Утром пикап уже стоял около дома. Каким образом и главное когда он появился, я не заметила. Сегодня я вновь собиралась в гости к Калленам.

Вчера было решено, что вся семья будет присутствовать на Рождественском балу, и мне просто необходимо было обсудить с Элис свой наряд. Для того, чтобы не вызывать ненужного любопытства со стороны Чарли, за мной должна была заехать именно она.

Возможно, Элис была и не против, возить меня еще и в школу, но я не привыкла ни от кого зависеть. Если Розали согласится, а сомнений на этот счет у меня не было, то сегодня я хотела съездить в Порт-Анджелес за новой машиной.

Когда мы с Элис приехали к Калленам, дома оказались только Эсми и Розали. Все остальные уже уехали на охоту. Я знала, что не увижу Эдварда сегодня, но мне все равно стало очень грустно. Большой дом Калленов показался пустым и холодным, хотя еще вчера более уютного места я не могла себе даже представить. Из задумчивости меня вывела Элис, перетаскивающая какие-то пакеты из багажника машины на кухню.

Заглянув внутрь, я обнаружила продукты.

- Элис, что это? – я показала на гору пакетов, лежащих на столе.

- Я не знаю точно, - пожимая плечиками, ответила она, - Эсми просила заехать в магазин и купить для тебя все, что едят люди.

Такой ответ можно было получить только от вампира. И повеселилась же я, перекладывая продукты в холодильник. Чего там только не было, начиная от замороженных виноградных улиток (они понравились Элис за изумительный желтый цвет) и заканчивая каперсами и макаронами семи видов!

Теперь с голоду в этом доме я точно не пропаду, но оставался вопрос: кто будет готовить? Моих кулинарных талантов хватало только на самые нехитрые блюда. Я хоть и человек, но как приготовить тех же улиток, не имела ни малейшего понятия.

- Элис, - вновь обратилась я к эльфу, - давай лучше договоримся, что когда я буду приезжать в гости, мы будем просто заказывать пиццу.

Повернувшись к двери, я наткнулась на три пары янтарных глаз, с интересом смотрящих на меня и внимающих каждому моему слову. Не ожидая от них такого внимания, я смущенно улыбнулась и, попросив Розали уделить мне минутку, потащила ее в гараж обсуждать поездку за машиной.

Я не успела поговорить с Элис по поводу платья. Стоило мне заикнуться о новом средстве передвижения, как Розали, заявив, что машина важнее, повезла меня в автосалон. Я не стала спорить: до бала еще далеко, а с Элис я могу и вечером все обсудить.

Мы побывали уже в трех салонах подержанных автомобилей, а Розали, не давая мне даже прицениться, спешила дальше. Наконец, мне на глаза попался небольшой внедорожник. Не принимая возражений, я сказала, что хочу именно эту машину. Когда мне это было нужно, я умела настоять на своем, и Розали ничего не оставалось, как согласиться.

Машинка оказалась в хорошем состоянии, и мы ее купили. Проведя всего день в обществе Розали, мне начало казаться, что я знакома с ней всю жизнь, так легко и просто сложились наши отношения. Это на публике она изображала высокомерную и неприступную «королеву красоты», а в обычной жизни она была милой, доброй, пусть и немного взбалмошной, но совершенно нормальной.

На обратном пути из Порт-Анджелеса меня перехватил телефонный звонок Билли Блека. Он попросил срочно приехать. Эдвард и остальные еще не вернулись, и я решила сначала заехать в Ла-Пуш.

Новости, рассказанные старым индейцем, были ужасны: кто-то напал на лесорубов, погиб человек. Полиция считала, что это был медведь, но по всем признакам это был вампир. И я могла бы поклясться, что это была моя вчерашняя знакомая.

Я не знала, согласятся ли Каллены помочь ее уничтожить. Не хотелось бы ставить их перед выбором. Да и Билли не желал иметь с ними никаких дел. Даже мой рассказ, что они вчера спасли мне жизнь, не убедил его.
«Ведь семье Калленов ничего не угрожает, а значит, они не будут помогать» - таков был его вердикт. Разговор с Билли оставил очень неприятный осадок.

Вечером, сидя в Калленовском гараже и занимаясь тюнингом моей новой машины (вернее этим занималась Розали), я рассказала все, что мне поведал Билли, и поинтересовалась ее мнением. Блек - старший был прав, Розали сказала то же самое: раз семье ничего не угрожает, то они вмешиваться не будут.

