Самолет набирал высоту, а мысленно я уже был в Италии. Я летел к ней, к моей девочке, любви всей моей жизни, к Белле. Теперь я понял, что произошло два года назад, почему она так внезапно исчезла. Я мог бы и раньше догадаться, что к этому приложил руку Аро, ведь Джаспер рассказывал, что перед тем, как пойти к Родосу, она просила у него помощи. Почему я раньше не догадался, что искать ее надо в Вольтере? Я был так ослеплен горем, что такая простая версия даже не пришла в голову. Каким же я был идиотом!

Но сейчас поздно изводить себя, я больше никому не позволю управлять своей жизнью. Я сделаю все, чтобы вернуть Беллу. Она вновь будет моей, и уже никто не сможет отобрать ее у меня. Столько раз с момента нашего знакомства, я прощался с ней, но она всегда возвращалась, возрождаясь как феникс, из пепла моих надежд. Я мысленно улыбнулся, вспоминая, как она гордилась своей удачей - выпутываться из самых безнадежных ситуаций. Я перестал надеяться, перестал верить в нее, но она опять меня удивила, вновь вернувшись. «Почти вернувшись», - уже с грустью думал я.

Перед вылетом Карлайл связался со своими друзьями и попытался выяснить все, что можно. Сведения были неутешительными: Вивьен, как теперь звали Беллу, действительно была в свите Вольтури. Мощный шит, доверенное лицо Аро, великолепный боец, независимая и своевольная, еще ее называли «снежной королевой» за нежелание принимать знаки внимания от кого-либо. В Вольтере ходила легенда, что якобы на одном из приемов шустрый гость попытался ее обнять, не получив на то согласия. Так она у всех на глазах с такой силой припечатала этого неудачника к стене, что пришлось не только ремонтировать стену, но и вампира собирать по кусочкам. Такое поведение было характерно для Беллы. Мне это напомнило, как она вела себя при первой нашей встрече в школе Форкса. Тогда она выбрала меня, а сейчас я сам добьюсь ее внимания.

Всего несколько часов назад мой мир вновь перевернулся, ведь никто не мог даже предположить, что обычный весенний день закончится полетом в Италию.

*Воспоминание*

Почти все, кто был дома, сейчас сидели в гараже. Похоже, в нашей семье скоро появится еще один автомеханик: пользуясь хорошим настроением Розали, я попросил ее посмотреть техническое состояние Вольво. Кто бы мог подумать, что ремонт машины может заинтересовать Несси. В данный момент мы с Эмметтом сидели на капоте внедорожника, а из под Вольво, стоящего рядом, торчали не только ножки, принадлежащие супруге брата, но туфельки моей дочери. Ренесми упрямо заявила, что она будет помогать тете, и залезла рядом с ней под машину. Я был не против нового увлечения дочки, тем более, оно ей очень нравилось. Выполняя очередное поручение Роуз, она с важным видом вылезла оттуда и, требовательно протянув ручку, попросила:

- Торцевой ключ на 17, – пытаясь не рассмеяться, Эмметт выдал ей необходимый ключ, а Несси вновь скрылась под машиной, чтобы через пять минут вернуться за новым инструментом.

С трассы в сторону дома свернула машина, и по звуку двигателя мы все безошибочно узнали автомобиль Карлайла. Машина въехала в гараж, отец, брат и сестра вышли, но даже не поприветствовали нас, а только переглядывались между собой. Почувствовав, что они что-то скрывают - родственники очень старались скрыть от меня свои мысли - я спросил:

- Ничего не хотите рассказать? Что случилось?

Отец подошел ко мне. Несмотря на то, что на его лице было полное спокойствие, глаза сияли. Это меня удивило.

- Эдвард, сынок, - он положил мне руку на плечо, - ты только не волнуйся. Я не знаю, как рассказать тебе то, что произошло. Просто прочитай мои мысли, – Карлайл, продолжая смотреть мне в глаза, наконец, перестал мысленно цитировать Ницше и позволил заглянуть в свои воспоминания: «Телефонный звонок Элеазара. Дорога. Разговор с Денали. Приглашение на бейсбол. Вольтури. Белла». БЕЛЛА!

