех вскочила с кресла и бросилась к жениху и невесте с поздравлениями. Эмметт подхватил ее на руки и закружил, целуя в щеки, а потом передал Розали. На секунду я закрыла глаза, надеясь, что это мираж, и ребенок на поляне мне показался. Но моим надеждам не суждено было сбыться, даже с закрытыми глазами я слышала ее тоненький голосок и мелодичный смех.

Теперь меня охватил ужас, вопросы теснились в голове, не находя ответа: «Что же они наделали? Как они могли создать бессмертного ребенка? Зачем? Что теперь делать?»

Открыв глаза, я бессильно продолжала смотреть, как они улыбаются, как поздравляют друг друга, понимая при этом, что эти семьи ждет уничтожение, как только об этом узнает Аро. Даже я не смогу им помочь, а буду молча стоять рядом, когда на моих глазах приведут приговор в исполнение. В мире вампиров создать бессмертного ребенка - это самое страшное преступление. Не будет пощады никому, Аро не будет разбираться, кто прав, кто виноват, он уничтожит всех.

Когда моя боль достигла максимума, и я уже решила повернуться и исчезнуть, как будто меня здесь и не было, в голову пришла идея. Если я сейчас заберу эту девочку, тогда никто и не узнает, что она здесь была. Что делать с ребенком потом, я не думала.

Праздник продолжался, а я, оставаясь незамеченной, спустилась к реке, чтобы выйти с другой стороны дома. Мне повезло - пока взрослые занимались своими делами, малышка надувала мыльные пузыри, а потом бегала за ними, все ближе приближаясь ко мне. Я, наконец, смогла рассмотреть ее и еще больше удивилась. С моих плеч свалилась огромная, многотонная гора. Девочка была человеком! Я явственно услышала, как бьется ее сердце, как бежит теплая кровь под тонкой кожей, как ветерок доносит до меня ее аромат. Она пахла чем-то сладким - ванилью с легкой примесью корицы и еще немного горьким шоколадом. Почувствовав ее аромат, я очень удивилась – запах был вкусным, его хотелось ощущать постоянно, но совершенно не вызывал жажду и даже теплая кровь не привлекала. Таких людей мне еще встречать не приходилось.

Но вот девочка повернулась ко мне личиком, и я перестала дышать, шокировано застыв на месте. Она не просто была похожа на Эдварда, малышка была его точной копией! Волосы, форма личика, нос, рот, глаза – все было скопировано до мельчайших подробностей. Немного придя в себя от удивления, я стала искать логическое объяснение того, что видела перед собой. «Возможно ли, что семья вампиров взяла ребенка из человеческой семьи Эдварда?». Но я сразу отбросила эту мысль: он сам говорил, что у него никого не осталось, что все умерли еще до того, как он стал вампиром.

Так кто эта девочка? Неужели его дочь? Но все знают, что у вампиров не бывает детей!

Прятаться в лесу и мучить себя вопросами не имело смысла, поэтому я решила все выяснить. Продолжая наблюдать, я сделала несколько шагов, когда услышала голос Эдварда:

- Несси, не убегай далеко. Иди ко мне!

- Папочка, я уже иду, - и малышка побежала к нему.

Он взял ее на руки и закружил. Над поляной разнесся звонкий детский смех.

«Девочка похожа на него и назвала его папой! Она его дочь!» - от осознания этой мысли у меня потемнело в глазах. Последние сомнения у меня пропали, стоило увидеть их рядом и услышать ее слова. Обида и непонимание смешивались во мне. Рассказывая о своей семье, которая, как он утверждал, когда-то была и моей, он ни слова не сказал об этой девочке. Не хотел, чтобы я знала, или не доверял? Или боялся, что я могу причинить вред ребенку?

К Эдварду подошла блондинка. Таня, которую видела я на Аляске. Она протянула руки, и девочка с радостью перебралась к ней, тут же целуя в щеки и начиная играть с длинными локонами прически.

