Изабелла

На пределе своих возможностей я побежала к лестнице, быстро и отчаянно. С каждым вскриком и рычанием, которые по мере моего приближения становились громче, моё сердце сжималось всё сильнее, это было ужасно! Когда я направилась в столовую, мой мозг настойчиво прожигала единственная мысль: это я должна получить наказание, вместо меня не может умереть другой человек… просто потому, что это была я… К тому же мне не хотелось видеть, как страдает кто-то другой.
Но влетев в гостиную, я застала его движущимся бедрами навстречу полуобнаженной женщине, которая кричала и извивалась под ним. Я задохнулась от шока, а во рту всё пересохло. Внезапно грусть нахлынула на меня… Он был таким красивым, они оба были красивы… и моё сердце наполнилось страхом, когда он поднял голову, встречаясь со мной взглядом.
Его глаза расширились, в них проблеснула ярость. Женщина под ним задыхалась. Он пришел в себя, и я не могла представить, что будет дальше; предательский румянец окрасил моё лицо, шею…
Его тело было… великолепным.
…Бедра удивительно мускулисты, но не чересчур накачаны, однако мышцы, которые он продемонстрировал, выглядели так соблазнительно, что у меня рот приоткрылся… Его пресс был словно высечен самым лучшим скульптором, сильные предплечья рук выглядели устрашающе… я знала какая сила таилась в них. Его грудь заставила мой взор на мгновение помутиться… и ладно, мистер Эдвард, как в этот момент восклицала девушка, выглядел прекрасно, сильно, совершенно, не слишком большой, но и не маленький, просто… идеальный, также, как и любая другая часть его тела…
Я просто феноменальная извращенка!
- Изабелла! - его голос, словно гром, обрушился на меня, отчего я тоже вскрикнула, пребывая в шоке, парализовавшем страхом мои уста и способность думать… Он вновь ударит меня? Сломает мне лодыжку?! Нет… я не смогу вытерпеть такую боль. Я снова чувствовала себя маленькой девочкой, а Эдвард не прекращал кричать на меня… Девушка, стоявшая позади него, выглядела слегка потрясенной, смятенно глядя на меня. Она чуть ближе подошла к нему, и в тот момент я просто потеряла смысл изрекаемых им слов, всё стало таким размытым… я больше не слышала его… Я отказалась.
Она положила руку на его плечо, крепко удерживая Эдварда и пытаясь оттащить его от меня, но он с силой оттолкнул её.
И тогда я почувствовала, как моя спина встречается с холодной стеной, не менее холодной и безжалостной, чем он…
Подняв свой затуманенный взор, я смотрела на его губы, впитывая слова, которые он произносил. Они уничтожали меня, словно удары...
- Я СКАЗАЛ ТЕБЕ, ЧТОБЫ ТЫ ОСТАВАЛАСЬ В СВОЕЙ КОМНАТЕ! ИЗАБЕЛЛА! Я СКАЗАЛ ТЕБЕ, ЧТОБЫ ТЫ ОСТАВАЛАСЬ ТАМ! - Парень грубо схватил меня, прижимая к своему телу, с яростью выплевывая мне в лицо слова: - Надо было бить тебя по лицу, ах ты маленькая…
- Эдвард, прекрати! - вмешалась белокурая девушка, по-прежнему безуспешно пытаясь оттащить его от меня. Получив сомнительную свободу, я медленно стекла по стене, сжимаясь от страха… Мне хотелось свернуться в клубочек, раствориться, забыться, исчезнуть… в ожидании, пока он начнет атаковать меня ногами… совсем как мой отец.
- Бездарная сучка! - вновь обрушил на меня свой гнев отец.
- Пожалуйста, перестань…, - беззвучно прошептала я.
- Надо было хорошенько надрать тебе зад, чёртова тупица! - И новый удар по голени заставил меня согнуться пополам и упасть на колени. Будто я в церкви, посылаю отчаянные страстные молитвы Богу, но он упорно не слышит меня… Разве я настолько плохая?
- Пожалуйста, перестань! - закричала я, стоя на коленях.