Увидев воспоминания отца, я буквально выпал из действительности и не мог поверить в реальность увиденного. Многократно прокручивая воспоминания в голове, разглядывая каждую деталь этой неожиданной встречи, каждую подробность, я как будто просыпался от долгого сна, моя душа вновь оживала. Наконец придя в себя и оглянувшись, я понял, что вся семья уже в курсе произошедшего на Аляске, и сейчас они спорят между собой.

- Я же вам говорила, что видела Беллу в Милане, а вы мне не поверили, - верещала Элис рядом со мной. – Это было год назад! Целый год! А если бы мы не поехали на Аляску, неизвестно, когда бы мы вообще все узнали!

- Элис, успокойся, - Джаспер нежно обнял возмущенного эльфа.

- Эдвард, - позвал меня Карлайл, но я не стал отвечать. Я встал, взял дочку на руки и, посмотрев в ее карие глазки, негромко произнес:

- Скоро вернется наша мама, - дочка заинтересованно посмотрела на меня и спросила:

- Моя мама?

- Твоя мама! – я поцеловал малышку в лобик.

- Братишка, ты что не понял - она тебя не помнит! - отозвался Эмметт. - Как ты себе это представляешь? Подойдешь к Белле и скажешь, что она твоя жена, и у вас есть дочь?

- Именно так, - спокойно ответил я ему. – Или почти так. Всегда можно познакомиться еще раз.

- А если она не захочет с тобой знакомиться? – настаивал Эмметт. Неприятный холодок пробежал по моей спине: а если она действительно не захочет?

- Эмметт, ты бы оставил свое мнение при себе! – воскликнула Розали.

- Сынок, Белла любила тебя, и обязательно полюбит еще раз, - Эсми, утешая, прикоснулась к моему плечу.

- Не забывай, что она - теперь Вольтури, и Аро вряд ли будет доволен, если ты приедешь в Вольтеру, - Джаспер говорил толковые вещи, но его слова только добавляли трудностей, которых и так было предостаточно.

- Значит, надо устроить встречу вне Вольтеры и так, чтобы Аро об этом не узнал, - Элис явно что-то придумала. – Почему бы случайно не встретиться где-нибудь в бутике?

- Элис! – я почти застонал. Опять она за своё!

- Что Элис? В прошлый раз мы встретились именно там!

- А это неплохая мысль, - поддержал супругу Джас. – Только в прошлый раз Белла была не одна, а значит, кому-то из нас нужно будет отвлечь ее подругу, и тогда Эдвард сможет спокойно с ней заговорить.

- А может, мне с ней сначала познакомиться, а уже потом представить Эдварда? – задумчиво сказала Элис.

- Неплохая идея, - отозвался Карлайл. – Так будет даже лучше.

- Значит, мы с Джасом летим с Эдвардом в Италию! – хлопая в ладоши, подвела итог сестра.

***

У нас не было четкого плана действий, единственное, что мы пообещали Карлайлу – это не соваться в Вольтеру и не привлекать внимание Вольтури. Короче говоря - не светиться, во всех смыслах этого слова.

До города мы добрались благополучно, но Вольтера слишком хорошо охранялась, чтобы можно было войти и остаться незамеченными. По настоянию Джаса, мы пытались отследить передвижение свиты, находясь на безопасном расстоянии. Сейчас было необходимо собрать как можно больше информации о Белле, постараться узнать, как часто она покидает Вольтеру и куда ездит, и только после этого попытаться организовать встречу. Был еще запасной вариант: через две недели в Вольтере состоится большой прием. Официального приглашения на него не требовалось, поэтому можно будет увидеться и на приеме, но вот позволит ли Аро произойти этой встрече, оставалось большим вопросом. Поэтому предпочтительнее было «познакомиться» за пределами Вольтеры.

За несколько дней, что мы следили за городом, я понял, что все не так просто, как казалось вначале. Вампиры входили и выходили из Вольтеры, но ни разу мы не смогли увидеть Беллу. Ее разум закрывал щит, и почувствовать ее мысленно я тоже не мог. Оставалось надеяться, что я смогу ее «увидеть» через мысли вампира, находящегося рядом с ней. Но то ли Белла покидала Вольтеру в одиночку, то ли она вообще не покидала город, но даже увидеть Беллу через чужие мысли мне так и не удалось. Через несколько дней моя голова уже начала раскалываться от количества посторонних мыслей и образов, увиденных за это время. У Элис появилась интересная теория, и она пыталась проверить ее на практике, но пока безрезультатно - сестрица отслеживала машины. Если она «видела» ближайшее будущее машины, то значит, Беллы в ней точно нет.

