Завтра Рождество, и вся школа гудела, предвкушая удовольствие от предстоящего бала. Девчонки, глупо хихикая и поглядывая в сторону парней, демонстрировали друг другу, как именно надо держать веер или приседать в реверансе. Ребята над ними подшучивали, но и сами с волнением ожидали праздника. Это и понятно: там будет атмосфера прошлых веков, и мы должны были ей соответствовать!

«Бал... Бал... Бал…» - это слово за последнюю неделю я так часто слышала, и вслух и мысленно, что готова была взвыть не хуже оборотня.

Одноклассники все также интересовались личностью моего сопровождающего, чем очень меня нервировали. Каким только способом Джесс и Лорен не пытались это выяснить даже после того, как их самих пригласили Майк и Эрик! Неделю назад у меня даже была мысль взять в пару Джейка, но потом я подумала, что не надо парню усложнять жизнь: Билли Блек пригласил меня и Чарли на Рождество к себе, но я еще не решила, поеду ли я.

Поужинав и вымыв посуду, я села в гостиной перед телевизором. Чарли очень удивился: я редко смотрела его, в основном новости и то, когда не работал интернет, а телевизор был единственной связью с внешним миром.

Человеческие новости давали неплохую пищу для размышлений. То, что люди считали обычными преступлениями или террористическими актами, на самом деле было связано с моим миром, миром монстров. Происшествие в Форксе не вышло за границы города, и я могла не беспокоиться, что это привлечет внимание Ордена.

Новости закончились, но подниматься в комнату было еще рано. И, поскольку уроков перед праздниками нам не задавали, я решила съездить перед ночной вылазкой в Ла-Пуш.

Дорога была темной и совершенно пустой. Машина шла ровно, в салоне было тепло и уютно, тихо играла музыка. Мои мысли бродили где-то далеко, перескакивая с темы на тему и вновь возвращаясь к Эдварду Каллену. Прошло уже три недели, как я видела его в последний раз, и это время казалось мне вечностью.

В следующую секунду мои мысли прервал сильный боковой удар, который опрокинул машину с дороги. Перевернувшись через крышу и снова встав на колеса, автомобиль замер в кювете. Не понимая, что происходит, я с трудом расстегнула ремень безопасности, намереваясь выбраться из аварийного автомобиля.

В свете фар мелькнула тень, запрыгивающая на капот. Сильная рука, пробив лобовое стекло, вцепилась в меня и выкинула наружу. Пролетев несколько метров, я упала на сырую землю, к счастью, она значительно смягчила падение.

Но сконцентрироваться на происходящем я никак не могла: кровь от многочисленных порезов тоненькими струйками стекала по моему лицу, а голова буквально раскалывалась от боли.

От машины отделилась та самая «тень» и двинулась в мою сторону. Вампирша шла медленно, на ее лице играла злорадная улыбочка. Сейчас она не хотела тянуть, решила все сделать быстро и чисто, чтобы все списать на автомобильную аварию.

Резкое движение и ее рука ловит воздух. Там, где я была секунду назад, уже никого нет. Стараясь не терять концентрации, что в моем положении было очень тяжело, я начала медленно отступать в сторону деревьев, в любую секунду ожидая продолжения атаки: на открытом пространстве преимущество было у нее, а среди деревьев ей будет тяжелее меня поймать.

Мне удалось сделать всего несколько шагов, когда боковым зрением я уловила какое-то движение справа от себя. У меня не было ни времени, ни сил среагировать на второго нападавшего. Чудовищный по силе удар буквально припечатал меня к земле. Боль, пронзившая ребра не давала сделать вздох.

Последнее, что я увидела, это оскаленные зубы, медленно приближающиеся к моему горлу. Прежде, чем потерять сознание, я услышала протяжный волчий вой, доносившийся из леса.

***

Сознание возвращалось, а где-то рядом спорили ангел и черт. Один говорил мягким, бархатным голосом, другой почти рычал, выплевывая слова с ненавистью.

