Эдвард

- Она в порядке, Эдвард. Я уже говорил тебе это ранее. - Карлайл был мягким и терпеливым, я ненавидел его слабость. – Ты не сможешь увидеть ее, пока не успокоишься. Я не могу этого позволить.
- Карлайл, разреши мне увидеть ее! – прошипел я сквозь рваное дыхание. Мне нужно было самому посмотреть на нее и убедиться собственными дьявольскими глазами, что она в порядке. Мне нужна гарантия того, что она дышит, и теплая, и ее губы розовые, а не посиневшие. – Мне нужно…
- Тебе нужно себя контролировать, - напомнил он мне, терпеливый как всегда.
Я тяжело переживал ее отсутствие. Я становился опасно одержимым. Я чувствовал, как возвращаюсь старый я, и тогда понял, что мое старое я никуда и не уходило. Жесткая требовательная личность, желающая получить все сейчас и сразу. Я выровнял дыхание и сел на стул, который Карлайл предложил мне ранее.
Я смотрел на него и его раздражающее лицо.
- Зачем ты с ней так? – спросил он меня. – Ты рискуешь потерять ее, если будешь вести себя с ней так, словно она вещь, Эдвард, и ты это знаешь.
- Да, - прошептал я.
- Тогда почему ты продолжаешь? – спросил он. – Ты становишься очень пугающим человеком.
- Она моя…
- Она не твоя, Эдвард, - его слова пронзили меня и сделали твердым, как камень. – Изабелла, или Белла, как она любит, чтобы ее называли, является своей собственной, ты не владеешь ею.
- Но она моя, - упрямо заявил я.
- Ты не владеешь ею, - повторил он. – Она твой партнер, она с тобой, но она тебе не принадлежит.
Я тяжело посмотрел на него багровыми глазами. Как он смеет! Когда я уже собирался открыть рот, медсестра ворвалась в дверь. Я посмотрел на нее и заметил, как сильно она вспотела. Она быстро заговорила, обращаясь к Карлайлу:
- Доктор Каллен, эта девушка, Изабелла, она… она вышла из под контроля!
Я уже выбежал из комнаты. Я проскочил мимо туповатых медсестер и мимо крепкого охранника. Я слышал ее громкие и пронзительные крики, внутренне улыбался и осознал, насколько болезненным это было. Но я улыбался, потому что слышал ее. Да, я эгоистичное чудовище: меня не волновало, что она была в состоянии панического ужаса или чего-то подобного, но меня радовало, что она вообще дышит.
Я ворвался через белую дверь и замер, увидев, как санитар прижимал ее тело к себе, пристально смотрел на нее и говорил ей успокоиться. Мне не понравились его мысли: он думал о том, как легко было бы просто нокаутировать ее, поскольку она была такой крошечной.
Рык зародился глубоко в моей груди, и я шагнул вперед, соблазняясь искушением ударить медбрата в нос, но отказываясь от этой затеи, поскольку меня бы выгнали отсюда. А она еще останется здесь на некоторое время.
- Отпустите меня! – кричала она. – Где он?! Пожалуйста, скажите, что я не сплю! – Она кричала на него, и я остановился. – Пожалуйста, скажите, что это не сон! – повторила она, и он посмотрел на меня, а затем, как и медсестры, бросился вон, вернувшись с иглой и ваткой. – Г-где Эдвард? – Она надрывно всхлипнула, и я не мог пошевелиться, когда она обмякла в его руках, и он что-то вколол ей. Я видел, как она слегка вздрогнула. Я сглотнул и вновь обнаружил способность двигать ногами.
За это время она оказалась на полу, всхлипывая и прижимая руку к груди. Я смотрел на него, пока он делал движение, чтобы помочь ей подняться, но я был быстрее и схватил ее на руки. Ее тепло заставило меня задрожать. Она всхлипнула, когда я прикоснулся к ней, и я испугался, что ей не нравится.
