Дождь тихонько стучал по стеклу, успокаивая и нагоняя сон. Уже полчаса, как в коридорах Академии царила полная тишина: после отбоя студентам запрещалось покидать свои комнаты. Здесь была строгая, почти военная дисциплина, но для нас это было привычно, ничего другого мы просто не знали. Каждый день студенты узнавали что-то новое или совершенствовали уже полученные навыки, все это позволит нам в будущем выполнить наше предназначение – защитить жизнь человека.

Я лежала на кровати прямо в одежде и смотрела в потолок. Сегодня был достаточно необычный день, но ничего кроме разочарования он не принес. Еще утром меня попросили зайти к ректору. С замирающим сердцем я постучала в дверь и, услышав разрешение, вошла. Секретарь, сидевшая в приемной, молча, передала мне лист бумаги и, отвернувшись, занялась своими делами.

Это был ответ на мою вторую просьбу в Совет: я просила о возможности досрочно покинуть Академию и начать стажировку. На том же листе в левом верхнем углу стояла резолюция «отказать», и еще была сделана приписка о том, чтобы я перестала беспокоить Совет по пустякам. И если я все же желаю, в столь юном возрасте, начать стажировку, я должна доказать свою пригодность к самостоятельной работе. Прочитав эти слова я горько усмехнулась: как можно что либо доказать, если ничего кроме Академии в своей жизни не видел?!

Возможно, я бы не стремилась покинуть это место досрочно и спокойно ждала бы восемнадцатилетия, но через месяц уезжают мои единственные настоящие друзья, а еще два года провести в этих стенах без поддержки Криса, Тео и Александры я просто не смогу. Но парням уже исполнилось восемнадцать, а у Александры был особый дар, и она получила разрешение Совета на стажировку.

Последней моей надеждой стал Макс, и если он согласится взять меня под свою личную ответственность, то Совет даст согласие. Я очень надеялась, что он приедет именно сегодня, но, видимо, не судьба.

«Как он мог так со мной поступить? У меня ведь сегодня День рождения!» - так и хотелось закричать, впрочем, это говорила во мне детская обида, а шестнадцатилетие - это тот возраст, в котором начинаешь понимать, что чудес не бывает.

Я знала, что Макс - один из лучших Охотников Ордена, и если он не приехал, то это означало, что у него есть безотлагательные дела. Раньше служебная необходимость часто приводила его в Академию, но он всегда находил время и для меня. В последний раз я видела Макса год назад, за день до моего прошлого Дня рождения. Он, как всегда, приехал неожиданно и на ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ забрал меня из Академии. О таком счастье я даже не могла мечтать, никто из студентов не бывал за ее пределами до момента окончания!

Тот день я до сих пор считаю лучшим в своей жизни. Однажды я сказала ему, что хотела бы научиться танцевать, и Макс привез меня в танцевальную студию!!! А потом, довольную и счастливую от сбывшейся мечты, повел в кафе, где мы и отметили мой День рождения пиццей и мороженым. Студенты Академии не были «дикарями» и мороженое не считали чем-то редким и недоступным, но такое, как в кафе, я пробовала впервые: в высоком стакане, снизу фрукты, а сверху взбитые сливки и вишенка. Такую красоту даже есть было жалко, да и на вкус этот шедевр оказался выше всяких похвал.

И вот сегодня, пока не прозвучал сигнал отбоя, во мне жила надежда, что Макс приедет, и чудо повторится. Но этого не произошло, и сейчас я чувствовала себя как никогда одинокой.

Тихий шорох шагов замер около моей двери. Она приоткрылась, и в проеме показалось улыбающиеся лицо Александры. Я уже набрала в легкие воздух, собираясь спросить, что она делает здесь после отбоя, но Алекс приложила палец к губам и поманила меня за собой. Это было не первое нарушение строгих правил Академии, поэтому я, привычно свернув покрывало и запихнув вместе с подушкой под одеяло, имитируя спящего человека, без колебаний пошла за ней.

Бесшумно двигаясь по коридору, мы достигли железной винтовой лестницы ведущей на чердак. В старинном замке, где располагалась Академия, было много пустых помещений, но для своих встреч мы выбрали чердак под одной из башен. Судя по слою пыли, в день, когда мы впервые сюда попали, люди не появлялись здесь последние лет триста. И даже серьезная реконструкция замка, проведенная Орденом полвека назад, не коснулась этой башни.

