В аэропорту Сиэтла нас ждал частный самолет. Мысль о побеге не покидала меня, но пока не представилось ни одной возможности. Феликс, огромный вампир из свиты Вольтури, вцепился мертвой хваткой и ни на секунду не отпускал. Надежда, что удастся привлечь внимание людей в аэропорту, пропала, когда машина выехала на взлетную полосу прямо к самолету.

Уже больше часа я неподвижно сидела в мягком кресле авиалайнера и смотрела в темное окно иллюминатора. Даже такая толпа вампиров, находившихся вокруг, не нервировала меня. Сказывалась привычка жить с Калленами. Это раньше мои волосы стояли бы дыбом, а руки сжимались в кулаки от желания немедленно уничтожить заклятых врагов. А сейчас, я почти спокойно сидела в кресле и даже улыбалась, думая о том, что те, кто мне дорог, живы и здоровы. Это единственное, что согревало мою душу. Наверное, Эдвард был прав, когда однажды сказал, что у меня полностью отсутствует инстинкт самосохранения, потому что сейчас я не думала, что будет со мной, для меня было важно только то, что Эдвард жив, а с остальными проблемами я как-нибудь справлюсь.

За этот час, я несколько раз заглядывала в мысли Феликса и Деметрия, сидевших напротив меня. Общее в их мыслях было то, что они видели во мне ценный приз, и рассчитывали на хорошую награду в Вольтере. Мне вспомнился старый трюк, часто описываемый в книгах: попытаться поссорить их, и пока они будут меня делить – сбежать.

«Куда мне бежать, если все получиться?» - мысленно задалась я вопросом. Вернуться к Калленам и опять подвергнуть их опасности я не могла. Каллены – это самое дорогое, что есть у меня на свете.

«Вернуться в Орден?» - такой вариант даже не буду рассматривать, по тем же причинам, что действовали и ранее: в Ордене есть предатель.

«Что мне делать?» - в сотый раз я терзала свой мозг этим вопросом. Ответ был прост, но страх перед неизвестностью, не давал сразу его увидеть. Непроизвольно вспомнилась древняя мудрость: «Чтобы победить страх, надо посмотреть ему в лицо».

В данном случае выяснить, что от меня хотят Вольтури, и тогда не придется всю жизнь бегать и прятаться, а значит, задуманный побег придется временно отложить. Сначала предстоит встретиться и поговорить с Аро, а потом уже принимать решения исходя из ситуации.

Оставалось еще очень большое опасение, что Каллены попытаются придти мне на помощь. Я просто обязана заставить их, не делать этого. Противостояние между Вольтури и Охотниками длится столетия, и меньше всего мне хотелось втянуть Калленов в эти вековые распри. И прежде всего мне надо было остановить Эдварда. Мое сердце сжималось от ужаса, при одной мысли о том, что с ним может что-то случиться. Я зажмурилась, скрипнув зубами, вспомнив гримасу боли на лице любимого, когда Джейн применила свой страшный дар. Как жаль, что Охотники не могут тронуть никого из Вольтури, с ней я разобралась бы с большим удовольствием. И если представится такой случай, я пообещала себе, что воспользуюсь им.

Перебирая в голове варианты, как мне связаться и поговорить с Эдвардом, я мысленно дала себе подзатыльник и чуть не рассмеялась от одной из своих «гениальных» идей. Возможно, причиной моей тупости был многодневный стресс, в котором я пребывала всю последнюю неделю или не знаю уж что, но до меня неожиданно дошло, что самый простой способ поговорить с человеком на расстоянии - это позвонить по телефону! А если учесть, что Вольтури даже не забрали у меня аппарат, и он по-прежнему лежит в кармане моей куртки, то осталось только набрать нужный номер.

Отпросившись в туалет, я вытащила телефон и увидела на экране множество сообщений о непринятых звонках и пришедших СМС. Решив, что прочитаю их потом, я задумалась над тем, что написать. Я не хотела привлекать внимание разговором, иначе был риск лишиться единственного средства связи, поэтому отправить СМС мне показалось лучшей идеей. Какие подобрать слова, чтобы успокоить Эдварда и заставить не следовать за мной в Италию?

«Эдвард, не ищи меня, это опасно. Если смогу, вернусь. Я тебя люблю» - набрала я сообщение и тут же стерла. От такого сообщения спокойнее ему точно не станет.

«Эдвард, со мной все в порядке …» - начала писать я заново, но не успела закончить, так как дверь туалета слетела с петель. Резко вскинув голову, я увидела Джейн с перекошенным от злости лицом. Ее мысли занимало жгучее желание найти того, кому я пишу письма и лично убить. Чтобы не давать повода придраться к Калленам я протянула ей телефон, а потом резко сжала руку и высыпала перед ней горсть сломанной пластмассы. Гордо подняв голову, я прошла в салон, мысленно ругаясь и добавляя еще один повод поквитаться с Джейн.