- Это просто я… - тихо заверил я, мягко целуя ее в лоб. Она снова всхлипнула и посмотрела на меня, снова всхлипнув. Эти проклятые наркотики: ее глаза были большими, зрачки расширившимися. Я нахмурился, а она расплылась в глупой улыбке.
- Эдвард… - пробормотала она невнятно. Я нахмурился сильнее. – Я сплю, правда?.. – тихо прошептала она, прикоснувшись к моей щеке. Медбрат явно занервничал. Я вздохнул и покачал головой.
- Это не сон, - заверил я, прежде чем легко поднять ее на кровать. Я крепко держал ее за руку, ее милая улыбка пропала.
- Я не хочу просыпаться, - прохрипела она, и я посмотрел на ее шею, красную после хватки Виктории. Потом я ухмыльнулся, вспомнив, что эта сука больше не будет никого беспокоить. Также как и Джеймс.
- Белла…
- Если я проснусь, ты исчезнешь, и ты – самый милый ангел, которого я когда-либо могла бы придумать… - сейчас она была полностью не в себе. Но я самодовольно улыбнулся ее стремлению меня обожествить и сел рядом с ней. Медсестры проверили показатели жизненно важных органов. Я повернулся, чтобы увидеть, как одна из них потирает ее щеку, и я посмотрел на правую руку Беллы, которая оказалась красной и явно сломанной.
Прекрасно. Ангел учится защищать себя.
- Шшш, Белла, ты просто под влиянием лекарств. Все в порядке, закрой глаза, - тихо прошептал я, наклонившись к ней и смотря в ее ничего не выражающее лицо. Я не хотел бы видеть ее настолько бессильной, хотя она никогда не поражала своей силой. Я вздрогнул от своих мыслей, но они звучали правдоподобно.
- Ты собираешься оставить меня, - прошептала она, заплакав. Мое расстройство возросло. – Ты собираешься исчезнуть и оставить меня в покое, и я никогда не увижу тебя снова, - всхлипнула она, и медсестра подошла, чтобы погрузить ее в сон. – Пожалуйста, не надо… - попросила она медсестру с огромными глазами, но та отрицательно покачала головой.
- Я должна, дорогая, этот стресс плохо скажется на твоей голове…
- Нет! Он не может уйти и оставить меня в таком виде! – вскинулась Белла, но под действием лекарств ее безумие понемногу стихало. – Пожалуйста, Эдвард, не надо… просто не…
- Я никуда не собираюсь уходить…
- Как раз это и говорят перед тем, как исчезнуть, - надрывно закричала она. Ее грудь задрожала, дрожь передалась и кровати. Ее глаза сейчас были озерами. Я встал и поцеловал ее в лоб. Боже, я любил эту женщину. – Клянусь, если ты оставишь меня, я не переживу…
- Я люблю тебя, - сердито сказал я, придерживая ее лицо и прорычал медсестрам, чтобы они свалили отсюда. Она уставилась на меня своими карими омутами. – Я чертовски люблю тебя, как ты не поймешь этого?! – зашипел я. Я был разъярен, хотя и понимал, что Белла сейчас не была собой. – Ты понимаешь? – спросил я сердито. Она начала смотреть на меня тем взглядом лани, который я так любил. Боже, она хочет свести меня с ума. Она была великолепна, даже когда чувствовала себя плохо.
- Это правда? - спросила она дрожащими губами.
- Да… - сердито прорычал я. – Я действительно тебя люблю.
Она грустно улыбнулась.
- Хорошо… Потому что… Я очень сильно тебя люблю… - Она закрыла глаза и провалилась в другой мир. Мое сердце дрогнуло, и я почувствовал, как улыбка расплывается на моем лице.

***


- Когда она проснется? – в который раз спросил я Элис, но она лишь мягко улыбнулась. – Элис, я просто беспокоюсь, так что перестань смотреть на меня подобным образом, - потребовал я.
