Все уехали на охоту, и в доме стало очень тихо. Карлайл ушел в кабинет, Эсми что-то рисовала, а я просматривала новости в интернете, поглощая подаренный Эдвардом шоколад. Интересных новостей не было. Даже в Сиэтле наступило затишье.

После обеда Карлайл уехал в больницу, а Эсми стала знакомить меня с планом реконструкции дома. Я всегда восхищалась ее дизайнерским талантом, но и архитектор из нее был великолепный. Проект был продуман до мелочей, учитывая пожелания всех членов семьи. Вот только у Эдварда комната переставала быть угловой, а мне так нравился вид и на лес, и на реку. Подумав немного, я предложила вариант, как это можно исправить. Он показался Эсми интересным, и мы вышли на улицу, чтобы проверить мою идею на месте.

Наступали сумерки, накрапывал мелкий дождь. Скоро пора будет возвращаться в Форкс. Я в очередной раз попыталась отговорить ее от дежурства у меня под окнами, но мне тут же напомнили, что я обещала кое-кому быть послушной девочкой.

Отойдя на несколько шагов от крыльца, я резко остановилась. В груди появилось нехорошее предчувствие. Посмотрела вокруг - все было спокойно, но тревога не проходила.

- Белла, что случилось? – Эсми заметила мой обеспокоенный взгляд.

- Не знаю, что-то не так, - медленно ответила я, продолжая внимательно вглядываться в лес. Стремительное движение на другой стороне реки привлекло мое внимание. Так мог двигаться только вампир. И я его не знала. Эсми, проследив мой взгляд, тихо ахнула.

- Белла, быстро в дом, надо позвонить Карлайлу.

- Поздно, мы не успеем добраться до телефона, давай лучше попробуем поговорить с нашим гостем, - очень спокойно, не отрывая взгляда от незнакомца, ответила я. Уже через секунду вампир стоял перед нами. Его красивое лицо портило презрение, с которым он смотрел на нас.

- Добрый вечер, могу я пригласить вас в дом, - гостеприимно поприветствовала его Эсми, делая шаг вперед, оставляя меня чуть позади.

Скрестив руки на груди и осмотрев нас с ног до головы, он ответил:

- Нет, я ненадолго. Вы совершенно одни. Глупо было отпускать всех ваших защитников. Моей целью была только разведка, но я просто не могу не воспользоваться случаем. Мне нужна она, - он небрежно кивнул на меня, - я заберу ее, и мы с вами мирно расстанемся. Нам не нужны ссоры, верно?

- Нет, ты ее не получишь, - Эсми приглушенно зарычала и отступила ко мне, закрывая собой.

- Сколько драматизма! Я все равно получу ее, - едва он договорил, как раздался звук разрываемого металла. Эсми упала на землю, а он уже делал шаг ко мне, небрежно отбрасывая в сторону оторванную у женщины руку.

Меня захлестнула волна боли и ярости, а перед глазами встала красная плена. Я непроизвольно зарычала и бросилась в атаку. Он был сильнее меня, у меня было мало шансов справиться с ним. Но в тот момент я чувствовала только гнев и злость, что глушило голос разума. Он причинил боль Эсми, он должен умереть. Никто не имеет право причинять боль моей семье и оставаться безнаказанным!

Однажды я видела, как боролись Эдвард и Эмметт. Эдвард читал мысли Эмметта и с легкостью уходил от ударов. Я сделала то же самое. Бросок, удар. Скривившись от неожиданности, я резко отскочила от него, переводя дыхание и ощупывая плечо, нещадно горевшее от сильной боли. Хорошо, что он задел меня по касательной, иначе кости оказались бы сломанными.

Значит, такая тактика мне не подходит, мой дар слишком слаб для этого. Ну что ж, придется вспомнить, чему меня учили в Академии. Не давая ему возможности атаковать в лоб, я начала кружить вокруг него, ища слабые места в обороне и дожидаясь момента, когда вампир ошибется и у меня появится шанс одолеть его. Бросок и уход, бросок и опять в сторону. И так без конца мы кружились в смертельном танце боя.