От еще одного открытия я даже перестала дышать - Таня была ее матерью: только мать может смотреть с таким обожанием на свое дитя, только мать позволит испортить прическу, и не будет ругаться. Глядя на них, я видела семью. Я готова была расплакаться, но, к сожалению, не могла.

Возможно, между ним и Таней уже ничего нет - я верила, когда Эдвард говорил, что любит меня. Но я видела, с какой тоской и любовью Таня смотрит на него. Сейчас мою душу переполняли те же чувства – тоска и любовь, а еще ревность. Мне хотелось встать между ними и предъявить свои права на Эдварда. Он мой и только мой, он нужен мне. Без него я просто умру.

Я сделала было шаг вперед, но в этот момент Несси слезла с рук Тани и побежала к Розали и Эмметту, они как раз разрезали торт. Таня подошла к Эдварду и, встав на цыпочки, прошептала ему что-то на ухо. В ответ он кивнул, улыбнулся и, подав ей руку, согнутую в локте, повел к гостям. Замерев на месте, я уже не знала, что и думать. А если я ошиблась и все не правильно поняла? Мой ли он на самом деле? Сейчас он был с другой, он улыбался ей и был счастлив. Как жаль, что я не могу заглянуть в их мысли, расстояние слишком большое. Сев прямо на землю, я просто наблюдала за тем, что происходило на поляне.

Торт был разрезан, и Эмметт даже съел кусок под дружные аплодисменты и подбадривающие крики. Розали, как настоящая невеста, перекинула букет через плечо, и он попал в руки одной из сестер Денали. После этого Эмметт, под одобрительные крики гостей, зубами снял подвязку с ножки невесты и тоже перекинул ее через плечо. Я перестала дышать, когда я увидела, что подвязку поймал Эдвард и довольный своей удачей спрятал ее карман. Эмметт тут же радостно завопил, что знает того «счастливчика», который будет есть следующий свадебный торт и хотел ударить брата по плечу, но в последний момент Эдвард отстранился и Эмметт, промахнувшись, под дужный хохот, чуть не свалился с площадки.

Заиграла музыка, пары закружились в танце. Эдвард танцевал с Розали, а Эмметт с Несси, держа малышку на руках. Не отрываясь ни на минуту, я зачарованно смотрела на девочку. Она казалась такой родной, что я с легкостью могла представить себя на месте Эмметта. Глядя на нее, я невольно заулыбалась, позволив себе немного помечтать: вот я одеваю малышку для сегодняшнего торжества, расчесываю ее длинные волосики и собираю в прическу, малышка начинает крутиться, ей не сидится на месте, а я прошу ее потерпеть, ведь на таком торжественном мероприятии она должна выглядеть, как настоящая принцесса.

Музыка, сменив ритм, заставила очнуться от грез и оказаться в суровой действительности. Как бы мне этого ни хотелось, я никогда не смогу иметь такое чудо, это просто невозможно. Неужели Эдвард смог отказаться от дочери ради меня? Это ведь так неправильно! Так не должно быть! Стерев с глаз несуществующие слезы, я продолжала следить за людьми на поляне. Большинство танцевало, остальные разговаривали, стоя на краю площадки, их громкие голоса и смех долетали даже до меня.

Таня вновь взяла на руки Несси и начала кружить. Девочка сначала смеялась, а потом потянулась к Эдварду, стоящему рядом с Карлайлом. Он заулыбался, взял на ее руки и, поцеловав в маленький носик, опустил на землю. Несси закружилась, изображая, что танцует вальс, а взрослые с умилением смотрели на забаву маленькой непоседы. И вновь глядя на Эдварда и Таню, я видела семью. Они склоняли головы друг к другу, о чем-то беседуя и улыбаясь. Красивый мужчина и красивая женщина – великолепная пара. Мужчина, женщина, ребенок – семья. Только я, в данном случае, лишняя, мне нет места в их мире. Мое присутствие здесь – это неправильно. И если Эдвард решил, что может отказаться от ребенка ради любви, то я найду способ доказать ему, что он не прав.