- Ты влюблен в нее по уши, Эдвард, - она усмехнулась.
- Я понятия не имею, о чем ты. Конечно, я люблю ее.
- Но ты абсолютно ненормальный рядом с ней, - попыталась объяснить она, и я бы покраснел, будь я человеком. Я отвернулся от нее и перевел взгляд на Беллу. Они уже забинтовали ее руку, и это выглядело очень мило.
- Да, Элис. Я очень сильно ее люблю, - я наклонился ближе к лицу Беллы, такому невинному. – Все в ней люблю. Она удивительная, - прошептал я, теперь нисколько не смущаясь. – И она любит меня. Первый человек, который действительно меня любит.
- Я рада, - улыбнулась Элис, а потом подошла и похлопала меня по спине. – Она сейчас проснется, я зайду попозже, - она вышла из комнаты, оставив меня с Беллой, которая начала стонать и ворочаться. Я улыбнулся. Она выглядела, как ангел, упавший с небес.
- Привет, моя милая, - я был в настроении придержать ее.
- Эдвард, - она застенчиво улыбнулась и сглотнула. – Что произошло? – спросила она тихо.
- Ох, - я провел рукой по лицу, - ты… ты ударила медсестру по лицу. Так же у тебя было нечто вроде приступа. Ты думала, что я – сон, ты была не в себе из-за стресса, - я нежно поцеловал ее ладошку. – Хочешь воды? Тебе, должно быть, хочется пить.
- Я не помню этого, а что касается воды, то да, - прошептала она. Я подал ей чашку с водой, и она, сев, выпила все маленькими глоточками и тяжело вздохнула. – Эдвард, ты убил их? – она с грустью посмотрела на меня.
- Да, - легко ответил я. – Обоих. С Джеймсом было легче. И мы должны были объясниться с отелем, прикрывшись вечеринкой, и заплатить три тысячи долларов как возмещение нанесенного нами ущерба…
- Я найду способ все вернуть… Клянусь, - прошептала она, потупив взгляд и прикусив губу.
- Ты действительно думаешь, что я позволю тебе вернуть мне деньги? Изабелла, у меня больше денег, чем ты можешь себе представить, больше, чем может кому-либо когда-либо потребоваться!
- Я знаю, но это неправильно, что ты должен платить за мои поступки.
- Ты действительно думаешь, что во всем виновата? – нахмурился я.
- Я знаю это, - тихо бросила мне вызов она.
Я почувствовал, что мое раздражение вновь растет. Почему она всегда делает это со мной?
- Изабелла, я не собираюсь дискутировать с тобой по этому поводу.
- Хорошо, потому что здесь нечего обсуждать, Эдвард.
- Есть кое-что, что я хотел бы обсудить, - я слегка нахмурился и шевельнулся, потому что ощутил неудобство. – Я хочу, чтобы ты рассказала мне о… Вольтури… и о татуировке на твоей шее, - зарычал я. – Я хочу убить его…
- Нет! – крикнула она в панике. – Нет, Эдвард, забудь об этом! Ты не можешь! – гневно закричала она.
- Белла, я могу взять его…
- Ты дурак! Ты не понимаешь! – с каждой секундой она становилась все ожесточеннее, и, прежде чем у нее появилась возможность сказать еще хоть слово, я закрыл ее рот рукой и посмотрел на нее внимательно и сердито.
- Ты НЕ будешь разговаривать со мной в подобной манере.
Она кивнула, и я убрал ладонь. Она смотрела на меня своими аппетитными глазами и извинилась мягким голосом. Я кивнул, принимая ее извинения. Потом она вздохнула, зная, что я не забыл своего вопроса. – Эдвард. Да, он сделал мне татуировку. Но! Он очень сильный, сильнее, чем ты можешь себе представить. Я действительно так думаю, Эдвард. Не пытайся идти против него. - Я нахмурился и кивнул.