Все эти дни я мысленно подбирал слова, которые я скажу любимой при встрече. Мне очень хотелось рассказать ей о том, как выросла наша дочь, и как сильно она похожа на свою маму, о том, как я жил все эти годы, как искал ее и ждал. Но больше всего мне хотелось сказать ей о том, как сильно я ее люблю. Жаль, что придется подождать с откровениями, ведь скорее всего наша первая встреча начнется с банального приветствия, как тогда, в школе, на биологии: «Привет, я Эдвард Каллен». Мне остается только надеяться, что она не посмотрит на меня ледяным взглядом, как тогда, на уроке, не отвернется и не уйдет.

«Эдвард», - мысленный оклик Элис вывел меня из задумчивости. «Я не вижу эту машину», - продолжила сестренка, показывая на черный Мерседес, на большой скорости выезжающий из Вольтеры. Сосредоточившись, я понял, что это то, чего мы так долго ждали: чужими глазами я смотрел на Беллу. Я даже не сразу понял, что это она: в салоне сидела потрясающе красивая девушка и, откинувшись на мягкую спинку сидения, равнодушно смотрела в окно.

Машина уже скрылась за поворотом, мысленный контакт прервался, а мы спешили к своему автомобилю. Италия не подходила для пробежек - слишком мало лесов и много случайных свидетелей - поэтому мы передвигались на машине. Наш видавший и лучшие времена Форд с огромным трудом догнал Мерседес. Вскоре стало понятно, что Белла едет в Милан. Неужели Элис была права, и первая встреча с Беллой будет в модном бутике? Но стоило Мерседесу въехать в город, как мы потеряли его из вида. Мысленно проклиная все на свете и оставив свой автомобиль на стоянке, мы решили разделиться и продолжить поиски пешком. Хорошо, что солнце закрывали облака, и мы могли свободно передвигаться по городу, не боясь разоблачения.

Город жил своей жизнью: люди куда-то шли, машины стояли в пробках на узких улочках, светились витрины магазинов, из кафе раздавалась музыка, кто-то громко смеялся. Я прочесывал улицу за улицей, когда почувствовал свежий след вампиров, но стоило пересечь дорогу, как он оборвался. Я не мог сказать, был ли это след Беллы, так как не знал, меняется ли запах человека после обращения. Вдруг впереди мелькнул знакомый силуэт. Стараясь двигаться с человеческой скоростью, я догнал девушку и дотронулся до ее плеча, но тут же понял, что передо мной человек. Быстро извинившись, я продолжил свой путь.

Была уже полночь, когда мы покинули Милан. Наш план провалился, сегодня мы так и не встретились с Беллой. Возможно, еще представится случай, или придется рискнуть и пойти на прием в Вольтере, который состоится через неделю.

***Встреча. (Белла)

Солнце опустилось за горизонт, а на небе появились яркие звезды. Сегодня в большом зале соберется огромное количество гостей, приедет множество вампиров со всего света. В шутку такие приемы я называла «балом монстров», но даже Хайди не хотела оценить мое чувство юмора. Морща свой хорошенький носик, она обычно отвечала:

- Не смешно.

Настроение было замечательным, и я решила побаловать себя, надев длинное, темно-синее шелковое платье. Для такой вечеринки оно было довольно скромным, но это не имело значения. Сегодня я не собиралась снимать черный плащ, в которых мы всегда стояли за спиной Старейшин. Покрасоваться нарядом можно было во время танцев, но я никогда не танцевала. Даже если на прием я приду в джинсах и толстовке, то этого все равно никто не узнает, все скроет плащ. Уложив волосы и надев украшения, я с удовольствием посмотрела на себя в зеркало: синий цвет мне очень шел, но почему-то я редко надевала одежду с таким оттенком. Накинув плащ, я вышла из комнаты, присоединяясь к свите, ожидавшей Старейшин около дверей зала. Следуя за Аро, мы вышли в большой зал и заняли свои места.