Эдвард

- Прекрати это! Сейчас же! - вернула меня к реальности Таня своим высоким и звонким голосом, отталкивая меня от Изабеллы, надрывно кричавшей, стоя на коленях. Она хотела укусить собственное запястье и хваталась за голову другой рукой, будто пыталась выдернуть себе волосы от тихого ужаса, разворачивающегося у неё перед глазами… Она хочет навредить себе?!
Таня проследила за моим взглядом, бросаясь вперед и отводя руку Беллы от её рта, в то время как моя девочка смотрела прямо перед собой… глазами, в которых застыл страх и хрустальные слезы. Но она ничего не видела… это был пустой мёртвый взгляд, который заставил меня сжаться и нервно запустить руку в волосы… Что с ней происходит? Почему она так смотрит?!
Легким движением я отодвинул Таню от моего ангела, рухнувшего в мои холодные объятия. Я встряхнул её, вскрикивая… мне нужно было разбудить её.
- Изабелла! Приди в себя, немедленно! Я приказываю тебе! Ты знаешь, лучше, чтобы ты меня послушалась! - Я легонько похлопал её по щекам, пытаясь вызвать хотя бы какую-то реакцию, кроме той чёрной дыры пустоты, которая, казалось, полностью захватила её. Её губы всё ещё не краснели, они даже не были бледными, как обычно… у меня складывалось ощущение, что я держу в руках сломанный манекен, и больше ничего.
Боже, что я наделал?...
- Оденься! - проворчала блондинка, бросая мне мои штаны.
Быстро скользнув в них и вглядываясь в безжизненное выражение лица Беллы, где-то глубоко внутри я чувствовал зарождающуюся тревогу…
Обхватив её нежное лицо своими руками, я посмотрел в бездонные карие океаны её глаз.
- Белла… пожалуйста…, - мой голос был наполнен отчаянием, что было диким даже для меня. Оно разлилось по венам и сожгло моё измученное тело. Мне было больно видеть её такой, это сродни пытке… Я знаю, это не Белла. Мне хотелось вновь увидеть её огонь и ощутить её тепло… без этого мне не жить! Она должна вернуться.