Вот только я не могла оставить все как есть. Оборотни обещали помочь, и если вампирша еще в Форксе, мы обязательно остановим ее, тем самым сохранив немало человеческих жизней.

***

Всю следующую неделю я провела в резервации, даже школу пришлось пропускать. По официальной версии мое присутствие в резервации объяснялось тем, что тяжело заболел Билли, а я, ухаживая за ним, заболела тоже. На самом деле мы пытались поймать вампиршу.

Сразу же стало понятно, что она пытается отомстить оборотням и мне: несколько раз ее следы приводили в Форкс, к дому Чарли. Все это не добавляло мне спокойствия. Она кружила по округе, избегая наших засад и постоянно опережая нас на шаг. От волков толку было мало: они были хороши в драке, но выслеживать совершенно не умели, только путались под ногами и мешали.

Через несколько дней такой охоты я была больше похожа на призрака, чем на человека. Похудевшая, с темными кругами под глазами от постоянного недосыпа и напряжения я, возвращаясь в дом Билли, буквально падала от усталости.

А еще одной причиной такого состояния стал Эдвард Каллен. Я не видела его уже несколько дней и не могла ему дозвониться, чтобы услышать его голос. Набрав номер, я слышала в трубке, что абонент недоступен.

Бездушный ответ, звучащий в телефоне, вызывал у меня панику, мне хотелось плакать и немедленно броситься в школу, чтобы выяснить, где он и что с ним. Но прекращать охоту было нельзя: без меня волки могли упустить вампиршу. Им не хватало опыта, а мне нужна была их сила в драке, только так мы могли с ней справиться.

Время шло, а ничего не менялось. Телефон Эдварда не отвечал, вампирша ускользала у нас из под носа, а я все больше превращалась в истеричку, каждую минуту думая только о нем. Не слышать его мыслей, не ощущать присутствия было сродне изоляции от всего окружающего мира, я чувствовала себя одинокой и потерянной. Я не понимала собственного состояния: когда же я успела влюбиться настолько, что уже не могу провести без него несколько дней? Что готова отказаться от своего предназначения, лишь бы быть рядом с ним?

Что я в нем нашла? Красивый, умный, образованный, воспитанный, добрый, нежный… Я могла перечислять его достоинства бесконечно, но разве любят только за достоинства? Я знала и о его недостатках, принимая его таким, какой он есть, и ничего не могла с собой поделать.

Я полюбила его всей силой первой, настоящей любви, над которой не властно время, расстояния или обстоятельства.

Похоже, я схожу с ума. Вернее, уже сошла: где это видано, что бы Охотник на вампиров влюбился в вампира! Мне просто необходимо несколько дней, чтобы разобраться в своих мыслях и чувствах. И охота это то, что мне сейчас могло помочь, но, как ни странно, не помогало.

«Еще день, и я его увижу. Завтра мы ее обязательно поймаем, и я вернусь» - непрерывно уговаривала я себя.

Но один день сменял другой без каких-либо изменений. Прошла целая неделя, прежде чем мы окончательно прекратили охоту.

Вампирша не появлялась уже несколько дней. Последний раз волки гнали ее почти до канадской границы, и только прыжок со скалы спас ее от расправы. Возможно, она испугалась и ушла, оставив нас в покое.

Мы с Билли решили, что мне надо вернуться в Форкс. Волки продолжат патрулирование, а я постараюсь обеспечить безопасность Чарли и Форкса.

***

Утро снова начиналось, как раньше: подъем, душ, кофе в компании с Чарли, и вот я снова подъезжаю к школе. Теперь рев двигателя не будоражил всю округу: новая машинка шла почти бесшумно, и только шелест шин по мокрому асфальту выдавал ее присутствие.

Я немного боялась появляться в школе. Почему он не отвечал на телефонные звонки? Вдруг что-то случилось с Калленами? Или Эдварду просто понравился кто-то другой, и он уже забыл меня? Что тогда мне делать?

Выбирая утром одежду, мне хотелось выглядеть немного элегантнее, чем обычно. Выбор пал на леггинсы и шерстяное платье-свитер. Но платье, вместо того, чтобы красиво облегать фигуру, просто болталось. Перемерив почти всю одежду, которая у меня была, я окончательно расстроилась и надела старые джинсы и байковую клетчатую рубашку. Пришлось вставить ремень, чтобы брюки с меня не падали. На прическу и макияж времени уже не хватало.

Приехав почти последней, я с огромным трудом нашла место на стояке. Втиснув машину, я схватила сумку и поспешила в класс.

Одноклассники встретили меня очень приветливо. Даже Джессика не сказала ничего ехидного, а Майк радостно заулыбался. Учитель спросил, как я себя чувствую и, получив положительный ответ, разрешил сесть.

Я оглядела класс: Эдварда не было. И на следующем уроке тоже.

С нетерпением ожидая обеда, я с облегчением увидела четверых друзей за столиком, в столовой. Не успела я подойти, как Элис бросилась ко мне на шею и потащила к ним. Улыбаясь во весь рот, Эмметт набрал целый поднос еды и поставил передо мной. Розали смотрела на меня, как на приведение, а Джаспер только качал головой.

«Неужели, я так плохо выгляжу?» – невольно подумала я, пытаясь вспомнить свое отражение в зеркале сегодня утром.

Мое переселение за столик Калленов не прошло незамеченным: Лорен с Джессикой наблюдали с круглыми от удивления глазами за тем, как мы с Элис обнимались, а Эмметт покупал для меня обед. Но сейчас меня не интересовали возможные сплетни, пусть думают, что хотят. В данный момент меня занимал только один вопрос, и я его задала, едва присев к ним за столик:

- Элис, где Эдвард?

Он отвела взгляд и ответила:

- Он уехал.

- Куда? Почему? Когда вернется? – выпалила я.

Никто не ответил, а за столом повисло неловкое молчание. Но я хотела знать больше.

- Элис, объясни! – настаивала я.

Тогда она буркнула в ответ, что ничего не знает. Что Эдвард уехал через несколько часов после возвращения с охоты, никому ничего не сказав. В мыслях Элис я увидела, как Эдвард, очень расстроенный, входит в дом, говорит Карлайлу, что ему надо побыть одному и уезжает.

Ничего не поняв из произошедшего, я очень надеялась, что причина его отъезда никак не связана со мной. Попытки расспросить остальных я скоро бросила: вслух они ничего объяснять не желали, лишь качая головой, а мысли с нелестным отзывом об Эдварде слышать не хотела я.

***

Время как будто застыло. Я каждый день с надеждой смотрела на Элис, но она только качала головой. Судя по ее видениям, Эдвард был у Денали и возвращаться не собирался.

Я вновь, как устрица, закрылась в своей раковине и перестала реагировать на окружающий мир. Ни вылазки по магазинам с Элис и Розали, ни вечера, проведенные у Калленов, не могли вывести меня из состояния тоски. Хотя этого никто и не замечал: помогала привычка скрывать свои чувства. Я по-прежнему ходила в школу, хорошо училась, улыбалась и даже шутила. После школы, пытаясь убежать от молчаливого сочувствия Элис и Розали, я все чаще стала ездить к Анжеле под предлогом, что помогаю ей шить платье.

Но саму себя обмануть невозможно: я каждую минуту думала о нем, мне было без него очень плохо. Сердце разрывалось от боли, а на лице не отражалось ни одной эмоции. Говорят, что время лечит, и надо смириться с судьбой. Я думала об этом: если такова моя судьба - быть без него - то я приму её. И если я полюбила его, то только я и была в этом виновата.

Иногда мне хотелось бросить все и поехать за ним на Аляску. Но здравый смысл говорил, что это неправильно. Кто я для него? Мимолетное увлечение, которое он забыл, как только оно исчезло из вида? Или он решил, что я ему не подхожу, ведь он считал, что я человек, и вернулся к Тане Денали?

Я впервые чувствовала ревность и растерянность. И постоянно задавалась вопросом: смогу ли я забыть и отпустить его?

Однажды по радио я услышала песню. Две строки больно ударили по натянутым нервам, но, тем не менее, принесли некоторое утешение:

«Где бы ты ни был, и с кем бы ты не был – будь счастлив…»,
«С той, что любимей, а значит, дороже – будь счастлив…».

Впервые с момента появления Эдварда в моей жизни, я вновь стала задумываться над своим будущим. Будущим без него.

Я не верила, что когда-нибудь смогу его забыть, ведь первую любовь забыть невозможно, но я всегда знала, что между нами нет и не может быть ничего общего. Возможно, это и хорошо, что он уехал: теперь мне не придется причинять ему боль, исчезая из его жизни, когда придет время.

Мой первоначальный план вновь стал приоритетным: прожить в глуши несколько лет и, после того, как меня перестанут искать, поставить все точки над «i» с Орденом и Вольтури.

Каждую ночь я выходила на охоту, но вампирша не появлялась. У волков новостей тоже не было.