Переступив порог чердака, я остановилась и от удивления даже открыла рот. Около празднично накрытого стола стояли Крис и Тео, улыбаясь и наслаждаясь произведенным эффектом. А я, не отрываясь, смотрела на угощение. Выносить еду из столовой категорически запрещалось! Как же им удалось это сделать?! Ох, не к добру все это. Что-то нарушать правила у нашей компании входит в привычку.

- С Днем рождения, принцесса, - произнес Тео и, обняв меня, поцеловал в щеку. Крис и Алекс тоже стали поздравлять. А мне вновь стало грустно: скоро они уедут, а я останусь. Конечно, мы все равно бы расстались во время стажировки, а она занимала год или два. У каждого студента был свой наставник, который на практике показывал все то, чему учили в Академии. Но стажировка означала еще и свободу.

- Ну, принцесса, не грусти, - Тео вновь приобнял меня за плечи, усаживая за стол, - у тебя сегодня День рождения, надо радоваться, - вздохнув, я вымученно улыбнулась и взяла с тарелки яблоко.

Минут через десять, когда стол опустел, мы сидели и просто разговаривали. Обычной темой наших посиделок была учеба, но в последнее время мы стали часто обсуждать и планы на будущее. Парни однозначно собиралась стать Охотниками, им оставалось только определиться со специализацией, а Александру ждал аналитический отдел Ордена: ее необычную способность делать выводы, исходя из незначительных фактов, все считали даром. Мы иногда над ней посмеивались, сравнивая ее талант с дедуктивным методом Шерлока Холмса. Много раз она пыталась нам объяснить, как она делает эти самые выводы, но со стороны это казалось настоящим чудом. Ей было достаточно просмотреть криминальную сводку, чтобы почти со стопроцентной уверенностью сказать, есть ли в городе вампиры или другая нечисть. Именно из-за дара она получила разрешение на стажировку в шестнадцать лет.

- Белла, ты слышишь, о чем мы сейчас говорили?! - я удивленно посмотрела на подругу: задумавшись, я и не заметила, как потеряла нить разговора.

- Извини, я задумалась. О чем речь? – я посмотрела на друзей, но они молчали и только улыбались, тем самым дразня меня. Наконец, Крис заговорил:

- У нас появилась идея, как тебе помочь, - я вся обратилась вслух, - они написали, что ты должна доказать свою пригодность к работе, так давай докажем!

- Интересно, и как это сделать? - раздраженно ответила я. - Поймать вампира или оборотня и притащить на заседание Совета? – в ответ на мои слова ребята переглянулись и вновь дружно заулыбались.

- У дураков мысли сходятся, - продолжая улыбаться, констатировал Тео, - только мы думали о ком-нибудь попроще: ты же знаешь, что и вампиры и оборотни в этих горах не встречаются, а вот упыря можно попробовать найти.

Поняв, что это не такая уж плохая идея, я впервые искренне заулыбалась. Через две недели члены Совета приедут в Академию, чтобы лично познакомиться с кандидатами на стажировку и назначить наставников. И тогда у меня будет шанс получить разрешение, представив им мое «доказательство». Конечно, придется нарушить множество правил и запретов, но результат того стоил.

- Алекс, - обратился к ней Тео, - покопайся в интернете и просмотри сводки происшествий по ближайшим городам. Сможешь найти упыря? - Александра обижено надула губки, но промолчала, только кивнув. – У нас неделя на подготовку и еще одна на исполнение, - продолжал командовать Тео, - мы пойдем вдвоем с Беллой. Алекс, Крис, вы останетесь в Академии и будете нас прикрывать. Нужно раздобыть второй сотовый телефон. Крис, это задание для тебя, - Крис кивнул, соглашаясь. – Теперь остается решить три вопроса: как незаметно уйти, а потом и вернуться в замок, а еще, где будем прятать упыря до заседания Совета?

Несколько часов мы составляли план будущей охоты, нашей первой самостоятельной охоты! Небо на востоке уже светлело, когда в общих чертах он был готов. Счастливые от предвкушения необычного приключения, мы стали расходится по комнатам. Первыми, как обычно, ушли Крис и Алекс, их комнаты были расположены дальше, а мы с Тео покидали чердак на несколько минут позже.

Я стояла у окна - с башни был отличный вид - и рассматривала горную долину. Она, казалось, совсем рядом, но я знала, что даже до нее более тридцати километров. Через эту долину и деревушку, расположенную в ней, проходила единственная дорога, ведущая в цивилизованный мир, но мы не собирались идти по ней. Через перевал была еще одна тропа, раньше там ходили только пастухи, но сейчас животноводством никто не занимался, и люди давно о ней забыли.

