И откуда он только взялся? Мало мне было парней в школе, которые доставали меня своими фантазиями о Белле, теперь еще и бывший напарник объявился!

За несколько часов, пока мы пережидали солнечный день в пустом доме, я успел устать от его мыслей. Если бы они постоянно не возвращались к моей девочке, то Макс, возможно, мне даже понравился бы. Я совсем не ожидал, что он сможет настолько быстро поменять свое мнение о нас, перестав считать монстрами, и это меня порадовало. Далеко не сразу я понял, почему он так легко с нами общается - ведь для него мы - кровные враги, и ничем не заслужили его доверия, он нас совсем не знает. Ответ был довольно прост - все дело было в Белле, или, вернее, в том, насколько сильно Охотники доверяли друг другу. Белла сказала, что мы для нее друзья, и она доверяет нам, и Максу оказалось достаточно ее слов. И еще он не собирался докладывать в Орден о встрече с нашей семьей, а значит, охоту на Калленов открывать никто не будет. Но Макс постоянно думал, как бы уговорить Беллу уехать с ним, и это меня беспокоило. А если она действительно согласится?

Он считал, что для Беллы единственно верный путь – это вернуться в Орден. Благодаря своим талантам и покровительству Макса, она должна занять свое законное место в Совете, а ее долгое отсутствие он собирался как-нибудь объяснить.

А еще он мысленно не прекращал восхищаться ее красотой, длинными каштановыми волосами, которые придавали ей женственности и мягкости. Он даже мечтал, что если уговорит ее уехать с ним, то приложит все усилия, чтобы, наконец, добиться ее расположения.

Косые взгляды, которые Макс бросал на меня, подозревая во мне соперника и истинную причину ее нежелания возвращаться в Орден, действовали на нервы. Но он был нашим союзником, и его слишком многое связывало с Беллой, поэтому я сдерживал свое раздражение.

Все, что рассказал Макс о прошлом Беллы, было, конечно, интересно, но не меняло главного, а именно - нашей любви друг к другу. Когда она лежала на моих коленях, я не мог на нее насмотреться. Я утопал в ее глазах, и ничто в мире не могло заставить меня отказаться от моей девочки.

Нежность к ней вновь накрыла меня с головой. Я всегда удивлялся, насколько понимающе она относится к вопросу жажды у вампиров. Она всегда говорила, что я не должен терпеть, и настаивала, чтобы я поехал на охоту. Раньше я считал, что она боится за свою безопасность или окружающих нас людей, а она, оказывается, думала прежде всего обо мне, чтобы я не чувствовал боли и жжения в горле, она ведь очень хорошо знала, каково это.

Вспомнив ее рассказ и то, как тяжело ей было переносить жажду, я начал злиться на всех Охотников и Макса в частности:

«Охотники! Тоже мне, специалисты по вампирам, конечно у нее была ломка», - мысленно негодовал я. - «Макс ведь только раззадорил ее вампирскую сущность и тут же полностью лишил самого главного для вампира – крови!»

Я не знаю, что бы я сделал на его месте, но уж точно не позволил бы ей так страдать! Все, что угодно, но лишь бы не видеть эти шоколадные глаза полные боли и затуманенные безумием жажды. Впрочем, если в тот момент кто-то из нас был бы рядом, мы смогли бы помочь. А то, что она самостоятельно смогла справиться со своей темной половинкой души говорит о силе ее духа - тому же Джасперу не удалось за много лет совладать со своими порочными желаниями.

*** (Белла)

Солнце село, город стал погружаться в сумерки. Эмметт сообщил, что вампирша сейчас находится в доме, как и пятеро ее новорожденных помощников. Суть моего плана была в том, чтобы «случайно» показаться ей на глаза и постараться, чтобы она начала охоту на меня. Если бы не город, то все было бы намного проще. Мне достаточно было бы пройти по лесу, чтобы оставить свой след, который и привел бы ее на место встречи. Но, как и нам было трудно найти вампиршу, так и она могла потерять мой след среди этих каменных джунглей, так что она будет всю дорогу буквально висеть у меня на хвосте.

Но в чем-то нам и повезло: убежище вампирши находилось на самом краю города, рядом с автострадой. На оживленной магистрали она не нападет, а мне понадобится всего пара минут, чтобы выехать на нее. Если бы не такое расположение дома, Эдвард ни за что не отпустил бы меня одну, да и сейчас только поддержка Джаса смогла его убедить.

