- Джаспер, им срочно нужно поохотиться, - сказала я, надеялась, что мощности передатчика достаточно, и он меня слышит, - я постараюсь вернуться как можно скорее.

Стоя около входа в «крепость», я смотрела вслед самым дорогим для меня людям, радуясь, что половина трудностей пройдена. Сейчас мне надо было вернуться внутрь и продолжать играть свою роль, но я планировала ближе к вечеру позвонить Джасу и удостовериться, что все в порядке. Жаль, что у нас только один спутниковый телефон, и пока Джаспер не спустится на равнину, связаться с ним я не смогу. Неприятное покалывание отвлекло меня от этих мыслей. Я встряхнула раненной рукой, не обращая внимания на ноющую боль, все равно она скоро должна пройти. С удовлетворением я увидела, как тень мелькнула над обрывом, значит, Джас присоединился к братьям и теперь позаботится о них.

Повернувшись, я направилась обратно в зал, к Родосу. Поднимаясь по лестнице, я почувствовала, что моя рука не просто ноет, а уже начинает гореть. Развязав платок, я увидела, что от раны по руке расползаются синие полосы. Страшная догадка, как молния, пронзила меня: яд вампира, яд Эдварда попал в кровь - начинается обращение!

***

Казалось, что внутри меня не осталось ничего, все выжег огонь. Я не чувствовала ног и рук, но когда огонь отступал, и я ненадолго открывала глаза, то видела, что они целы и невредимы. Но стоило огню вернуться, то вновь я горела изнутри. Безумная боль выдавливала крики из моей груди, но они не приносили облегчения. Я не понимала, что происходит.

Приходя в сознание, рядом с собой я видела двух мужчин. Они разговаривали со мной, что-то спрашивали, но уже через минуту я не могла вспомнить, о чем мы говорили. Пытка огнем продолжалась раз за разом и, обезумев от боли, я молила Господа, чтобы огонь, наконец, сжег меня, и мучения прекратились. Но он не слышал моих молитв, и огонь отступал снова и снова, только чтобы вновь вернуться с новой силой. Я не знаю, сколько времени так продолжалось, час, день, неделю - время потеряло свое значение и смысл. Была только боль, которая лишала разума, и которую невозможно было вынести.

Неожиданно я поняла, что боль притупилась. Нестерпимый огонь сменился теплым покалыванием, а потом и совсем исчез. Открыв глаза, я оглядела комнату, в которой находилась. Все вокруг было незнакомо: белые стены, многочисленные приборы вокруг, какие-то провода, шланги и никого рядом. Но совершенно четко я слышала разговор двух незнакомых мне мужчин.

- Ты не будешь против, если я заберу ее в Вольтеру? – это был не просто вопрос, а скорее мольба. Так просят, когда очень боятся отказа.

- Аро, так и быть, я сделаю тебе такой подарок, она твоя, - второй голос звучал покровительственно. - Как жаль, что так получилось. Единственная в своем роде стала обычным вампиром в моем же доме. Судьба вновь посмеялась надо мной, - теперь голос звучал устало и разочарованно.

- Родос, ты уверен, что память к ней не вернется, что она не вспомнит, кем была?

- Я несколько раз видел, что при обращении человек терял память и никогда не видел, чтобы он что-либо вспомнил о своем прошлом.

- Но она - необычный человек! - настойчиво воскликнул тот, кого звали Аро.

- Да, необычный, и будет необычным вампиром, - спокойно ответил второй. - Обращение заняло всего один день. Ты видел ее, она будет самой красивой из всего нашего племени, и, возможно, ее дар тоже усилится.

- Еще усилится? – ужаснулся Аро.

Родос рассмеялся:

- Аро, ты справишься. Будь добр с ней, и она ответит тебе тем же.

Наступила тишина, и я, наконец, решила пойти к ним. Выйдя за дверь, я оказалась в коридоре, который привел меня в потрясающе красивый зал. Увидев меня, двое незнакомцев пошли на встречу. Их прекрасные лица, грациозные движения и даже голоса просто завораживали. Я смотрела во все глаза, никогда мне не приходилось видеть более совершенных людей. Тот, у кого были черные длинные волосы, приблизился ко мне и протянул высокий хрустальный бокал, наполненный чем-то темно-красным. Почувствовав запах, идущий от жидкости, мое горло взорвалось нестерпимой болью. Чтобы погасить эту боль, я схватила бокал и жадно выпила его содержимое. Боль отступила, но не ушла совсем, я хотела еще. Черноволосый усмехнулся и, понимая меня без слов, наполнил бокал еще раз. Я голодными глазами следила за его действиями, и как только бокал был наполнен, буквально выхватила его из рук, чтобы мгновенно осушить.

