Изабелла

- Эдвард, я вижу, у тебя всё… замечательно, - голос Карлайла был мягким, мелодичным и неимоверно дьявольским. Я отчетливо понимала, что мои глаза расширились от шока и чуть ли не вывалились из орбит, в горле же застрял комок, громко сглотнув который я почувствовала яростную дрожь Эдварда, и это учитывая его-то скорость. Карлайл грустно улыбнулся: - Не думаю, что ты в восторге от моего приезда, но это важно… сын…
- Сволочь, ты не имеешь права называть меня так. - Некогда тёплый баритон Эдварда сочился ядовитым шипением. Я прикусила губу и отступила на шаг, чтобы не вскрикнуть от испуга.
- Понимаю, я заслуживаю этих оскорблений, - тихо отозвался Карлайл.
- И даже большего, - немедленно возразил Эдвард.
На мгновение глаза Карлайла встретились с моими… топаз, сверкающий всеми гранями своего величества топаз. Он послал мне мимолетную улыбку и взглянул на Эдварда:
- Вижу, в твоих глазах горит огонь, и даже понимаю его причину, хотя сейчас они беспросветно черны…
- Держись от неё подальше, - зарычал мой ангел мщения, то сжимая, то разжимая побледневшие кулаки. Спустившись вновь по лестнице, я направилась к своему вампиру, чувствуя, как внутри меня дрейфуют осколки льда. Я была безнадежно испугана, но Эдвард нуждался во мне, по крайней мере, я надеялась на это.
Я осторожно погладила его по спине, ощущая то лёгкое покалывание – приятную реакцию на моё прикосновение. Спокойный взгляд Карлайла проследил за мной, но постепенно возвращался, фокусируясь на Эдварде, сделавшем выпад в сторону и преградившему путь своему псевдо-отцу. Он внимательно переводил взгляд с меня на своего сына, а затем понимающе улыбнулся:
- La Tua Cantante?
- Да, - произнес Эдвард тяжелым голосом. Едва посмотрев в его глаза, я утонула в их чернильной темноте. Рефлекторно закусив губу, я потянула его за руку, выводя на ней успокаивающие круги.
- Что ж…, - оценивающе осматривая меня, подал голос Карлайл, - весьма очаровательная девушка…
- Чего тебе надо? Зачем ты вернулся обратно после стольких лет? Решил исполнить свои родительские обязанности? И это после того, как один долбанутый идиот превратил меня в новорожденного вампира лишь для того, чтобы оставить меня на произвол судьбы, заставляя выть диким зверем!
- Эдвард… успокойся, - мирно пробормотала я. Парень отреагировал мгновенно, направляя на меня пылающий взор своих очей. Несколько секунд он всматривался в черты моего лица, но, тяжко вздохнув, примирительно закрыл глаза. - Извини, если напугал тебя, - тихо прошептал он.
- Всё нормально, - нежно улыбнулась я, застенчиво поглаживая его по щеке, пытаясь показать ему свою признательность за извинения и попытки самоконтроля. Эдвард усмехнулся и лишь тогда повернулся к изумленно наблюдавшему за нами Карлайлу.
- Что? - горько оскалился Эдвард в ответ на его невысказанный вопрос.
- Ничего, просто мне показалось, что… - Топазовые глаза мужчины вернулись ко мне, - словно ты подчиняешься ей.
- Она меня НЕ контролирует, - сердито заявил Эдвард, притягивая моё безвольное тело к своей скульптурной груди. Мне осталось лишь сконфуженно созерцать его снизу вверх, ощущая его собственную смущенность от слов Карлайла.
И вот тогда-то я по-настоящему увидела его.
У него было такое же угловатое лицо, как у Эдварда, но губы были тонкими и обманчиво алыми. Его щеки были тронуты легким искусственным румянцем, а разрез глаз создавал впечатление открытого и искреннего взгляда надёжного человека. Казалось, что он был в хорошей форме. Очевидно, даже под одеждой, модным пиджаком и брюками, наверное, скрывалась чудесная конфетка.
- Мне надо… поговорить с тобой. Я подумал, что пришло время для объяснений…
- Как ты нашел меня? - разъяренно спросил у него Эдвард.