И вновь в глазах гостей светились разнообразные эмоции: страх, восхищение, преклонение, зависть. Именно так нас четверых встречали всегда и везде. Мы - элита, мы защищаем интересы самого сильного и могущественного клана, мы непобедимы. Джейн, Алеку и даже Деметрию нравится производить подобное впечатление, а мне уже давно надоел этот фарс, но страх - это основа любой власти, и я продолжала играть свою роль.

С непроницаемым выражением лица я осматривала зал: некоторых гостей я знала, но большинство видела впервые. Ловя мой взгляд, кто-то пытался заискивающе улыбнуться или кивал в приветствии. Не меняя надменного выражения лица, я продолжала скользить глазами по залу - мой статус «снежной королевы» позволял мне не отвечать на приветствия. Все отлично знали, что мою благосклонность надо еще заслужить, а это было очень непросто.

Одарив очередного гостя холодным, слегка презрительным взглядом, я повернулась к Аро, желая получить разрешение покинуть зал, как только закончится официальная часть мероприятия. Но его мысль, которую я непроизвольно уловила, пригвоздила меня к месту, заставив судорожно посмотреть на гостей в поисках тех, кто сейчас занимал сознание Аро.

«Каллены?! Какого черта их принесло в Вольтеру?!» - его наполненная злобой и даже каким-то страхом мысль до сих пор звучала в моей голове, когда я нашла источник его невеселых мыслей.

В дальнем конце зала стояли Карлайл и… Эдвард Каллены.

«Эдвард в Вольтере! Он не плод моего воображения, не мысленная картинка в голове у Карлайла, он существует на самом деле! Он здесь!» - мысленно вопила я.

С огромным трудом я подавила желание подойти и убедиться в его материальности, такой нереальной показалась мне эта встреча.

Отведя глаза от Эдварда, я посмотрела на Аро, желая выяснить причину его ненависти к Калленам. Но он о них уже не думал. Сейчас он размышлял… обо мне!? Я встретилась с его внимательным взглядом, от которого мурашки побежали у меня по спине. Вопросительно приподняв бровь, я смотрела на него, ожидая, что он что-то скажет. Но Аро отвернулся. Его последняя мысль мне совсем не понравилась: он подумал, что если Каллены сделают хоть одну попытку подойти ко мне, то из Вольтеры живыми они не выйдут.

Я вновь посмотрела на Калленов, впервые встречаясь взглядом с Эдвардом. На долгий миг я просто утонула в его глазах. Вокруг не было ничего, кроме расплавленного золота, но вот он сделал шаг в мою сторону, и я испугалась.

«Аро всегда выполняет свои угрозы, Эдвард не должен ко мне подойти», - эта мысль крутилась в голове, вызывая жуткую панику. Оторвав от него взгляд, я быстро покинула зал через боковую дверь, вытаскивая за собой Хайди. Она попыталась выдернуть у меня свою руку и потребовать объяснений, но, прижав палец к губам, я повернула за угол и, остановившись, зашептала ей на ухо:

- Хайди, сделай все, что угодно, но заставь Каллена немедленно покинуть зал и Вольтеру, - она в непонимании смотрела на меня, - Хайди, пожалуйста! – до этого момента я никогда ее ни о чем не просила. Придя в себя от удивления, она просто кивнула и направилась выполнять мое поручение. А я осталась стоять в коридоре, закрыв глаза и прижавшись лбом к холодной стене, пыталась понять, что заставило меня броситься на помощь этим странным Калленам. И почему меня словно магнитом тянет к этому Эдварду?

«Эдвард, Эдвард, кто же ты?», - я напрягала память, но, как и прежде, ничего кроме размытых образов и неясных картинок получить не могла.

***(Эдвард)

Попасть на прием, устроенный Аро, не составило труда. Уже через десять минут после того, как мы приехали в Вольтеру, перед нами открылись двери большого зала. Карлайл, только вчера прилетевший в Италию, хотел пойти один, но я настоял на том, что буду его сопровождать. Возможно, это - единственная возможность увидеть Беллу и даже попробовать поговорить с ней. За те две недели, что мы Джасом и Элис следили за городом, Белла покидала Вольтеру только один раз, и неизвестно, когда представится еще один шанс встретиться с ней.