Не ожидая получить отпор от человека, на его лице появилась растерянность. Меня удивили его глаза. Такого ярко-красного, даже алого цвета я еще ни разу не видела. Или видела? Память услужливо подсказала: авария, сумасшедшая вампирша, ее друг. У него тоже были очень яркие глаза. «Они новорожденные», – полыхнула в сознании ужасная мысль. Она СОЗДАВАЛА себе друзей. И вампиры в Сиэтле – это дело ее рук! Из моего горла вырвался глухой рык и бой продолжился. Удар и уход, удар и снова в сторону. Усталости не было. Только холодная ярость. Отклонившись от очередного броска и сделав сальто, я оказалась за его спиной. Мгновенный захват шеи и резкий поворот. Еще секунда, и я стояла над трупом вампира.

Тишина буквально обрушилась на меня, как будто кто-то выключил весь звук. Все вокруг было спокойно и умиротворенно, только мое сердце еще бешено билось, не успев оценить этот покой. Сумерки перешли в вечер, дождь мелкими каплями все также падал на землю, теплый свет из окон освещал поляну. Только я не вписывалась в эту идиллию, для меня здесь больше не было места. Не обращая ни на что внимания, я перетащила останки за реку. Сложила ветки, полила бензином и подожгла. Стоя рядом с костром и глядя на пламя, я очень четко поняла, что сейчас в пламени этого костра сгорает моя надежда на счастливую жизнь в новой семье. Что я им теперь скажу? Они мне верили, а я их обманывала. Боль от невозможности все исправить, оправдаться, как яд разъедал мою душу.

Надо идти. Я никогда не боялась смотреть правде в глаза, но посмотреть в глаза тем, кого считала своей семьей, мне было страшно.

Вернувшись к дому, я так и не смогла поднять голову. Эсми стояла на том же месте и придерживала раненую руку. Та уже успела прирасти, остался только тонкий шрам.

- Эсми, ты в порядке? – негромко спросила я, стараясь не встречаться с ней взглядом. Она только кивнула. На ее лице было удивление, растерянность, но страха не было.

- Пожалуйста, не спрашивай меня ни о чем, хорошо? – почти шепотом попросила я. Вновь кивок головой.

- Нам пора в Форкс. Сегодня нас больше никто не побеспокоит. Останься с Карлайлом. Так мне будет спокойнее, - Эсми кивнула третий раз.

По дороге в город мы не проронили ни слова. Около дома я вышла из машины и, не оглядываясь, стала подниматься по ступеням. Захлопнув за собой входную дверь, я прижалась к ней спиной и, закрыв глаза, сползла на пол. Из гостиной вышел Чарли. Увидев мое лицо, он воскликнул:

- Белла, что случилось? Он тебя обидел?

Я не сразу поняла, что он говорит об Эдварде.

- Нет, никто меня не обижал.

- Вы поссорились?

- Нет, все нормально.

- Я и вижу, что все нормально, на тебе же лица нет, - пробурчал он.

- Чарли, скажи, а если бы тебе сказали, что я плохая? – тихим уставшим голосом, не открывая глаз и не двигаясь с места, спросила я. - Что я враг тебе? Ты бы поверил?

- Белла, что ты говоришь? Как ты можешь быть плохой или врагом? Ты и мухи не обидишь! - недоуменно воскликнул он.

Его слова не принесли утешения. Открыв глаза, я посмотрела на него. Чарли стоял около лестницы, внимательно глядя на меня. Мысленно он решал, что ему сейчас сделать: позвонить Карлайлу или добиться ответа от меня?

- Ты точно не хочешь мне ничего рассказать? - настаивал он. Я покачала головой, уже жалея, что не смогла сдержать эмоции при Чарли. Он, молча, протянул руку, помогая мне встать.