Италия встречала нас ослепительным солнцем и пронзительным ветром, но мне было все равно, я не смотрела вокруг. Хотелось, побыстрее встретиться с Аро. Я не думала, что эта встреча закончиться моей смертью, не для того, меня так берегли, чтобы тут же убить. Я боялась за Эдварда. Сможет ли Карлайл отговорить его от необдуманных и спонтанных решений? А если к Эдварду присоединиться Макс? Из-за меня Макс, чуть не разнес половину Нью-Йорка. Как мне уберечь любимого и лучшего друга от опрометчивых поступков?

Такие мысли крутились в голове, лишая спокойствия и не давая уснуть. Весь полет, а он занял более 16 часов, я ни на минуту не сомкнула глаз.

Комнату, в которую меня привели в Вольтере, можно было назвать верхом роскоши и безвкусицы. Шикарная кровать, с огромным балдахином. Бархатные шторы, на имитации окон. Мебель из ценных пород дерева с позолоченными ручками. Персидские ковры. Все это смотрелось богато, но комнате не хватало легкости, воздуха и единого стиля. Предметы интерьера напомнили мне антиквариат разных эпох, из журналов Эсми по дизайну.

Присмотревшись более внимательно, я поняла, что, скорее всего, эта мебель действительно настоящий антиквариат: возможно, она некогда принадлежала королям Франции или Англии. Осмотрев комнату, я нашла гардеробную, полностью заполненную новой одеждой. За следующей дверью скрывалась ванная комната. Меня поразил контраст: если спальня, своим стилем, напоминала восемнадцатый век, то ванная комната была сделана по передовым стандартам двадцать первого.

Закончив осмотр, я села на кровать и начала ждать. Прошел час, потом второй. Подумав немного, я решила, что ждать дальше бессмысленно и пора действовать. Подойдя к двери, я повернула ручку и была очень удивлена, что дверь открылась. Сразу за ней, словно статуя, стоял Феликс.

- Я могу выйти из комнаты? – как бы глупо не звучал этот вопрос, но я его задала, решив, что раз дверь была не заперта, то возможно я гостья, а не пленница.

В ответ, он отрицательно покачал головой.

- Я вообще-то, есть хочу. Здесь кормить будут? – в последний раз я ела почти сутки назад, и было бы неплохо положить в желудок что-то более существенное, чем вода, выпитая еще в самолет. Тем более это был прекрасный повод их расшевелить.

На мой вопрос, последовал кивок головой.

- Ты разговаривать умеешь? – меня начинало бесить одностороннее общение.

Опять кивок.

- Мне нужен компьютер с подключенным интернетом, - напролом пошла я, надеясь на чудо. Реакции не последовало. Статуя Феликса застыла. Интересно, а он вообще знает, что это?

Я вернулась в комнату и вновь села кровать. Прошел еще час, ничего не менялось. Я решила, чтобы не произошло дальше, а душ мне не помешает. Менять одежду я не собиралась, если придется сбегать, то мой наряд самый удобный для этого. Выйдя из ванной, я увидела накрытый стол. Таким количеством еды можно было накормить несколько голодных мужчин. Но его сервировка, мне очень напомнила Элис, или вернее ее первый поход в продуктовый магазин. На столе стояло множество блюд: макароны, рыба, мясо и даже торт, но о такой простой вещи, как вода или сок никто не вспомнил.

Прошли еще сутки, но ничего интересного не происходило. Еду доставляли каждые несколько часов. Открывая дверь, я всегда видела Феликса, вернее статую с именем Феликс. На мои слова он больше не реагировал, впрочем, его ответы меня и не интересовали, а хотела знать, что он думает на самом деле. Но он, похоже, этого не умел.

Моему терпению стал приходить конец, я начала думать о побеге. Конечно глупо было сбегать, не узнав, что хотели от меня Вольтури, но разведать обстановку стоило. Однажды, выйдя из комнаты, я уверенно пошла по коридору. Феликс попытался меня остановить, но я ловко ускользнула от него. Мой импровизированный побег длился не долго, уже за углом я наткнулась еще на троих вампиров. В результате, Феликс поймал меня за руку и, приподняв над землей, принес в комнату, бесцеремонно водрузив на кровать. Посмотрев совершенно равнодушным взглядом, он вышел, вновь оставляя меня одну.

Лежа на кровати и глядя в потолок, я обратила внимание на кружок, уж очень ровный для волнистой структуры потолка. Неужели камера наблюдения? А Вольтури умнее, чем я думала. Хоть они и древние, а современной техникой, похоже, не гнушаются. Осторожно осмотрев комнату, я нашла еще две. В остальных помещениях еще одну.