Придя к такому выводу, я поднялась с земли. От радости, которую испытывала пятнадцать минут назад, подходя к дому, сейчас ничего не осталось. Я повернулась и поспешила к машине, чтобы никогда сюда больше не возвращаться.

***

Аро удивленно приподнял бровь, увидев меня, входящей в зал, всего через сутки после нашего с ним разговора. Как обычно я встала за его спиной и сказала так тихо, чтобы слышал только он, перефразировав известную поговорку.

- Плод, переставший быть запретным, уже не сладок, - в ответ он усмехнулся и кивнул, довольный моими словами и быстрым возвращением.

День прошел совершенно обычно: я стояла за спиной Аро, когда он обсуждал с братьями последние новости, потом они решали судьбу одного клана из Пекина, а позже мы с Алеком долго обсуждали достоинства и недостатки мотоциклов. Все это помогало отвлечься от грустных мыслей, витавших в моей голове. Иногда на несколько минут мне удавалось даже забыть об Эдварде, но потом боль возвращалась с новой силой.

Впервые в жизни я не знала, что мне делать и как поступить. Вернувшись в свою комнату, я посмотрела на телефон. Если утром на нем было 32 непрочитанные СМС, то сейчас 86. Когда их количество перевалило за сотню, и телефон пронзительно запищал, требуя освободить память, я решила их все же просмотреть.

Первые сообщения были пропитаны любовью и ожиданием встречи, потом появилось беспокойство, а в последних была паника, вызванная тем, что я не отвечаю. Эдвард сообщал, что вылетает, и утром будет в Италии.

Я несколько раз набирала ответ, но каждый раз сбрасывала. Сначала мне хотелось встретиться с ним и поговорить. Я до сих пор помнила радость маленькой девочки, когда она бежала к нему и ее смех, когда он кружил ее. Я же видела, как светилось его лицо, стоило ей оказаться у него на руках. Он не должен отказываться от дочери! Я не хотела лишать их радости общения друг с другом, а так и будет, если Эдвард продолжит скрывать существование Несси от меня. Ведь чтобы встретиться с дочерью ему придется каждый раз придумывать причину и врать мне, чтобы съездить к ней на Аляску. Потом мне стало так жалко себя, такой беспросветной и несчастной показалась мне моя жизнь без него, что я захотела быть счастливой, несмотря ни на что. Я решила сделать вид, что ничего не произошло, все равно он не может прочитать мои мысли. Если захочет, то сам все расскажет.

Я не знала, что мне сейчас делать, но за меня все решила судьба. Набрав очередную СМС, вместо того, чтобы стереть, как обычно, я ее случайно отправила. Она была короткой, но вопрос был задан самый правильный и точный: «Почему ты не сказал мне про Несси?» Прошло не менее чем полчаса, за которые я буквально извелась от беспокойства, прежде чем пришел ответ: «Нам надо поговорить». И ничего больше не было написано в этом сообщении: ни здравствуй, ни до свидания, ни слов любви, нежности, надежды – ничего.

У меня похолодело все внутри. Возможно, он передумал и сделал правильный выбор, решив остаться с Таней и Несси. Если это так, то я не буду ему мешать, ребенок дороже всего, и неважно, что будет со мной. Я достаточно сильная, чтобы не показывать свою боль, и если я не могу быть с тем, кого люблю, то значит, я буду с тем, кому я позволю себя любить. И неважно, кто это будет – Родос или другой вампир, главное, чтобы он смог заставить меня не думать об Эдварде.

Я вновь взяла в руки телефон. Завтра утром в большом зале, состоится очень важная встреча, приедут представители Ордена, и я буду нужна Аро, а потом у меня будет свободное время. «Завтра в три часа дня, в коттедже» - написала я в СМС, не прибавляя ни как я его люблю, как соскучилась, и как с нетерпением буду жать встречи, возможно, эти слова были уже лишними.

