Эдвард

Белла подняла на меня свой взгляд, в котором скользили шок и неподдельное удивление… и её губы… Её глаза были широко раскрыты, выражая недоверие. А сердце… оно билось так сильно, что моментами мне казалось, что в следующую секунду оно остановится. Я обнял её покрепче.
Как я мог всё испортить? Этого стоило ожидать. Её сердце могло вообще остановиться, к тому же, она говорила мне, что мы не созданы друг для друга. Всё, что случилось, было для неё слишком большим потрясением. Глупо было предполагать, что Белла может думать обо мне в романтическом смысле. Принимая поражение, я тяжело вздохнул.
- Я люблю тебя, - безнадежно прошептал я, пытаясь донести до неё эти слова, даже если она и не чувствовала того же.
Открыв глаза, я увидел то, что сразило меня наповал.
Улыбка Беллы тепло освещала её лицо, она светилась надеждой и гордостью за себя. Единственное, что я смог – поморщиться от смущения, а она, наклонившись, поцеловала меня в ключицу. И это было так соблазнительно. Я смотрел на неё, словно она была ненормальной, спрашивая себя, почему она не захлебывалась в истерике и не колотила меня своими тонкими ручками, а может быть просто яростно не кричала, чтобы я отпустил её на волю. Она сошла с ума?
- Ты любишь меня, - мечтательно шепнула она, поцеловав меня в подбородок. Вздрогнув от неожиданности, я обратил на неё всё своё внимание.
- Ты не боишься меня?
- Конечно, нет, - всё так же прошептала она. - А разве я должна?
- Ну, один монстр влюбился в тебя, и это ужасающая реальность «Красавицы и Чудовища», - пробормотал я словно само собой разумеющееся.
- Мне всё равно, - почти беззвучно произнесла она, присаживаясь и обнимая меня за талию. Мне это понравилось, и мои мысли изменили направление. Нет, плохой-плохой Эдвард, не сейчас…
Пытаясь переключиться на другую волну, я посмотрел на неё, с грустью встречая взгляд её карих глаз.
- Но ты не любишь меня, - надрывно проговорил я, закрывая глаза, ведь на её лице была написана вся правда.

Изабелла

Он хотел, чтобы я чувствовала к нему то же, что он чувствовал ко мне.
Но я не знала, как это возможно, не знала, что мне нужно сделать.
- Эдвард… пожалуйста… Посмотри на меня, - Открой свои красивые глаза…
Но он не внял моим просьбам.
Тогда я легко, словно перышком, дотронулась до его щеки и провела большим пальцем по четко очерченной скуле. Она была так красива и дорога мне. Как и любая другая его часть. Улыбнувшись, я тихо произнесла, будто эти слова могли окончательно сломать его:
- Эдвард, ты не можешь вот так просто отказаться от меня… - В уголках глаз начали скапливаться слёзы, угрожая в следующий же миг сорваться в путешествие по щекам. Мои губы дрожали от подавляемых эмоций, которые я никак не могла определить. - Пожалуйста, не бросай меня, словно я ненужная, безнадежная любовь… Я попытаюсь… полюбить тебя… просто это не так легко, - прохрипела я, на последних словах с силой закусывая губу.
- Ну почему ты постоянно плачешь? – будто в агонии простонал Эдвард, бессильно прикрывая глаза ладонью. - Чёрт, почему у меня всё получается через задницу? – сердито выдохнул он.
- Эдвард, мне просто нужно время. Я обещаю, что… я попробую понять тебя лучше. Просто, не переставай любить меня, - взмолилась я на грани паники. - Я… я… не смогу, если ты прекратишь. - Подняв глаза, я отчаянно пыталась сморгнуть слезы. Я нуждалась в его любви, потому что это всё, что мне действительно было нужно.