Возможно, это покажется странным, но я никогда не верила в ад или рай. А теперь ангел с чертом делили мою душу.

«Что уж там делить, на моих руках столько крови, что только в ад!» - мысленно ответила я этим спорщикам. «Но, с другой стороны, это кровь вампиров и прочей нечисти, а значит, я занималась праведными делами и мое место в раю!» - продолжила я разговаривать сама с собой, понимая, почему они ее поделить не могут.

Мне стало интересно, могут ли бестелесные духи, коими являются ангел и черт, слышать мои мысли? А поскольку голоса не затихали, потеряв терпение, я произнесла вслух:

- Ох, договоритесь вы наконец и дайте уже отдохнуть!

Голоса тут же замолчали. Я услышала звук открываемой двери и тихие шаги.

С трудом открыв глаза, я увидела, как в палату вошли двое. Они совсем не были похожи на черта и ангела. Но в чем-то сходство все же было: смуглая кожа Билли Блека резко контрастировала с совершенно белой Карлайла Каллена.

Увидев их, вздох облегчения вырвался из моей груди от того, что я не умерла и нахожусь на этом свете, но тут же сморщилась, почувствовав, как боль сконцентрировалась где-то в районе ребер.

- Белла, как ты себя чувствуешь? – с беспокойством спросил Карлайл.

- Спасибо, уже нормально, - кивая головой, вежливо ответила я. И тут же, заставая их врасплох, произнесла: - Мне кто-нибудь объяснит, что произошло?

Оба моих посетителя отвели глаза, не собираясь отвечать.

Я сосредоточила свое внимание на индейце, и в его мыслях как раз всплыл образ схватки: два вампира наступают на одного, а за его спиной, вся в крови, лежит девушка; вот волки ринулись в атаку: одного вампира удалось убить, а вампирша опять сбежала.

- Карлайл, где он? – тихонько спросила я, внимательно глядя на врача. - С ним все в порядке? – теперь в моем голосе было уже нескрываемое беспокойство.

- О ком ты говоришь? – я знала, что он понял мой вопрос, но, не желая меня беспокоить, решил не отвечать.

- Карлайл, не надо притворяться, - настаивала я. - Я довольно сильно ударилась головой, но на память не жалуюсь, - пусть это было и не мое воспоминание, но сейчас меня интересовал только мой защитник.
Карлайл вновь покачал головой, но ответил:

- Он доставил тебя в больницу, а потом вновь ушел. Я не знаю, где он сейчас, - в ответ я опустила голову, вновь чувствуя растерянность.

Если раньше ничего не было понятно, то и сейчас понятнее не стало. Ясно одно: Эдвард меня избегает. Ну что ж, спасибо и на том, что спас мне жизнь еще раз.

- Я могу уйти из больницы? – выплывая из невеселых мыслей, спросила я.

- Да, конечно. У тебя несколько небольших ссадин и парочка трещин в ребрах. Несколько дней будет трудно дышать и сидеть. Но, если не снимать повязку, то все будет хорошо. Я удивлен, что у тебя так мало повреждений.

«Как же, мало», - с ехидством подумала я, - «с моей-то скоростью регенерации половина зажила до того, как меня доставили в больницу, а вторая половина заживет в ближайшие два часа. Так что завтра я буду в полном порядке».

На стоянке ждал Эмметт. Он помог мне сесть в машину и, ухмыльнувшись, спросил:

- Ну и сколько мы тебя будем спасать? И как ты только умудряешься все время с ней встречаться? Кстати, Розали обещала отремонтировать твою машину, ты рада?

- Передай Розали спасибо, а с ней я не встречаюсь, она на меня охотится.

- Спасибо сама скажешь: сегодня ты будешь ночевать у нас.

Я только что поняла смысл спора «ангела» с «чертом». Они обсуждали не душу, а мое место жительства.