*** Думать никто не запрещал. (Аро)

Вернулась. Оказывается, свобода не так хороша, как кажется. Интересно, куда ее носило? Надо было все же проследить, ради ее же безопасности. Хотя слежку она бы заметила, и было бы еще хуже - точно сбежала бы.

Независимая, своенравная, гордая – точно моя девочка, вся в меня. Еще бы приручить ее, а то, как дикий зверек. Жаль, что Челси на нее тоже не действует.

И почему всегда все не вовремя? Вивьен свободу подавай, а она так мне нужна здесь. Феликс и Хайди – новая пара, а пару вампиры создают на всю жизнь. С Феликсом все понятно, но Хайди была всегда так легкомысленна.

А тут еще Орден что-то затевает. Завтра, конечно, все прояснится, но как жаль, что нельзя узнать заранее, что они замышляют. Заполучить бы в свиту Элис, а лучше вместе с этим мальчишкой, Эдвардом. Было бы отлично - «настоящее и будущее – возможное всеведение!»

А это интересная идея. Ведь ради него Вивьен и отправилась в горы к Родосу. Возможно, если их вновь познакомить, тогда он останется в свите? Хотя нет, этот идеалист запудрит девчонке мозги, и она опять сбежит к Калленам. Она не узнала их, а они не проявили к ней интереса, вот и пусть все остается, как прежде - ей лучше не знать о них, я и так запретил всем рассказывать ей о прошлом. А еще иметь в свите вампира, который свободно читает и мои мысли, что-то не хочется. Вот Элис - совсем другое дело! Только мне не нравится ее друг, ему совершенно не место в свите. Они и питаются неизвестно чем! Это надо же такое придумать – кровь животных!!! Им что, людей мало? Впрочем, ради ее дара некоторые странности можно и потерпеть.

Но это все потом, главное сейчас - Вивьен, ведь ее дар – это лучшее приобретение семьи за последнее время. Найти бы ей пару среди свиты, тогда никуда бы она от меня не делась.

Черт! И Родосу она нравится! В прошлый раз она с удовольствием принимала его знаки внимания. Может, она с ним встречалась? Одного дня вполне достаточно, чтобы съездить во Францию и вернуться. Надо будет выяснить, где она была, и обязательно подарить ей этот мотоцикл, или что она там хотела на день рождения!

Где Хайди? Она должна была уже вернуться, пора подкрепиться.

*** (Белла)

Всю ночь я, не отрываясь, смотрела на телефон, ожидая сообщения, но он молчал. Если бы Эдвард хотел мне что-то сказать, то обязательно написал бы. Значит, я права, и все, что произошло между нами за последние дни, было ошибкой. Боль и обида на весь мир не желали проходить, я даже не знала, на кого больше злилась: на него, себя или на обстоятельства, в которых мы оказались.

Собираясь утром в большой зал, я уже решила, что уеду сразу после приема. Эдвард уже днем должен быть в коттедже, а я хотела встретиться с ним как можно скорее, поэтому под черный плащ надела дорожную одежду и достав из сейфа то самое кольцо, невольно залюбовалась. Оно было довольно простое, но его красота действительно завораживала. Мне жаль было с ним расставаться, но если Эдвард решит остаться с Таней, то кольцо лучше вернуть. Не знаю, на что я надеялась, но мне хотелось, чтобы все были счастливы: я, Эдвард, Несси, Таня. Я хотела верить в чудо, хотя и понимала, что чудес не бывает.

В дверь постучали и, давая разрешение войти, я одновременно надела перчатки, скрывая блестящий металл. Вошла Хайди с посланием Аро - в зале я должна быть через полчаса. Желая занять свободное время, я заговорила:

- Хайди, скажи, а ты когда-нибудь видела Охотников? - мне стало интересно, что она думает об этом визите. Об Ордене я знала довольно много, но никогда мне не приходилось с ними встречаться.