Неожиданно сильные руки нежно обняли меня сзади. Спиной я почувствовала твердую и надежную грудь своего друга. Рядом с Тео я казалась ребенком, хотя почти двухметровый рост парня не мешал ему двигаться с кошачьей грацией.

- Принцесса, ты уверена, что хочешь покинуть Академию сейчас? – я не ожидала такого вопроса, ведь он сам предложил мне помощь.

Повернувшись, я вопросительно на него посмотрела. Тео обнял меня, ещё ближе притягивая к себе. Не могу сказать, что мне были неприятны его объятия, но все же я немного растерялась: раньше он себе такого не позволял. Но парень был совершенно спокоен, и я тут же устыдилась своих мыслей.

- Белла, зачем тебе это, ты еще маленькая, останься в Академии, - начал уговаривать он. – Послушай, я постараюсь за год закончить свою стажировку, а значит, когда ты пойдешь на нее, я смогу стать твоим наставником. И тогда мы опять сможем быть вместе, - последние слова он сказал очень тихо, глядя мне в глаза.

От его речи я вновь растерялась. Тео всегда был для меня другом, с ним было весело, когда нужна была помощь, он никогда не отказывал, называл «принцессой», хоть меня и бесило это прозвище, а сейчас он говорил так, как будто наша дружба была для него чем-то большим.

Пока я размышляла над его словами, он наклонился и прикоснулся губами к моим губам. Сначала очень нежно, как бы пробуя на вкус, а потом настойчиво, заставляя ответить на поцелуй.

Совершенно не задумываясь, что именно делаю, я стала отвечать, беспрекословно подчиняясь его настойчивым губам и языку, нахально изучающему мой рот. Но через несколько минут я пришла в себя и отстранилась: мне показалось, что я делаю что-то неправильное. Он не стал настаивать, но, продолжая обнимать, прошептал:

- Подумай об этом, я сделаю все, как ты захочешь, – я кивнула, а он тяжело вздохнув, выпустил меня из объятий. Не глядя на него, я стала спускаться с чердака. Проводив меня до комнаты, Тео прошептал:

- Поговорим вечером, - и бесшумно скрылся в коридоре.

Все утро мои щеки горели румянцем от смущения, и я не знала, что и думать. О первом в своей жизни поцелуе я могла сказать только одно – мокро! Других чувств - тех, про которые пишут в книгах - он у меня почему-то не вызвал. Не было никаких «бабочек в животе», еще бы знать, что это такое, и как они ощущаются; сознание оставалось совершенно ясным, а значит, понятие «растворится в поцелуе», тоже сюда не подходило. Да и Тео… зачем он задал мне этот вопрос? Что именно он хочет от меня услышать? Или он таким образом хотел сказать, что я ему не безразлична? Но это же бред, мы просто друзья! Или не совсем друзья? Я совершенно запуталась в своих мыслях и ощущениях.

Завтракать я не пошла - аппетита совершенно не было. Хорошо, что сегодня воскресенье, и занятия начнутся только в двенадцать часов, а не в семь утра, как в другие дни. Немного успокоившись, я решила пару часов поспать, но этот момент в комнату влетела Алекс, с воплем «нашла».

Итак, предполагаемый объект охоты обитал всего в сотне километров от Академии, а значит, задача значительно упрощалась. Чтобы поймать его, нам понадобится всего одна ночь, и если все пойдет по плану, то наше отсутствие даже не заметят. Вопли Алекс и сообщенная ей новость поставили мои мысли на место, и на занятия шла прежняя Белла - спокойная, уверенная и целеустремленная. Сейчас никто бы даже не подумал о том, что час назад меня одолевали душевные сомнения и муки.

***

Дни потянулись своей чередой: в шесть утра подъем, в семь - начало занятий. Теория чередовалась с практикой, точные науки - с гуманитарными. В эти дни особое внимание я уделяла занятиям по ведению боя. В спарринге мне не было равных - очень часто выручала скорость, с которой я могла двигаться, но вот сил явно было недостаточно. Если я ошибалась, и партнер успевал меня схватить, то я проигрывала бой, а в реальной жизни это было чревато смертельным исходом. Совместно с преподавателем мы разработали индивидуальную тактику, и сейчас я усиленно ее осваивала. Мне очень хотелось выйти из Академии максимально подготовленной к будущей жизни. По вечерам мы с огромным энтузиазмом обсуждали нашу будущую охоту. Все, что нам могло понадобиться, было уже собрано и спрятано на чердаке, и оставалось только дождаться воскресенья.

