Меня разбудил голос мамы, раздававшийся в гостиной, она горячо спорила с кем-то. Второй голос был женским, тихим и низким, явно человеческим, без вампирских «колокольчиков». Я подумала было, что приехала Рене, но этот гортанный голос, хоть и был знакомым, но на мягкий, музыкальный голос моей бабушки похож не был. Я встала и, запахнувшись в свой любимый махровый халат с розово-голубыми мотыльками, вышла в гостиную.
В обитом бархатом кресле, как будто привезенном из средневекового замка, напряженно выпрямившись и сложив руки на коленях, сидела Сью Клируотер. Мама взволнованно прохаживалась перед ней по комнате, не переставая говорить:
- Она еще очень слаба… Она чуть не умерла… Ей нужен покой! Я не позволю ей участвовать в непонятных индейских ритуалах! И Эдвард, я думаю, тоже будет против.
Смуглое скуластое лицо Сью, порядком постаревшее за прошедшие десять лет, было непроницаемым. Она спокойным голосом произнесла:
- Эдвард сказал, что не возражает против поездки Ренесми в Ла Пуш. Я говорила с ним в Большом Доме.
На лице мамы отразилось удивление… Я тоже была крайне удивлена. Насколько я помню из рассказов моих родных, когда мама была человеком, отец очень болезненно относился к ее поездкам в индейскую резервацию племени квилетов. А теперь Эдвард – не против, а мама возражает?
Тут Сью заметила мое появление. Она торжественно поднялась со своего места и с достоинством проговорила:
- Я благодарю тебя, ты спасла моей дочери жизнь. Ты была очень храброй, ты рисковала своей жизнью ради спасения Леа. Ты, правда, не знала, как на тебя подействует яд?
За меня с вызовом ответила Белла:
- Откуда ей было знать?
Сью посмотрела на нее со сдержанной улыбкой…
- Тем ценнее ее поступок…
Она протянула мне обе руки, я подошла, и она крепко обняла меня, прижав к своей груди, как дочь.
- Мам, с Леа все в порядке? – высвободившись из крепких объятий, спросила я, так как, несмотря на то, что сказала Сью, я все еще беспокоилась.
- Да детка, с ней все в порядке, Карлайл разрешил ей вернуться домой, но взял с нее слово, что она останется в постели, пока не срастется ключица. Яд, благодаря тебе, не причинил ей вреда.
- Отлично! А о чем вы спорили?
Мама с негодованием посмотрела на Сью, но промолчала, предоставляя ей самой мне все объяснить.
Сью, откашлявшись, как перед произнесением важной речи сказала:
- Сегодня ночью на скалах соберется все племя, чтобы почтить тебя – новую дочь племени квилетов. Ты должна пройти обряд посвящения, чтобы стать одной из нас.
- Но я и так скоро стану частью племени, послезавтра моя свадьба с Джейкобом…
Сью улыбнулась мне почти снисходительно:
- Стать женой квилета еще не значит стать частью племени… Для этого нужно стать одной крови с квилетами…
При упоминании крови, у меня в горле тут же вспыхнуло пламя, которое вызвало в памяти страшный огонь, полыхавший в моих венах несколько часов назад. Видимо, из-за того, что я несколько недель воздерживалась от употребления крови, после моей «спасательной операции», жажда усилилась. Сглотнув слюну, я непонимающе смотрела на Сью.
- А что за посвящение?
Мама оборотней загадочно улыбнулась:
- Об этом я не могу рассказывать… холодным.
Мамины глаза полыхнули черным огнем…
- Ренесми наполовину вампир, ты забыла?
- Это неважно… теперь…
Я ничего не понимала. Посмотрев в лицо матери, я увидела на нем смесь непонимания, удивления и раздражения…
- Мам, я должна поехать. Тем более, если папа не против.
Этот аргумент крыть было нечем. Белла вздохнула и нехотя произнесла:
- Ну хорошо, только обещай мне, что с ней больше ничего не случится… По-моему, с нее уже хватит приключений. Хотя бы до свадьбы….
Я порывисто обняла ее и звонко поцеловала в щеку.
- Ничего со мной не случится… Рядом с Джейком и стаей.
- Ты всегда так говоришь, а получается - наоборот, - шутливо проворчала мама.
- Я обещаю, что с головы твоей дочери не упадет ни одного волоса, - гортанный голос Сью прозвучал торжественно, как в церкви.- Она и мне теперь как дочь, - уже мягче с ласковой улыбкой проговорила она, погладив меня по щеке.
- Мне нужно одеться как-то по-особенному? – спросила я.
- Нет, подойдет обычная одежда, это не важно, - Сью снова загадочно улыбнулась.
