Эдвард

- Теперь я чувствую себя намного лучше, - почти беззвучно сказала Белла. Она произнесла эти слова настолько тихо, что у меня немедленно возникли подозрения о подхваченной простуде, но едва я посмотрел на неё, я понял, что всё дело в её застенчивости. Она неловко ступила через порог комнаты, её длинные каштановые волосы были мокрыми от утреннего душа. – Эдвард, ты уже можешь снять маску беспокойства со своего лица, - подала она голос, когда я обеспокоенно посмотрел на неё. – Шок уже прошел, я… справилась.
- Отлично, у тебя это получается намного лучше, чем у других представителей человеческого рода, - прошептал я. Надеюсь, она не услышала эти слова.
- Ты забываешь, что я побывала и не в таких передрягах, - выдохнула она, опровергая моё предположение. Я даже не заметил, что моё тело застыло от её слов. - Конечно, это страшно, но не так, как в первый раз… его мне не забыть никогда.
Мне пришлось отвернуться, чтобы скрыть дикий взгляд своих глаз и руки, которые непроизвольно сжались в кулаки. Белла же направилась к холодильнику, так беззаботно и равнодушно. Достав охлажденную бутылочку с водой, она внимательно посмотрела на меня:
- Ты сегодня необычайно молчалив, - отметила она, подходя к барной стойке, резким движением открыв крышку.
- Таня уже в пути, она приедет с подружкой. Я хочу, чтобы ты поговорила с ними… пока я отойду, по делам…
- Когда? – спросила меня Изабелла, нервно переминаясь с ноги на ногу.
- Сегодня.
- И зачем они едут сюда? Чем будут здесь заниматься?
- Тебе будет полезна женская компания. - Исследуя её лицо, я заметил, как она закусила губу. – И никаких мужчин, поняла? Не приглашать и не приводить.
- Всё ясно, - согласилась она. – В любом случае, мужское общество на данный момент не очень меня привлекает. - Бросив на меня смущенный взгляд, она покраснела. – А чем мы займемся? Сидеть дома - не лучшая идея.
- Посплетничаете, как обычно, о своём, о женском. Кстати, вы сможете выйти в сад…
- Так точно, сэр.
- Прекрасно.

Изабелла

Когда приехала Таня, я никак не могла успокоиться, постоянно дергаясь. Она приветливо улыбнулась мне и крепко обняла. После такого приветствия мне пришлось обнять её в ответ. Она была милой, к тому же нравилась мне. И вот тогда я увидела её подругу. От её холодного и высокомерного вида по телу невольно пробежала предупреждающая дрожь. Волнистые ярко-рыжие волосы, губы, сжатые в тонкую алую полоску, и фиалковые глаза. Контраст между нами был настолько разительным, что его можно было заметить невооруженным глазом, от неё так и веяло силой, надменностью.
- Виктория, это Изабелла, - представила меня Таня, когда я залюбовалась видом этих двух огненных богинь. – Изабелла, это Виктория, моя лучшая подруга, - улыбнулась она. Таня, а не Виктория.
- Изабелла, - наконец-то произнесла рыжеволосая, словно нарочно растягивая буквы моего имени. - Очень приятно, - промурлыкала она, изучая меня с ног до головы. Кивнув, я смущенно улыбнулась ей, но затем девушка смерила меня ещё одним непонятным взглядом и, обернувшись к Эдварду, оглядела и его. Она деликатно поморщилась… У неё какие-то проблемы или пунктик насчёт Эдварда? Я выпустила из глубин своих застывших на мгновение лёгких тяжелый вздох, и моя рука быстро выскользнула из обхвата её ледяных пальцев.
Сделав шаг назад, я остановилась возле моего тёмного ангела.
- Я уже удаляюсь, оставлю вас наедине, дамы, - поспешно произнес он, глядя на меня. – Ты помнишь мои правила? – На это я смиренно кивнула. – Хорошо, значит, я убегаю. - С этими словами он запечатлел у меня на лбу сладкий поцелуй, отчего я привычно вздрогнула. – Увидимся позже, любовь моя. Если ты, конечно, не уснёшь раньше.
Я вновь кивнула.
- Таня, Виктория, до свидания, - взглянув на них, бросил он. И теперь я осталась наедине с двумя женщинами, которые рассматривали меня подозрительно озорными взглядами… Как оказалось, мы все без исключения ждали, когда же Эдвард окажется на довольно безопасном расстоянии.
- Наплюй на правила! Сейчас мы сделаем из тебя горячую белую шоколадку и отправимся на танцы! – рассмеялась Виктория, и вместе с Таней они обе потянули меня вверх по лестнице, даже не обращая внимания на моё сумасшедшее сердцебиение и открыто протестующий вид.

