Эдвард

Что такое любовь? То, что разливается сейчас у меня в груди? Заставляя моё сердце биться так сильно, хотя это почти невозможно? Или это то, что было в моих руках, непроизвольно обхвативших её тонкую талию, притягивая к своему телу? В моих руках, образующих железный обруч, и её губах, обрушившихся на мои?
Может быть, это эйфория.
Но как бы там ни было, на самом деле мне хотелось большего… и я получал это.
Сильнее сжав её, я услышал резкий вздох. Мне было так трудно и практически невыполнимо проявить к ней заботу и терпение, когда продолжительный стон сорвался с её губ… Припав к разомкнутым устам, я настойчиво провел языком по этим алым вишенкам… по её верхней губке.
Оторвавшись от неё, я почувствовал, как он захныкала, такая слабая. Я мог сделать с ней всё что угодно, абсолютно не желая останавливаться.
- Что-то не так, малышка? - недоверчиво спросил я у неё, и глаза девушки наполнились слезами. - Стыдишься того, что сделала? - Я должен знать.
- К-конечно, нет…, - покорно прошептала она. Моя маленькая мышка.
- Тогда почему ты плачешь? - вновь спросил я, подозрительно сузив глаза.
- Я не плачу. - Она старалась сдерживаться, часто моргая, пытаясь скрыть непрошенные слёзы… и вдруг я понял, что не хочу, чтобы она плакала по какой-то непонятной причине.
Ты дьявол, дьявол! Уродливый монстр, который разрушает её совершенство! Ты убиваешь ангела, и наслаждаешься этим, ублюдок!
Пробудившаяся совесть и чувство вины погребали меня заживо, и мои руки отпустили её, медленно опускаясь по обе стороны от неё… ангел… она на самом деле была им. Слёзы безмолвно катились по её лицу, а губы неудержимо дрожали… Когда я протянул руку, нерешительно вытирая эти убийственные слёзы, она не убежала и не отстранилась от меня.
- Пожалуйста, не надо… не плачь… - мой голос был на удивление мягок… слаб; но он окреп, также как и ожесточилось выражение моего лица, когда я увидел, что прозрачные ручейки начали прочерчивать дорожки по её щекам всё быстрее. - Изабелла, прекрати это! Сейчас же!
Вновь обняв её, я наблюдал как она закрыла лицо, надрывно рыдая. Я был растерян. Что мне делать?

Изабелла

Это было из-за моего одиночества и пустоты внутри.
Это было из-за ситуации, в которую я так нелепо вляпалась.
Но не из-за той ситуации, о которой вы, наверное, подумали.
Я не могла ненавидеть его, не могла возродить в себе это ужасное чувство, и не важно, сколько, чёрт его подери, я старалась! Я не могла ненавидеть его! Я даже не могла надеть маску поддельной ненависти, потому что была плохой лгуньей… я… не знала, что чувствовала к нему или думала о нём, но это определенно не ненависть. Даже не гнев, а… разочарование. Вот, что это было… и к нему примешивалось что-то ещё, такое неуловимое и призрачное, о чём я запрещала себе думать.
- Почему ты делаешь это со мной? - обратилась я к Эдварду, который тяжелым взглядом своих кроваво-красных глаз следил за каждым моим движением. - Почему ты должен… должен быть… таким жестоким!
- Блять, Изабелла, следи за своим маленьким язычком, когда разговариваешь со мной! Ты слышала меня, девчонка?! Отвечай, немедля! - Когда он встряхнул меня, поворачивая к себе лицом, у меня было ощущение, что он находится на грани кровоизлияния в свой грёбаный мозг. Оказавшись со мной лицом к лицу, Эдвард сжал мой подбородок. - Ты не будешь разговаривать со мной так, будто я один из твоих дрянных друзей, ты поняла меня?!
Тихо всхлипнув, я утвердительно кивнула.
- И ты будешь обращаться ко мне только тогда, когда я разрешу тебе. Ты никогда не будешь употреблять подобный тон в разговоре со мной. Я не буду столь снисходителен в следующий раз и без предисловий укушу тебя. Сейчас я закрою глаза на этот проступок, потому что понимаю - ты всего лишь человек и у тебя нелегкий характер.
Ох, а что на счет тебя?
- Я и так мягок… по отношению к тебе. - Это, ебать его, прозвучало, как ’’по отношению к тебе, куску дерьма’’. - …но я не колеблясь сверну тебе шею!
Посмотрев в самые глубины его глаз, я увидела там жестокую правду.
Но внезапно он притянул меня к своей обнаженной груди, оставляя на моём лбу мимолетный поцелуй… Я дрожала от этого чудовищного ощущения, но его прохладная кожа была такой успокаивающей, и я не могла найти в себе силы уйти.
- Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, милая, - вновь мягко проговорил Эдвард, теперь в его голосе не было и капли прежней ярости. - Я не хочу, чтобы ты плакала, но ты должна понимать меня и прислушиваться ко мне, моя драгоценная. Пожалуйста.. - Он обхватил моё лицо руками, слегка приподнимая, и мои пальцы автоматически оказались на его запястьях… почему мне так нравится это чувство контроля и покорности, когда он настолько жесток со мной? Почему я не обрушу на него вагон ругательств прямо сейчас!
Неужели я влюбилась в зверя?
- Пожалуйста… поверь мне, когда я говорю, что хочу, чтобы ты была счастлива. Я действительно хочу этого, Белла.
И я убедилась в его словах, как только наши глаза встретились.
Но что было ещё ужасней, так это то, что он мог сделать меня счастливой, его слова… они словно отпечатались на моём сердце, заставляя мучительно задерживать дыхание, будто я умираю.
И мне нравилось это.