- Кто вы? – только и смогла произнести я.

- Тебе не о чем беспокоиться, мы - друзья? Хочешь еще? – он показал на бокал, и я кивнула в ответ.

- Меня зовут Аро, я - глава самого большого и могущественного клана вампиров, и ты можешь к нам присоединиться.

Я вновь кивнула, почти не понимая, что он мне говорит. Потом странная мысль мелькнула у меня в голове, и я спросила:

- А кто я и как меня зовут?

Мужчины переглянулись, Аро подошел ближе и сказал:

- Ты - вампир, тебя зовут Вивьен. Тебе нравится это имя? - я вновь кивнула, мне было все равно. Сейчас мне очень нравилась та жидкость, которую Аро вновь наливал в бокал, и ради нее я готова была согласиться с чем угодно.

*** Белла (полтора года спустя. Вольтера)

- Ну, было что-нибудь интересное? – широко раскрыв глаза от нетерпения, спросила Хайди.

- Что может быть интересного в карательной миссии? – фыркнула я в ответ, снимая кожаные перчатки и расстегивая молнию на куртке. - Все как обычно. За последний год я видела столько этих миссий, что уже перестала запоминать где, когда и за что мы уничтожили несколько глупых вампиров, - повесив куртку в шкаф, я продолжила разговаривать с подругой. - Я другого понять не могу: неужели они надеялись, что Аро не узнает об их безобразиях?

Только что мы вернулись из Дели. Там два клана вновь не поделили территорию и, создав себе по армии новорожденных, устроили резню. Такие миссии проходили по стандартному сценарию: мы приезжали, встречались с провинившимся кланом, Аро читал их мысли, потом в дело вступал Алек, обездвиживая их. Затем провинившихся уничтожали, неповинных отпускали, а тех, кто сбегал от суда, с легкостью находил Деметрий, и тогда пощады ждать не следовало. Я участвовала не во всех миссиях, а только в тех, где лично присутствовал Аро. Обладая мощный щитом, я всегда была рядом и закрывала не только его, но и всю свиту. Со временем я научилась не только раздвигать щит вокруг себя, но и закрывать им отдельных людей в пределах своей видимости.

Если вспомнить прошедшие полтора года, то мою жизнь можно назвать довольно скучной и однообразной. С того момента, как Аро привез меня в Вольтеру, и я заняла свое место в свите, почти ничего не изменилось. Все, что я могла пожелать, я получала по первой просьбе, будь то новая машина или бриллиантовое колье. Вот только привилегированное положение не способствовало установлению дружеских отношений, многие мне завидовали. Единственным близким человеком для меня стала Хайди. Будучи старше на несколько столетий она частенько воспринимала меня не как подругу, а как младшую сестру, и пыталась воспитывать, чем очень меня забавляла. Выслушав наставления, я обычно благодарила ее за заботу, но все равно делала по-своему.

Иногда я пыталась вспомнить или узнать что-нибудь из своего человеческого прошлого, но мне это не удавалось. Аро неизменно хмурился, если я задавала вопрос на эту тему, и никогда не отвечал, а остальные давали неопределенные ответы и советовали поговорить с Аро. Я пыталась выяснить все самостоятельно, но эти попытки не имели успеха. Иногда у меня складывалось ощущение, что меня раньше вообще не существовало. Наверняка у меня были родители, братья или сестры. Я должна была учиться в школе, значит, у меня были друзья. Я даже не смогла узнать, откуда я родом! Не могу сказать, что меня беспокоило отсутствие прошлого, но периодически в голове появлялись странные образы или происходили события, объяснения которым я не могла найти.

Однажды в Милане, в модном бутике произошел странный случай.