В ближайшие сутки мне действительно необходим отдых, а потом я займусь настоящей охотой, и никто меня не остановит.

*** ( Эдвард)

Никогда не думал, что после такой радости можно испытать такую боль, боль от потери. Еще вчера я был самым счастливым человеком на свете, а сегодня моя жизнь вновь стала пустой и ненужной.

Весь день, что мы провели на охоте, я думал о Белле, вспоминая ее глаза, улыбку, каждое слово, что она сказала мне. Я не хотел уезжать, но Карлайл прав, я нормально не охотился уже очень давно и сейчас хорошая охота, это то, что мне было просто необходимо.

Мы вернулись поздно вечером, Белла уже уехала домой, но от сестер я знал, что она купила себе новую машину и день провела у нас дома, в безопасности, под присмотром моей семьи.

Я слышал, как Розали весь вечер думала о Белле: такую сестру она хотела иметь, а Элис планировала съездить с ней по магазинам, даже Эсми была в восторге от Беллы. «От моей Беллы», - как я мысленно добавлял, невольно начиная улыбаться.

Я не мог дождаться утра, чтобы вновь увидеть ее. Я мечтал, как встречу ее на стоянке, подойду и возьму за руку. А лучше обниму и поцелую на глазах у всех: пусть знают, что это теперь моя девушка, моя Белла.

Посмотрев на часы, я увидел, что до начала занятий в школе еще несколько часов. Мне не сиделось дома, и я решил прогуляться. Скорее всего, Белла сейчас спокойно спит, но я очень хотел быть ближе к ней и, если штора в ее комнате не задернута, то, возможно, я смогу увидеть ее, заглянув в окно.

Мой путь проходил недалеко от границы с резервацией квилетов, и, чуть замедлив бег, на другой стороне реки я увидел оборотней.

Не самая приятная встреча, но в прошлом году они спасли Беллу, и я был им за это благодарен. Собираясь продолжить свой путь, я еще раз бросил на них взгляд и застыл на месте от удивления.

Из леса вышли три оборотня, а с ними была Белла!

Я не поверил своим глазам. Она спокойно шла рядом, совершенно не боясь огромных волков. Когда один из них, играя, попытался лизнуть ее лицо она рассмеялась, отворачиваясь от него и давая волку по морде своей маленькой ладошкой.

Что происходит? Что она делает ночью в лесу, в компании этой своры?

Я прислушался к тому, о чем они думали. Мысли волков отличались от человеческих, но понять их было можно. Они считали Беллу одной из них, таким же защитником людей, какими являлись сами волки. При это они считали ее слабой и хотели, чтобы она осталась в резервации, не подвергая себя опасности.

Я не понимал: как она может быть одной из них? Почему они считают ее своей?

Подойдя ближе, я почувствовал даже биение их сердец. Как только я его услышал, все встало на свои места: четыре сердца бились с одинаковой частотой.

Я и раньше замечал, что сердце Беллы бьется быстрее обычного человеческого, но оно билось с той же скоростью, что и у волков.

Все несоответствия, подмеченные мной в Белле: необычный запах, непроницаемость ее разума, ритм сердца, теперь имели объяснение – она оборотень. Вернее, будущий оборотень. Пока она, все же, была человеком, но когда-нибудь станет одной из них.

Они ушли вглубь резервации, а я вернулся домой. Но и там мне не было покоя: каждый из моей семьи думал о Белле. Раньше их мысли понравились бы мне, они приняли Беллу, она понравилась абсолютно всем, без исключения, но для меня все изменилось. Не желая больше этого слышать, я сказал Карлайлу, что хочу побыть один и уехал.

Мои мысли постоянно прерывались телефонными звонками: звонила Элис, потом Эсми. Я не хотел им ничего объяснять и просто отключил телефон.

Еще недавно я мечтал, что смогу быть рядом с Беллой столько, сколько она мне позволит, а теперь этот срок уменьшился до года, может, двух. Как только она обернется, то покинет меня и останется с ними.