Двигаясь по залу, Карлайл приветствовал своих знакомых, обмениваясь с ними последними новостями и представляя меня. Здесь были вампиры со всего света, ещё никогда мне не приходилось видеть такого количества себе подобных. Если не знать их истинную сущность, то это мероприятие можно было принять за обычный человеческий великосветский раут. От обилия черных смокингов, разноцветного шелка женских платьев и блеска бриллиантов в глазах начинало рябить, а от их мыслей уже тошнило. Впрочем, они резко изменились, стоило часам пробить полночь. В мыслях собравшихся появилось уважение, преклонение и страх перед сильными мира сего. С последним ударом часов двери распахнулись, и в зал вошли Аро, Кай и Маркус Вольтури. Они торжественно прошествовали по залу и заняли свои места на тронах, но я смотрел только на свиту, шедшую следом. Белла, она была там. На ней был одет угольно-черный плащ с капюшоном, который полностью скрывал ее лицо. Только четверо из всей свиты имели право носить плащи такого же цвета, как и сами Старейшины, и Белла была одной из них.

Старейшины заняли свои места, а сопровождающие расположилась позади и по бокам от тронов. Когда вся свита одновременно сняла капюшоны, то по залу пробежал шепот восхищения. Но я смотрел только на мою девочку. Горькая мысль, а моя ли она, тут же пришла в голову. Белла стала еще красивее, она была совершенством. Многие в зале смотрели на нее с восхищением, в мыслях других мелькала зависть, третьи же буквально вожделели ее. Их непристойные мысли раздражали меня, захотелось зарычать от невозможности остановить поток их похотливых желаний. Отгораживаясь от чужих мыслей, я продолжал смотреть на нее, замечая отличие от моей Беллы - она не улыбалась: лицо и глаза были абсолютно холодны и равнодушны. Осталась ли в ней хоть крупица той девочки, какой она была раньше? Руки непроизвольно сжались в кулаки: «Милая моя, что же они с тобой сделали?»

В этот момент она перевела взгляд на меня, и весь мир перестал существовать. Ее глаза ожили, вспыхнув странным огнем, а потом снова погасли - она не узнала меня. Мне хотелось крикнуть: «Белла, девочка моя, пожалуйста, вспомни меня!». Я сделал шаг вперед, но она быстро вышла из зала, а я, не двигаясь, продолжал растерянно смотреть на дверь, за которой она исчезла.

Задумавшись, я даже не обратил внимания на эффектную брюнетку, дотронувшуюся до моего локтя. Ее мысль, что Белла просила увести меня из Вольтеры, обескуражила, я уже ничего не понимал. Неужели Белла знает, кто я? Что вообще происходит? Но умоляющий взгляд и тихий шепот вампирши с просьбой следовать за ней сделали свое дело, и я подчинился.

Выйдя за дверь, я хотел выяснить, что все-таки происходит, но не успел спросить. Брюнетка мысленно задалась вопросом, а того ли Каллена она увела из зала или надо было вывести обоих? От ее мыслей я чуть не рассмеялся, но она, решив, что заберет всех, а уже потом будет разбираться, скомандовала мне «жди здесь» и вновь скрылась в зале.

Я неподвижно стоял в узком темном коридоре, прислонившись затылком к холодной стене, когда передо мной возник ангел. Остановившись в двух шагах и с интересом рассматривая меня, стояла Белла. Ощутив ее аромат и утонув в ее глазах, я не мог поверить в происходящее и замер, мысленно повторяя, как молитву: «Белла, родная, вспомни меня!».

Неожиданно ее взгляд потеплел, и на лице появилась знакомая, такая милая улыбка, что мои губы расплылись в ответ. Я больше не мог стоять спокойно, мне было просто необходимо физически ощутить ее в своих объятьях, чтобы, наконец, поверить в реальность происходящего, почувствовать ее поцелуй, вдохнуть запах ее волос. Я не подумал, что могу ее напугать, что она не помнит меня. Я сделал шаг вперед и заключил ее свои объятья, потом прижал еще сильнее и, как делал всегда раньше, закружил. Остановив кружение, и не на секунду не отпуская, я посмотрел в ее сияющие глаза.

Неспешно подняв руку, она провела пальчиком по моей щеке и потянулась за поцелуем так, как делала это раньше. Я наклонился и прикоснулся к ее губам. Они больше не казались горячими, а были приятно теплыми, мягкими и податливыми. Ее запах остался прежним: аромат фиалок и первого снега, только он стал более тонким, нежным и многогранным. От всего этого голова начала кружиться.