- Да, однажды видела, - она стрельнула в меня глазами, продолжая, - одна из них даже пообещала оторвать мне голову, но потом передумала.

Я усмехнулась, представляя Хайди без головы.

- Хайди, не бойся. При случае покажешь мне ее, я ей скажу спасибо, что она передумала. С головой ты мне больше нравишься, - засмеявшись, я покосилась на подругу. Она недоверчиво смотрела на меня, не зная, поддержать ли мой смех или обидеться на неуместную шутку.

***

Стоя позади Аро и, как обычно, прикрывая своим щитом Старейшин и свиту, я с интересом смотрела на представителей Ордена. Их было четверо. На первый взгляд, они были людьми, но я знала, что это не так, и старалась запомнить различия - вдруг пригодится? Мне хотелось посмотреть, о чем они думают, но держать щит и читать мысли одновременно я не могла.

Спор о пересмотре некоторых статей договора, заключенного между Вольтури и Орденом шестьсот лет назад, грозил стать бесконечным. Уже прошло полдня, а дело не сдвинулось с мертвой точки, ни одна из сторон не желала уступать. Раньше время для меня не имело значения, и я бы с интересом попыталась вникнуть во все тонкости проблемы, но сейчас просто не могла сосредоточиться, ведь меня ждал Эдвард, а я даже не могла предупредить, что задерживаюсь. Еще меня очень раздражал пристальный взгляд одного из Охотников: с того момента, когда они вошли в зал, он не сводил с меня глаз. Все мои попытки не обращать на него внимания не имели успеха. Мой взгляд то и дело возвращался к нему. Если бы он не был врагом, то я бы нашла его интересным: на вид лет двадцать, темные волосы и серые глаза, в которых уже несколько часов светилось удивление, стоило ему посмотреть на меня.

Встреча закончилась довольно резко и неожиданно. Казалось, только что шло обсуждение, и вот Охотники уже прощались, договариваясь о новом визите. Как только они ушли, я решительно повернулась к Аро, намереваясь предупредить о том, что мне надо уехать, но увидев выражение его лица, осталась на месте. Аро не просто гневался, он был в бешенстве. Сверкая глазами на своих братьев, он покинул зал, не сказав ни слова.

Влетев в свою комнату, я написала записку, что вернусь утром и пошла в гараж. Я уже и так сильно опаздывала, а дорога должна занять ещё не менее часа. Проехав треть пути, я достала телефон, собиралась сообщить Эдварду, что еду, когда увидела, что трубка не работает - разрядился аккумулятор. Мне захотелось дать себе по голове за то, что забыла его зарядить, и за то, что так и не удосужилась купить зарядку в машину.

Еще через пять минут из моего горла раздалось рычание, так как я увидела, что бензин на нуле, а лампочка не просто горит, а уже мигает. Сегодня явно не мой день, и ведь он еще не закончился. Если так пойдет и дальше, то могу себе представить, что мне скажет Эдвард –«Извини, я остаюсь с Таней», и на этом моя жизнь точно закончится.

Жалеть, что я взяла машину, а не отправилась пешком, было поздно, надо было искать заправку. Проехав еще пару километров, я увидела знак, а дальше показалась и сама бензоколонка.

Заправка была маленькая, всего две колонки, и обслуживающего персонала на ней не было. Пришлось выйти из машины и самой отправиться оплачивать бензин. Касса располагалась внутри небольшого магазинчика. Скорее всего, это двухэтажное здание было не только магазинчиком, но и домом его хозяина, потому что на втором этаже, в открытом окне стояли многочисленные горшки с цветами. Обратив на них внимание, мое сердце болезненно сжалось. Неужели каждый раз, увидев много цветов, я буду вспоминать об Эдварде? Тяжело вздохнув, я вошла внутрь.