Неожиданно для себя я понял, что для меня не имеет значения, кто она. Я все равно буду любить ее всегда, и неважно, является она человеком или оборотнем.

***

Я уже два дня был на Аляске, чувствуя разлуку с Беллой каждую минуту.

Если меня нет рядом, кто же будет за ней присматривать: она часто
пропускала обед или ходила в холод без шапки, а уж про ее «везение» мне даже вспоминать было страшно.

Приведя в порядок свои мысли, я решил вернуться. Включив телефон, я набрал Элис. То, что она мне сказала, вновь заставило меня поменять планы.

У меня не будет года или двух: Элис сказала, что Белла заболела. Первой мыслью было срочно приехать, но Элис уточнила, что она в резервации и никто ее не видел, а про болезнь сказал Чарли. Это могло значить только одно – она стала оборотнем, я почти потерял ее.

Время потянулось медленно, я решил пока не возвращаться в Форкс. Пройдут месяцы, пока она научиться контролировать себя. Я знал, что молодые оборотни не менее опасны для окружающих, чем новорожденные вампиры, а это значит, что квилеты не выпустят ее с территории резервации, и мы все равно не сможем увидеться.

Я решил, что буду ждать столько, сколько нужно, надеясь, что за это время она не забудет меня и не станет считать врагом, я, все-таки, вампир.

Удивительно, что меня не беспокоила жажда, ведь в последний раз я охотился еще в Форксе, а это было почти три недели назад. Все мои мысли были заняты Беллой.

Уже на пороге дома меня остановила Кармен:

- Эдвард, ты на охоту? – получив от меня кивок головой, она поинтересовалась: - Давно хотела тебя спросить, кто такая Белла?

Я остановился, с изумлением глядя на нее. Откуда она знает о Белле? Я никому из них не говорил причину своего приезда.

Кармен смутилась, не понимая, почему такой простой вопрос вызвал у меня удивление. В ее мыслях всплыл телефонный разговор, в котором Эсми рассказывала, что у Розали и Элис появилась подружка, которую они очень любят и теперь все свободное время проводят вместе.

- Когда ты с ней разговаривала? – только и смог прошептать я.

- Дней десять назад,- спокойно ответила она, пожимая плечами.

Я почувствовал, как земля уходит у меня из-под ног: я понял, что ошибся. Вместо того, чтобы быть рядом с любимой девушкой, я терял такое драгоценное время. Быстро попрощавшись, я сел в машину и на максимальной скорости поехал в Форкс.

Уже стемнело, когда я подъехал к дому Беллы. Около него были припаркованы полицейский «Крузер» Чарли и пикап, на котором Белла ездила раньше. Третьей машины (здесь речь идет о новой машине Беллы) не было. Я слышал мысли Чарли, но сказать, была ли Белла дома, не мог до тех пор, пока Чарли не подумал, что для поездки в резервацию уже поздно, и не надо было отпускать ее сегодня. Судя по его мыслям, Белла уехала недавно, а значит, я могу ее догнать.

Выехав за пределы города, я прибавил скорость. Дорога была пустой, только один раз на встречу попалась машина.

В следующий миг я скорее почувствовал, чем услышал, глухой удар. Вылетев из-за поворота, я увидел сцену, которая останется в моей памяти навечно.

В кювете стояла машина, в свете фар которой разворачивалось представление, как на сцене театра. На земле лежал человек, над которым медленно наклонялся вампир. Второй вампир стоял неподалеку, и я сразу узнал в нем вампиршу, которая напала на Беллу.

На Беллу! Еще раз взглянув на человека, лежащего на земле, я с ужасом понял, что это она. Ни о чем больше не думая, я резко остановил машину и уже в следующую секунду отбросил в сторону вампира, наклонившегося к Белле. Вампирша зашипела, бросаясь ко мне. Я увидел в ее мыслях, что она надеялась, что отвлечет меня, а ее друг успеет добраться до лежащей за моей спиной девушки, истекающей кровью.

