В этом году весна выдалась ранней и очень теплой. Март уже заканчивался, на конец апреля была назначена наша свадьба, а маленькая вредина Элис никак не хотела рассказать, как будет проходить торжество, и постоянно отказывалась даже обсуждать мое платье, аргументируя тем, что это - сюрприз, и мне обязательно понравится. Не помогало даже чтение мыслей: в последние дни в ее хорошенькой головке засела идея сделать свадебное платье небесно-голубым, а всю прошлую неделю она представляла меня в кремовом. Вчера я чуть не подавилась завтраком, когда увидела в ее мыслях Эдварда в белом фраке. Только он, в отличие от меня, мог открыто высказать свое мнение. Проходя мимо, он просто произнес:

- Элис, нет! Даже не думай, – сестренка только кивнула и вновь стала представлять его в черном смокинге, а поскольку цвет моего платья так и остался невыбранным, она с упоением перебирала различные варианты, чем очень нервировала меня. Вечером, как только Несси уснет, я решила с пристрастием допросить нашего неугомонного эльфа, и раз уж она позволила Эдварду остаться в черном смокинге, то я бы хотела быть в белом платье.

Сегодняшний день прошел тихо и спокойно. В последнее время любимым развлечением Несси стала игра в салочки. Как только она поняла, что может не просто бегать, а очень быстро бегать, то в нашем доме появилось маленькое торнадо. Салочки с вампирами оказались покруче, чем бейсбол по-вампирски. От этой игры стены дома тряслись, а стекла в рамах звенели, а если с Несси в салочки играл Эмметт, то за сохранность дома приходилось опасаться всерьез. Братец стал ее любимой игрушкой, впрочем, он совершенно не возражал, когда племянница каталась на нем, как на лошадке, или требовала достать ей шишки с макушки дерева. А тихо сегодня было, потому что Эмметт отсутствовал. Он с Эдвардом уехал в горы на охоту, и вернуться должен был не раньше завтрашнего утра.

На улице уже темнело, наступали сумерки. Я стояла около плиты и караулила запеканку на ужин для Ренесми, а сама она строила дома из кубиков вместе с Джаспером. Вернее, строил Джас, а Несси с удовольствием их разрушала. За этой парочкой наблюдали ещё три пары глаз, и из разных частей дома то и дело раздавался тихий вздох. Но ничего поделать было нельзя: нянек у Несси много, и у каждого была своя очередь с ней играть. Такой распорядок мы завели уже давно, чтобы избежать конфликтов и постоянных споров относительно времени, проведенного с девочкой. Иногда мне казалось, что это не мы ее воспитываем, а она нас, столько порядка и ответственности малышка принесла в этот дом.

Каждый учил Несси тому, что сам хорошо умел. Если бы сегодня ее нянчили Элис, Роуз или Эсми, то в доме из кубиков обязательно поселились бы куклы. Элис помогала ей одевать и раздевать кукол, устраивая показы мод; Розали чаще всего играла с ней в дочки-матери, а Эсми обязательно добавляла в игру игрушечное приготовление пищи, походы в магазин и уборку в кукольном доме. Эдвард с Карлайлом взяли на себя образовательную часть воспитания, чуть ли не с рождения пытаясь научить ее читать, считать и разговаривать на иностранных языках. Только мои умения и навыки оставались невостребованными, поэтому я была просто мамой, которая утешит, приласкает, и никогда не будет ругать. Каждый раз, когда Несси, устав от игр, подходила ко мне и обнимала, я просто таяла от счастья. Я до сих пор не могла поверить, что этот ангелочек – моя дочка, мое солнышко, осветившая нашу жизнь счастьем.

Эсми предложила нам с Эдвардом провести медовый месяц на ее острове. Я сначала обрадовалась возможности побыть с Эдвардом наедине, но мысль, что я целый месяц не увижу дочку быстро охладила мой энтузиазм. Эдвард со мной согласился, и когда он вернется с охоты, мы хотели поговорить с семьей о том, что хотим взять на остров и Ренесми. Я улыбнулась, подумав о том, что они тоже не захотят расставаться с Несси, и наш медовый месяц мы проведем на острове в кругу всей семьи.

Достав запеканку из духовки, я положила кусочек на тарелку и, подождав пока он немного остынет, слегка полила вареньем - иначе наша сладкоежка есть не будет, в этом она пошла явно в меня. Налив кисель в чашку и поставив всё на стол, я выглянула в гостиную и хотела было позвать дочку ужинать, но остановилась, залюбовавшись открывшейся картиной.