Эдвард

Изабелла быстро поднялась наверх, желая провести остаток ночи в своей комнате, несмотря на то, что и так проспала почти весь день. Её всхлипы и рыдания в скором времени утихли, отчего мне стало легче, но я слышал, что она всё ещё не спит… её дыхание было не достаточно умиротворенным.
Быстро схватив телефон, я набрал номер ресторана, зная, что иногда они обслуживают вампиров - конечно же, в тайне от всего людского общества - принося нам бокалы, наполненные теплым и горячим «вином», которое на самом деле было кровью. Люди не знали этого, плюс ко всему, обслуживание вампиров проводилось в определенное время суток. Ночное время…что было фантастически удобно.
- Здравствуйте, вас приветствует King Palace! Чем можем служить Вам? - послышался женский голос, сразу же после второго гудка.
- Хм, да, я хочу сделать на завтра предварительный заказ, для меня и моей… моей… девушки. Она человек.

Изабелла

Я с легкостью могла вспомнить первый день, когда увидела Эдварда: как ухватилась за его одежду, когда он проходил мимо, в надежде, что он сможет помочь мне, хотя бы самую малость. И притягивая его за рукав, цепко захватив пальцами мягкую материю, я надеялась, что он станет… Не знаю, возьмет меня на руки и отвезет домой, как благородный принц из сказки? Ну, думаю, он им стал.
Эта мысль озарила моё блуждающее в сумерках сознание, когда он ушел, оставляя меня в одиночестве. Эдвард не хотел причинять мне вред, но я же ДОЛЖНА была заставить его… что же, хорошо, отлично сработано, Белла. Именно поэтому ты сейчас находишься в этой долбаной ситуации. Не слышу аплодисментов.
Тяжело вздохнув, я сильнее закуталась в одеяло… Думать о нём было так утомительно и страшно. Рубиновые глаза, бронзовые волосы, бледная кожа, это было ужасно… даже представлять! Но… когда я по-настоящему посмотрела на него… я увидела не монстра, а человека. Сломленного и потерянного, но теперь закаленного в перипетиях скучной жизни, лишенной любви и нежности. Его бросили… он был одинок. А теперь ещё и обижен.
Завлеченная ураганом прошлого, я вновь утонула в своих воспоминаниях… о том, как я ненавидела своего отца… том, как он мог бить меня, издеваясь до бесконечности, а мне ведь было всего десять… как пытался вдолбить мне в голову, чтобы я НИКОГДА не смела даже думать о том, чтобы оставить его без еды, и что мой голод – ничто в сравнении с его. Он на самом деле говорил мне об этом… какой придурок, да?
И тогда я подумала о своих друзьях, которых у меня не было.
А потом о той ночи, когда встретила блондина… того ужасающего блондина, который разрушил меня…
- Малышка, тебе нужна помощь? - так внезапно спросил он меня, когда я оглянулась, рассматривая незнакомую мне улицу. Где я? Заблудилась… чёрт… и я не должна разговаривать с каким-то пьяньчужкой из подворотни. Он ничего не знает, ведь он беспросветно пьян!
- Нет, - ответила я, даже не глядя на человека с таким странным голосом.
- А мне кажется, что определенно нуждаешься. - Потом прикосновение холодной стены, в которую меня вжимают, и мои глаза, блуждающие по зеркальному зданию на соседней улице.
Теперь я остервенело пыталась укрыться от своих воспоминаний. Нет, я не могла вспоминать ту ночь, я просто решила забыть об этом, поспешив в ванную комнату. Я решила принять ванну… Всё что угодно, лишь бы прогнать этот призрак прошлого… который был хуже моего родного отца… настолько… настолько…