- Я мигом…
Пулей вылетев из гостиной, я понеслась в свою комнату. Натянув джинсы, первый попавшийся свитер и куртку, я вылетела обратно.
- Я готова!
Сью встала и протянула мне руку. Я вложила свою ладонь в ее, сухую и не по-женски сильную, и мы вышли из домика в холодную зимнюю ночь. Путь до Большого дома занял у нас гораздо больше времени, чем обычно, так как Сью не обладала скоростью ни вампира, ни оборотня, ни даже моей. Но зато у меня было время, чтобы попробовать выудить у нее хоть какую-то информацию. Хотя по ее каменному лицу было видно, что разговорить ее вряд ли удастся. Но на мое удивление, первой разговор начала Сью:
- Ты, наверное, сгораешь от любопытства, не зная чего ожидать?
Я молча кивнула.
- Теперь, когда нас не слышит твоя мать, я могу рассказать тебе о том, что тебе предстоит. Но ты должна мне поклясться, что, ни при каких обстоятельствах, не расскажешь своим родителям и никому из Калленов о том, что услышишь и увидишь сегодня.
- Клянусь…- мой голос прозвучал хрипло и глухо. Сердце забилось сильнее от прикосновения к древней тайне…
Сью продолжила, гортанно и немного нараспев:
- Однажды в битве с холодными, забредшими на землю квилетов, был смертельно ранен молодой воин – правнук Таха Аки. Его звали Деба Сиге, что означает Солнечный свет. Он был самым быстрым в стае, и самым нетерпеливым. Он первым почуял врага, и, не дожидаясь братьев, бросился в погоню. Но силы были не равны, так как холодных оказалось двое – женщина с рыжими, как огонь волосами, и мужчина. Женщина была очень быстрой, быстрее, чем Деба Сиге. Пока братья мчались ему на помощь, холодная покалечила молодого воина, сломав ему кости, но самое плохое было в том, что она его укусила. Когда подоспели братья, оба холодных уже успели скрыться, а Деба Сиге едва дышал. Братья отнесли его в деревню, где воина ждала невеста… Она была не из племени квилетов, наши воины нашли ее на берегу моря, когда после кораблекрушения ее волнами выбросило на берег. Она чудом осталась жива, и старейшины разрешили ей остаться в племени. Она была бледнолицей. Квилеты прозвали ее Апачикве – Белое облако. Шаман племени не знал, что делать, чтобы спасти жизнь Деба Сиге, он умирал от мучительной боли, которую причинял ему яд холодной женщины. Тогда Апачикве разрезала свою руку и руку Деба Сиге и соединила раны вместе. Кровь Апачикве разбавила яд в жилах Деба Сиге и дала ему сил. Он выжил. Но Апачикве, которая ослабла от потери крови, отдав ее любимому, не смогла жить. Она умерла. Деба Сиге был вне себя от горя. Он даже хотел покончить с собой, бросившись с утеса. Но Таха Аки остановил правнука, сказав, что если он так поступит, то жертва Апачикве будет напрасной. Он сказал, что находясь в облике волка, он будет слышать мысли любимой и сможет говорить с ней, так как ее дух по-прежнему остается рядом с ним. А через несколько дней в деревню пришла белая волчица. Она пришла из леса к хижине Деба Сиге и легла у входа. Как не пытались ее прогнать, он не уходила и рычала на каждого, кто пытался подойти к ней близко. Когда же из хижины вышел Деба Сиге, она подползла к нему на животе и стала лизать ему руки. С тех пор они не расставались. А когда воин превратился в волка, он услышал мысли белой волчицы и понял, что это и есть Апачикве. Когда ее кровь соединилась с кровью воина духа, в нее тоже проникла магия. Только она не могла превратиться в человека, так как человеческая половинка в ней умерла. Но будучи волком, Деба Сиге мог быть с ней и любить ее. Постепенно он совсем перестал превращаться в человека, и они ушли с любимой жить в чащу леса…
Сью замолчала. У меня даже дух захватило, я потрясенная, молча шла рядом с этой удивительной женщиной, матерью двоих оборотней, одного из которых, точнее одну, я недавно спасла от смерти… Совсем как Апачикве. Только в отличие от нее, я не умерла… И тут меня обожгла мысль: « Я что теперь тоже стану оборотнем?» Я боялась спросить об этом Сью, но она видимо поняла мой страх и поспешила меня успокоить:
- Это только легенда… Он переливания крови оборотнем ты не станешь… Я рассказала тебе эту древнюю сказку, чтобы ты поняла, что спасший жизнь квилету с тех пор считается поделившимся с ним кровью и становится частью племени. Этот закон наших предков нерушим. Поэтому сегодня всю ночь будут гореть костры в твою честь, и ты получишь духовное имя, став моей дочерью.