Допив кофе и поставив бумажный стаканчик на стол, я под пристальным взглядом Макса начала собираться. Все, что мне могло бы понадобиться - будь то телефон, документы или деньги - я положила в те карманы куртки, которые застегивались. В случае, если придется драться, ничего не должно отвлекать и мешать. Заново зашнуровав ботинки, я подняла голову и встретилась с другом взглядом. Макс подошел ко мне, протянул руку, убирая с моего лица волосы и заправляя их за ухо.

- С длинными волосами ты стала еще красивее, - он с грустной улыбкой смотрел на меня, а потом усмехнулся, - хотя с короткой стрижкой ты мне тоже нравилась.

Прикосновение теплой руки показалось мне очень странным - я настолько привыкла к нежной прохладе руки Эдварда, что даже отшатнулась от тепла Макса. Эдвард, видя мое замешательство, встал рядом со мной, с неприязнью глядя на Макса и готовый в любую секунду сорваться.

- У тебя была стрижка? – удивленный вскрик Элис раздался на всю комнату, отвлекая внимание на себя. От ее вопля я чуть не подпрыгнула и, укоризненно покачав головой, ответила:

- Элис, длинные волосы в Академии запрещены, - и увидев, с каким сочувствием на меня смотрит Эсми, продолжила объяснять: - И еще во время охоты, когда неделями не вылезаешь из леса, болота, чердаков или подвалов, то тут не до ухода за длинными волосами.

Я посмотрена на Эдварда. Он уже расслабился и, с улыбкой перебирая длинные пряди моих волос, тихо сказал:

- Хотел бы я посмотреть, как ты выглядела тогда.

- Это просто, - я хитро сощурила глаза, - надеюсь, Элис сделает мне короткую стрижку.

Растерянность отразилась на его лице и прежде чем рассмеяться, я сказала:

- Эдвард, я пошутила!

Эмметт, телефонным звонком, прервал наш разговор: время вышло, пора начинать охоту. Напоследок я подняла щит, концентрируя свое внимание на выполнении задания, и посмотрела на Элис. Она расстроено покачала головой. Значит, неопределенность остается, и мы продолжаем действовать вслепую.

Все вышли на улицу, а мы специально задержались, оставаясь вдвоем. Эдвард обнял меня, прижал к себе и застыл, спрятав лицо в моих волосах. Прильнув к нему, я тут же расслабилась. Знакомое спокойствие разлилось по всему телу. Рядом с ним я была готова стоять всю свою жизнь. В такие минуты я чувствовала себя самым счастливым человеком на земле: разве быть рядом с тем, кого любишь, не есть истинное счастье? Я потерялась в своих ощущениях и уже обо всем забыла, когда Эдвард негромко заговорил:

- Белла, - начал говорить он, - я прошу тебя, умоляю, будь осторожной. Я просто не представляю, как отговорить тебя от этой авантюры. Пожалуйста, ради меня, ради нас, не рискуй. Мы придумаем другой план, все будет хорошо, - в его голосе было столько боли и одновременно заботы, что я чуть не поддалась соблазну уступить и отменить операцию, но второго шанса могло не быть, и я попыталась успокоить его.

- Эдвард, знаешь, несколько минут назад слова об осторожности были и в моей голове, только сказать их я хотела тебе. Со мной все будет в порядке, я уверена, тем более вы все время будете рядом. Так что ничего плохого случиться просто не может, не переживай за меня. Лучше позаботься о себе и присмотри за Эсми - она не боец, лучше бы ей остаться дома, - произнеся эту длинную речь, я посмотрела любимому в глаза.

- Белла, о чем ты говоришь? – он тоже смотрел на меня, нежно поглаживая рукой мою щеку. - Самое опасное задание у тебя, и мы все боимся потерять тебя. Ты принесла в нашу семью радость. С твоим приходом я почувствовал, что живу, а не просто существую. В моей жизни появился свет, тепло и любовь. Я не могу жить без тебя. Я умру второй раз, если с тобой что-нибудь случится, - от его последних слов мне стало не по себе - я ведь тоже не смогла бы без него жить. Я покачала головой, прогоняя наваждение, вызванное его словами, и решила сменить тему разговора.

