Всю дорогу мы молчали, я лишь иногда поворачивалась к Эдварду, пытаясь уловить его мысли, но он раз за разом прокручивал в голове мой вчерашний поединок, увиденный в памяти Эсми. Я неожиданно поняла, что со стороны это удивительно красивое зрелище, такими четкими и слаженными были мои движения. Он не смотрел на меня, а мне так хотелось заглянуть в его глаза до того момента, как он меня окончательно возненавидит. Мне хотелось сказать, что знакомство с ним – это лучшее, что когда-либо было в моей жизни, но только подъехав к дому, я произнесла:

- Эдвард, чтобы ты сейчас не услышал, знай, я люблю тебя, - он внимательно посмотрел на меня и усмехнулся, мысленно решив, что ради того чтобы видеть мое личико таким же смущенным, как сейчас, он готов выслушать все, что угодно, и подал руку, помогая мне выйти из машины.

Эсми встретила нас на пороге и обняла меня. Эмметт поднял вверх большой палец и воскликнул:

- Молодец, сестренка.

Розали, Джаспер, Элис и Карлайл приветливо улыбались.

У меня в горле встал комок. Еще десять минут, и они либо поймут и примут меня, либо будут презирать и ненавидеть. Но решение уже принято, обратного пути нет. Ничего скрывать я больше не хотела, если они смогут понять и принять меня, то моя жизнь продолжится, а если нет, то она закончится, и неважно, кто будет тем, кто оборвет ее: Орден - за предательство, или вампирша - во время охоты в Сиэтле.

Мы прошли в столовую и сели за стол. Все серьезные вопросы в семье Калленов решались именно за этим столом. Иногда я в шутку их называла рыцарями овального стола, позаимствовала этот термин из «Короля Артура». Но сейчас мне было совсем не до смеха.

- Все знают, что вчера здесь произошло, - твердым, уверенным голосом начала я, когда все сели, - но, чтобы картина произошедшего была более полной, я должна кое-что пояснить. Вчерашний, так сказать, гость, был только разведчиком. Наша старая знакомая вампирша, поняв, что ей не справиться одной, создала себе в Сиэтле армию - армию новорожденных. И у нее теперь четверо или пятеро помощников, - от удивления все замерли, как статуи, недоверчиво глядя на меня.

- Белла, ты уверена? Откуда ты знаешь? – первым пришел в себя Карлайл.

- Знаю. Я не могу допустить, чтобы пострадал кто-то из вас, с меня хватит и вчерашнего происшествия, поэтому я собираюсь в Сиэтл. Её надо остановить.

- Белла, ты что, собираешься в одиночку воевать с армией новорожденных? - в вопросе Джаспера кроме удивления, прозвучало уважение.

Я кивнула, и, не обращая внимания на возмущенный ропот, продолжила:

- Карлайл, мне нужна твоя помощь. Я хочу рассказать, кто я.

- Конечно, Белла. Чем я могу помочь? – как всегда вежливо и спокойно спросил он.

- Карлайл, расскажи всем, кто я, - он удивленно посмотрел на меня, явно не ожидая такого предложения.

- Белла, кто ты, ломает голову не только Эдвард, но и я. За все свои триста с лишним лет я никогда не встречал таких, как ты.

- Ошибаешься, ты знаком, по крайней мере, с одним из нас, - уверенно ответила я. Он вновь посмотрел на меня, ожидая продолжения. - Картина в кабинете, та, где ты, Аро, Кай и Маркус Вольтури, - подсказала я, давая направление, для того чтобы Карлайл смог догадаться. - Он стоит среди гостей.

Видя непонимание на его лице, я с отчаянием в голосе продолжила:

- Не вампир, человек!

- Белла, там все вампиры, я в этом уверен, - очень спокойно и уверенно прозвучал его ответ.

От неожиданности я растерялась. А если Карлайл действительно не знает об Ордене и Охотниках? Как же мне рассказать, кто я? Хоть я и решила ничего не скрывать, нарушить закон, которому я следовала всю жизнь, у меня язык не поворачивался.

В голову пришла еще одна идея. Об Охотниках ходило много легенд, в одной из книг Карлайла было даже упоминание о нас, не явное, но все же, это могло помочь. На правой руке, никогда не снимая, я носила кожаный браслет. Обычно никто не обращал на него внимания: его светло-кремовый цвет хорошо сливался с кожей. Если меня и спрашивали, почему я его постоянно ношу, я отвечала, что там некрасивый шрам от ожога кислотой.