Теперь я разозлилась по-настоящему. Мысленно негодуя: «Нашли подопытного кролика!» Я на максимальной скорости обежала комнаты, вырывая камеры из стен. Последним делом было запереть дверь. Замка на ней не было, и я просто заблокировала ручку с помощью стула. Справившись, я села на середину кровати и стала ждать.

Уже, через пару минут, в дверь начали ломиться. Она продержалась недолго, ее просто сорвали с петель. На пороге стоял Феликс, за ним Алек, и еще несколько вампиров. Я невинно улыбнулась, и заговорила:

- Добрый день. Вас учили стучать, когда заходите или выломать дверь, это замена стука? -мысленно, Алеку стало неудобно, что его отчитывают как мальчишку, но на лице не отразилось ни одной эмоции.

- Через час тебя ждут Старейшины, - твердо произнес он, и вышел, уводя за собой остальных. А я перевела дух, неопределенность и ожидание гораздо мучительнее, уж лучше узнать все сразу.

Собрав все свои вещи, на случай если будет возможность сбежать, я стала ждать. «Моя свита» или конвой появилась ровно через час. Такая пунктуальность меня порадовала.

Мы шли по мрачным коридорам подземелья. Все молчали, только Алеку было интересно, зачем я здесь. Мысли остальных отношения ко мне не имели.

Последний поворот и мы оказались перед распахнутыми дверьми большого зала Приемов. На возвышении одиноко стояли три кресла, больше похожих на троны. Я много раз видела этот великолепный зал на картинах, но никогда не думала, что лично попаду сюда. Мои сопровождающие разошлись по сторонам, оставляя меня в центре.

Уже через минуту, с противоположной стороны, открылась дверь, и вошли Старейшины. Аро, Кай и Маркус Вольтури – они выглядели в точности, как на картине в кабинете Карлайла, только одежда под черными плащами была более современной. Наверное мне стоило испугаться, но почему то страха я не испытывала, скорее любопытство. Двое сели в кресла, а Аро подошел ко мне и раскинув руки в приветствии, произнес:

- Изабель, дорогая, добро пожаловать домой.

В последнее время меня сложно было удивить, так много удивительного уже произошло со мной. Я встретила оборотней, которые стали моими друзьями. Вампиры стали моей семьей, и за одного из них, я согласилась выйти замуж. Но слова, сказанные Аро, повергли меня в состояние шока. Мне потребовалось некоторое время, что бы их осмыслить, и все равно, я их не понимала.

Я стояла посреди зала и недоуменно смотрела на древнего вампира. Потрясение было настолько велико, что я даже не могла сконцентрироваться, чтобы прочесть его мысли.

Мое замешательство не осталось незамеченным. Улыбаясь, он взял меня за руку и на несколько секунд прикрыл глаза. Я поняла, что он пытается прочитать мои мысли.

Теперь, уже он, недоуменно смотрел на меня. Прошло всего несколько секунд, но мне этого хватило, чтобы придти в себя.

- Что-то не так? – делая невинное лицо, спросила я у Аро.

Он задорно рассмеялся и воскликнул:

- Поразительно! Я не поверил, когда Джейн и Алек утверждали, что их дар на тебя не действует. Но я так же бессилен перед тобой. Как ты это делаешь?

- Это дар, - коротко ответила я, и тут же задала свой вопрос: - Я могу узнать причину, по которой, меня столь необычным способом, пригласили сюда?

- Конечно.

- И это? – я подняла бровь, ожидая ответа.

- Я надеюсь, ты простишь, некоторую бесцеремонность нашего приглашения, - не замечая моего вопроса, продолжил он, - но я опасался, что другое приглашение ты не примешь. Сегодня мы с братьями устраиваем торжественный прием. Окажи нам честь, посетив его.

Не дожидаясь моего ответа, он повернулся и вместе с другими вышел из зала, оставляя меня стоять в полном недоумении.

По дороге обратно, в свою комнату, у меня путались мысли. Аро был добр и предельно вежлив! Его мысли в точности соответствовали его словам. Он хотел, что бы я вечером была на приеме. Он гордился мной, как будто, я была его собственностью. Его буквально распирало от счастья, что я в Вольтере. Но зачем я ему нужна, я так и не поняла. Я не успела прочитать мысли других Старейшин, может быть, они дали бы, больше информации. Как же мне не хватало Эдварда с его даром.

Воспоминание о Калленах болью резанули по сердцу. Прошло уже трое суток, а я так не нашла способ связаться с ними. Все мои просьбы дать мне сотовый телефон, просто игнорировались. Да и телефон сильно помочь мне не мог. Я не знала ни одного номера, все они остались в сломанном аппарате, в самолете. Мне срочно нужно решить все проблемы и быстро выбраться из Вольтеры, пока Каллены не явились сюда.