- Я справлюсь, - уверенно повторила я и, лукаво улыбнувшись, легкомысленно продолжила, - знаешь, я тут подумала: а что, если нам в выходные съездить в Лас-Вегас? Мы могли бы обвенчаться! Возьмем Элис в качестве подружки невесты. А через год устроим настоящую свадьбу на весь Форкс, с белый платьем, тортом и фейерверком, - и увидев, что напряжение покидает его лицо, а глаза загораются радостным блеском, я закончила: - А потом, как и планировали, вместе поедем в колледж. Как тебе такая идея?

- Белла, а ты неплохо умеешь заговаривать мне зубы. Конечно, я согласен. Надеюсь, ты не передумаешь до выходных? – он улыбнулся, а потом обнял еще сильнее и поцеловал. Поцелуй получился нежным, мягким, но с каким-то оттенком грусти. У меня в груди защемило, как перед долгой и неизбежной разлукой. Я быстро отогнала, это чувство: сейчас мне нужна собранность, но почему же так потом и так хочется плакать?

*** (Белла)

Согласно плану, я ехала на машине. Проехав мимо дома, в котором скрывались вампиры, я остановилась в сотне метров от него и, изобразив поломку машины, открыла капот. Спасибо Розали, теперь оттуда валил черный дым. Ложный телефонный звонок с вызовом эвакуатора, и я начала ходить вокруг машины, иногда садясь и вновь пытаясь ее завести.

Уже темнело, зажглись фонари. Этот район города был малонаселен, в основном здесь были промышленные предприятия, поэтому в этот час на улице было уже довольно пусто. Редкие машины проезжали мимо, еще реже проходили пешеходы. Один раз машина остановилась, но я отказалась от помощи. Теперь осталось дождаться условного сигнала, что меня заметили и поняли, кто я. Жаль, что я не могу слышать мысли Эдварда на расстоянии, все было бы проще. Современной технике я тоже доверяла, но уже привыкла общаться невербально.

Прошло минут пятнадцать, но ничего не происходило. Я стала волноваться:

«А что, если вампирша не обратит на меня внимания вообще? Правильным ли был мой план? Достаточно ли она ненавидит меня?» - невеселые мысли пронеслись в голове.

И тогда я сделала то, за что, предупреди я Эдварда заранее, он сам оторвал бы мне голову. Стараясь не спешить, я закрыла капот и завела двигатель. Потом, оставив машину, пошла вдоль улицы, мимо дома, в котором скрывалась вампирша. Реакция моих вампиров не заставила себя ждать. В наушнике, вставленном в мое ухо, сначала раздалось злобное шипение, а потом ругательство. Вот уж не думала, что Эдвард умеет ругаться так витиевато! Мысленно я ухмыльнулась, но отвечать не стала. Дойдя до угла следующего дома, я развернулась и неспешно вернулась к машине. Риск, конечно, был, но он был оправдан. Теперь меня не только заметят, но и быстро поймут, кто я.

Через пару минут голос, прозвучавший в наушнике: «Белла, пора», вызвал у меня вздох облегчения. Я успела отъехать всего на пару кварталов, когда голос Эдварда прозвучал еще раз: «Они идут за тобой».

До автострады я добралась менее, чем за минуту и, влившись в поток, поехала на север. Все получилось, как мы и задумали. Они преследовали меня все время, но не нападали. Автострада осталась позади, и сейчас вампирша могла попытаться достать меня, ничто ее больше не сдерживало, поэтому я выжимала из машины все, на что та была способна. Резко свернув с асфальтированной дороги на еле заметную тропинку, петлявшую среди деревьев, я на полной скорости выехала на большую поляну.

Машина еще не остановилась, когда кто-то из новорожденных с громким треском оторвал водительскую дверь. Двигаясь с молниеносной скоростью, Эдвард отбросил в сторону нападавшего вампира. Резко остановив автомобиль, я выскочила и встала рядом с Эдвардом. Перед нами оказалось шестеро вампиров. Увидев, что нас только двое, на их лицах появились злорадные усмешки. Но они тот час пропали, когда по бокам от нас встали два огромных волка. Новорожденные вампиры никогда не видели оборотней, но уверенность в своей силе и численный перевес сослужили им плохую службу, и они, не раздумывая, бросились в атаку.