- Белла, если не хочешь - не говори, но знай, что я всегда буду на твоей стороне. И если тебе понадобиться помощь или защита, ты всегда ее сможешь получить.

Я лишь кивнула, пробормотав:

- Спасибо тебе за все, - и стала подниматься по лестнице, оставив его растерянно стоять внизу.

***

Чарли уже спал, а я продолжала неподвижно сидеть на кровати и смотреть в окно. В голове было пусто. Хотелось только умереть. Возможно, надо было дать тому вампиру убить себя, тогда не пришлось бы сейчас мучиться.
В ответ на эту мысль во мне вновь проснулась злость: «Нет, он причинил боль Эсми. Он должен был умереть!»

И что теперь делать? Обман никогда и никому не приносил счастья. Теперь я Калленам враг. Я не вернусь. Я не хочу видеть в их глазах презрение и страх. Особенно в глазах Эдварда.

- Что ж, Белла, ты получила свою ложку меда, теперь искупайся в бочке дегтя,- тихонько произнесла я с горькой усмешкой.

Ночь проходила, и вместе с ней проходила моя тоска. На смену жалости к себе постепенно пришло решение: если я не могу вернуться, значит надо идти дальше. Но смогу ли я так просто уйти? Мне хотелось еще раз увидеться с Калленами, посмотреть в глаза Эдварду. Но что я там хочу увидеть? Любовь? О чем я думаю? Я для него теперь монстр, убийца, на руках которой кровь. От этих мыслей стало еще больнее. Казалось, что мое сердце разрывается на части.

Я встала с кровати, приняла душ и переоделась. Собрала в небольшой кожаный рюкзак все необходимые вещи. Мне захотелось попрощаться с Чарли, он мне нравился. Я была бы не против, иметь такого отца. Попрошу Билли передать ему письмо. Все равно мне надо повидать Блеков перед уходом.

Куда я могу пойти? Во всем мире было только одно место, которое я хотела бы назвать своим домом, но именно оттуда я и бежала без оглядки. И еще у меня оставалось незаконченное дело, которое необходимо завершить.

Сиэтл, вот куда я поеду. Пора начинать охоту, найти эту чертову вампиршу. В одиночку, конечно, будет очень тяжело, почти невозможно, но попытаться стоило, даже если это будет моей последней охотой.

А что дальше? Как мне жить без Эдварда, если я вдруг останусь в живых? Как я вообще раньше жила без него? Встреча с ним перевернула не только мое мировоззрение, она перевернула всю мою душу. Он считает, что у него нет души. Я бы отдала ему свою, но она ему не нужна. По крайней мере, теперь.

Больше нет той милой девочки, которую он встретил в школе. Той, кого он защищал и любил. Есть профессиональный убийца, холодный и расчетливый, та, кем я была всю свою жизнь. И я была уверена, что такая Белла ему не нужна.

Скоро рассвет. Дождь прекратился, и на востоке облака уже начинали светлеть. Возможно, сегодня даже будет солнце, но для меня теперь всегда будет ночь. Мое солнце ушло за горизонт и никогда не поднимется вновь.

Взяв свои вещи, я тихонько спустилась вниз. Оставив на кухонном столе короткую записку для Чарли о том, что я уехала в резервацию, завела машину и поехала по совершенно пустым улицам еще спящего Форкса.

Выехав за пределы города, мне пришлось остановиться: я ничего не видела перед собой, слезы большими каплями стекали по моим щекам и душили меня. Встав на обочине, первый раз в жизни я просто взяла и разревелась, положив голову на руль. Я не хотела никуда ехать и ничего делать, единственным желанием было то, чтобы все, что вчера произошло, было лишь очередным кошмаром. Но рядом не было того, кто всегда охранял мой сон, не было Эдварда. Некому меня было разбудить и утешить, я вновь осталась одна.