Пройдя между рядами с товаром и прихватив по дороге бутылку воды, как сделал бы обычный человек, я подошла к кассе. За ней сидел пожилой мужчина, в этот момент давая сдачу двум молодым парням. Я решила, что они приехали на «Форде», так как других машин на заправке не было. Вдруг они повернулись, и я буквально приросла к месту, не имея сил отвести взгляд от серых глаз, которые сегодня разглядывали меня весь день.

- Изабель? – только и смог прошептать этот Охотник, с удивлением глядя на меня.

Я попятилась назад, но оглянувшись, увидела, как еще двое Охотников входят в дверь. Осуществить план А, а именно сбежать, оказалось невозможным. План Б, который состоял в том, чтобы привлечь внимание человека за кассой, тем самым подняв шум, проваливался на моих глазах. Я только успела поднять голову и открыть рот для крика, как увидела, что он спит, а в воздухе растворяется запах хлороформа. Поняв, что я осталась одна против четверых Охотников, а в их намерениях сомневаться не приходилось, я мысленно стала прощаться с жизнью, решив при этом хоть одного из них прихватить с собой.

- Что вам нужно? – мой вопрос прозвучал глупо, как в кино, когда жертва спрашивает у маньяка, при этом отлично зная ответ.

Старший из них усмехнулся, обратившись ко мне, как к старой знакомой:

- Изабель, ты просто не представляешь, какая это удача - встретить тебя здесь, - его голос звучал спокойно и расслабленно, как будто он действительно был рад. - За то, чтобы тебя вернуть, Аро согласится на все наши условия и подпишет новый договор.

Я нахмурилась, почувствовав себя глупо. Об этом я как-то не подумала. Им вовсе не нужна моя жизнь, да и убить одну из Вольтури - значит начать войну. А вот шантаж - совсем другое дело. Мысленно я покраснела, сознавая, что своей безответственностью оказала Аро плохую услугу. Он ведь меня предупреждал много раз, что небезопасно ходить в одиночку, а я его не слушала. Теперь он меня из Вольтеры не выпустит ближайшие несколько столетий.
От этой мысли я даже дернулась. Черт! Ведь это значит, что я не смогу увидеть Эдварда. Вспомнив о нем, я неожиданно осознала, как именно ко мне обратился Охотник. Я не спрашивала у Эдварда, от какого имени идет уменьшительное Белла, теперь это стало понятно. Откуда Охотники знают это имя? Во мне все взбунтовалось: все вокруг знают обо мне больше, чем я сама, и, пользуясь моим неведеньем, постоянно манипулируют: Аро, Охотники и даже Эдвард, как это ни горько признавать. Даже он не рассказал мне ничего о моем прошлом. Злость добавила решимости - я не буду плясать под их дудку, теперь я сама принимаю решения, и пусть попробуют меня заставить силой - если смогут!

Приняв решение, я расслабилась, на моем лице появилась презрительная ухмылочка. Я осматривала их с ног до головы, оценивая, как бойцов, одновременно отступая к лестнице, ведущей на второй этаж. Все четверо были прекрасно подготовленными, но я тоже многое могла.

- Изабель, не делай глупостей, - заговорил сероглазый, - нас четверо, ты одна. Тебе не справиться с нами.

Он единственный из них смотрел на меня по-дружески, давая совет, а не приказывая. Я решила, что если дойдет до драки, то его я не трону, он был мне чем-то симпатичен.

- Ты ошибаешься, - не убирая улыбочки с лица, ответила я ему, - возможно, со всеми я и не справлюсь, но и разменной монетой в вашей игре точно не буду. Вас четверо, а я одна. Проверим, кто сильнее? - от моих слов, у троих из них глаза полезли на лоб, они явно не ожидали сопротивления и такой самоуверенности.

- Изабель, не играй с огнем, в одиночку тебе не ..., - он не успел закончить, за моей спиной раздался знакомый голос:

- Я ей помогу!