Утром, проснувшись довольно бодрой и полной сил, я на свое удивление, не застала в своей комнате де Жеса. Видимо эффект, произведенный моим «показом», был настолько силен, что Рауль, не желая его повторения, избегал меня. Это меня ничуть не расстроило. Я встала с постели и пошла в ванную. Приняв душ, высушив волосы, я проверила сохранность моей единственной надежды на спасение – мобильника, переданного мне Елиазаром. Он был на месте, и заряд был почти полным. Выйдя из ванной комнаты, я нашла на столике рядом с кроватью кубок с «естественными источником жизни» и, не раздумывая, осушила его в один глоток. Силы мне не помешают. Потом я уселась в кресло и стала размышлять о том, каким образом раздобыть вместо этих оперных костюмов, которыми была забита гардеробная, нормальную одежду. Не могла же я отправиться в путь в платье с кринолином. Поставив на столик пустой кубок, я заметила рядом с ним небольшой серебряный колокольчик. Поняв его предназначение, я позвонила. Спустя мгновение в мою комнату вошел один из слуг. Легко поклонившись, он застыл в ожидании указаний.
- Скажи своему хозяину, что мне нужно с ним поговорить. И еще, мне нужна одежда, нормальная одежда, а не эти театральные костюмы, - я небрежно махнула рукой в сторону гардеробной. Слыша свой голос как бы со стороны, я удивилась властным ноткам, появившимся в нем. Да, воистину, власть заразная штука…
Слуга с таким же легким поклоном исчез за дверью. Еще через минуту в дверном проеме возник де Жес, как всегда, изящный и блистательный. Его прекрасное лицо было тревожным.
- Я слушаю тебя, аморе миа… О чем ты хотела со мной поговорить? - волшебный голос был исполнен печали…
- Я отправляюсь в Вольтерру. Аро «предложил» мне присоединиться к свите и я, как ты понимаешь, не могу ему отказать. Я хотела бы отправиться в путь сегодня после полудня. Сколько времени займет дорога до Вольтерры?
Лицо Рауля помрачнело. Он посмотрел на меня глазами, полными боли и разочарования.
- Ты покидаешь меня, любовь моя… Как жаль… Ты могла бы стать любовью всей моей вечной жизни…Идеальная возлюбленная – сильная и нежная, страстная и бессмертная, как и я… Как жаль…
В его голосе было столько чувственной грусти, что казалось, по его прекрасному мраморному лицу потекут слезы… Но это была лишь иллюзия.
Помолчав немного, де Жес продолжил:
- До Вольтерры вы доберетесь за четыре – пять часов. Я, к сожалению, не смогу тебя сопровождать. Тебе известна причина. Я дам указания Паоло и Федерико сопровождать тебя до дворца Вольтури. Леон сейчас же отправится добывать тебе одежду. Составь для него список с указанием размера. Не позднее чем через два часа ты получишь все необходимое. Как только ты будешь готова, вы отправитесь в путь.
Внезапно, де Жес оказался около меня, его рука осторожно обняла меня за талию, внешней стороной другой он нежно провел по моей щеке, и, заглянув мне в глаза, проникновенно сказал почти шепотом:
- Я буду ждать тебя вечно, любовь моя, если ты когда-нибудь захочешь вернуться, знай, я буду тебя ждать…
Я ощутила на губах его нежный ледяной поцелуй, и божественный запах вербены, мускуса и ванили, на одно мгновение окутав меня пьянящей волной, исчез вместе с его обладателем.
Два часа я провела, меряя шагами комнату, как зверь в клетке. Сердце билось неистово, грозя выскочить из груди, дыхание сбивалось… Я подошла к окну, чтобы попытаться успокоиться и не выдать себя своим волнением. Закрыв глаза, я начала медленно вдыхать и выдыхать, успокаивая сердцебиение. Через какое-то время мне удалось справиться с паникой.
Наконец, в дверь, постучали, и вошел слуга, видимо Леон, в руках у него было несколько пакетов с логотипами известных итальянский дизайнеров. «Тетя Элис мною бы гордилась»: подумала я. В пакетах оказались комплект простого хлопкового спортивного белья, темно-синие джинсы, простая, но стильная белая футболка и мягкий шерстяной пуловер нежно-голубого цвета с рисунком, вывязанным косами, видимо ручной вязки. Дополнила мой гардероб кожаная куртка из мягкой телячьей кожи коричневого цвета с отделкой бахромой в стиле кантри и под стать ей кожаные расшитые сапоги с имитацией шпор. Одевшись, я удовлетворенно посмотрела на себя в зеркало. Заветный мобильник я спрятала во внутренний карман куртки, застегнув его на молнию.