Эдвард

Я подстерегал его, ту свинью, которая посмела притронуться к моему совершенству. По правде, я с большим нетерпением ждал его, методично продолжая вспоминать все события той злосчастной ночи и… ждал. От нечего делать я взялся просматривать его ежедневник, где узрел запись о двух свиданиях в Bold Red… и первым пунктом было высказывание: ПОЧТИ ВЗЯЛ ДЕВЧУШКУ В СУПЕРМАРКЕТЕ.
Я зарычал.
Но следующее заявление почти вывело меня из себя: ВЫЕБАЛ ГРЯЗНУЮ СУЧКУ.
И это стало последней каплей моего терпения.
Именно тогда я услышал его шаркающие шаги на лестнице. Он желал спокойной ночи своим родителям, но его мысли были заполнены какой-то блондинкой, и когда в его голове всплыло её лицо, я узнал в ней Джессику. Он развлекал себя мыслями о том, что сначала изнасилует её, а затем до отключки накачает наркотиками. Знаете, несмотря на её суЧность, мне не хотелось, чтобы подобное приключилось с нею, поэтому, нырнув в тёмный угол, я притаился в ожидании… ожидании…
Когда он вошел в спальню, я следил за каждым его шагом. В значительной степени моим хорошим другом выступил полумрак, скрывавший меня от его взгляда.
Сделав шаг вперед, я вышел из своего убежища, легко, равнодушно и почти небрежно закрыв ему рот своей ладонью. Он визжал как дикий кабан, но сквозь мою плотную кожу не проходило ни единого звука.
- Ты поиздевался над многими женщинами, - зарычал я ему в ухо. Удивительно, но его кровь привлекала меня своим ароматом. - Ты знаешь, кто я? – спросил я, в то время как он корчился, извивался, кричал и даже плакал. Я ухмыльнулся. – Месть за одного изувеченного ангела, которого ты посмел осквернить, подонок, омерзительный отброс!
- НЕТ! – прокричал он, злостно дыша в мою ладонь.
- Она кричала, когда ты делал это с ней? - зашипел я, представляя почти нечеловеческие рыдания Беллы.
- Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, - словно мантру повторял парень сквозь слёзы. Но я не обращал ни малейшего внимания на его жалкие просьбы. Я быстро убил его и отправился на поиски следующего.