Джаспер сидел на полу в окружении недостроенных домиков из кубиков, держа на коленях Ренесми. Она спала, прижавшись щечкой к его груди, а он со счастливой улыбкой осторожно перебирал ее волосики. Мне не хотелось разрушать их идиллию и будить дочку, несмотря на то что после ужина Несси еще ждало купание. Водные процедуры можно было перенести и на завтра, вот только Элис расстроится, ведь сегодня ее очередь купать Ренесми.

Я не успела даже открыть рот, чтобы попросить Джаса отнести дочку в кровать, мое внимание привлек Карлайл, спускающийся по лестнице со второго этажа. Он протягивал мне сотовый телефон. Я непроизвольно напряглась: почему-то от трубки в руке Карлайла повеяло холодом и бедой. Я никогда не была суеверным человеком, но своим инстинктам всегда доверяла, и они еще ни разу меня не подводили.

- Белла, это тебя, - голос Карлайла звучал спокойно, но его выдали глаза. Напряжение – вот, что читалось в них. Я заглянула в мысли Карлайла, но все, что я смогла уловить, это обрывок воспоминания с визитом Макса.

Протягивая руку за трубкой, я размышляла, что могло заставить Макса вспомнить обо мне почти через два года после последней встречи? И он ли это звонит?

- Да, я слушаю, - спокойно сказала я, взяв телефон в руки.

Голос ответившего мне человека был очень напряженным и усталым, но не узнать его было просто невозможно, это действительно был Макс. Без всяких приветствий он задал вопрос в лоб:

- Изабель, твои вампиры все дома? - мне стало не по себе от той бесцеремонности, с которой был задан вопрос. Макс всегда был предельно вежлив, а тут такая грубость.

- Нет, а что случилось? – стараясь сдержать раздражение, спросила я.

- Кто? Кого нет? - продолжил он допрос. Его вопросы мне не понравились, и я хотела было узнать, чем вызван такой интерес, но Макс перебил меня:

- Изабель, это важно!

Я отбросила все свои сомнения и тут же ответила:

- Эдвард и Эмметт уехали на охоту.

Голос в трубке замолчал. Тишина стала звенящей, все в доме прислушивались к нашему разговору. Меня стала накрывать паника и, боясь услышать ответ, я еще раз спросила:

- Макс, что случилось?

- Боюсь, у них проблемы, - не сразу ответил он и добавил, - тебе лучше приехать. Буду ждать в отеле «Sol Duc Hot Spings» через час (прим.: отель в предгорьях Олимпийских гор), ты должна помнить, где он находится, - и в трубке послышались гудки.

Я отрешенно посмотрела на телефон, не веря своим ушам.

- Белла, что случилось? Что с ними? – вопрос Карлайла заставил меня очнуться. Я подняла глаза и, посмотрев на него, покачала головой. Мысли метались в голове с огромной скоростью, анализируя полученную информацию. Только Орден может представлять реальную угрозу для вампиров, и то, что позвонил именно Макс, подтверждает мое предположение.

Поняв, что продолжаю держать трубку в руках, я быстро набрала номер Эдварда, а потом Эмметта. Ответ был один и тот же - они оба были недоступны или находились вне зоны действия сети. Не могу сказать, что я почувствовала панику, скорее, был какой-то ступор. То, что у них не работали телефоны, было объяснимо - они были в горах, а там нет вышек связи. Но должен же быть какой-то способ связаться с ними! В эту минуту телефон в моей руке зазвонил и, дернувшись от его звука, я быстро взглянула на экран. Имя звонившего было мне знакомо - это коллега Карлайла по больнице, доктор Чейни. Быстро передав трубку Карлайлу, я буквально взлетела на второй этаж.

Чтобы собрать необходимые вещи и переодеться, мне понадобилось всего несколько минут. Открыв шкаф, я оглядела его содержимое. Мой взгляд наткнулся на небольшой кожаный рюкзак, я даже улыбнулась, но улыбка вышла скорбной. Сейчас в нем лежали вещи из «прошлой жизни», они были на мне в мою последнюю охоту. Не так я себе представляла свое появление в Ордене, но в данный момент надеть свою старую одежду мне показалось логичным. Брюки, водолазка, жилет и даже бейсболка - всё было черного цвета. Завязав волосы, я постаралась убрать их под бейсболку, но за последние годы волосы отросли так, что спрятать их под головной убор было невозможно. У меня не было времени на раздумья - от моей расторопности, возможно, зависит жизнь Эдварда. Раздраженно чертыхнувшись, я взяла ножницы и, совершенно не испытывая сожаления, коротко обрезала волосы. Отбросив сторону отрезанные пряди, я одела бейсболку.