- Что с тобой происходило там? – тихо спросил я, желая знать, но боясь ответа. – Ангел, пожалуйста, скажи мне. - Я хотел, чтобы она доверилась мне в этом.
- Не сегодня, Эдвард… В другой раз, но только не сегодня…
- Хорошо, - согласился я.
Между нами установилась тишина, пока она не нарушила ее, прошептав:
- Спасибо тебе.
Я нахмурился, но она почувствовала мое замешательство и улыбнулась, прежде чем подалась вперед и поцеловала меня в щеку. Я задрожал от этого тепла. Как я соскучился по этому.
- Что спас меня, - пояснила она для меня. – Я понимаю, что это не твоя обязанность…
- Карлайл спас тебя, - смущенно сказал я ей, я не был спасителем. – Я просто стоял и смотрел, охваченный ужасом от происходящего, - я горько улыбнулся. Без всякого веселья, как и требовала ситуация.
- Нет, Эдвард… меня СПАС ты, - возразила она. – От всего, от меня самой, от мира и Джеймса, и Виктории, ты – мой спаситель. Карлайл – тоже, но ты больше, - она замолчала и усмехнулась, касаясь моей щеки. – Ты не видишь себя так, как вижу тебя я.
- Это неправда…
- Да, это так, - прервала меня она. – Ты думаешь, что ты худший из людей, ходивших по земле.
- Это потому что я навредил тебе. Я забрал твою невинность, и я так много вещей сделал неправильно. Начиная с того момента, как посмотрел на тебя.
Ее сердце затрепыхалось, а пальцы соскользнули с моей щеки.
- Что ты имеешь в виду? Ты не хочешь, чтобы мы были вместе?
- Да, не хочу, - быстро проговорил я. – Ты знаешь это. Никогда не сомневаешься в моей преданности. Но тебе всегда было больно, Белла. Я удивляюсь тому, что ты не вымышленный персонаж, всего этого слишком много, чтобы случиться с одним человеком, - прошептал я.
- Я знаю, но… Эдвард, я люблю тебя. Я вытерплю столько боли, сколько необходимо, чтобы быть с тобой.
Я усмехнулся тому, как она сказала это, словно это было прекрасно. Это не было красиво. Это было ужасающе: чтобы быть с животным, убийцей, она готова была обречь себя на муки, чтобы быть с чертовым монстром. Ангел и чудовище! Все должно быть не так…
- Белла, не говори так.
- Но это правда! – распалилась она, ее злость усиливалась. – Почему ты не можешь просто поверить мне? Зачем постоянно бороться? Тебе нравится видеть меня противостоящей тебе, или что?
- Нет…
- И не надо обращаться со мной, как с идиоткой, которая не понимает, что говорит!
- Не кричи на меня, Изабелла. Это не подходит тебе или твоей позиции в данный момент.
- Эдвард… - вздохнула она и села выше. Я подошел ближе, она взяла мое лицо в ладони и, прежде чем я закрыл глаза, запальчиво выдохнула, - Я ЛЮБЛЮ тебя. Пожалуйста, пойми это? Я не могу быть в мире, где нет тебя. Ты нужен мне, Эдвард.
Она сказала это так, словно я был Богом… И отказывалась видеть, насколько сильно спасала меня. Я обнял ее и крепко поцеловал, наслаждаясь ее покорностью, такая слабая и нуждающаяся. Как я ненавидел это!
Я почувствовал ее язык, сплетающийся с моим, и улыбнулся, не отрывая своих губ от ее рта. Это заставило мое сердце танцевать, и я чувствовал себя счастливым…
Отстранившись от нее, я улыбнулся.
- Ты заставляешь меня быть счастливейшим мужчиной, Белла.
Она улыбнулась в ответ.
- Пока ты больше ничего не получишь, Эдвард.
Я рассмеялся вместе с ней, надеясь, что она просто шутит.