Бессонная ночь и истерика окончательно обессилили меня. Последнее осмысленное воспоминание было о том, как я откинулась на спинку разложенного сиденья, чтобы ненадолго забыться беспокойным сном.

*** (Эдвард)

Звонок Карлайла застал нас на пути домой. Я почему-то сразу подумал, что что-то случилось с Беллой, но Карлайл как-то странно сказал, что все живы и здоровы. Беспокойство не проходило и оказалось, что не зря. Вернувшись домой и узнав последние новости, я никак не мог поверить в происходящее, это казалось кошмарным сном. Я несколько раз просил Эсми мысленно показать, что сегодня произошло. У меня не укладывалось в голове то, что я видел.

Белла, моя хрупкая маленькая девочка смогла справиться с новорожденным вампиром! В том, что последний был новорожденным, я не сомневался - достаточно было посмотреть на его глаза, и на то, как он вел бой.

Но Белла – человек! Или все же нет? Как такое вообще возможно? То, как она двигалась во время схватки, фантастически завораживало, даже я так не умел! Так кто же она?

Я сжал кулаки и чуть сам не застонал, когда увидел в воспоминании Эсми, как личико Беллы исказилось от боли, и как она осторожно ощупывает травмированное плечо. Во мне все замерло от ужаса. Как я допустил, чтобы кто-то причинил боль моей девочке?! Я столько раз клялся, что не дам ее в обиду, а сам не выполнил этого обещания!

А еще меня не только потрясло, но и обрадовало, что она смогла защитить Эсми. Я содрогнулся, увидев, что моя приемная мать пострадала в этом противостоянии. Мы настолько привыкли жить мирно, что забыли, в каком именно мире живем.

Раз за разом прокручивая в голове последние события, я обратил внимание на выражение лица Беллы, когда она выходила из машины в Форксе. На нем было столько боли и тоски, что я, больше не думая ни минуты, выскочил из дома и бросился к ней.

Ночь уступала место утру, когда я оказался около ее дома. Первое, что меня насторожило, это отсутствие ее машины. Куда она могла поехать?

Я все же заглянул в ее спальню. В ней царил обычный, присущий Белле, порядок: кровать застелена покрывалом, на спинке стула аккуратно висят вещи, тетради ровной стопкой лежат на письменном столе, но все же чувствовалось, что в комнате что-то изменилось. Осмотревшись, я понял, что на столе не хватает ноутбука, а на тумбочке около кровати не было фотографии. Ее отсутствие насторожило меня. Это фото нравилось не только Белле, но и мне. Оно было сделано школьным фотографом, когда нарядные и счастливые мы танцевали на Рождественском балу. Резко распахнув дверцу шкафа и увидев много пустых вешалок, я понял, что мои подозрения не напрасны - произошло то, чего я очень боялся: Белла уехала, уехала навсегда. Быстро набрав ее номер, я услышал, что «аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети».

Уже несколько минут я сидел на ее кровати, закрыв лицо руками. Я не представлял, что мне делать дальше.

«Почему она уехала? Неужели испугалась нападения и решила, что жизнь в Форксе слишком опасна для нее? Где ее искать?» – вопросы, не имеющие ответа, крутились в голове.

Неожиданная мысль, промелькнувшая в сознании, определила мои дальнейшие действия. Сейчас я мог предположить хотя бы направление, в котором она могла поехать. Если она направилась на север, то обязательно возьмет теплую куртку, а если на юг, то там уже достаточно тепло и зимняя одежда ей не понадобится.

Бесшумно спустившись вниз, я посмотрел на вешалку: куртки не было – значит, она поехала на север. В этом направлении от Форкса вела только одна дорога - на Порт-Анджелес. Проходя мимо кухни, мое внимание привлекла записка, прижатая к столу кружкой с кофе. Она была адресована Чарли.

«Ла-Пуш? Почему она выбрала единственное место на земле, куда я не могу за ней последовать?!»