Направляясь к выходу, я мельком взглянула на себя в зеркало и резко остановилась. Так странно было видеть себя такой, какой я была много лет назад. Только обручальное кольцо на моей руке могло подтвердить, что я - все еще та Белла, что вошла в комнату минуту назад. Неторопливо надев кожаные перчатки, я скрыла последнюю принадлежность к этому миру.

Одеваясь, я слышала, что происходит в доме. Розали, Джаспер, Карлайл и Эсми пытались добиться ясности от Элис. Всматриваясь в нечеткие картинки будущего, Элис почти ничего не могла сказать. Они видела Эмметта, но его будущее было, как искры, взлетающие над костром -они гаснут, как только поднимаются над землей. Я почувствовала, что земля уходит из под ног, когда на вопрос Джаса об Эдварде Элис расстроенно ответила, что видит только темноту. Мне понадобилось несколько секунд, чтобы перед глазами перестали кружиться темные пятна. Судорожно хватаясь за перила, я, наконец, спустилась в гостиную.

Оглянувшись на меня, все замерли. Я сначала не поняла их удивления, но поймав свое отражение в темном оконном стекле, мне стало понятно, что такую Беллу им еще не приходилось видеть. Впрочем, это не имело значения, я уже приняла решение, и у меня не было времени на объяснения. Я подошла к Эсми и осторожно погладила по щечке спящую у нее на руках дочку. От одной мысли, что я расстанусь с ней даже на некоторое время, комок подступал к горлу, и хотелось зареветь. С огромным трудом я сдерживала рвущиеся наружу эмоции: страх от неизвестности, боль от разлуки и ужас от мысли, что я могу не успеть прийти на помощь. Собрав всю волю в кулак и глядя на самое прекрасное личико самой родной девочки на свете, я прошептала Эсми:

- Береги ее.

Повернувшись к остальным, я негромким но твердым, командным голосом сказала:

- Карлайл, мы едем с Джаспером вдвоем.

- Нет, - возразил он, - ты точно никуда не едешь. Ты останешься с дочерью, нельзя ее оставить без обоих родителей, – от этих слов меня как будто ударило током. «Без обоих родителей; без обоих родителей; без обоих родителей», - крутилось в голове, не давая сделать шаг вперед.

Я подняла глаза полные боли и отчаяния и посмотрела на Карлайла.

- Если я не смогу им помочь, - очень тихо сказала я, - то этого никто не сможет сделать. Здесь не поможет сила или количество. Я не знаю, что произошло, но если здесь замешан Орден, то меня в любом случае не тронут, а Джаспер сможет повлиять на них, если придется договариваться.

В комнате стояла полная тишина, когда Джас произнес:

- Белла права, так будет лучше, – после его слов Карлайл не стал спорить, только кивнул.

- Элис? – я сняла щит и посмотрела на сестру, ожидая от нее хоть каплю надежды, но она покачала головой. Я вздохнула, затем подошла к Розали, сжала ее руку в молчаливом сочувствии и быстро вышла из дома. Джас, словно тень, шел позади меня, не говоря ни слова.

Отъезжая, я посмотрела в зеркало заднего вида. Окна дома светились теплым, желтым светом, вся семья стояла на крыльце и смотрела нам вслед, и какое-то странное, щемящее чувство появилось в груди. Мне вспомнилось, как уходил Макс - в тот момент я буквально физически почувствовала, как рвется наша с ним связь. Дом скрылся за деревьями, и то же чувство обрушилось на меня, словно я уходила без надежды вернуться назад.


***

До отеля было более сотни километров, но этот путь мы преодолели за час. Не обращая внимания на дорожные знаки, крутые повороты и горную дорогу, я давила на газ. В этом отеле я когда-то была, он располагался в предгорьях Олимпийских гор и служил началом многих туристических маршрутов. Только подъехав к нему, я снизила скорость и, припарковавшись на стоянке, направилась в бар.

