Мы ехали уже второй час. Пейзаж за окном изменился, пологие холмы сменились на альпийские предгорья, мельком я успела разглядеть дорожный указатель « Бризигелла, 20 км». Я боялась оглядываться назад, чтобы не привлекать внимание моих конвоиров. Да и стекла автомобиля были затонированы довольно густо, так что за ними едва можно было разглядеть что-либо. С каждой минутой мое сердце начинало все сильнее сбиваться с ритма, то выбивая безумную чечетку, то останавливаясь как от удара электротока. Я почти физически ощущала, как вспыхнувшая, было, ярким светом в душе надежда угасает, как свечка, накрытая пустым стаканом. Где-то в груди поселилась тупая, ноющая боль. Еще несколько часов, и все будет кончено. Наконец-то Аро получит свой долгожданный приз…
Внезапно, я вздрогнула, почувствовав легкую вибрацию мобильника, мысленно похвалив себя за то, что поставила на режим без звука. Он подал лишь один сигнал и замолчал. Я похолодела от мысли, что мои конвоиры услышали этот тихий звук… Но нет, они никак не отреагировали… Видимо, шум от движения машины и звучавшая в салоне, хотя и тихая, музыка перекрыли его. Я быстро обернулась назад и увидела свет фар догонявшего нас автомобиля. Насколько я смогла рассмотреть сквозь тонированные стекла «мерседеса», это был «бентли» моего отца. Сердце снова судорожно забилось, я сделала над собой невероятное усилие, пытаясь сохранить хотя бы остатки спокойствия. Внезапно из-за отцовского автомобиля на встречную полосу выехал огромный внедорожник, кажется, «Порше Кайен» и, обогнав «бентли», устремился за нашим «мерседесом», пытаясь прижать его к обочине. Судя по внушительным размерам машины, и агрессивному стилю вождения за рулем явно был Эммет. А с другой стороны по самой обочине дороги, чудом не врезаясь в стремительно пролетавшие мимо деревья и приподнимая от земли переднее колесо, мчался мотоцикл! Сомнений относительно личности управлявшего им мотоциклиста у меня не было никаких. Сзади сверкающий на солнце и грозно ревущий байк, догоняли еще два, поменьше и попроще. Мотоциклисты и водитель «Порше» явно пытались взять наш «Мерседес» в клещи.
Слуга, управлявший машиной, выругался сквозь зубы, резко крутанул руль сначала в одну сторону, пытаясь увернуться от преследовавшего его «порше», потом в другую - уходя от столкновения с мотоциклистами, которые немного отстали, и прибавил газу. «Мерседес» хищно заурчал, и меня вжало в сиденье. Безумная гонка продолжалась, и меня вдруг пронзила страшная мысль, что если случится авария, то из всех ее участников погибнуть есть шанс только у меня… И еще у Джейка… Нет, даже думать об этом не хочу!!! Но как остановить машину? И тут я вспомнила об эффекте, который произвел на де Жеса мой «показ». Приготовившись ко всему, сжавшись в комочек, как перед прыжком в холодную воду, и резко выдохнув, я приложила ладони к холодным лицам моих конвоиров….
Меня словно ударило током, и перед глазами возникла очень реалистичная и живая картина – оба моих провожатых стояли спина к спине в боевой стойке, на из лицах был смертельный ужас, а из горла вырывалось рычание… Ощетинившись, оскалив огромные клыки и издавая громовой рык, на них с трех сторон надвигались огромные волки – буро-коричневый, серый и шоколадный… За спинами волков я различила отца, мать и Эммета с Джаспером. Джаспер что-то говорил вампирам, видимо пытаясь уговорить их сдаться, Эммет был готов броситься в атаку, а отец внимательно вглядывался в их искаженные ужасом лица, видимо читая мысли. Потом один из вампиров, не выдержав противостояния, с рычанием бросился на шоколадного волка, в тот же миг Эммет рванулся вперед, а два других оборотня схватили второго вампира зубами за обе руки. Раздался отвратительный леденящий душу звук…
Видение прервалось от страшного удара и металлического скрежета, наш автомобиль перевернулся, и боком проехав по шоссе несколько метров, с грохотом ударился в ствол придорожного дерева. От сильного удара по голове я потеряла сознание…