Я машинально дотронулся до кружки, отодвигая ее с записки, и почувствовал, что кофе горячий.

«Она уехала совсем недавно, мы разминулись всего на несколько минут!» – понял я, выскакивая в окно и направляясь в сторону резервации.

Двигаясь параллельно дороге, я увидел ее машину, стоящую на обочине. Мгновенно подлетев к ней, я с огромным облегчением увидел Беллу, мирно спящую на переднем сидении. Похоже, спать в машине у нее становиться традицией: в прошлый раз она предпочла машину моей комнате, а теперь ее не устроила собственная кровать. Я тихонько, чтобы не разбудить любимую, потянул ручку двери и мысленно выругался, когда дверь открылась. Так поступить могла только Белла: спать в машине, стоящей в лесу, и не заблокировать двери! Но я тут же вспомнил вчерашние события: если она смогла справиться с новорожденным вампиром, то обычные грабители, скорее всего, не причинили бы ей вреда.

«Так кто же ты на самом деле, девочка моя?» – этот вопрос вновь завладел моими мыслями, когда я сел рядом с ней в машину.

Мне всегда нравилось смотреть на нее спящую: во сне она казалась ангелом, случайно спустившимся на эту грешную землю. Только сейчас ангел спал неспокойно, вздрагивая и хмуря брови. Я протянул руку, чтобы легким, невесомым прикосновением утешить и успокоить, но не успел. С громким криком Белла проснулась…

*** (Белла)

Впервые мне снился Эдвард. Он стоял в утреннем тумане, улыбаясь и протягивая ко мне руку. Я побежала к нему, но белая пелена скрыла его из поля зрения. Я начала оглядываться, но вокруг был только густой туман, который оседал на мне холодными мокрыми каплями. Я испугалась, что осталась одна и никогда его не найду.

- Где ты? - от собственного крика я проснулась, резко открывая глаза и встречаясь взглядом с Эдвардом. Он сидел на соседнем сидении и внимательно смотрел на меня. Я не ожидала его увидеть, но первой, инстинктивной, реакцией было спрятаться от этого кошмара в его объятьях. Но я не смогла даже сдвинуться с места: он смотрел на меня так, как будто видел впервые.

- Кто ты? – прозвучал ничего не выражающий голос.

- А это имеет значение? – вопросом на вопрос ответила я, тут же мысленно занимая оборонительную позицию.

- Да… Нет... Не знаю…., - Эдвард покачал головой, проводя ладонью по непослушным волосам и пытаясь сам определиться с ответом, а потом неожиданно спросил: - Почему ты всем врала?

У меня не было ответа, и дело было вовсе не в том, что я не доверяла Калленам. Если была бы возможность вернуть время назад, ничего бы не изменилось. Поэтому я ответила, отводя глаза.

- Я не врала, я говорила не всю правду, а это разные вещи, - тихим голосом ответила я, а потом, подняв голову и вновь посмотрев на него, спросила: - Скажи, а ты бы смог рассказать хоть кому-нибудь в школе, кто ты? – увидев, что он задумался, я ответила за него: - Молчишь. Так вот, ты не смог бы. Так же и я не могу рассказать, кто я.

Он продолжал задумчиво смотреть на меня, как будто решая трудную задачу, а потом, приняв решение, взял мою руку, поцеловал ладошку и приложил к своей щеке.

- Белла, прости меня, - в его голосе звучало раскаяние, как будто он действительно меня обидел, а не сказал, пусть и неприятную, но правду. - Ты права. Мне все равно, кто ты. Я прошу тебя, не уезжай, - я отвела глаза и, глядя на лес, окружавший дорогу, печально сказала:

- Давай поставим все точки над «i», и уже потом будем принимать подобные решения. Есть один способ рассказать, кто я, почти не нарушая запрета. Нам нужен Карлайл.

Я завела машину и, развернувшись, направилась в сторону дома Калленов.