На самом деле там была татуировка: знак Ордена, знак Охотников. Показывать татуировку посторонним тоже не приветствовалось, но мне это показалось меньшим злом, чем рассказать все самой. Браслет тоже был не совсем обычный, его отличало отсутствие застежки. Чтобы его одеть, браслет размачивали, растягивали и одевали на руку. Высыхая, он плотно обхватывал место около запястья, будто напульсник.

Я протянула руку Карлайлу и попросила:

- Сними, пожалуйста.

Он принес из кабинета хирургический скальпель и осторожно, чтобы не поранить мне руку, стал срезать браслет. За этой манипуляцией внимательно наблюдали все Каллены. Когда браслет был снят, на мою руку смотрели с явным интересом, но она была абсолютно чистой, на коже ничего не было.

Я повернула руку и, облизав запястье, вытянула ее перед собой. На коже тут же стала проступать синяя татуировка.

На улице Карлайла застыл шок. Остальные лица ничего не выражали. Каллены внимательно рассматривая татуировку, которая прямо на глазах стала исчезать.

- Белла, эта знак Ордена! Ты Охотник? - Карлайл посмотрел на меня, а я с облегчением кивнула.

- Этого не может быть! Охотники - миф, легенда! – его изумленное восклицание было настолько неподдельным, что мне стало понятно - Карлайл действительно ничего не знал.

- Почему не может быть? – теперь пришла моя очередь удивляться. - Хочу напомнить, что вампиры тоже мифические существа. Если есть они, то почему бы не быть тем, кто на них охотится? - выражение лица Карлайла изменилось. Если раньше на нем было удивление, то теперь он смотрел на меня, как коллекционер на очень редкую диковинку. Но на нем по-прежнему не было паники, недоверия или презрения. У меня появилась слабая надежда, что, возможно, все не так страшно, как я себе представляла.

- Карлайл, расскажи, что знаешь. Нам запрещено о себе рассказывать. Если что-то будет не так, я поправлю.

- Белла, я знаю только несколько легенд. Что в них правда, тебе виднее. Теперь, когда ясно кто ты, даже удивительно, что я сам этого не понял. Ты в точности подходишь под описание Охотников!

В комнате наступила тишина, все смотрели на Карлайла, ожидая продолжения рассказа, и только Эдвард буравил меня взглядом. Я не понимала выражение его лица, а в мысли заглядывать не хотела, поэтому я опустила глаза, начиная рассматривать гладкую поверхность стола.

Передо мной вдруг появилась чашка с горячим кофе и тарелка с печеньем. Поставив все это на стол, Эсми ласково погладила меня по плечу и села на свое место рядом с мужем. А я не смогла даже поднять голову, настолько мне было неловко чувствовать заботу, которую я ничем не заслужила.

- Согласно легендам, - начал Карлайл, - на земле существовал Орден, целью которого была защита людей от темных сил. Охотники боролись с вампирами, оборотнями и другими слугами сатаны. У каждого народа для Охотников было свое имя. По легенде, высоко в горах стоял древний замок, который являлся святыней для Ордена. Охотниками становились обычные люди, прошедшие ритуал Посвящения. Для Посвящения подходили лишь маленькие дети с необычными способностями. Таких детей искали по всей земле и забирали в замок. Примерно семьсот лет назад, во времена междоусобных войн, замок был разрушен, и Охотники превратились в легенду. Есть еще истории о конкретных людях и их подвигах. Общее из этих легенд то, что все Охотники обладали огромной силой, скоростью, магией и были бессмертными. Вот и все, что я знаю.

В комнате стояла тишина. Все смотрели на Карлайла, внимательно его слушая. Закончив рассказ, он перевел взгляд на меня. Усилием воли я подняла голову и тихо добавила:

- В общих чертах, все верно. Только Орден существует до сих пор. Замок действительно был разрушен, но в войне с Вольтури. Уже позже было заключено перемирие. Мы знаем о них, они знают о нас. Мы не трогаем их, они не препятствуют нашей деятельности. Отделения Ордена есть во многих крупных городах. Мы свято храним тайну нашего существования и весьма преуспели в этом. Карлайл сказал правильно, мы боремся с силами зла, это вампиры, оборотни, некроманты и, соответственно, зомби, а так же уны, русалки, упыри, - я замолчала, давая им возможность осмыслить сказанное, но на их лицах я вновь не увидела тех отрицательных эмоций, которых ожидала. Скорее интерес, как будто я рассказывала всего лишь занимательную историю. Не ожидая такой реакции, я, не выдержав произнесла, повышая голос:

- Вы так спокойно сидите, как будто ничего не произошло! Вы понимаете, кто я?! Я – ОХОТНИК! Полгода назад я чуть не начала охоту на вас! И если о вас узнает Орден, то их не будет интересовать ваша диета!