Покашливание, раздавшееся за спиной, заставило нас оторваться друг от друга. Не выпуская Беллу из рук, я напрягся. Рядом с нами стоял Карлайл, а за его спиной Феликс, обнимая за плечи брюнетку. На лицах всех троих расплывались довольные улыбки.

- Вот уж не думала, что доживу до того дня, когда «мисс неприступность» будет целоваться посреди коридора, - продолжая улыбаться сказала брюнетка. Белла не обратила на них никого внимания, продолжая смотреть на меня, но только сейчас ее взгляд стал серьезным и расстроенным. Я покрепче обнял ее, не собираясь больше никогда отпускать, но Белла тихонько произнесла:

- Мне пора, я должна быть в зале, - если бы вампиры могли плакать, то слезы текли бы по ее расстроенному лицу.

- Нет, я никуда тебя больше не отпущу, - я еще сильнее обнял любимую, положив её голову к себе на грудь и целуя в волосы.

- Если я сейчас же не вернусь, у нас всех будут неприятности, - шепотом сказала Белла, нежно поглаживая меня по груди. Раньше она всегда так делала, когда я был взволнован или расстроен, прижималась ко мне щекой и нежно гладила по груди, пока я не успокаивался. Это ее непроизвольное движение вызвало во мне бурю эмоции: она та же Белла, ничего не изменилось!

Я кивнул, но физически не мог разомкнуть рук. Мне казалось, что если я ее отпущу, то она опять исчезнет и уже навсегда.

- Вивьен права, с Аро шутить нельзя, - сказал Феликс, добавляя: - я провожу вас.

- Белла, я... - но она перебила меня.

- Извини, Беллы нет уже два года. По крайней мере, я ее не помню. Теперь есть Вивьен, - ее голос звучал расстроенно.

- А меня ты помнишь? – я, не дыша, ждал ее ответа.

- Тебя помню, - я начал было улыбаться, но она покачала головой и продолжила, - но я не помню ничего про тебя.

Я не успел спросить, что значили ее слова, как в коридоре раздались шаги. Она быстро отошла от меня, и прежде чем исчезнуть вместе с брюнеткой за поворотом, попросила позвонить ей и назвала номер телефона.

*** (Белла)

Вернувшись в зал, я вновь встала за спиной Аро и постаралась ничем не выдать своего душевного смятения, но стоило вспомнить, что сейчас произошло, и я начинала улыбаться. Мои губы до сих пор горели от его поцелуя, и хотя разум забыл прошлое, но тело помнило эти сильные объятья, то, как он кружил и целовал меня, все казалось таким правильным, знакомым, даже привычным. А то, что он много раз повторил мысленно «Белла, родная, вспомни меня!», заставило мое мертвое сердце биться от нежности и надежды.

Официальная часть приема уже закончилась, и я хотела уйти. Сейчас мне просто необходимо было побыть одной, но пристальный взгляд Аро заставил меня сменить планы. Он переводил взгляд с меня на зал и обратно, пытаясь найти того, кто вызвал у меня улыбку. Мысленно ругая себя за несдержанность, я лихорадочно соображала, чем бы отвлечь Аро, направив его подозрительность по ложному следу. И вновь улыбнулась, решив, что если я сделаю то, чего никогда не делала раньше, то это собьет его с толку.

Музыка менялась, некоторые пары танцевали, гости разговаривали друг с другом, свободно перемещаясь по залу. Отступив на шаг назад, я расстегнула плащ и, отдав его Хайди, под общий вздох удивления направилась в зал к гостям. Медленно перемещаясь по залу, я приветливо здоровалась со знакомыми, обменивалась комплиментами и новостями. Сделав круг, я вернулась на свое место и, надев плащ, застыла, убрав эмоции с лица и безразлично глядя на гостей. Боковым зрением я видела, как Кай и Аро переглянулись и вновь посмотрели на меня.

«Вот пусть и поломают голову, что означает мое поведение», - самодовольно подумала я.

***

Вернувшись в свою комнату, я первым делом схватила телефон. Во входящих звонках было несколько непринятых, сделанных с незнакомого мне телефонного номера, и с него же была отправлена СМС, от содержания которой я закружилась по комнате, целуя бездушный аппарат, который подарил мне эту радость.

«Здравствуй, любимая!» - такими словами начиналось ЕГО первое послание.