*Воспоминание*

- Белла! - услышала я за спиной. Но только когда кто-то дотронулся до моего локтя, я оглянулась. Рядом со мной стояла вампирша, она была маленького роста с задорным ежиком на голове и очень напоминала эльфа.

- Белла? – еще раз произнесла она, заглядывая мне в глаза.

В этот момент из примерочной вышла Хайди и одновременно обратилась ко мне:

- Вивьен, посмотри, это лучшее …, - она замолчала, неприязненно глядя на эльфа. Та немного растерянно посмотрела нее, потом на меня и, извинившись, ушла.

Я бы тут же забыла эту встречу, но вечером случайно услышала, как Хайди рассказала Аро об этом. У меня сразу появилось множество вопросов: незнакомка что-то знала обо мне? Но почему она назвала меня Беллой? Это имя мне ничего не говорило.

Недавно у меня открылся еще один дар. Я даже напугалась, что схожу с ума, когда обнаружила его. Стоило мне на ком-то сосредоточиться, как я начинала слышать его мысли! Это было не просто и отнимало много сил, но было так забавно и интересно! Я узнала много нового, например, что Аро в мыслях называет меня дочерью. Хотя, чему я удивляюсь, ведь он -мой создатель. Еще я узнала, что Феликс безнадежно влюблен в Хайди, а Джейн ненавидит меня всем сердцем. Сначала я хотела рассказать Аро о своем открытии, но потом подумала, что ему знать необязательно, пусть это будет моим «секретным оружием».

Я была рада, что мы вернулись в Вольтеру именно сегодня. Раз в месяц устраивались поединки, и сегодня как раз такой день. Я всегда с удовольствием их смотрела и иногда участвовала. Ох, и напугала же я всех, когда в первый раз вышла на ринг! Это было месяца через три после моего появления в свите. Стоя рядом с Аро, я внимательно наблюдала, как боролись Деметрий и Алек, потом их сменили Феликс и Сантьяго. Мне тоже захотелось попробовать. Я попросила разрешения у Аро, и он согласился, выбрав мне в пару Алека, но я настояла, чтобы моим партнером стал Феликс. Мой первый бой закончился поражением, впрочем, как и второй, но я не сдалась, и третий поединок был объявлен ничьей, а когда я с легкостью уложила Сантьяго, в свите меня стали уважать и даже побаиваться. Я была новорожденным вампиром, и наличие огромной силы было понятно, но откуда у меня навыки ведения боя, никто мне объяснить не мог. Некоторым другим своим умениям и знаниям я сама удивлялась. Военная стратегия и тактика, ведение переговоров, шпионаж – все это я знала на подсознательном уровне. Хайди предположила, что все эти навыки я получила будучи человеком, но я в этом очень сомневалась. Не могла девушка школьного возраста владеть такими знаниями! Аро очень ценил меня и берег, не отпуская от себя ни на шаг. Такая опека казалась странной, даже на охоту я ходила в сопровождении Сантьяго или Алека, но ограничение свободы он пытался компенсировать дорогими подарками, и мне не на что было жаловаться.

*** Белла (еще полгода спустя)

- И почему ты так не любишь приемы? – в очередной раз спросила меня Хайди. – На них же так весело! Будет столько гостей и танцы, - она мечтательно закатила глаза. - Только представь, столько интересных парней приедет к нам, будет из кого выбрать.

- Можно подумать, они интересуют меня. Ты же знаешь, что я равнодушна к парням, - и, увидев прищуренные глаза Хайди, строго продолжила, - и девушками я тоже не интересуюсь, - подруга подавила смех, оставив только улыбку, и продолжила извлекать из шкафа наряд за нарядом. За последнее время я приобрела столько одежды, что многие вещи висели в огромном шкафу так ни разу и не надетые.

- Мне не понятно твое отношение к парням, они все такие милые, - продолжала уговаривать меня подруга, - с ними так весело. А ты живешь, как монашка, ни одного романа за все время, что я тебя знаю! Посмотри вокруг: жизнь кипит и бьет ключом, а ты сидишь в четырех стенах, даже праздникам не рада. Только представь, а вдруг завтра на приеме ты встретишь мужчину своей мечты, своего принца! - она мечтательно вздохнула.