- Я… узнал твой адрес у одного знакомого, который осел здесь. Как оказалось, он хорошо знает милую девушку, с коей в последнее время ты знаешься. Не забыв упомянуть, что они старые знакомые. Сдаётся мне, он от неё в полном восторге.
- Кто именно? - спросила я, внезапно ощущая волну страха… однако в следующий момент поняла, что уже знаю ответ на этот вопрос.
Моё сердце вырывалось из груди.
- Если мне не изменяет память, его зовут Джеймс, - обеспокоенно произнес Карлайл, и я почувствовала, что мои ноги подкашиваются, а мир вокруг начинает кружиться со скоростью уходящего метро.
Как, чёрт возьми, он узнал, где я нахожусь? Почему? Когда он сумел это выяснить! Разве что он следил за мной! Следит ли он за мной прямо сейчас? Он с наслаждением упивается моим страхом и на его губах расползается та самая дерзкая ухмылка. Или, может, он уже облизывает губы в предвкушении? Да! Вполне возможно.
- Боже мой, какой ты придурок! - закричал Эдвард, выводя меня из задумчивого состояния. Неожиданно охнув, я схватилась за него, как утопающий за свою соломинку, отчаянно взирая на него с мольбой во взгляде. Мне стало совершенно необходимо, чтобы он оторвался от вестника таких ужасных новостей и, посмотрев мне в глаза, пообещал, что защитит меня. - ОТКУДА ОН СМОГ УЗНАТЬ ОБ ЭТОМ!
- Он знал, - тихо прохныкала я, - он уже знал!
- Эдвард, пожалуйста, присядь. Давай обсудим это, мы сможем избежать провокации и уберечь её, - пытался урезонить парня Карлайл.

Эдвард

Белла была шокирована, она даже не могла усидеть на месте, продолжая дергаться и оглядываться по сторонам, нервно бегая глазами по стенам и заглядывая в окна. Когда она, наконец, закрывала глаза, на неё находило минутное состояние оцепенения, а потом всё внезапно начиналось заново. Я посмотрел на Карлайла, он был виновником её озабоченного состояния.
- Эдвард, я оставил тебя из-за женщины. Её зовут Эсме. Она была больна. Знаешь, самым печальным было то, что я знал об этом… при этом прекрасно понимая, что не могу взять тебя с собой. Потому я и оставил тебя, а затем обратил её. Теперь она моя жена. Вообще-то мы живем в нескольких милях отсюда с ещё несколькими птенцами, вампирами, - усмехнулся он. - Эллис, она видит будущее, умная и гиперактивная девочка, Розалии прекрасная даже для вампира и несколько надменная. Ещё есть Эммет – это просто гора мышц, но у него большое сердце, Джаспер же умеет управлять эмоциями людей, он может помочь справиться с душевной травмой. Он встречается с Эллис, а Розалии с Эмметом женаты.
Карлайл запнулся.
- Но у меня есть ещё один человек - ты, мой первенец. Такой же одаренный, как Джаспер и Эллис, ты умеешь читать мысли.
Взгляд Беллы переменчиво курсировал между мной и мужчиной, который осмелился назвать себя моим родителем.
- Карлайл, не важно, что ты сейчас скажешь или что хочешь мне сказать, это не изменит моего нежелания видеть тебя.
- Эдвард, сын…
- НЕ НАЗЫВАЙ МЕНЯ ТАК!
- НО ЭТО ТО, КТО ТЫ ЕСТЬ! - возразил мне Карлайл, поднимаясь со своего места и ударив кулаком по столу. - ТЫ МОЙ СЫН, НЕЗАВИСИМО ОТ ТОГО, НРАВИТСЯ ТЕБЕ ЭТО ИЛИ НЕТ!