После поцелуя я не знала, как мне себя вести и что сказать Тео, но он упростил мне задачу, больше не напоминая о произошедшем. Вернее, он не говорил об этом вслух, но стал по-другому ко мне относиться. В столовой он подолгу смотрел на меня, заставляя краснеть и давиться едой. Теперь я постоянно на него натыкалась: в спортзале, в библиотеке или просто в коридоре. У меня сложилось впечатление, что он специально преследует меня. Впрочем, я не осталась в долгу и сама иногда следила за ним взглядом, пытаясь представить в роли моего парня, моей второй половинки, но даже моего достаточно богатого воображения не хватало. Мне совершенно не хотелось с ним целоваться или хуже того - заниматься любовью, а про замужество даже думать было смешно. Он был другом и не более!

Как и любая молодая девушка, в своем сознании я давно нарисовала образ идеального мужчины, который и должен стать моим избранником. Его формированию, конечно, способствовала прочитанная литература. В последнее время в моей голове прочно засел образ Эдварда Рочестера из «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте: властный, резкий, порой даже грубый, но одновременно нежный, заботливый и преданный человек. Правда, до него я грезила Редом Батлером. Он, конечно, был авантюристом, но эта черта была свойственна и мне, а еще раньше были Жофрей де Пейрак и капитан Питер Блад. Единственное, в чем я был уверена точно, так это в том, что мой избранник должен быть Охотником, так как все эти «тыловые крысы», протирающие штаны в Аналитиках, Совете или Кураторах*, не подходили по определению.

***

С самого утра у меня не сходила с лица идиотская улыбка, ведь сегодня ночью нас ждала первая охота. День тянулся ужасно медленно, но когда я пришла на ужин, меня ждал неприятный сюрприз. Стоило мне подойти к столу, как друзья замолчали, прерывая до этого оживленный разговор, и серьезно посмотрели на меня.

- Что случилось? – с замирающим сердцем спросила я.

- Белла, ты только не волнуйся, у нас еще есть время, - сказав эту совсем не успокоившую меня фразу, Алекс протянула лист бумаги. В ней черным по белому было написано, что заседание Совета состоится завтра в десять часов утра. Не через неделю, а завтра?! Первой реакцией на эту информацию был ступор и отчаяние, но потом я поняла, что у меня еще есть целая ночь, и можно успеть привести в исполнение наш план.

«Наш план» - с горечью подумала я, - «теперь он становится только моим». Всех, кого завтра признают выпускниками Академии, сегодня еще ждут разнообразные «формальности», а значит, я пойду одна. Я посмотрела на Тео, ища у него поддержки, но наткнулась на совершенно непроницаемую маску.

- Одна ты не пойдешь, - сквозь зубы прошипел он.

Я всегда быстро принимала решения и поэтому, не отвечая ему, встала из-за стола и махнула рукой, приглашая друзей следовать за мной. Они знали меня много лет и, видя мою решимость, даже не пытались отговорить от этой авантюры, только Тео продолжал сквозь зубы бормотать ругательства.

Не дожидаясь отбоя и взяв необходимое снаряжение, мы стали пробираться в сторону гор. Около обрыва наши пути расходились, и, закрепив веревку, я стала спускаться вниз, а ребята должны были вернуться в замок и в случае необходимости постараться прикрыть мое отсутствие.

Горы - не лучшее место для быстрых пробежек, и даже то, что я хорошо видела в темноте, не спасало от острых камней, раздирающих руки в кровь. Когда внизу замелькали огни небольшого городка, я вздохнула с облегчением.

Подойдя к первым домам, я поняла весь идиотизм ситуации: в Академии давали теорию, но как на практике найти упыря, пусть даже в небольшом городе? Раньше эта мысль мне даже в голову не приходила. А если он прячется не в самом городе, а где-то в горах и спускается вниз только для охоты? Но я проделала такой длинный путь, что отступать было поздно.
Потратив час и осмотрев лишь небольшую часть города, я совсем пала духом. С такими темпами я буду искать его несколько дней! Пересекая очередную улицу, я почувствовала запах, которого здесь быть совсем не должно.

Приторно сладкий и одновременно манящий – запах вампира!