Эдвард

Солнце уже садилось, и я слышал, что Белла принимает ванну. Поднявшись наверх, я решил пересмотреть содержимое своего шкафа, поискать вещи, которые я покупал для Тани, чтобы их примерила моя девочка. Что-то, что будет отлично смотреться на ней, и что понравилось бы Денали. Она заставила меня пообещать, что я не причиню зла Изабелле, и я пообещал, что ПОПРОБУЮ, к тому же я сам хотел этого.
Белла не покидала свою комнату весь день, и я в свою очередь не беспокоил её, желая не вторгаться в её личное пространство, надеясь, что она сможет в полной мере оценить этот милосердный жест. И я могу с точностью сказать, что она почти сделала это.
Когда приехала Таня, она даже не поздоровалась со мной, а лишь поинтересовалась, где комната Беллы. Я объяснил ей, и уверен: мои глаза сверкали яростью, на что она ответила не менее свирепым взглядом. Оставаясь внизу, я услышал, как они переговаривались, и, к моему удивлению, Белла не боялась её. За что я был благодарен ей. А когда она спустилась вниз, я был просто ослеплен.

Изабелла

- Белла, ну же… - Не было похоже, что Таня раздражена. Скорее наоборот: в её голосе чувствовались искорки юмора. Ей было смешно. И на её красивом лице уже расплывалась улыбка. Мне было… странно комфортно с ней, она была размеренной и относилась ко мне с неким непонятным мне уважением. - Может немного макияжа?
- Да, пожалуйста, если ты поможешь, - тихо ответила я.
- Без проблем, милая, - рассмеялась она. - Понимаю, что… наверное, я сейчас твой самый наизлейший враг, но поверь мне, хорошо? Откровенно говоря, у меня нет желания встревать в ваши с Эдвардом отношения, клянусь. - Она улыбнулась мне своей искренней улыбкой.
- Между нами ничего нет, я… я…
- Дорогая, знаешь, в чем заключается мой дар? - нетерпеливо перебила она меня. Её глаза устремились поверх моих волос, и она несколько раз взбила их, пытаясь зафиксировать прическу. - Я вижу людей насквозь. Конечно, не в буквальном смысле, но я могу видеть их желания и потребности, даже если они сами не осознают их. И, милая, ты НУЖДАЕШЬСЯ в Эдварде. Да, он деспотичен, но ты слишком ароматна, а это чертовски хорошо. Белла, ты будешь страдать.
Я УЖЕ страдаю.
- Но… он не НРАВИТСЯ мне…
- Как раз наоборот, - ухмыльнулась она, поднимая меня и подталкивая к двери. Взглянув на себя в зеркало, я почти потеряла сознание… Хорошо, возможно это прозвучит немного… самовлюбленно, но это совершенная красота! Господи, я была чёртовой секс-машиной! Однако Таня быстро вытолкнула меня из комнаты, тихо прошептав мне на ухо:
- Он тебе не нравится, дорогая. Ты любишь его, и ты поймешь это рано или поздно, также как и он, но сейчас… спустись вниз и сделай это, сладкая!
И она исчезла, оставляя меня… почему я одета в это?!
Ответ я узнала довольно скоро.