Вся драка заняла не более двадцати минут. Нас было одиннадцать, их шесть. У них не было ни единого шанса уйти отсюда. Розали смогла поучаствовать, а меня, Эсми и Элис бесцеремонно отстранили назад. С замирающим сердцем я смотрела на битву, готовая в любую секунду броситься на помощь. Я знала, что Макс великолепный боец, волков я видела в драке и раньше, поэтому сейчас я следила только за Калленами. Если быть точной, то меня интересовал только один из них. Одно дело - смотреть, как Эдвард дурачился с Эмметтом дома, и совершенно другое - знать, что малейшая ошибка может стоить ему жизни сейчас, в реальном бою. В какой-то момент мне показалось, что ему нужна помощь, но стоило мне дернуться в сторону сражения, как меня остановили четыре сильные руки. Пока я удивленно смотрела на Эсми и Элис, не опускающих меня, волк помог Эдварду справиться с рыжей вампиршей. Сейчас мои мысли занимала битва, но я дала себе слово обязательно выяснить, уж не Эдвард ли попросил Элис и Эсми «присмотреть» за мной? И если окажется, что это так, то я клянусь… Я не успела придумать, чем именно поклясться, так как вспомнила свою сегодняшнюю выходку и догадалась, что скорее всего, придумывать оправдания сегодня вечером придется мне, а не ему. Злость на его чрезмерную опеку мгновенно прошла, осталась только обида, что он не воспринимает меня как равную.

Битва закончилась так же неожиданно, как и началась. Еще минуту назад был бой, а сейчас все уже начали собирать ветки для погребального костра. Я, наконец, свободно вздохнула, почувствовав облегчение. Именно в этот момент я поняла, насколько устала за последнее время. Радости, которую я должна была бы ощущать, не было, внутри была только пустота. Я подошла к Эдварду и, положив голову ему на грудь, прошептала:

- Знаешь, в понедельник я с удовольствием пойду в школу. Мне гораздо больше нравится мир, где можно жить, а не выживать, - ничего не ответив, он весело рассмеялся, обнимая меня. Я закрыла глаза, подставляя лицо для поцелуя. Его губы нежно коснулись моего разгоряченного лба, глаз, я почувствовала прохладное дыхание на своих губах, когда он напрягся и, резко развернувшись, спрятал меня за своей спиной.

Из-за дыма вдруг раздался мелодичный женский голос:

- Интересная тут у вас компания собралась.

На поляну вышли четверо вампиров. Их черные плащи развевались на ветру, напоминая крылья каких-то огромных птиц. Подойдя ближе, они сняли капюшоны. Могли бы этого не делать, я и так хорошо знала их, и не только я. Тихий шепот Эдварда "Вольтури", просветил тех, кто их никогда не видел.

Стоя за его спиной, я буквально застыла, боясь даже шевельнуться от ужаса, царившего в моей голове: «Что им здесь надо? Неужели они вновь пришли за мной? Как они узнали, что я здесь?»

Как глава семьи, Карлайл вышел вперед, приветствуя их:

- Добрый вечер, что вас привело в наши края?

Ему ответила молоденькая девушка, почти ребенок:

- То же, что и всех - беспорядки в Сиэтле. Мы слышали, что Орден не намерен вмешиваться и, ради сохранения тайны нашего существования, пришли навести порядок. Однако, я вижу здесь Охотников, вампиров и оборотней. Мне любопытно, что заставило давних врагов объединиться? Такого странного альянса никогда не было. Жаль, с нами нет Аро, ему было бы интересно.

- Вы правы, объединить врагов может только общая угроза. Мы устранили ее общими усилиями, - делая акцент на последних словах, Карлайл посмотрел в сторону костра.

Девушка кивнула, и перевела взгляд на Макса:

- О, Максимилиан Джонс! Я слышала, что самый знаменитый Охотник Ордена решил уйти на покой. Надоело подчиняться Совету Старейшин?- с сарказмом спросила она. - Ну и наделали вы шума в Нью-Йорке. Стоило ли из-за небольшого происшествия портить себе карьеру? А теперь вы докатились до общения с вампирами и оборотнями, - она с издевкой покачала головой.

Макс стоял спокойно, но было видно, как тяжело ему не вспылить.

- Ладно, вы сделали работу за нас, и нам пора возвращаться домой. Приятно было вас увидеть, - закончила она и повернулась, собираясь уходить. Но в этот момент ее взгляд остановился на мне. Глаза мгновенно расширились, ноздри раздулись, руки мелко задрожали.