В этот поздний час в баре было многолюдно, громко играла музыка, кто-то танцевал. Не останавливаясь, я уверенно шла дальше. Около черного входа стоял охранник, преграждая нам путь. Даже не посмотрев на него, я сунула ему десятидолларовую купюру и вышла на улицу. Пройдя через внутренний двор, мы попали на кухню ресторана и далее - в зал с отдельными отгороженными кабинками. Войдя в зал через кухню, мы остались незамеченными для большинства посетителей.

Я прикоснулась к руке Джаспера и головой указала на дальний столик. За ним сидели двое Охотников, двое самых близких моих друзей. Но если увидев Макса, я не удивилась, то второго человека я никак не ожидала здесь увидеть. Невольно вспомнилась Академия, наши забавы и шалости. Прошло много лет с тех пор, как я видела его в последний раз. После окончания Академии каждый студент выбирал специализацию, и если я, Тео, да и Макс в свое время остановили свой выбор на борьбе с вампирами, то Крис всегда больше интересовался упырями, некромантами и оборотнями. Это была основная причина, по которой мы не встречались. За все эти годы мы с Крисом участвовали лишь в одной совместной операции, именно в той, которая чуть не стоила мне жизни.

«Какое общее дело свело вместе Макса и Криса? Что им известно про Эдварда?» – эти вопросы так и вертелись в голове. Я хотела посмотреть, о чем они думают, но из-за взвинченного состояния никак не могла сосредоточиться и прочитать их мысли.

- Джас, какое у них настроение? Можешь сказать, что нам ждать от этой встречи? – тихонько спросила я.

На несколько секунд Джаспер замер, но потом расслабился и произнес:

- Они спокойны, ждут. Но Макс еще и расстроен, – в ответ я кивнула, делая первый шаг к столику и приглашая Джаса следовать за собой. Если нет прямой угрозы, то для Джаспера появление за столиком Охотников безопасно, а его дар эмпата может помочь в переговорах.

От неожиданности нашего появления Крис чуть не подпрыгнул, а Макс слегка улыбнулся:

- Ты не потеряла хватку, я не видел, как вы вошли.

Я кивнула Максу и повернулась к Крису, разглядывая старого друга. Он смотрел на меня так, как будто увидел приведение. Хорошо, что хоть рот не открыл! Пытаясь понять, что происходит, он перевел взгляд на Макса, и его глаза округлились окончательно, когда он увидел, что Макс поприветствовал Джаспера, пожав тому руку.

Удивление Криса я могла понять - не каждый день за столик присаживается старый друг, считающийся погибшим, да еще и в компании вампира, покрытого боевыми шрамами, который, как ни в чем не бывало, здоровается за руку со старшим товарищем.

Через минуту Крис расслабился, а я мысленно порадовалась, что взяла Джаса с собой.

- Белла? – недоверчиво спросил он, еще не веря, что перед ним именно я. – Почему ты не сказала, что жива? Мы чуть с ума не сошли, когда узнали, что ты пропала! Ты хоть представляешь, что творилось с Тео? А Алекс? У нее неделю глаза были на мокром месте! Где тебя черти носили столько лет? Или так тяжело было набрать номер на телефоне и сказать, что ты жива? – замолчав, он продолжал прожигать меня взглядом. Мне стало стыдно, друзья действительно не заслужили такого к себе отношения. Но учитывая, что моя жизнь сильно изменилась, и по сути сейчас я нахожусь по другую сторону баррикад, я не стала отвечать на его упреки, а молча вытянула правую руку вперед, положив на стол татуировкой вверх.

- Крис, мне жаль, но так было нужно, - заговорила я, - после нашей встречи я исчезну так же, как и появилась, и ты никому не скажешь, что видел меня. Даже Тео и Алекс, – недоумение, вызванное моей просьбой, сменилось глубокой задумчивостью. Некоторое время ничего не происходило, но потом он кивнул, соглашаясь, и протянул свою руку так, чтобы татуировки, пусть сейчас и невидимые, соприкоснулись. У Охотников был свой кодекс чести, и обещание, скрепленное таким рукопожатием, было священно. Что бы теперь ни произошло, Крис никому не расскажет, что встретил меня. С моей стороны было нечестно требовать от него такую клятву, ничего не объяснив, но сейчас я защищала не только себя, прежде всего я защищала Калленов и Ренесми. Да и ему лучше держаться от меня подальше, теперь я - не лучший друг для Охотника. Странно, что в Ордене еще не знают, что я теперь Вольтури. Впрочем, все это неважно, сейчас у меня есть более неотложные дела. Кивнув Крису, я посмотрела на Макса.