- Я никогда не буду твоим сыном! Да, когда-то я был им, но никогда не стану вновь. Я НЕНАВИЖУ ТЕБЯ И ВСЕМ СЕРДЦЕМ НАДЕЮСЬ, ЧТО ТЫ НАЙДЕШЬ СПОСОБ УМЕРЕТЬ! ЧТО ЖЕ НАСЧЕТ ЭТОЙ СУКИ, ЭСМЕ… ТЫ ОСТАВИЛ МЕНЯ ИЗ-ЗА ШЛЮХИ…
Неожиданно, спустя вспышку мгновения, я оказался прижатым рукой блондина к стене. Белла стояла неподалеку, глядя нас совершенно потрясенным взглядом, в котором сквозил страх, замешанный на испуге. Я смотрел на Карлайла с ненавистью и злобой. Он был сильным, намного сильнее и древнее меня. Но именно благодаря моей диете у него просто не было шансов.
- Фильтруй свою речь, Эдвард. Я не называю её, - Он незаметно кивнул головой в сторону моего ангела, - сукой или шлюхой. Поэтому имей уважение и не награждай мою жену подобными эпитетами.
Он спокойно выпустил меня из захвата своих железных пальцев.
- Ты знаешь, что это правда…
- Из всего, что ты высказал в её адрес, ни одно слово к ней не относится! - воскликнул он, на что Белла закусила губу. - Она самая добрая из всех существующих людей! - Обернувшись к Белле, он махнул рукой в её направлении. - Между прочим, она хотела встретиться с вами! Вот почему я пришел сюда сегодня! Моя дочь, Эллис, хотела увидеться с вами, Эммет и остальные приняли на ура её идею. Но теперь я вижу, что мой приход сюда был большой ошибкой!
Мой взгляд был пристальным и мученическим, самым тяжелым за всё время моего существования.
- Ты бросил меня…
- За что я чувствую свою вину, но мои слова просто не смогут выразить того, что я испытываю. Однако, Эдвард, ты же знаешь, что именно я ощущаю, я знаю, что ты слышишь! Ты может прочитать мои мысли! - И я читал, я видел отрывки его тревожных воспоминаний, сухие рыдания Эсме, превращение, утешение, которое он нашел в ней, затем её успокаивающий шепот. Эта удивительная женщина казалась нежной и незащищенной даже с рубинами своих диких глаз. - Ты же видишь, разве так трудно поверить мне? - Перед моими глазами возникло видение его сожаления, период депрессии, когда он оставил меня, своего единственного сына.
- Карлайл, - голос Беллы прозвучал, словно звуки натянутых струн арфы, но в то же время был мягким и невесомым. Подняв голову, я посмотрел на неё, встречая запутанный взгляд Карлайла, тщательно изучающий её. Девушка медленно подошла ко мне, становясь рядом. - Пожалуйста… ты должен понять, что это нелегко для него…
- Я никогда не пойму, ведь знаю, что не смогу вовеки ощутить того поглощающего одиночества, но я совершенно точно осознаю меру его отчаяния и глубину той бездны, в которую он попал. Всё, о чём я прошу – прощение. Я беспокоюсь о тебе, - проговорил он, обращаясь ко мне. - Прости меня за уход и даже мысли о том, чтобы вернуться обратно, каждую мысль о твоём превращении, которая буравила мой мозг, - глаза Карлайла затуманились, а сам он направился к столовой. Я безмолвно наблюдал за тем, как этот почти сломленный мужчина подобрал с пола свою шляпу. Повернувшись к нему, я злобно прикусывал щеку изнутри. Белла, не сдержавшись, подбежала к нему.

Изабелла

- Карлайл, пожалуйста, просто…
- Больше нет ничего, что смогло бы вразумить его, заставить его понять причину моих действий, - голос Карлайла был деликатным, и мне пришлось сдерживаться изо всех сил, чтобы в порыве откровения не вылить на него всю грязь. - Я люблю этого ребёнка, возможно, сейчас он превратился в достойного взрослого мужчину, но для меня он навсегда останется ребёнком. Даже сейчас я вижу в нём своё дитя. Опасный, одинокий и застенчивый, он всё равно боится этого страшного мира. Вот почему он замкнулся в четырех стенах, удерживая себя внутри и, я полагаю, поэтому удерживает и тебя.
Я кивнула.
Вздохнув, мужчина повернулся ко мне:
- Я пойду, но отдай ему это: мой номер телефона, на всякий случай. Вдруг случится чудо.
- Чуда не существует, - прошептала я почти неслышно, осторожно принимая из его рук клочок бумаги.