Первой мыслью было схватить телефон и позвонить друзьям, вызывая подмогу из опытных Охотников. Но я остановилась: мне будет достаточно сложно объяснить, почему я нахожусь здесь, а не в Академии.

Двигаясь по следу, я почувствовала новый запах – запах теплой человеческой крови. Ужасная мысль появилась в голове: сейчас мне предстоит увидеть, как питается вампир!

Бесшумно двигаясь по темному узкому переулку, я увидела источник запаха. На земле лежал человек, он был уже мертв - я не слышала биения его сердца - но около него сидело существо, которое и было целью моего визита в этот городок. Упырь, припав к шее человека, допивал последние капли крови, оставшиеся в теле. Упыри не обладали достаточной силой и никогда не нападали на взрослых людей, но они часто следовали за вампирами, доедая то, что оставит им старший собрат.

Мысленно пожалев человека, которому так не повезло, я резко рванула вперед, одним движением перелетая через мусорные баки и пустые коробки, в прыжке хватая упыря и прижимая того к земле. Это существо, с серой сморщенной кожей и ростом не более метра, не могло оказать мне достойного сопротивления. Я справилась с ним мгновенно, связав руки, ноги и заклеив его рот скотчем.

Переведя дух и уже собираясь встать с колен, я почувствовала на себе чей-то взгляд. Резко обернувшись, я встретилась глазами с вампиром!

От неожиданности я замерла, продолжая сидеть на коленях рядом со связанным упырем. Его рубиновые глаза неотрывно смотрели на меня, а на губах играла легкая улыбка. Никогда в жизни мне не приходилось видеть настоящего вампира, поэтому я разглядывала его со смешанным чувством страха и интереса. Его совершенное лицо удивляло: прямой нос и волевой подбородок сочетались с мягкой линией губ, и даже красные глаза не портили впечатления, а сладкий аромат, витавший вокруг него, затуманивал мой разум.

Вампир не выглядел агрессивно, скорее наоборот: расслабленно опираясь на стену, он просто рассматривал меня. Его взгляд переместился с моего лица на упыря, беспомощно лежащего у моих ног. Не знаю, о чем он подумал, но улыбка исчезла, а из горла вырвалось злобное шипение, что и послужило для меня, предупреждением о его атаке. Времени для побега у меня не было, поэтому я приняла вызов. Впрочем, удача сегодня была на моей стороне: то ли он не ожидал, что я буду сопротивляться или у него просто не было опыта, но, резко уклонившись от атаки, я оказалась у него за спиной.

Остальные мои действия были отработаны до автоматизма: резкий захват шеи и поворот. Мышцы рук отозвались дикой болью, с такой силой я рванула за его голову. Немного придя в себя, я поняла, что держу оторванную голову в руках. Резко отбросив ее от себя, я прижалась к стене, с ужасом глядя на труп вампира. Меня била сильная дрожь, руки дрожали, а в горле стоял ком.

До моего сознания медленно стало доходить, что только что, я своими руками, убила живое существо. Даже мысль, что он был кровожадным монстром и не испытывал бы муки совести убив меня, не приносила утешения. Перед глазами упорно стояло улыбающееся лицо вампира, так похожее на человеческое. Мне трудно сказать, сколько времени я так простояла. Опомнилась я только тогда, когда темнота чуть поредела, и на восточной стороне неба появились светлые полосы.

Единственным желанием, владевшим мной сейчас, было бежать отсюда, спрятаться от этого кошмара за высокими безопасными стенами Академии и никогда не вспоминать то, что сейчас здесь произошло. Но я не сдвинулась с места: первый шок прошел, а многолетнее, пусть и теоретическое обучение, не пропало даром.

С огромным трудом взяв себя в руки, я начала делать то, чему учили в Академии, а именно - прятать следы ночного происшествия. Этому человеку я не могла уже помочь, и когда утром его найдут, то полиция решит, что он стал жертвой обычных грабителей.

Оставался вопрос, что делать с вампиром? Чтобы он опять не ожил, его надо было сжечь, но не разводить же костер прямо в городе! Подумав немного, я все же решила, что другого выхода у меня нет. С ужасом дотрагиваясь до того, кто раньше был живым существом, я закинула его останки в мусорный контейнер и подожгла. Едкий серый дым тут же взметнулся в воздух, но я его уже не чувствовала, быстро удаляясь в сторону гор и таща за собой упыря, мой «пропуск» в большой мир.