- Что ты хотел мне рассказать? – я постаралась задать вопрос спокойно, но голос предательски дрогнул.

- Изабель, я должен попросить у тебя прощения, - он опустил глаза, разглядывая что-то на скатерти, - если бы я рассказал все тебе в последнюю нашу встречу, то такого бы не произошло. Мне жаль, прости.

Он замолчал, а мои нервы натянулись до предела. Неужели Макс еще два года назад знал, что Калленам грозит опасность? Почему он не предупредил? Что вообще здесь творится?

- Макс, может все же расскажешь, что происходит? - я чувствовала, что еще немного этой неизвестности, и у меня будет истерика. Глядя мне в глаза, Макс спросил:

- Ты знаешь, кто такой Родос? - единственное, что всплыло в памяти, это греческий остров в Средиземном море, но он явно говорил о человеке, и поэтому я отрицательно покачала головой. Макс перевел взгляд на Джаспера, но ему это имя тоже ничего не говорило. Похоже, Макс не удивился нашей реакции, только кивнув в ответ.

- То, что я сейчас скажу, знают немногие, даже некоторые члены Совета не в курсе, не говоря уже о рядовых Охотниках, - он устало вздохнул.

- Макс, остановись, - вмешался Крис. - Ты хочешь посвятить его в наши тайны? – последовал кивок в сторону Джаспера.

- Я могу уйти, - спокойно ответил Джас.

- Нет, теперь это его тоже касается, - ответил Крису Макс, - два года назад я ничего им не рассказал, - он кивнул в нашу сторону с Джасом, - именно потому, что они - тоже вампиры, а теперь там его братья.

- Те два вампира, которых я видел?

- Да.

Слушая их разговор, я теряла терпение. Мне хотелось вскочить и силой вытрясти из Макса все подробности, поэтому я воскликнула:

- Да что происходит? Перестаньте говорить загадками и объясните по-человечески!

Макс еще раз внимательно посмотрел на меня и начал говорить:

- Много лет назад в нашей базе появился вампир. Ничего примечательного, дара у него вроде не было, но трогать его не стали, так как было не понятно, к какому клану он принадлежал, ведь его видели вместе с Аро.

После этих слов я напряглась: от Аро можно было ожидать чего угодно, любой подлости. Но с другой стороны: то, что Аро с кем-то встречался, могло ничего и не значить.

- Лет пятнадцать назад началась какая-то чертовщина. В то время этого вампира и дальнейшие события связать вместе было невозможно. Стали пропадать Охотники, даже те, кто был не на задании. Самым странным был тот факт, что там, где пропадал Охотник, всегда видели некроманта.

- Вот, черт! – вырвалось у меня помимо воли, а по спине побежали холодные мурашки страха. Я очень хорошо помнила свою единственную встречу с некромантом. Этих странных существ тоже можно было бы назвать вампирами, только питались они не кровью, а энергией людей. Если некромант увлекался и забирал слишком много, то человек, полностью лишаясь собственной воли, становился марионеткой, зомби. Такие люди были обречены, они медленно умирали в течение нескольких месяцев. Уничтожить некроманта почти невозможно. Во-первых, его всегда окружают слуги-зомби, а во-вторых, некромант успевал выпить всю энергию, прежде чем Охотник мог подобраться достаточно близко. Такое чуть не произошло и со мной.

Борьба с нечистью – это не моя специализация, но Совет предположил, что мой щит – это гарантия, что некромант не сможет на меня воздействовать. Они ошиблись. Мы провалили операцию, перед некромантом я оказалась так же беззащитна, как и обычные Охотники. Спасибо Максу - в то время он был моим наставником и тоже принимал участие в операции, он спас мне жизнь, напоив кровью.

Пока я вспоминала давние события, друг продолжал рассказывать:

- Энергетический потенциал Охотников намного выше, чем у людей. Сначала мы думали, что дело именно в этом, но потом оказалось, что все гораздо хуже. Одному Охотнику удалось вернуться и рассказать, что произошло, - Макс замолчал, задумчиво глядя на пустую кофейную чашку. За столом вновь повисла тишина, мы ждали продолжения рассказа. На лице Криса не было эмоций, он явно знал эту историю. Сейчас он внимательно разглядывал меня, иногда переводя взгляд на Джаспера. Помолчав немного, Макс продолжил:

- Здесь, в Олимпийских горах, есть лаборатория. Из Охотников делали подопытных кроликов, проводя на них эксперименты. И командует лабораторией и некромантом тот самый Родос, - Макс с ненавистью выплюнул это имя.