Я с нетерпением ожидала вечера, чтобы, наконец, понять, что Вольтури хотят от меня.

За несколько часов до начала приема пришла Хайди. Увидев ее, мои руки сжались в кулаки. Я отлично знала, какая обязанность была у нее в Вольтере. Именно она заманивала доверчивых туристов красотами города, после чего, их, конечно, никто не видел. Мне очень захотелось поквитаться с ней за все погубленные жизни, но я сдержала свой порыв и равнодушно стала рассматривать два десятка вечерних платьев, принесенных ей.

Мне было все равно, что будет на мне сегодня одето, но Хайди подошла к этому вопросу ответственно. Примеряя на меня платья, она непринужденно болтала, рассуждая о тенденциях современной моды. Эту тему я охотнее обсудила бы с Элис или Розали, но я решила ей под играть, как говориться в поговорке: «С волками жить – по-волчьи выть».

«И почему мне всю жизнь везет на встречи с монстрами?» - мысленно вздохнула я, возвращаясь к выбору наряда и начиная, соображая, как мне выведать у Хайди хоть какую-нибудь информацию. Поначалу я скромно одобряла ее выбор, потом выразила восхищение ее вкусом - она проглотила наживку. Постепенно с темы одежды, мы перешли к жизни в Вольтере и обсуждению последних сплетен «Королевского двора Вольтури». Информации было много, но ничего, что касалось непосредственно моей скромной персоны, я не услышала.

Через полчаса наряд был выбран. Одев и причесав меня, она ушла. Я остановила свой выбор на черном, обтягивающем платье-футляре. Оно было скромное, но с бриллиантовым колье смотрелось великолепно. Разглядывая себя в зеркало, я невольно подумала, что оно могло понравиться Эдварду. И еще, его так удобно снимать - всего одна молния сзади. Невольно вспомнились прохладные губы, нежно целующие мою шею, когда он помогал мне снимать или одевать украшения. Сильные руки, обнимающие меня. Нежный взгляд, в котором светилась любовь. Черт, о чем я думаю? Сейчас мне предстоит провести вечер в компании самых опасных вампиров в мире, а у меня все мысли о парне, которого я могу больше никогда не увидеть!

Стук в дверь вернул меня в реальность. На пороге стояли Алек и Феликс.

«Хорошо, что, хоть стучать их научила» - усмехнувшись, подумала я.

Феликс округлил глаза. Алек застыл в дверях, восхищенно разглядывая меня, потом опомнившись, протянул согнутую в локте руку, приглашая идти. Я проигнорировала ее и прошла мимо, направляясь вслед за Феликсом.

Торжественные приемы я видела только в кино. Этот прием не отличался от киношного, если не считать, что все его участники были вампирами, и не было столов с угощением и официантов с шампанским. Серые каменные стены, были красиво задрапированы тканью, звучала живая музыка. Здесь были не только Вольтури, но и представители других кланов. Вновь прибывшие подходили, подобострастно приветствуя троих Старейшин, неподвижно сидевших на креслах. Все это действо напоминало прием королей древности.

Мне еще никогда не приходилось видеть такого количества вампиров одновременно: здесь их было больше сотни. Неприятные мурашки пробегали по спине всякий раз, когда я смотрела в чьи-то красные глаза. Мне с огромным трудом удавалось контролировать свои инстинкты Охотника и панику, которую вызывало такое сборище опаснейших хищников в мире.

С самого начала приема я стояла рядом с Алеком, позади Старейшин, вместе со свитой. Некоторые гости с интересом смотрели на меня, но большинство не обращало внимания. Я пыталась читать мысли Старейшин, но они обо мне не думали. Музыка сменила ритм, первые пары закружились в танце. Попытка Алека пригласить меня на танец, успеха не имела. Та же участь постигла и Деметрия. Время шло, ничего не происходило. Музыка продолжала играть, вампиры приходили и уходили. Наконец Аро поднялся и подошел ко мне. Галантно предложив руку, он вывел меня вперед.

- Уважаемые гости, друзья, - обратился он к собравшимся в зале, - я хочу представить вам одну леди, которая теперь является членом нашей большой и дружной семьи, – и, выдержав театральную паузу, закончил, - прошу любить и жаловать, Изабель Вольтури.

Он склонился и поцеловал мою руку. От неожиданности, я замерла. У меня не было даже слов, выразить свой протест. Я ошарашено посмотрела на Аро, а потом перевела взгляд на гостей в зале, и тут же наткнулась на круглые от удивления глаза Карлайла.