Никто не ответил. Каллены только молчали, искоса поглядывая друг на друга.

- А ты? На чьей стороне будешь ты? – тихо спросил Джаспер.

Я вновь посмотрела на них. Все ждали моего ответа. Никто не смотрел даже с осуждением или недоверием. Я поняла, что они согласятся с любым решением, которое я приму сейчас. Я заглянула в глаза и мысли Эдварда. Он был растерян, шокирован, но все так же любил меня! Он не хотел, чтобы я уходила! От его мыслей с моей души, будто камень упал! Он меня принял! ПРИНЯЛ! А остальные?…

Я опустила голову и произнесла:

- Я хотела бы остаться, если вы не против...

Напряжение, возникшее минуту назад, мгновенно растаяло. Каллены дружно заулыбались. Эсми подошла и обняла меня, шепнув на ухо:

- Молодец, дочка.

Карлайл кивнул, а Элис взвизгнула от радости.

- Теперь у меня будет, с кем бороться, а то некоторые постоянно жульничают, - воскликнул Эмметт и покосился на Эдварда.

- Эмметт, я еще в здравом уме и хочу жить. Ты намного сильнее меня. И кто тебе сказал, что я не буду жульничать? – смогла слегка улыбнуться я.

Со всех сторон посыпались вопросы.

- Как ты попала в Орден?

- Как и все. Чтобы не привлекать внимание, Орден собирает детей-сирот со всего мира. Мы проходим обучение, потом идет Посвящение.

- Белла, а почему ты сразу все не рассказала? Я думаю, мы бы поняли, - голос Эсми звучал мягко, она не осуждала меня, ей было просто интересно.

- Простите, - я опустила голову, устало потирая виски, но потом, решив, что им лучше узнать правду, продолжила, - сейчас я нарушаю главное правило: хранить тайну нашего существования. Рассказав вам об Ордене, я подписываю себе смертный приговор, и если об этом кто-то узнает… -я не стала договаривать, но это и не требовалось. После моих слов наступила абсолютная тишина. Каллены молча переглянулись и вновь дружно посмотрели на меня.

- Если кто откроет рот, я лично вырву тому язык, - строго сказал Эмметт, обводя семью взглядом. Серьезный тон, так не подходил Эму, что вызвал улыбку даже у меня. Я кивнула, молча говоря спасибо: реплика Эмметта сняла напряжение, повисшее в воздухе.

- А почему ты живешь в Форксе? – спросил Карлайл. Меня смутил этот вопрос, а то, с каким вниманием все смотрели на меня, выдавало степень их заинтересованности. Я понимала их беспокойство - они теперь не знали, каких еще сюрпризов от меня ожидать. Но я решила ответить честно, хоть и не вдаваясь в подробности.

- Официально, меня нет в живых, - я увидела, как напрягся Эдвард от моих слов,- и если обстоятельства не заставят, то воскресать я не собираюсь, а в Форксе меня искать не будут. Пройдет несколько лет, пока Орден обо мне забудет и тогда я смогу начать новую жизнь, - все это я говорила, глядя на Эдварда. Он слегка улыбнулся и кивнул, мысленно надеясь, что «новая жизнь» будет с ним.

- А Чарли, он действительно твой родственник? Он знает, кто ты?

- Нет, Чарли ничего не знает, его Билли Блек попросил помочь мне, - и, предвещая следующий вопрос, продолжила, - Билли тоже почти ничего не знает.

- Ты и правда владеешь магией?

- Элис, ты видишь будущее. Тебе это магией не кажется? Так же и с нами. У некоторых есть дар. Вот и вся магия.

- А какой дар у тебя?

- Эдвард, подумай и сам поймешь, - он отрицательно покачал головой.