- Никогда нельзя быть уверенным… разве он не чудо, для тебя? - вопросил он, отчего я покрылась румянцем. - И у меня есть ещё одна последняя просьба? – полуспрашивая-полуутверждая произнес Карлайл.
Я подняла голову и почувствовала прикосновение его руки к своей щеке. Я едва удержалась от того, чтобы не подпрыгнуть, он же грустно улыбнулся.
- Пожалуйста, позаботься о нём, если это последний раз, когда я вижу вас обоих?
Когда я утвердительно кивнула, он оставил целомудренный поцелуй у меня на лбу, совсем по-отечески.
- Эдвард? - прошептала я, не в силах совладать со своим голосом, в темноту музыкальной комнаты. Я знала, что он здесь. Нет, он не собирался нарушать своё обещание, просто здесь ему было легче пережить случившееся. Конечно, я вновь не ошиблась в своих размышлениях: он был здесь, но его состояние ввело меня в ступор.
Он склонился над фортепиано, закрывая руками свои нереальные глаза. Его тело странно содрогалось.
Шагнув вперед, я мимолетно коснулась его спины, принимая на себя его дрожь.
Дыхание со свистом вышло из моих легких.
Оно разрушило этот тихий момент, и Эдвард внезапно оказался в углу комнаты. До меня донесся резкий всхлип.
И вот тогда он зарыдал.
Он ПЛАКАЛ.
Я была ошеломлена, глядя на него испуганными глазами. Выражение его лица было подавленным, губы поддергивались, а колени были прижаты к груди. Левая рука постоянно пробегала по волосам, казалось, желая повыдергивать их. Его лицо было повернуто в другую сторону, но глаза неустанно следили за каждым моим движением.
- Эдвард? - вновь повторила я. Мне совершенно не нравилось это, мне не хотелось видеть его слабость. Видеть его плачущим было для меня непосильно. Его тяжелые, горькие слезы словно сломали что-то внутри меня, заставляя сердце подпрыгивать к горлу! А его мужественная фигура, сгорбленная и слабая, наивная и хрупкая, одинокая и разочаровавшаяся…
Я сделала к нему шаг, но Эдвард зарыдал ещё сильнее.
- Эдвард, любимый…
- Я НЕНАВИЖУ ЕГО! - выкрикнул он. Подняв голову, он посмотрел на меня, и в этот миг я сдалась, падая на колени и обвивая его своими руками. Он ухватился за меня, притягивая ещё ближе. Его пальцы оставляли тёмные отметины на моей коже, но он нуждался во мне, как никогда ранее.
- Белла, я не нуждаюсь в нём! Мне нужна только ты! - прозвучал отчаянный голос Эдварда, - ты не можешь бросить меня! Только не ты! Я не переживу этого!
- Эдвард, успокойся, всё хорошо, - прошептала я, пытаясь успокоить его.
- Я люблю тебя и обещаю, что больше никогда не сделаю того, из-за чего ты будешь ненавидеть меня, Белла. Только не оставляй меня, я… я не приму этого, не смогу. - Вдыхая аромат его бронзовых волос, я нежно поглаживала его руки. Он аккуратно сполз на паркет, укладывая голову на мои колени, и я притянула её к своей груди. Вампир тщательно вслушивался в биение моего сердца и плакал, вцепившись руками мне в спину.
- Пообещай мне… пообещай мне любить меня по-настоящему. - Он посмотрел вверх, умоляя меня. - Скажи мне, что твои слова не просто пьяный лепет… пожалуйста, Белла, я прошу тебя.
Я ласково провела рукой по его щеке. На самом ли деле я имела это в виду? Я люблю этого ледяного ангела, мужчину с дьявольскими глазами и бесовской улыбкой, но с голосом и смехом амура… Я люблю его?
- Белла? - всполохнулся он. Наклонившись, я бережно поцеловала его в нос.
- Я люблю тебя, Эдвард, не сомневайся в этом…
Вздохнув, он успокоился и поцеловал меня в яремную впадину, прижимая к своей широкой груди.
Всю ночь напролёт я провела с Эдвардом, удерживая его в своих тёплых объятиях.