Эдвард

Приподнявшись, я помог подняться и Белле, чтобы она могла успокоиться. Водопады слёз последним временем повторялись всё чаще, и это, конечно, забавно, ведь они становились признаком моей слабости и очеловечивания, но я ненавидел то, каким сильным эмоциональным потрясением они были для неё.
В конце концов, когда она немного утихла, я включил телевизор, и моя милая погрузилась в просмотр чего-то, что мелькало на экране. Я же смотрел без интереса: мне попросту было пофиг. Поэтому я тихо гладил её волосы, пробегая по ним своими бледными пальцами, раз за разом улыбаясь.
Как могло произойти, что она делала меня столь счастливым. Благодаря ней всё казалось на порядок ярче и лучше. Конечно, я не был в восторге от того, что она могла меня контролировать, и Белла отлично это знала. Я посмотрел на часы… мне нужно идти…
- Изабелла, я сейчас вернусь… - пробормотал я, вставая с софы.
- Хорошо… но куда ты? – с любопытством спросила она, как только я отошел на несколько шагов.
Обернувшись, я встретил одинокий взгляд её карих омутов. Чёрт, мне захотелось поцеловать эти губы. Если бы я мог сказать ей…
- Мне нужно подняться в свою музыкальную комнату, - вдохнув воздух и наполнив легкие до отказа, я задумался: ведь я сказал ей правду, но одновременно кое-что утаил. - А потом мне надо будет подкрепиться.
- Ты питаешься людьми? – Она вздрогнула в отвращении, отчего я нахмурился.
- Да.
Белла закусила губу.
- А у тебя есть какие-то предпочтения? Ну, знаешь, возможно, девушки с длинными светлыми волосами? – нервно рассмеялась она. Улыбнувшись, я подошел к ней, захватывая лицо Беллы в чашу своих рук, замечая небольшой оттек на её щеке. Странно, раньше он был чуть меньше. Может быть, это из-за силы самого удара или температуры моей руки. А может, что-то ещё.
- Ты ревнуешь меня? Думаешь, что я могу состоять в какой-то интимной связи с человеческой девушкой?
- Нет, - искренне отчеканила она.
- Почему нет? – Мне не нравилось её убеждение, и я даже не скрывал этого.
- Потому что ты любишь меня, а не их, - покраснела она, когда я кивнул в знак согласия. - И, кроме того, они ведь не похожи на меня. - Белла отстранилась, шагая к лестнице. Изогнув бровь, я наблюдал за перевоплощением моей милой Изабеллы в совсем другую и странно соблазнительную её копию.
- В частности, Джессика. - На этих словах Белла повернулась у самого подножия ступеней, ведущих наверх, и посмотрела на меня. Я почувствовал, что начинаю возбуждаться. – И если я ещё раз увижу её в непозволительной близости от тебя, я нахер оторву её пластиковые сиськи. - С этими словами она скрылась с поля моего зрения, направляясь в свою спальню.
Я вздрогнул.
И почему это так чертовски возбуждает?

Спустя некоторое время Белла пошла в душ, а я размышлял над тем, смогу ли провести ещё одну ночь в её компании, предварительно не полакомившись своим любимым деликатесом. Всё во мне боролось с инстинктами - мне хотелось, чтобы она была подле меня, чтобы я мог заключить её в свои объятия, мог поцеловать и убедиться в её безопасности.
На последней мысли я поспешил на поиски своего личного ангела, и обнаружил её на кухне. Она делала себе сэндвич. Я начал закипать от злости, пока наблюдал за её ручкой, удерживающей острые предметы. Нож. И вилка. Откуда она тут вообще взялась… И тогда Белла посмотрела на меня с улыбкой, но в тот же миг, увидев выражение моего лица, вздрогнула.
- Что случилось?
Мне пришлось сделать глубокий вдох, пальцы рефлексивно сжались в кулаки…
- Белла, ты не должна даже держать в руках такие вещи. Потом тебе может быть очень и очень больно… ты должна была подумать об этом.
- Эдвард, это просто нож.
- Нож, который потенциально может выскользнуть из твоих рук и упасть, попутно порезав тебя. А потом, когда ты будешь истекать кровью, я превращусь в проклятое чудовище и убью тебя. - Я подошел к ней и мягко забрал из её рук острые предметы. Она продолжала сверлить меня взглядом. - А я не хочу, чтобы тебе было больно, - пробормотал я, игнорируя её хитрую улыбку.