- Но что мне нужно делать?- срывающимся от волнения голосом спросила я.
- Ничего особенного. Тебя оденут в священную одежду, шаман спросит у духов, какое имя ты будешь носить и после того, как огонь костра очистит твою душу, ты станешь частью племени.
- Как это огонь очистит мою душу? - меня снова передернуло от воспоминаний об адском пламени в моих жилах.
- Ничего страшного, это просто ритуал, увидишь, это не больно.
Я с сомнением посмотрела на Сью.
За увлекательным рассказом мы не заметили, как вышли к Большому Дому. На подъездной дорожке стоял джип Эммета. Из него, к моему удивлению, вылез Джейкоб, расплывшийся в улыбке при виде меня. Он тут же вихрем подлетел ко мне и, схватив в объятия, закружил.
- Джейкоб Блэк, немедленно поставь меня на ноги! – я шутливо вырывалась из медвежьих тисков обжигающих рук, но на самом деле мне сразу стало тепло и уютно.
Джейк опустил меня на землю, но объятий не разжал. Он провел рукой по моей спине, теснее прижимая меня к своей горячей груди, и страстно поцеловал… Мое сердце забилось, как испуганная птичка, и в голове все поплыло… Я с радостью поняла, что ощущения от поцелуя Джейка мне нравятся гораздо больше, чем то, что я испытывала от ледяных поцелуев де Жеса. Казалось, меня от макушки до самых пяток затопила горячая волна света и радости, а снизу, как в бокале шампанского, поднимались, щекоча, озорные пузырьки…
Наконец поцелуй закончился. Я, с трудом переведя дыхание, спросила:
- А кто тебе разрешил взять этот джип? Розали в курсе?
- Эдвард попросил Эммета одолжить нам эту машину, сказав, что это самый безопасный вариант для поездки в Ла Пуш. Роуз, конечно, взбесилась, сказав, что больше не сядет в эту машину, потому что моя вонь не выветрится из нее до конца света. Но милый Эдвард пообещал ей и Эммету купить новую… Так что, наверное, мне его подарят за ненадобностью.
Я улыбнулась. Сколько лет прошло, а Роуз и Джейк все также любят попикироваться друг с другом.
- Несси! – из дома вышел отец, услышав наши голоса… ну или мысли. Он быстро подошел ко мне и сжал в объятиях. Потом отстранившись, внимательно посмотрел мне в лицо, и заботливо спросил:
- Как ты себя чувствуешь? Карлайл просил тебе передать, что если тебя мучит жажда, в доме есть донорская кровь, осталась от переливаний, которые он делал Леа.
В горле вновь вспыхнул пожар, когда я представила, как густая теплая солоноватая жидкость мягко стекает по моему горлу, гася нестерпимое пламя, и по телу разливается тепло. Но я, сделав над собой усилие и сглотнув слюну, твердо ответила:
- Нет пап, я больше никогда не буду употреблять кровь, тем более человеческую. Я могу обходиться обычной пищей, и намерена придерживаться именно такой диеты.
Отец посмотрел на меня с уважением:
- Дедушка Карлайл тобой будет гордиться еще больше…
- Мы поедим в Ла Пуш, - в разговор вмешался Джейкоб.
- Ну как хотите, - Эдвард дружески похлопал его по плечу, а потом посмотрел пристально в глаза и произнес глухо:
- Береги ее, Джейк…
- А то! – Джейкоб расплылся в широченной улыбке, - сегодня Нес под защитой почти двадцати волков ростом с мустанга… Даже у Вольтури нет шансов…
- Хвастун! – я шутливо хлопнула его по лбу. Правда, для этого мне пришлось привстать на цыпочки. Джейкоб в ответ чмокнул меня в щеку.
- Нам пора, - раздался гортанный голос Сью Клируотер.
- Да, да, езжайте, а то проспишь завтра весь день, - раздался перезвон серебряных колокольчиков, и Элис помахала мне рукой с крыльца.- Уснешь на примерке… Или еще хуже, проспишь свадьбу!
Я с улыбкой помахала своей замечательной тете в ответ.
Мы втроем сели в машину, Эдвард внимательно проследил за тем, что я распутала и пристегнула всю сложную систему ремней безопасности. Джейкоб снова ухмыльнулся во весь рот, видимо вспомнив лицо Розали, когда она узнала, что ему разрешили взять эту машину, и резко нажал на газ. Джип взревел и рванулся прочь по лесной дороге.