Истекающей кровью?! Я почувствовал, как меня стал окутывать запах, запах теплой, человеческой крови. Боже, ну почему я не поохотился?! Горло обожгло нестерпимой болью, хищное рычание непроизвольно вырвалось у меня, разум исчезал, уступая место инстинкту, а тот требовал, чтобы я немедленно утолил жажду.

Резкий бросок вампирши в мою сторону помог сосредоточиться. Я перестал дышать, и наваждение стало проходить, позволяя разуму взять верх.

Два вампира наступали на меня с разных сторон, одновременно делая ложные выпады, проверяя мою оборону, но пока не нападая. Чтение их мыслей давало мне преимущество, но до бесконечности так продолжаться не могло. Рано или поздно один из них начнет схватку, из которой мне будет очень трудно выйти живым.

Вдруг волчий вой разорвал тишину. Из леса на дорогу выскочили трое оборотней. Не разобравшись в ситуации, каждый из них выбрал себе противника и бросился на него.

Ожидая атаки, я смотрел на огромного волка, несущегося на меня. Сгруппировавшись, я готовился отбросить его от себя, желательно не причинив ему вреда: Белла не простит мне, если я покалечу кого-то из ее братьев, но последовала команда Альфы, и волк резко остановился передо мной, обнажая огромные зубы и рыча. Потом он развернулся и кинулся на помощь своим собратьям.

Я наклонился к Белле, стараясь понять, насколько сильны повреждения. На её голове было много запекшейся крови, однако серьезных ран я не обнаружил. Но это вовсе не означало, что нет внутренних травм.

Я осторожно подсунул под нее руки, собираясь поднять, когда один из волков бросился ко мне, угрожающе рыча. Его огромные зубы замерли всего в нескольких сантиметрах от моего лица, и только девушка, лежащая сейчас на моих руках, мешала ему вцепиться в мое горло.

Я негодовал: как же они не понимают, что ей нужен врач! Что чем быстрее я доставлю ее в больницу, тем лучше?! Я вдохнул, собираясь им это сказать, и тут же пожалел об это: горло вновь отозвалось дикой болью, но разум я сумел сохранить.

Поднимаясь с колен, я посмотрел волку прямо в глаза и сказал, что еду в больницу, и что они могут следовать за мной. Слава Богу, волки поняли. Разложив переднее сиденье и осторожно устроив на нем Беллу, я поехал в Форкс.

Всю дорогу я прислушивался к ее сердцу, и этот ритм мне казался самым лучшим на свете. Оно билось так ровно, что было ощущение, что Белла просто спит.

Ее лицо было расслабленным, длинные ресницы отбрасывали тени на полупрозрачные веки. В дрожащем свете приборной панели она казалась призраком, который исчезнет, стоит лишь взойти солнцу, и только кровь на лице и одежде не давала забыть, что это - реальный человек.

«Она - смертная», - с ужасом осознал я, будто впервые. Уже три раза она чудом избегала гибели, а что будет, когда удача покинет ее. Я с ненавистью думал о том, как же я мог оставить слабую и беззащитную девочку совсем одну? Я должен был предположить, что вампирша может вернуться за ней! Зачем я уехал? Все это произошло по моей вине! Если бы я был рядом, я смог бы ее защитить!

Невеселые мысли отошли на задний план, едва мы доехали до больницы.

Передав Беллу Карлайлу, я вышел из больницы, позволив себе вздох.

Квилеты все объяснят, а мне нужно срочно поохотиться. Никогда больше я не позволю себе оставаться так долго без охоты. Сегодня из защитника я мог превратиться в убийцу.

Стоя около больницы, я внимательно прислушивался к беспокойным мыслям Карлайла. Через час он успокоился, поняв, что с Беллой будет все нормально, а еще через час она очнулась, и только тогда я поспешил в лес.