Я очнулась от ощущения ледяной железной хватки на своей шее. Оказалось, что меня держит за горло один из моих конвоиров, второй стоит, прикрывая его спину. Мое видение повторялось в точности… Джейкоб, в волчьем обличье, медленно, по миллиметру, едва переставляя огромные лапы, наступал на вампиров… Чуть сзади и слева, едва сдерживаясь, чтобы не броситься вперед, стоял Эммет, пригнувшись, как зверь перед прыжком. За его спиной, словно разъяренная тигрица, застыла Розали. Чуть левее от них я увидела Джаспера, а справа – отца. За спиной Эдварда, вцепившись в его плечо, с белым как смерть, перекошенным от ужаса лицом стояла мама. Элис напряженно выглядывала из-за спины заслонившего ее собой Джаспера. Я не могла повернуть голову, но слышала громовой рык, вырывавшийся из двух волчьих глоток у себя за спиной. Вспомнив свое видение, я поняла, что это Квил и Эмбри. Разбитый «мерседес» дымился у обочины. Вампир, державший меня за горло, истерично кричал по-итальянски, я понимала лишь общий смысл, он требовал дать нам уехать, угрожая оторвать мне голову. Джаспер спокойным, уверенным голосом, который никак не вязался с его страшным лицом, пытался успокоить находившегося на гране истерики итальянца. Второй слуга Казановы буквально прирос к спине товарища, скованный страхом, не в силах пошевелиться. Видимо квилетских оборотней эти вампиры видели впервые… На самом деле ситуация была патовой… Убить одного из вампиров Квилу и Эмбри не составляло никакого труда. Но это не помешало бы другому моментально оторвать мне голову… И тут я услышала бархатный голос отца, спокойно и вкрадчиво говоривший по-итальянски:
- Паоло, успокойся, не делай глупостей. Ты же понимаешь, если ты причинишь ей вред, мы разорвем тебя на мелкие кусочки. Сила не на твоей стороне… Ни твой хозяин, ни Вольтури тебе не помогут, им вообще на тебя наплевать. Отпусти ее, Паоло, отпусти… Мы не тронем тебя, если захочешь, поможем скрыться… Сделай правильный выбор…
Вампира затрясло еще сильнее, его голос сорвался на крик:
- Кто вы такие?! Откуда ты знаешь, как меня зовут?! Где гарантии, что вы нас отпустите?! Мама миа, что это за звери?!
Эдвард положил руку на мохнатое плечо Джейкоба и он, с трудом оторвав горящие глаза от меня и удерживающего меня вампира, повернул голову в его сторону. Поняв, что от него хочет Эдвард, Джейк тяжело вздохнул и отступил назад, сев на задние лапы. Тоже сделали Квил и Эмбри. Напряжение слегка спало. Видимо подействовал также и дар Джаспера, изо всех сил пытавшегося успокоить находившихся на грани истерики слуг Казановы.
Эдвард медленно стал приближаться к Паоло, который, всхлипнув от ужаса, сильнее сжал мое горло. Я начала хрипеть и задыхаться. Эдвард скрипнул зубами, но продолжил очень медленно сокращать расстояние, разделявшее нас.
- Ну же, Паоло, отпусти ее, неужели ты готов отдать свою жизнь за прихоти твоего господина? Я обещаю, ты уйдешь с миром, и твой товарищ, Федерико, тоже. Отпусти ее, - голос отца звучал вкрадчиво и тихо, как у гипнотизера.
Постепенно ледяная хватка у моего горла стала ослабевать. Завороженный голосом моего отца и под воздействием Джаспера, Паоло стал разжимать стальные пальцы, почти перекрывшие мне кислород. Наконец, почувствовав свободу, я вырвалась из его ледяных рук и метнулась за спину отца. Джейкоб тут же закрыл меня своей огромной мохнатой грудью. Я почувствовала прохладные объятия матери…
И тут не выдержали нервы у второго вампира. С диким рычанием, неистово вращая глазами, он бросился на Квила и Эмбри. Джейкоб одним гигантским прыжком метнулся вперед на помощь товарищам, Эммет с рыком последовал за ним. Я спрятала голову на груди у матери, не желая видеть продолжения своего видения. Страшный металлический звук прорезал тишину итальянских Альп…
Останки вампиров догорали на полянке между вековых пробковых деревьев, меня мутило от резкого запаха … Джейкоб, уже успевший перевоплотиться в человека и натянуть на себя шорты, обнимал меня, гладил по волосам и целовал мои щеки, губы, его лицо было мокрым от слез, хриплый голос шептал мне на ухо:
- Нес… Я думал, что потерял тебя… Я чуть с ума не сошел…Сердце… думал, разорвется….
Его горячее дыхание обжигало мою кожу, сердце таяло от тепла его тела, сквозь закрытые веки я видела солнечный свет…
И тут я услышала звонкий голосок Элис:
- Они пришли! Вольтури! Белла, это Джейн!