- Изабель Леруа? – прошипела Джейн, от ее мелодичного голоса не осталось даже следа. Трое ее спутников застыли на месте, как статуи, стоило им услышать мое имя.

Лучшая защита - это нападение, а поскольку прятаться было уже поздно, то, выйдя из-за спины Эдварда, я вежливо спросила:

- Джейн, я еще в Нью-Йорке хотела поинтересоваться, что хочет от меня Аро? Извини, раньше спросить не успела. Хотелось бы сейчас получить ответ на этот вопрос.

Она, молча, смотрела на меня. На её лице отражалась растерянность, а в голове был полный хаос. Она вспоминала их провал в Нью-Йорке, гнев Аро, когда они вернулись без меня. Но самый страшный день был тот, когда Аро сказали, что я, скорее всего, погибла, так как поиски не дали результатов. Даже ближайшая свита боялась попадаться ему на глаза несколько дней.
И вот теперь я стояла перед ними живая и невредимая.

Решение она приняла мгновенно: довести до конца то, что не удалось в Нью-Йорке, а именно - любой ценой доставить меня в Вольтеру.

Благодаря чтению мыслей Эдвард среагировал первым. Вновь спрятав меня за своей спиной, он приготовился дать им отпор. Но против Джейн он был бессилен, и никто ничего еще не понял, когда Джейн применила свой ужасный дар, и Эдвард оказался на земле, корчась от боли. Только я могла помочь: еще по Нью-Йорку я знала, что ни она, ни Алек не могут пробить мой щит. Не теряя времени на разговоры, я решила сшибить ее с ног. Для использования дара ей тоже нужен был визуальный контакт. Я надеялась, что Каллены мне помогут, но в игру уже вступил ее брат: туманная дымка кружилась около Калленов, волков и Макса. Все стояли неподвижно, растерянно оглядываясь вокруг. Еще не успев приблизиться к Джейн, я поняла, что помощи не будет. А ее мысль, что надо уничтожить всех свидетелей, привела меня в панику, заставив вообще застыть на месте.

«Нет! Нет! Нет!» - я могла кричать только мысленно, не в силах вымолвить даже слово. – «Пожалуйста, не делай этого! Только не Эдвард! Только не моя семья!»

На долгую секунду наши взгляды встретились. Она торжествовала от предвкушения награды, ожидавшей ее по возвращению в Вольтеру. А у меня не было больше сил сопротивляться - еще секунда, и она отдаст приказ, и на моих глазах погибнут те, кто мне дороже собственной жизни.
Последняя мысль вернула меня в реальность. Пусть у меня нет физических сил защитить свою семью, но я могу предложить ей сделку: свою жизнь в обмен на их.

- Джейн, я не буду сопротивляться и пойду с вами добровольно, но обещай, что никто из них не пострадает, - я кивнула головой на неподвижно стоящих друзей и семью.

*** Эдвард

Казалось, что трудности позади: вампирша и новорожденные уничтожены, угроза раскрытия тайны нашего существования устранена. Еще предстоял разговор с Максом - он постоянно прокручивал в голове доводы, которые могли бы убедить Беллу пойти с ним, но ни один из них не казался мне убедительным.

Держа ее в своих объятьях, я праздновал победу и начал мечтать, о том, что в ближайшие выходные мы поедем в Лас-Вегас. Я мысленно улыбнулся тому факту, что мы можем поехать туда вдвоем, и даже Элис не будет знать, ведь она не может видеть Беллу. Правда, потом придется оправдываться перед семьей, особенно расстроится Эсми, но я думаю, что они поймут меня. Я не могу потерять мою девочку, и если есть возможность привязать ее к себе навсегда, я сделаю все что угодно.

Но судьба распорядилась иначе. Угроза пришла с той стороны, с которой ее и не ждали. Вольтури. Вот, что скрывала Белла. Это от них она пряталась и их боялась. В мыслях Джейн я увидел страшные воспоминания. Она вспоминала, как они охотились за Беллой в Нью-Йорке. И вампирша сейчас была готова уничтожить всех, лишь бы выполнить приказ Аро и доставить Беллу в Вольтеру.

Нас было больше, но шансов остаться в живых почти не было. Никто не может сопротивляться Джейн и Алеку Вольтури. Моя попытка опередить их нападение не имела успеха. Сквозь дикую боль я расслышал слова Беллы: она опять защищала нас, меняя свою свободу на наши жизни, а я ничего не мог сделать, чтобы помочь ей.