- А так понятнее? - я прикрыла глаза и опустила щит. Эдвард потрясенно ахнул, Элис захлопала в ладоши, а Джаспер только чуть улыбнулся.

- Я тебя слышу! – с лица Эдварда не сходило изумление.

- А я знаю, чем вы с Эдвардом будете заниматься сегодня ночью, - прищурив глаза, хитро произнесла Элис. Все с интересом посмотрели на нее. - Вы будете всю ночь спорить! - видение эльфа вызвало общий смех.

- Ты встревожена, что тебя беспокоит? – негромко спросил Джаспер.

- Я рассказала вам, кто я. Меня тревожит, что будет дальше. Я не хочу ставить вас перед выбором и подвергать опасности из-за новорожденных в Сиэтле. Но, если их не остановить, очень скоро этим займется Орден. Тогда вам придется уехать отсюда, чтобы не попасться им на глаза, впрочем, как и мне, - я обвела всех взглядом и, увидев, что Каллены были согласны со мной. - И еще меня волнует, что будет делать вампирша, когда не дождется своего разведчика. Как скоро она прибудет сюда и приведет армию.

- Тогда решено. Мы не можем допустить, чтобы они пришли сюда и устроили резню. Мы сами пойдем в Сиэтл! - произнес Карлайл, вставая из-за стола и обводя твердым взглядом остальную семью.

*** (Эдвард)

Слушая Карлайла и Беллу, я никак не мог поверить, что это реальность, а не сказка. О существовании вампиров и оборотней я хорошо знал, но русалки, упыри, некроманты, Орден, Охотники за нечистью? Все это могло бы вызвать улыбку ещё несколько часов назад, но теперь я начинал верить в любые сказки. Если сейчас в дверь войдут черт с ангелом, я, скорее всего, не удивлюсь.

А еще я невольно подумал, что за все свое столетнее существование так ничего хорошего в жизни и не сделал, а эта маленькая девочка всю жизнь была чьим-то ангелом-хранителем. Сколько же человеческих жизней удалось сохранить ей от нам подобных! Мы не заслуживаем ее общества, вернее, я не заслуживаю. Я бы, наверное, даже не стал сопротивляться, если бы она действительно начала на нас охоту.

Вопрос Джаспера о том, на чьей стороне будет Белла в случае схватки, вывел меня из прострации. Нет, только не это! Она не может уйти! Я повернул голову и утонул в ее глазах. Мне хотелось умолять её не покидать меня, остановить любым способом, но я молчал. Мне нечего было ей предложить кроме своей любви, и я смирюсь с любым ее решением, лишь бы она была счастлива. Ее слова, что она хочет остаться дали мне такую надежду, на которую я уже и не смел рассчитывать. «Милая моя девочка, любимая моя» - чувства буквально переполняли меня, очень хотелось ее обнять и не отпускать от себя больше никуда и никогда.

Я смотрел на Беллу и не мог налюбоваться. Сейчас я видел ее совсем с другой стороны, но, черт возьми, мне нравилось то, что я видел! Она принадлежит к тому же мифическому миру, что и я. Даже основное правило нашего существования - хранить тайну - у нас совпадало! Больше никаких тайн, осторожностей и недомолвок! Я не удивился, когда вся моя семья согласилась хранить ее тайну. Впрочем, другого я и не ожидал.

А когда Эмметт подумал: «Охота на вампиров вполне удалась, одного Белла точно охомутала» - я чуть не рассмеялся. Надо же было такому случиться, что моя милая хрупкая девочка – Охотник на вампиров!!! Судьба сыграла с нами странную шутку, сведя вместе. Но мне все равно, кто она. Я люблю ее, и всегда буду любить.

А еще эта сумасшедшая вампирша в Сиэтле! Она хочет получить Беллу, но этому не бывать: я никому не позволю причинить хоть малейший вред моей девочке.

«Моей» - как же приятно звучит это слово!

Но и нельзя допустить, чтобы вампирша привела новорожденных в Форкс, они устроят здесь бойню. Замять такой скандал в маленьком городе будет невозможно, а значит, выход только один: мы сами едем в Сиэтл и разбираемся с этим. Четверых хорошо обученных бойцов вполне достаточно, чтобы справиться с кучкой новорожденных вампиров, тем более, что Джаспер по ним эксперт. А вот все девчонки, и особенно Белла, должны остаться дома! Я думаю, что Карлайл, Джас и Эмм поддержат меня в этом вопросе.