Я кожей ощутила, как нас накрывает маминым щитом. Осторожно высвободившись от объятий любимого, я увидела, что Квил и Эмбри, вздыбив шерсть на загривке и оскалив клыки, встали впереди, Эммет снова сжал кулаки, а Эдвард и Джаспер сомкнув плечи, заслонили собой Беллу и Элис. На обочине резко затормозил черный Мерседес, похожий на тот, что разбитый, дымился у дерева. Из машины в одно мгновение появилась миниатюрная фигурка Джейн в неизменной графитово-серой накидке, следом угловатая махина Феликса, который был без плаща, в обычном темном костюме, и Деметрий в элегантном клубном пиджаке густо-малинового цвета. Их сопровождали двое незнакомых мне вампиров, оба в строгих костюмах и темных очках, похожие на секретных агентов или на секьюрити. Один из них вышел с водительской стороны. Деметрий с мстительной усмешкой на бледных губах оглядел присутствующих, явно ожидая увидеть еще одного персонажа… Не увидев среди участников этой сцены Казанову, он разочарованно поджал губы и, казалось, потерял всякий интерес к происходящему.
- Как жаль…, - голос Джейн был как всегда холоден и безразличен, - мы снова опоздали…
- Я не вижу причин для вашего вмешательства, - невозмутимо сказал Эдвард.
- Причины есть. И тебе они прекрасно известны. По-моему, твоя дочь направлялась в Вольтерру? – Джейн с легкой улыбкой посмотрела на меня, и меня пробила дрожь, хотя я знала, что вреда она причинить мне не в силах.
- Она передумала, - ответила за меня мама, и в ее словах послышалась угроза.
- Аро будет очень расстроен, - тонкий голосок Джейн был исполнен печали.
- Передайте Аро мои искренние сожаления и извинения, но обстоятельства изменились, и я больше не хочу состоять у него на службе, - мой голос предательски дрожал.
Джейн посмотрела на меня с недоброй усмешкой, Феликс за ее спиной скрипнул зубами, а Деметрий снова улыбнулся своей жуткой похотливой улыбкой.
- А что здесь делают эти волки? – казалось, что Джейн спрашивает это из пустого праздного любопытства, - разве им не место в их индейской резервации? Эдвард, боюсь, Каю очень не понравится, что вы все еще водите дружбу с такими сомнительными знакомыми…
- Меня не волнует мнение Кая по этому вопросу, - с вызовом ответил отец.
Джейн оценивающе оглядела место недавней схватки. Естественно, она понимала, что шансов выиграть прямое противостояние с шестью вампирами и тремя оборотнями, когда она лишена возможности использовать свой «огнемет» из-за щита Беллы, у них нет. Теперь нужно было удалиться с достоинством, сохранив хорошую мину при плохой игре.
- Ладно, если Ренесми не желает последовать с нами, настаивать мы не будем. Никаких претензий ни к ней, ни к Калленам у Вольтури нет. Единственная просьба, уберите своих псов…- Джейн презрительно скривилась, посмотрев на Квила и Эмбри убийственным взглядом.
Из волчьих глоток вырвалось рычание. Джейн с презрением отвернулась, и на ее лице отразилась смертная скука. Ее тонкий голосок был холоден как далекие звезды:
- Феликс, Деметрий, нам пора домой…
Подручные Вольтури с достоинством удалились. Черный «мерседес», взвизгнув покрышками по асфальту, сорвался с места, и резко развернувшись, с бешеной скоростью умчался по дороге…
Дальнейшее я помню плохо. Видимо мое перегруженное сознание отказывалось работать как надо, поэтому я помню лишь отдельные сцены, как вспышки, запечатлевшиеся в моем мозгу…Я помню объятия и поцелуи родных, и горячую руку Джейка, постоянно сжимавшую мою… Помню, как ехала в машине отца, зажатая между пышущей жаром махиной Джейкоба и тонкой прохладной маминой фигуркой, и странные ощущения жара и холода одновременно… Помню, что пыталась что-то рассказывать отцу, но мысли путались, и я смеялась от собственной глупости… Я почти не помню, как мы добирались до Лондона, мне кажется, что почти всю дорогу я спала. Я помню, как Джейкоб осторожно, как китайскую вазу династии Цинь, достал меня, полусонную, из машины, и отнес наверх в мою спальню. И как долго сидел у моей постели, не сводя с меня глаз, и все гладил мою руку, не в силах от меня оторваться. Счастье будто сидело у меня внутри, как маленький пушистый котенок… И сквозь закрытые веки я снова видела солнечный свет….