Я буквально опешила. Вот это новость! Рядом с моим домом творится неизвестно что, а я ничего и не знаю! Вампиры с замашками садистов мне и раньше встречались, но Охотники всегда могли за себя постоять.

- Так, и почему вы с ним еще не разобрались, раз все знаете? - спокойно спросил Джаспер.

- Мы не всесильны, - огрызнулся Макс. - Добраться до этого Родоса можно только уничтожив некроманта, но за всю историю Ордена, это сделать ни разу не удалось.

Рассказ Макса и воспоминания отвлекли меня, но вот Джаспер задал главный вопрос:

- С Охотниками понятно, а причем тут вампиры? - я даже дернулась, резко вспоминая цель нашей встречи. Сердце болезненно сжалось в ожидании ответа.

- Точной информации нет, но, думаю, затем же, что и Охотники - для каких-то экспериментов, - ответил Крис. Мое сердце остановилось. О чем он говорит? Разве такое возможно?

- За последний месяц некромант доставил в лабораторию уже четверых вампиров, они тоже не могут ему сопротивляться. Мы не знаем, что именно происходит внутри, но назад никто не выходил.

Меня начала бить нервная дрожь, но я поразилась самообладанию Джаспера: даже сейчас он продолжал здраво мыслить и трезво оценивать ситуацию:

- Итак, внутри лаборатории помимо этого Родоса и некроманта еще минимум четверо вампиров - пленников… А сколько Охотников может там быть?

Макс отвел взгляд, а Крис расстроено покачал головой:

- Никого не осталось. Это и было нашим заданием – проверить, есть ли в лаборатории люди.

- Ты уверен? Откуда такая информация? – почти шепотом спросила я.

- Да, уверен, - ответил уже Макс, - инфракрасная камера не врет, живых людей там нет. Мы выполнили задание и завтра утром должны отчитаться перед Советом. Но Крис сказал, что видел, как некромант доставил еще двух вампиров, и вот тогда я вспомнил о тебе.

Слушая Макса, я обдумывала, что делать дальше. Хорошо, что нам не придется воевать с Орденом, а с этим Родосом мы с Джасом уж как-нибудь справимся, но вот некромант мне совсем не нравился. Даже если позвонить домой, и к нам присоединятся Карлайл и Розали, мы все равно не справимся с ним. У меня была теория, как подобраться к некроманту, но проверять ее на практике, рискуя Калленами, совсем не хотелось.

- Белла, нет! – от резкого окрика Макса я чуть не подпрыгнула. – Ты туда не пойдешь! Я уже жалею, что позвонил тебе.

- Макс, а что меня сможет остановить? – спокойно прозвучал мой ответ. - Я уже приняла решение и не собираюсь его менять. Макс, ты ведь многое про меня знаешь, а про остальное догадываешься. И будь ты на моем месте, ты поступил бы так же, – он ненадолго задумался, прежде чем заговорить вновь:

- Изабель, ты всегда поступала по - своему, но сейчас я прошу тебя – подожди. Мне нужны одни сутки, чтобы отчитаться в Совете, и тогда я пойду с тобой, - я чувствовала, что он искренне хочет мне помочь.

- Макс, у меня нет этого времени, и ты мне очень поможешь, если не только скажешь, где находится лаборатория, но и поделишься альпинистским снаряжением.

- Белла, Макс прав, идти туда - это безумие, но если это тебе так важно, то подожди нас, - Крис тоже пытался уговорить меня не торопиться, - дай нам два дня. Среди Охотников найдется много добровольцев, кто мечтает поквитаться с Родосом. Совет ничего не узнает, но нужно время, чтобы собраться.

От его слов я даже смутилась. У меня лучшие на свете друзья! Впрочем, для них я бы сделала то же самое.

- Крис, ты же понимаешь, что все дело во времени, - ответила я ему. Он вздохнул, но согласно кивнул в ответ.

- Изабель, давай договоримся, - вновь заговорил Макс, - я дам тебе карту, снаряжение и даже спутниковый телефон. Но ты подождешь нас! Я прошу тебя, не торопись, наблюдай за лабораторией, но не лезь туда, дождись нас!