- Да, и он увезет меня на белом коне в сторону заката, - с сарказмом ответила я, принимая наряды и выкладывая их на кровать. Взяв очередное платье у Хайди, я задумчиво на него посмотрела. Я не могла вспомнить, когда и где оно было куплено. Простое черное платье-футляр, скромное, но вместе с тем очень изящное. Я очень любила такие вещи: ничего лишнего, все просто и со вкусом. Какое-то воспоминание быстро мелькнуло в голове, но я не успела уловить его.

- Мне нравится вот это, - отбросив попытки что-либо вспомнить, сделала я свой выбор и, скинув шелковый халатик, начала примерять наряд, - Только к нему нужно колье и высокая прическа.

- Вивьен, может, что-то более яркое? – попыталась переубедить меня подруга.

Я не стала ничего отвечать. Если я в чем-то была уверена, то переубедить меня было невозможно. И она это знала лучше, чем кто либо, поэтому Хайди без всяких пререканий подошла к сейфу, спрятанному за картиной, и стала доставать украшения, по очереди протягивая их мне.

Из коридора раздались голоса Алека и Деметрия. Услыхав тему их разговора, Хайди, как ошпаренная, выскочила за дверь, бросив мне на ходу:

- Не скучай, скоро вернусь.

Я усмехнулась. Как же легко подругу вывести из равновесия! В Вольтере Хайди занималась «доставкой продовольствия», если так можно было выразиться. Она с легкостью заманивала доверчивых туристов красотами Вольтеры (ну, и своими красотами частично), после чего их, разумеется, никто больше не видел. Упоминание Деметрия о том, что последняя «еда», доставленная Хайди, была «не сочной», задело ее самолюбие, и она решила тут же поквитаться с обидчиком.

Я же давно не питалась в Вольтере, предпочитая свободную охоту подальше от дома. Не было никакой радости утолять свою жажду перепуганными людьми, мечущимися по залу, поэтому я предпочитала выслеживать свою добычу. Даже по меркам вампиров у меня были странные вкусы: на первой свободной охоте мне попался человек с огромной дозой наркотиков в крови, и после приторно-сладкой крови обычных людей, его горьковатая напомнила мне вкус горького шоколада. Поняв, что мне нравится, я стала искать только такую добычу. Иногда, чтобы найти нужного человека, уходила вся ночь, но это того стоило, поверьте. Очень часто, в последний момент своей жизни, они считали меня ангелом, спустившимся с небес, чтобы забрать их душу в рай. Меня забавляло такое сравнение. Алек, который чаще всего сопровождал меня на охоте, обычно ворчал и чертыхался, вынужденный всю ночь таскаться за мной по городу, но ослушаться приказа Аро и отпустить меня одну он не решался.

Оставшись в комнате одна, я доставала разные колье из футляров, по очереди примеряя их. Украшений у меня было много, что-то было подарено, некоторые я купила сама, и еще больше было из личной сокровищницы Аро. Он позволял мне их брать, но этим разрешением я пользовалась нечасто. К этому платью великолепно подошло колье с бриллиантами. Я залюбовалась, глядя на себя в зеркало: наряд получился простым, но выглядел стильно и благородно. Сегодня на приеме будут только особо приближенные к нам гости, поэтому черные плащи, в которых обычно ходила свита, нам не понадобятся, и будет возможность блеснуть одеянием.

Так и не дождавшись Хайди, я решила убрать все лишнее в сейф. Одна из длинных коробочек никак не хотела влезать, как будто что-то ей мешало. Раздраженно сунув руку в сейф и пытаясь убрать преграду, я нащупала бархатный мешочек с колечком внутри. Удивившись, обнаружив в сейфе что-то незнакомое, я развязала завязки и высыпала содержимое на руку.

Тихий вскрик непроизвольно вырвался из моей груди, когда я увидела предмет на своей руке. Застыв, как статуя, и шокировано глядя на кольцо, я почувствовала, как неясные образы стали складываться в четкую картинку: непослушные волосы цвета меди, смеющиеся прищуренные глаза с золотыми крапинками, чуть кривоватая улыбка, которая очаровывала. Я не помнила ни имени, ни времени, ни места нашей встречи, но я была уверена, что он - не плод моего воображения, а реальный человек. Этот образ взволновал мою душу, заставив мертвое сердце вновь забиться, и я твердо решила, что обязательно найду Его.