Закончив сборы, я позвонила в колокольчик. Снова вошел Леон, оценивающе окинув меня взглядом, ослепительно улыбнулся и жестом пригласил следовать за собой. Я покинула свою темницу без тени сожаления.
Выйдя из двери палаццо, которая, как и говорил де Жес, действительно оказалась бронированной, мы с двумя слугами сели в небольшой катер, привязанный к специальному парковочному столбику. Наземный транспорт в Венеции был запрещен, все жители передвигались исключительно на лодках и катерах, а также на специальном общественном транспорте, тоже водном. Через тридцать минут катер, проплыв под бесчисленными мостиками и мостами по узким внутренним каналам – улицам вышел на гладь Гранд канала и устремился к материку. Причалив к небольшому пирсу, мы вышли из катера и прошли на подземную парковку, где стоял тот самый черный «мерседес» с затемненными стеклами, что увез меня четыре долгих дня назад из клуба «Миднайт» в Лондоне. Один из моих провожатых сел за руль, другой на переднее сиденье. Я расположилась сзади. Автомобиль сорвался с места, и мое сердце снова тревожно забилось. Узнал ли Аро о нашем разговоре с Елиазаром? Возможно, нам навстречу уже направлена карательная команда во главе с дьявольской малюткой Джейн? Успею ли я сообщить отцу о своем местоположении, и успеет ли он добраться до меня скорее, чем подручные Вольтури? Ну почему я не вижу своего будущего?!
«Мерседес» несся по дороге, с каждым метром приближая меня к зловещей Вольтерре. Я лихорадочно соображала, как позвонить отцу, не привлекая внимания своих конвоиров.
Наконец, тот слуга, что был за рулем, огорченно поцокав языком, свернул с трассы, видимо на заправку. Мое сердце встрепенулось. Вот этот шанс! Его нельзя было упустить. Машина остановилась. Слуга, что был за рулем, вышел, чтобы заправить машину, а я как можно беззаботнее произнесла по-итальянски:
- Ми серве ла габинетто!
Мой провожатый согласно кивнул, выскочил из машины, галантно распахнул передо мной дверь и указал жестом в сторону мини-маркета. Естественно, он последовал за мной, как тень. Я надеялась, что хотя бы в туалете он оставит меня в покое.
К счастью, мой конвоир остался снаружи. Трясущимися руками я достала мобильник… Только бы он не сел и была связь… Индикатор зарядки был на середине, а индикатор приема – заполнен полностью. Не попадая по нужным кнопкам от волнения, я набрала номер отца и чуть не умерла, пока слушала длинные гудки… Наконец, я с восторгом услышала родной бархатный баритон:
- Слушаю…
- Пап, это я…
- Ренесми !!! Ты жива… Ты в порядке? Где ты?
- Я точно не знаю, примерно час назад мы выехали из Местри. Мы едем в Вольтерру. Пап, Казанова держал меня в Венеции, мне помог Елиазар, но Аро может увидеть наш разговор с ним, и тогда он вышлет на перехват команду. Больше позвонить я не смогу, меня охраняют…
- Боже, слава богу, ты невредима… В Венеции? Мы же с Джейкобом, Эммет и Джаспер вывернули наизнанку всю Италию! Мы обыскали каждый дом в Венеции… Как же так?
- Пап, долго рассказывать, это одна из особенностей Казановы… Мне пора, а то мой охранник заподозрит неладное. Люблю тебя… И еще, пап, Джейк, он рядом? Скажи, ему, что я его очень люблю. И маме… Я так вас всех люблю….
Мой голос сорвался… Я с трудом заставила себя захлопнуть телефон…
Когда я вышла из туалета, мой провожатый мило беседовал с продавщицей за стойкой. Увидев меня, он разочарованно вздохнул и, послав раскрасневшейся девушке воздушный поцелуй, направился за мной к выходу. Бедняжка, она и не представляла, кто этот милый галантный кавалер…
Мы снова сели в «мерседес», и он рванул с места. Теперь все зависело от того, кто успеет быстрее – мои родные или мои враги…