Изабелла

- Нам нельзя сюда! – громко возмущалась я, когда Таня и Вики практически запихнули меня в клуб. Я выглядела, как чёртова шлюшка! Они затолкали меня в короткое платьице, отчего мои ноги адски замерзли, плюс туфли на высоких каблуках отнюдь не облегчали моё быстрое кровообращение и теплообмен! Да в этом платье даже бретелек не было!
- Белла, ты выглядишь дьявольски горячо! Расслабься, - хмыкнула Виктория и подтолкнула меня к тому месту, где я, казалось, одновременно лишилась и зрения, и слуха: здесь всё мерцало, мигало разноцветными огнями, а музыка просто оглушала количеством децибел. Так шумно, и везде парочки, которые никак не могут отлипнуть друг от друга, словно женщины и мужчины просто напросто склеились на уровне бедер. Наконец, обозрев всю эту картину, я твердо и отрицательно покачала головой.
- Это обычный клуб, Белла. Тебе определенно надо немного забыться, честно, Эдвард не узнает об этом. Не беспокойся! – засмеялась Таня, внезапно потянув меня к лестнице. Удивленный возглас сорвался с моих губ, и я едва не упала, но она продолжала дергать меня, полностью игнорируя моё сопротивление.
- Да тут все невменяемые! – в моём голосе отчетливо чувствовалась раздраженность.
- Твою мать, может, ты уже заткнешься, Крошка, - пробурчала Виктория, поправляя мою прическу. – В кои-то веки у тебя появилась возможность побыть вдалеке от Эдварда, отдохнуть, и, кстати, СЕЙЧАС ты собираешься потусить с вот теми горячими парнишками.
Посмотрев на неё, я прямо оцепенела от того, как игриво она подмигнула мне и поцеловала в щёку.
- Кстати, говоря о парнях… вот тот – мой! – почти подпрыгнула на месте Таня и уверенной походкой от бедра направилась к привлекательному молодому человеку. Повернувшись на каблуках, я наблюдала за тем, как Виктория начала подкатывать к пареньку, которого я так и не смогла выделить из толпы особей противоположного пола, подобно стервятникам следивших за нами двумя. Вспоминая о своих окоченевших ногах, я поморщилась и вздрогнула. Чертовски холодно.
- Оу, Белла, вот ты где! Я принесла тебе выпить, - быстро заговорила со мной Таня, внезапно появившись у меня за спиной. У неё в руках красовался доверху наполненный чем-то прозрачный бокал. Как она могла так быстро достать его? Пожав плечами и отбрасывая прочь ненужные мысли, я просто вспомнила о том, что она вампир, и приняла из её рук напиток. – Если что, я буду там, - указала она на мини-бар. Согласно кивнув, я отпила немного зеленоватой жидкости.
Горящим пламенем она заструилась вниз по горлу, и я, неожиданно для себя, немного закашлялась. Музыка со всех сторон обрушивалась на мою бедную голову, будто оглушая, и как назло Виктория была очень занята каким-то важным делом в углу, скрытом полумраком клуба. А я просто неловко стояла в своем нелепо коротком платье, из-под которого виднелись мои длинные оголенные ноги с тёмным синяком на колене. Но девушки загримировали его так, что сомневаюсь, будто кто-нибудь вообще смог бы его разглядеть.
Смирившись с данной ситуацией и вздыхая от невыносимости происходящего, я сделала ещё один глоток. Этот напиток такой странный.

Эдвард

- Остановитесь, - шептал Тайлер - так звали этого парня - стоя передо мной на коленях, когда последние драгоценные капли крови покидали его тело… голос постепенно сошел на хрип, его время почти на исходе. И с каждым его душераздирающим криком, каждой утраченной минутой его жизни, я чувствовал себя всё лучше, ведь я уже долго не охотился …
- Ты монстр, это ты убил ещё одну частичку её души, - зашипел я на него. Этот неудачник заскулил. Такой трусливый и слабый.
- Мне жаль, - молил он.
- Да, тебе должно быть жаль, ты должен извиняться, дьявольское отродье! Наверное, мне не следовало разрешать тебе говорить!
- Прости, прости, прости! – его рыдания переросли в самую настоящую истерику.
- Хмммм… - Я швырнул его через весь коридор, и парень закричал. Родители этого горе-насильника будут дома довольно скоро и найдут его мёртвым. Сочувствую им, ну да ладно, пора заканчивать с этим.
- Прости, - повторил он вновь.
- Слишком поздно, - выдавил я из себя и послал точно выверенный удар прямо в грудь, переломав ему ребра, превращая его сердце и внутренности в кровавое месиво. Последнего мальчика-красавчика я приберегу на завтра, прямо сейчас мне нужно вернуться домой, к моей Изабелле. Хватит ей развлекаться без меня.
Предусмотрительно я купил ей розу и написал письмо, прежде чем взять курс на дорогу, которая приведет меня к ней.

Изабелла

И что это такое? Мой… всего лишь второй бокал, а я уже пьяна? Боже… вот это чувствовал мой отец?
Дикость… свобода…
Я танцевала с каким-то парнем, его руки обвились вокруг моей талии в таком тёплом человеческом объятии. Мы медленно покачивались из стороны в сторону, мои веки были полузакрыты, но я видела его усмешку. Где-то глубоко внутри я почувствовала, как зашевелилось смущение, но оно было таким мимолетным.
- Эй, какого хрена? Урод, убери от неё свои грабли! – услышала я разъяренный голос Виктории, а затем холодные руки оттащили меня в другую сторону. Я глупо захихикала, когда стены начали кружиться, но Таня бережно обняла меня и взяла на руки, словно маленького ребенка. Она была такой заботливой, и от этого мне почему-то стало смешно. Уводя меня отсюда, девушка покачала головой:
- Уф, мне следовало бы догадаться, что тебе здесь не место.
- Я ведь говорила, - засмеялась я ещё громче. – Эдвард будет тааакой злой! – рассмеялась я пуще прежнего и даже помотала ногами от странного блаженства и удовольствия, разливающегося по моему телу. – Хаха! Могу представить его лицо!
- Спасибо, не надо, - сказала Таня, погрузив меня, как багаж, на пассажирское сидение и закрывая дверцу машины. Но я всё не могла прекратить смеяться, и живот уже сводило судорогой.
- Чувствую себя немного сумасшедшей, - невнятно пробормотала я, и это прозвучало так неразборчиво и странно, что я не смогла сдержаться от новой порции смеха. Таня лишь невозмутимо покачала своей блондинистой головой. Я начала подтягивать подол своего короткого платьица… мне хотелось, чтобы она ущипнула меня, это будет забавно!
- Белла, стоп! – прошипела она, быстрым движением пальцев легко хлестнув меня по руке, тем самым останавливая.
- А Эдвард бы не отказался, - прохныкала я.
- Изабелла, ты пила водку! Просто… заклей себе рот, а всё остальное мы сделаем сами, - напряженно произнесла она. – Мы едем домой.
Я тихо хихикнула, но это никак не повлияло на всё увеличивающуюся скорость, с которой мы неслись домой.

Эдвард

Куда она, чёрт возьми, запропастилась?
- ТАНЯ! – сердито заорал я, подвергая тщательному осмотру весь дом. - БЕЛЛА!
Тупоголовый садист и мудак! Идиот, ты что, не видишь, что их здесь нет, - подначивала меня совесть. В отчаянии я ещё несколько раз окликнул Таню, но ответа не последовало.
Не находя себе места, я запустил руку в волосы. Чёрт, я скоро останусь лысым. Они не послушались меня.
- Эдвард! – донесся до меня голос одной из девушек, и я, сломя голову, побежал вниз по лестнице. Там, конечно, стояла Таня, удерживая Беллу, находившуюся в почти бессознательном состоянии. Изабелла посмотрела на меня и весело улыбнулась, ухмыляясь над выражением отчаяния, написанном у меня на лице.
– Извини, она немного… перебрала, - первой заговорила Таня.
- Эдди, ну не смотри на меня как на грёбаное чудовище из сказки, - после этих слов Белла надулась и выскользнула из обхвата её рук. Слегка покачиваясь, она доковыляла до меня и облокотилась на мою грудь, как на статую, обнимая за плечи и проглатывая некоторые слова: - Я думала, что тебе понравится… это… - И она подняла свою ножку, прикасаясь бедром к моему паху. Я сверкнул глазами на Таню, которая буквально давилась от смеха.
- Ты пьяна, - буркнул я, оттаскивая Изабеллу. Нахмурившись, девушка посмотрела на меня своими бездонными карими глазами. Она выглядела… не как… Белла.
- Нет, Эдвард… ладно, да, я пьяна, - засмеялась она, и я закатил глаза.
- Помнится, я предупреждал тебя, чтобы ты не выходила.
- Хорошо, ну, понимаешь, просто Виктории захотелось пойти на вечерииииинку, - на последнем слове её голос повысился на несколько октав, и я вздрогнул от такой перемены тональностей, - и затем мы танцевали с милыми мальчиками, они были ТАКИМИ горячими. Но не переживай Эдди-Тедди, ты всё равно лучший, - быстро исправила она себя. Продолжая глупо хихикать!
- МАЛЬЧИКАМИ?! – неистово закричал я, отчего Таня аж подскочила от неожиданности.
- Ну, я, пожалуй, пойду, - воскликнула она, и в следующее мгновение от неё и след простыл. Эта чертовка оставила меня с подвыпившей Изабеллой, которую смешило всё на свете.
- Ты такой громкий, - рассмеялась она, облизнув губы, покрытые алым сияющим блеском. - Я говорила им, что ты будешь в ярости. - Она послала мне воздушный поцелуй, и всё, что мне оставалось, это сокрушенно вздохнуть.
- Чёрт, пьяная в стельку, - сердито пробормотал я, ведя её наверх. - Я думал, что выражался…
- Эдвард припаркуйся у ванной комнаты, - улыбнулась она мне, мило хлопая ресницами. Так, она совершенно не понимает, что делает, она не может отвечать за свои поступки и это неважно… потому что она в любом случае не приняла во внимание мои предупреждения. Проведя её в ванную комнату, я оставил Беллу возле раковины, но обернувшись…
- Какого чёрта?!
Я обнаружил её голой. На прекрасном девичьем лице красовалась соблазнительная улыбка.
На груди ещё виднелось несколько синяков, но она была совершенна. Её длинные ножки словно жаждали моих прикосновений… и это сводило с ума. Она прелестно улыбнулась и направилась ко мне, пленительно покачивая бёдрами. Она поцеловала меня в шею, и с её губ слетел ещё один пьяный смешок… затем её пальцы оказалась у меня на груди и приятная дрожь прошла по всему телу.
- Белла…
- Эдвард, ты хочешь меня? – спросила она, сладко касаясь губами моего уха. Я обхватил Изабеллу за талию, удерживая в своих руках, медленно съезжающих к её бедрам…
- Конечно, ты ведь знаешь, что да, - прошептал я, чувствуя себя опьяненным. Я прижался к ней сильнее, но её наготы было так мало для меня…
- Тогда помоги мне забыть его… их, - прошептала она, чувствуя как мои пальцы почти впиваются в её нежную плоть. Под кожей я мог чувствовать их отметины, грубые прикосновения, мне хотелось стереть их раз и навсегда… мне так мучительно хотелось, чтобы она оказалась ещё ближе ко мне. Её губы на моей шее стали для меня подобно раскату грома среди ясного неба… едва дотрагиваясь своими губками, она провела по подбородку, а затем скуле… плавно подбираясь к моему рту.
- Нет… я не могу, - мой голос надломился. Остановившись на мгновение, Белла посмотрела на меня, и в её глазах скользило непонимание.
- Почему? Я хочу тебя, - сладко шепнула она.
- Белла, нет. Ты не можешь так… только не подобным образом, - отрицательно помотал я головой.
- Эдвард, ты же можешь. Это в твоих силах просто заставить меня забыть! – с укором прокричала она.
- Изабелла…
- НЕТ! – её крик огласил коридор, и она впилась в мои губы. Я задыхался от переполняющих меня чувств и её губ, так охотно и покоряюще ласкающих мои. Они словно молили: «Возьми меня, возьми меня!». Я сердито буркнул, когда она лизнула мою нижнюю губу.
- Я сказал «нет»! – прогремел я, отталкивая её от себя. Находясь в хмельном состоянии, она упала на пол, яростно глядя на меня со слёзами на глазах. Быстро переводя дыхание, я изучающее смотрел на неё, ожидая следующего её шага… а она выглядела такой… такой грустной… и раздавленной.
Я испустил тяжелый вздох.
Переместившись поближе, я помог ей подняться, но она вновь начала бормотать нежное «нет, пожалуйста». Игнорируя эти неслышные слова, я устало потянул её за руку.
- Я сказала «нет»! – провопила теперь она, отталкивая меня. – Убирайся! Оставь меня в покое! Я не хочу разговаривать с тобой! – закричала она, и я буквально отскочил от неё как ошпаренный. Меня абсолютно ошарашило такое её поведение. - Я больше не могу оставаться здесь! Ненавижу это! Я НЕНАВИЖУ ЭТО! – сетовала она, намереваясь разбить своим крошечным кулачком зеркало.
Но я успел перехватить её руку прежде, чем она смогла хотя бы дотронуться до него и причинить себе боль.
- УСПОКОЙСЯ! ПРЕКРАСТИ ИСТЕРИКУ СЕЙЧАС ЖЕ! ПОНЯЛА МЕНЯ?! – внезапно заорал я на неё. По правде, я никогда в жизни ничего не решал таким криком!
Она бессильно упала передо мной на колени. Я удерживал её запястья в своих руках. Глубокие карие глаза Беллы были странно спокойны, но в них угадывалось потрясение от моего поведения. Я ещё никогда не был так зол, как с ней одной. Я был так близок… нет, я хотел её сломать, уничтожить… Со стороны казалось, будто она моя персональная рабыня. По-другому было трудно описать, как это смотрелось со стороны – она, с такой слабостью и никчемностью во взгляде, голая и сидящая передо мной на коленях.
- ТЫ НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ПОСМЕЕШЬ ПОДНЯТЬ НА МЕНЯ ГОЛОС В МОЁМ ДОМЕ! – продолжал я.
Я сгрёб её в охапку, и она невольно охнула, когда моя холодная рука прошлась по её голой попке. Протестуя, она дернулась, закусив губу.
- Ты хочешь поиграть в детские игры? Вести себя как ребенок? НАПИТЬСЯ? Тогда я буду относиться к тебе так, как и положено в таких ситуациях!
- Нет, остановись! – начала плакать она, когда я шлепнул её по заднице.
- Ты вынуждаешь меня делать так! Ты вынуждаешь меня! – зло прошипел я.
- СТОП, ЭДВАРД! П-ПОЖАЛУЙСТА! – попросила она после пятого удара.
Когда я отпустил её, она буквально рухнула вниз, на пол. Я стоял как скала, вновь ожидая её поползновений, и тогда её всхлипы и слёзы пробились в моё сознание. Я не мог понять, какие чувства лишают меня рассудка и побеждают мою злобу, глядя на неё, лежащую на полу, прильнувшую лбом к холодному полу, на слёзы, орошающие мою обувь, и лицо, которое было так близко. Её обнаженное тело дрожало от холода.
Восстановив дыхание, я попытался утихомирить собственные бушующие ощущения. Теперь я с горьким осадком, оставшимся где-то глубоко внутри, смотрел на то, что вновь натворил. Мой ангел, рыдая, лежит на холодной земле.
Нагнувшись, я попытался прикоснуться к ней, но она отшатнулась от меня и нелепо упала прямиком в ванную, попутно зарабатывая себе ещё несколько ушибов. Она глянула на меня своими покрасневшими глазами, словно загнанный зверёк.
Не знаю, сколько я простоял там, просто глядя на неё, глядя на то, что сотворил, но в одно мгновение я просто развернулся и поспешно направился к выходу, меня затопил стыд.
Но вдруг она поспешно поднялась, взлетая с поверхности прохладного мрамора и находя мои объятия, забираясь в жёсткий обруч моих рук.
- Ты обещал, - всхлипнула она на моём плече, и я вздрогнул… как… как она узнала? Да разве это сейчас важно? Я ударил её… а она… утешает меня? – Ты обещал… н-н-не причинять себе вреда. - Она посмотрела на меня вверх, и, не сдержавшись, я нежно положил свою руку чуть ниже её поясницы, там, где краснели последствия моего наказания. Она проигнорировала это телодвижение и захныкала: - Я просто не могу позволить тебе сделать это… я не могу позволить делать подобное… человеку, которого люблю, - прошептала она.
И в этот миг мой мир остановился. Это… будто моё мёртвое сердце пропустило один животворящий удар. Эти слова опьяняли меня, хотя нет, я УЖЕ был бесповоротно пьян.
Поэтому найдя своими губами её жаждущие нежные губки, я прильнул к ним в неистовом поцелуе.