Изабелла

- Эдвард, здесь есть гораздо больше вещей, из-за которых я могу пострадать. Я имею в виду, что могу сейчас поскользнуться и свернуть себе шею, потому что я - ходячее недоразумение; ты не должен так беспокоиться об этих мелочах. Если что-то должно случиться – это случится. Я постоянно обо что-то ударяюсь, но это не столь важно…
- Не столь важно? – воскликнул он.
- Ага.
- Изабелла, пожалуйста, в следующий раз воздержись от подобных описаний. То, что сделал я, то, что сделал твой отец и всё другие - это непростительно, и этому нет оправдания. Безусловно, это значит очень многое. Я никогда не позволю кому-либо причинить тебе боль, даже себе не позволю. Поверь мне, это не пустые обещания, я сделаю всё, что от меня зависит, - сказал Эдвард, фигурно укладывая сэндвичи на тарелку.
- Ну, хорошо. - Я пожала плечами, и он недоверчиво посмотрел на меня. - Эдвард, почему ты всегда носишь черные рубашки с длинными рукавами? – внезапно поинтересовалась я.
- Потому что они мне нравятся, и они защищают мою кожу от воздействия солнца.
- Но ведь иногда ты ходишь без одежды, - сказала я, откусывая от своего сэндвича.
Он ничего не ответил, лишь слегка нахмурился.
Определенно, он что-то скрывает...
И как только я хотела сказать ему об этом, тишину нарушила пронзительная трель.
Телефон.
Я откусила ещё один небольшой кусочек, когда он, наконец-то, ответил мне:
- Мы поговорим об этом инциденте после того, как я отвечу на звонок. - Едва он обернулся, я закатила глаза. Эдвард взял трубку, но я даже не обратила на это внимание.
- Алло, - вежливо проговорил Эдвард, но затем его тело напряглось, и глаза загорелись яростью. Продолжая убивать меня взглядом, он бросил телефон и отошел, но затем вновь вернулся.
Меня пронзила дрожь и плохое предчувствие.
- Кто это? – спросила я одними губами.
Когда он опять развернулся ко мне спиной, я смогла проглотить застрявший в горле сэндвич.
- Хорошо, скажи мне своё имя, и тогда я передам ей телефон, - игнорируя меня, ответил он невидимому собеседнику.
Я удивленно подняла брови, а Эдвард протянул мне телефон, сопровождая свои движения холодным взглядом. Приняв трубку из его рук, я поднесла её к уху, и ни жива, ни мертва, прошептала:
- Алло?
- Эй, Белла, привет! Как ты? – ответил мне знакомый хрипловатый голос Джейкоба.
- Ничего, Джейк… а как твои дела? – Я задрожала как осиновый лист. Эдвард же чувствовал себя вполне нормально, облокотившись о стену и скрестив руки на груди. Лишь потемневшие глаза выдавали его настроение.
- Ничего особенного, просто мне стало интерес…
- Откуда у тебя мой номер? – выпалила я, перебивая его.
- А, это… я взял его у одного парня, хм… всё хорошо? Такое ощущение, что тебе плохо… - Он на самом деле был обеспокоен, а Эдвард замер, сжав челюсть. - Белла? Ты здесь?
- Да-да, Джейк. Послушай, не думаю, что у меня всё-таки получится… встретиться с тобой. Я имею в виду, Эдвард не…
Не медля ни минуты, Эдвард выхватил телефон из моих рук, отчего я гневно окликнула его, но он, казалось, даже не услышал меня, выходя из комнаты и рыча в трубку.
- Я не знаю, что мне сказать, чтобы до тебя дошло, но…
- Эдвард, отдай!
- Я хочу, чтобы ты понял, что ты никогда больше не увидишь Изабеллу, и ты будешь держаться от неё подальше, если ценишь свою жизнь в любом случае и в любом обличии. Я не буду больше повторять тебе это, мальчик, поэтому обрати внимание на мои слова. Держись от неё на расстоянии или я переломаю тебе все кости. - На этом предложении Эдвард отключился. Обернувшись, он встретился с шоком, буквально написанным на моём лице.
- Я не хочу видеть тебя рядом с этим ублюдком, - прошипел он.
- Джейк НЕ ублюдок! – Упрямо топнула я ногой.
- Не повышай на меня голос, Изабелла. - Он шагнул вперед, предупреждая меня.
- Он не ублюдок, потому что…, - Я немного снизила тональность, - он действительно милый. Эдвард, ты должен научиться быть более общительным и возможно тогда…
- Мы с ним не друзья, - сверкнув глазами, произнес парень. - Он не тот человек, рядом с которым я должен себя контролировать, он просто стоит у меня на пути. - Эдвард вновь встретился со мной взглядом. - И будет лучше, если он не станет к тебе приближаться.
Под его пытливым и грозным взглядом у меня закружилась голова. Не говоря больше ни слова, он отошел в сторону, поднимаясь вверх по лестнице.
- Доедай, Изабелла, - глухо проговорил он, продолжая сжимать пальцы в кулаки.
И я сделала так, как он сказал. В одиночестве сидя на кухне, я пыталась найти ответ на единственный простой вопрос: что именно имел в виду Эдвард, называя Джейкоба «типом»?
Думая об этом, я на мгновение вспомнила о том, что мой вампир отправился в свою музыкальную комнату, о которой так неохотно согласился рассказать мне.