Изабелла

Я была насильно вытянута из водоворота своих воспоминаний. Первое, что предстало перед моим взором - Эдвард, смотревший на меня с грустью и какой-то безысходностью в глазах. Слёзы вернулись… Я наблюдала за ним несколько мгновений, пока он, наконец, облегчено не вздохнул, замечая моё живое состояние.
- Белла… слава богам… - Он наклонился ко мне, оставляя прохладный поцелуй на моём лбу, и я задрожала, находясь в полном шоке от этого поцелуя… от мягкого касания его губ и от того, что моя защита оказалась такой… слабой.
И в этот момент в нём вспыхнул гнев.
Он отвернулся от моего лица, заключая в тиски своих пальцев моё плечо, нежно, но сильно сжимая его.
- Никогда больше не делай так со мной, Изабелла! Ты поняла это? Ты заставила меня сильно понервничать! Я думал, что… потерял тебя или что-то…, - выдохнул он. Я кивнула.
- Таня, спасибо за помощь, но, пожалуйста, оставь нас…, - обратился Эдвард к девушке, которая стояла позади него и быстро одевалась, поправляя несуществующие складки на платье и время от времени поглядывая на меня с беспокойством.
- С ней всё будет хорошо? - заботливо спросила она, когда я отвернулась от неё… Я чувствовала себя так, словно была гребаным разрушителем хороших моментов… и, возможно, сейчас она ненавидела меня, оставляя своего парня с другой девушкой. Чёрт подери, для неё я такой и была - другой.
- Да, всё будет хорошо…, - заверил её Эдвард. Звук удаляющихся шагов, цокот каблучков и… она пропала. А я осталась с ним. Чувствуя злость, жалость и смущение. Без причины. Но сдерживаясь изо всех оставшихся сил… я не могла позволить себе ещё большей боли, которую сейчас излучала каждой своей клеточкой… однако кое-что вышло из-под моего контроля, пока он говорил со мной.
- Кажется, я говорил тебе оставаться наверху? - он пытался не повышать голоса и не выдавать собственных эмоций. - Разве я тебе не говорил?
- Я думала, что ты издеваешься над кем-то, - прошипела я сквозь зубы, но уверена: он всё услышал. Набираясь смелости, я подняла на него взгляд, упираясь в него, словно противостоя… и наблюдала за тем, как в нём нарастает ярость.
- Мне хотелось проверить, всё ли хорошо, - соврала я, ведь на самом деле я пришла проверить «убил» ли он «человека». Безусловно, я даже подумать не могла, что тут просто женщина, которую он позвал, и у них всё намного лучше, чем «хорошо».
- У меня?
- Да.
- Ты лжешь! - выплюнул он мне в лицо, толкая к холодной стене. Внутри меня зарождалась ответная ярость. Как он смеет дотрагиваться до меня!
- Я вижу тебя насквозь, - зарычал он в опасной близости от моего лица, грозно глядя на меня исподлобья, но мне было абсолютно наплевать. Пускай поцелует меня в задницу.
- Хорошо, ты прав: я лгу тебе. - Его глаза изумленно расширились, будто могли стать ещё больше. - Я пришла сохранить жизнь человеческой девушке, которую, как я думала, ты убиваешь, но вместо этого нашла тебя, мило трахающего свою гребаную подружку! Теперь ты счастлив?! Сейчас тебе остается только сломать мне ещё несколько костей, хотя бы по сценарию, или ради приличия! Эдвард, отлично! Лавры победителя можешь засунуть себе в задницу.
Его взгляд был полностью растерянным, так же, как и выражение лица – абсолютно сбитым с толку. Но постепенно в нём вновь разгоралась злоба и жестокость. Холодной ладонью он схватил меня за челюсть и закрыл мне рот. Его глаза излучали безумие… в них смешалось всё: похоть, злость, сумасшествие, беспокойство, смущение, внутренний конфликт. И его грудь… нас разделяли считанные сантиметры, он был так близко.
- Не называй меня по имени, Изабелла, я не стерплю этого, - произнес он низким голосом.
О, я и не сомневалась. Поэтому даже не оттолкнула его: я была не настолько глупа. Но и не настолько умна и сдержанна, чтобы держать в узде гормоны и слёзы. Или грусть, а может, и гнев… Я была настолько… настолько неуравновешенна.
- Ты ревнуешь, не так ли? - внезапно спросил он… и я покраснела. Маленькая улыбочка проблеснула на совершенном лице этого дьявола. - Так-так-так… и что это тут у нас?
Сделав несколько шагов назад, я отошла от него… от его сильной и широкой груди, очаровывающей меня. Смущенная и слегка потрясенная его поведением я направилась к выходу. Пытаясь быстро ретироваться и не найти приключений на свою бедную задницу, я всё-таки медленными шагами направилась к лестнице, но в один момент почувствовала, что моё безвольное тело прижато к его обнаженному торсу.
Кровь застучала у меня в висках, и моё дыхание стало единственным звуком, прорезающим воздух.

Эдвард

Дрожь прошлась по всему моему телу, я ощущал её даже на кончиках бесчувственных пальцев… в тот момент, когда её тепло коснулось моей груди. Это было удивительно, и я не хотел менять нашего положения… а её губы были такими желанными… манящими…
- Ты такая собственница, - мягко сказал я, встречаясь с ней взглядом и теряясь в её глазах.
- Нет, - пробормотала она, отводя глаза.
- А я говорю да, - прошептал я ей на ушко, ещё сильнее прижимая её к своей груди. Она подняла голову, взглянула на меня, и я почувствовал некое сожаление, разлившееся внутри меня. - Извини меня, Белла… за то, что причинил тебе боль, сегодня… я не хотел…
- Ты не жалеешь Эдвард, поэтому перестань извиняться.
Она грозно смотрела на меня, отчего я смутился. Моё сердце почти ожило, дыхание ускорилось на мгновение. Мне не нравится, когда она так смотрит на меня, с такой грустью, причина которой – всегда я. И мне не нравилось, что она заставляла меня чувствовать себя так…
Мне на самом деле было жаль… и тот факт, что она не верила мне, был невероятен.
И вновь я изучал её лицо, с ещё большим жаром и нетерпением, почти с болью. Её глаза расширились…
- Изабелла, я не лгу тебе. Клянусь собственной жизнью. - Мои слова пламенели правдой, каждая буква и звук излучали её, и я надеялся, что она ответит мне, потому что любой, кто знал меня, поверил бы моим словам.
Она просто кивнула, тихо прошептав:
- Я знаю…
Вновь сгребая её в охапку, я поцеловал её несколько собственнически, позволяя своим пальцам играть в шелковистых прядях её волос. Мои глаза загорелись, и я вздохнул.
- Ты вновь ослушалась меня, и тебя по-прежнему ожидает наказание, