Каждый день я рвался в школу. Послеобеденное время и ночь стали для меня самыми томительными часами, в то время как утро пролетало незаметно. Даже моя семья заметила перемену моего поведения. Я ничего не стал объяснять, мне хотелось самому разгадать загадку Беллы. Ведь должна же быть какая-то причина тому, что я ее не слышу!

Больше она не обращала на нас никакого внимания, как будто нас вообще не существовало. Другие школьники пытались познакомиться и подружиться, но только не она. Мы сидели за одной партой на биологии, но ближе не становились. Лабораторные работы мы выполняли вместе, но все вопросы, не касающиеся учебы, она игнорировала.

Прошло уже несколько недель, а я так о ней ничего и не узнал. Она нравилась всем парням школы и это меня раздражало. Они мечтали о ней, но Белла относилась к ним по-дружески, не выделяя никого. Я завидовал им: во мне она не хотела видеть даже друга, просто не замечала. Возможно, так было и лучше. Что я мог ей предложить? Монстра, кровожадное бездушное чудовище? Я сам себя ненавидел и мучился. Я хотел быть рядом с ней каждую минуту. Солнце для меня всходило только тогда, когда она приезжала в школу. Она проходила мимо, не замечая меня, а я, как привязанный, шел сзади. Она была такой ранимой и хрупкой, что мне хотелось постоянно защищать и оберегать ее.

Иногда, как при первой нашей встрече, мне казалось, что в ней живут два разных человека. Из беззащитного котенка она превращалась в дикую кошку, которая могла за себя постоять. Меня восхищала эта метаморфоза, настолько изящно из её пушистых лапок вылезали коготки, с помощью которых она и защищалась от несправедливости этого мира.

Однажды на физкультуре, для игры в волейбол, преподаватель назначил капитанов и, как обычно, они начинали набирать себе команду. Белла неплохо умела играть, но Райли Бирсу захотелось при всех унизить ее за то, что она вновь отказалась с ним встречаться. Он и раньше не давал ей прохода, но она ловко избегала его внимания. Сейчас он решил поквитаться, сказав при всех, что «пигалицы, которых может сдуть ветром, ему в команде не нужны». Ребята и девчонки засмеялись, даже преподаватель улыбнулся, глядя на Беллу, а я увидел, как взгляд у нее стал холодным и каким-то опасным. В этот момент она очень сильно напоминала ту девушку, которая пронзила меня полным ненависти взглядом в мой первый школьный день.

- Райли, ты прав. Как насчет пари? Пигалицы против твоей команды? – Белла произнесла это весело, будто заигрывая с ним. Если бы не ее колючий взгляд, я бы поверил, что она действительно флиртует.

«Она прирожденная актриса», - с удовлетворением подумал я.

- Если выиграют пигалицы, то до конца года ты будешь сидеть на скамейке запасных, - добавила Белла, мило улыбаясь.

Для любого другого такая угроза показалась бы мелочью, но Райли по натуре был лидером и постоянным капитаном команды, и поэтому для него это было более чем обидно.

«Она еще и хороший психолог», - еще одно наблюдение в копилку знаний о ней.

Райли попался на ее крючок. Думая, что это будет легкая победа, он решил покрасоваться перед ребятами.

- Если выиграю я, то ты, Свон, будешь со мной встречаться, - его самодовольство не знало границ, но оно же его и подвело: большинство ребят отказались играть за его команду, так как никому не хотелось своими руками отдавать самую красивую девчонку школы другому.

Видя, что Бирс не может набрать команду, Белла предложила:

- Райли, давай в пляжный волейбол. Двое на двое.

Он согласился, быстро найдя себе партнера. Белла повернулась к классу и начала осматриваться, подбирая себе пару. В голове у всех ребят была только одна мысль «выбери меня», впрочем, я желал того же. Увидеть, как в случае проигрыша она будет встречаться с этим Райли, было выше моих сил. Я начал уже подумывать, как бы устроить ему несчастный случай: неважно, чем закончится этот спор, но он ее не получит!

Но своей следующей репликой она вновь удивила всех:

- Элис, я буду рада, если ты составишь мне компанию.

Элис была на полголовы ниже Беллы, но, похоже, ее это не смущало. Я знал, на что способна Элис, но почему ее выбрала Белла, было загадкой. Как же мне хотелось заглянуть в ее мысли! Она всегда поступает не так, как от нее ожидают, но именно это мне в ней и нравится.

Я услышал, как Белла прошептала на ухо моей сестре:

- Элис, пожалуйста, помоги мне. Давай его проучим, - получив согласный кивок головой, она продолжила объяснять, - сначала напугаем: пусть решит, что проиграл нам, но в тот момент, когда прозвенит звонок, должна быть ничья.

Элис не понимала, зачем все это нужно, но согласилась. Они вышли на площадку и игра началась.

Надо ли говорить, что шоу, которое показали девчонки, было высшей пробы. Они играли, как профессионалы, слаженно принимая и передавая друг другу пасы, понимая друг друга без слов, тем самым утерев нос Райли и заставив его запаниковать. Звонок прервал партию, именно в тот момент, когда ни одна из сторон не имела преимущества.

Я невольно подумал, что ей надо учиться на дипломата и заниматься политикой, так ловко она провернула это дело: защитила себя, поставила на место Райли и в итоге все остались довольны.

Или случай, когда Тайлер Кроули принес в школу маленькую серую мышку и выпустил её в классе. Девчонки, визжа, залезали на парты. Ребята смеялись над ними и пытались прибить мышонка, испуганно носившегося по классу. Белла даже не обратила внимания на этот переполох, а когда мышка пробегала мимо, она спокойно наклонилась и легко поймала ее, спрятав в карман куртки. В обед она выпустила ее за школой, около леса.

«Милосердие и забота о беззащитном существе», - еще одна черта характера Беллы, с удовольствием подмеченная мной.

Я все больше убеждался, что она - самая необычная девушка, которую я когда-либо встречал. Она удивляла не только меня, но и учителей: по некоторым предметам ее знания были более глубокими и обширными, чем у большинства школьников. Ее мнение часто отличалось от общепринятого, и она не боялась его высказывать. Белла всегда была уверена в себе и независима, казалось, что она ничего не боится.

Но иногда она снимала эту маску и вновь становилась просто хрупкой и ранимой девушкой, которая тихо плачет, глядя в окно на дождь. В такие минуты мне хотелось подойти, стереть слезинки с ее милого личика, а потом обнять, спрятав этого ангела от всего мира.

***

В декабре начались приготовления к Рождественскому балу. Обычно мы не посещаем такие мероприятия, и этот год не будет исключением, несмотря на желание Розали туда пойти. Все мысли девчонок и парней были заняты проблемой поиска пары для бала. За возможностью пригласить Беллу выстроилась целая очередь. Я был почти уверен, что она не примет ни одно приглашение, но сомнения оставались: а если примет? Вдруг в школе есть парень, который ей нравится?

В последнее время она стала грустной и задумчивой, редко улыбалась и, иногда, украдкой стирала слезинку. Как не старался, я не смог выяснить причину ее настроения. Ради того чтобы вновь увидеть ее улыбку, я был готов на все.

Возможно, бал поднимет ей настроение? Девчонки любят наряды и танцы, это я знал по своим сестрам. Если Белла примет чье-то приглашение, тогда улыбка снова вернется к ней. Но от одной мысли, что кто-то другой будет ее обнимать и кружить в танце, у меня перехватывало дыхание, а руки сжимались в кулаки.

Глядя на нее в столовой, мне в голову пришла мысль: а если этим «кем-то» буду я? Если я попробую ее пригласить? А если она откажет, что тогда мне делать? Я даже улыбнулся, решив, что все равно приглашу её, а там будь, что будет.

Думая о том, как именно обратится к Белле, я неожиданно увидел в голове Элис видение и опешил: она видела меня, танцующего на балу! Девушку я рассмотреть не смог, ее образ был расплывчатым, как отражение в неспокойной воде. Он колебался и исчезал прежде, чем было возможно его уловить. Но единственный человек, с кем я мог бы пойти туда, это Белла. Значит ли это, что она примет мое приглашение? Я вновь посмотрел на нее, но она уже ушла в класс.

Я больше не мог находиться в школе, мне надо было подумать. Прогуляв последний урок, я направился домой. Предстояло решить вопрос под названием: «как пригласить девушку на бал?». Я никогда сам этого не делал, несмотря на то, что много раз видел процесс в голове у других людей. Какие подобрать слова, чтобы не обидеть или не напугать Беллу?
Почему с ней мне так сложно? Никогда у меня не было проблемы общения с людьми, а сейчас я чувствую себя, как идиот! Точнее, как влюбленный идиот.

От этой простой мысли я чуть не подпрыгнул на месте. Неожиданно я понял, что стою посреди комнаты и улыбаюсь во весь рот. Я понял, что влюбился в девушку, человеческую девушку! Я окончательно влюбился в Беллу Свон.

«Я люблю ее!» - эта мысль согревала мое холодное тело и дарила огромную радость. Мне хотелось с кем-то разделить свои чувства и мысли, хотелось, чтобы весь мир узнал, как я счастлив! Я с нетерпением ждал утра, когда вновь смогу ее увидеть.

***

Утром, припарковав на стоянке свой «Вольво», я услышал, как Эрик рассказывал Майку и Тайлеру о своей неудачной попытке пригласить Беллу на бал. Сначала я образовался, но потом, поняв, что она ответила, мне стало нехорошо: все, о чем я мечтал, рухнуло в один момент.

Я видел Беллу, приехавшую в школу. Все было, как и всегда, но вот Джессика задала ей тот же вопрос, и мои худшие опасения подтвердились: в школе есть парень, который ей нравится, и она согласилась пойти на бал с ним! Сидя на уроке и не слушая, что говорит учитель, я мысленно перебирал всех, кого видел рядом с Беллой хоть один раз. Но найти того, кто был бы ее достоин, я так и не смог.

С другой стороны, на что я рассчитывал? Разве я достоин ее? Почему я решил, что чудовище, которым я являюсь по своей сути, может что-то дать человеческой девушке? Как бы я не старался, я все равно останусь кровожадным бездушным монстром, навечно проклятым не только на этом свете, но и на том.

Что я могу ей дать? Я могу ее защитить, быть рядом с ней, заботиться. А нужно ли ей все это? Она должна жить нормальной, человеческой жизнью: окончить школу, получить профессию, выйти замуж, родить детей. В конце концов, она покинет этот мир, а я так и останусь тут, наедине со своей вечностью.

Я вновь посмотрел на Беллу: она сидела рядом, полуприкрыв глаза и улыбалась, немного грустной, но все же улыбкой. Повернув ко мне голову, она, впервые за несколько недель, посмотрела на меня. И я буквально утонул в ее глазах, настолько те манили и притягивали, не давая отвести взгляд. Вдруг наваждение прошло, она опустила голову и, что-то написав на листочке, передала его мне:

«Могу я пригласить тебя на Рождественский бал?» - гласила надпись.

Я прочитал этот простой вопрос несколько раз и не мог поверить в происходящее. Белла действительно приглашала меня?! А как же то, что она сказала друзьям? Она шутила? Могу ли я надеяться, что все происходящее - правда? Как же я хочу, чтобы все это было правдой!

Я вновь посмотрел на неё с надеждой, и на лице девушки появилась скромная улыбка. Такой улыбки я не видел на ее личике уже давно.

На секунду взяв записку в руки, она вновь протянула ее мне:

«Это можно расценивать, как согласие?» - добавилось предложение.

Я продолжал смотреть ей в глаза, понимая, что уже никогда не смогу отказаться от нее. Пусть это было эгоизмом с моей стороны и совершенно неправильно, но она будет только моей, и я никому ее не отдам до тех пор, пока она будет сама выбирать меня, как сделала это сейчас.

«Да, заеду за тобой в семь» - написал я, закрепляя за собой право быть всегда рядом с ней.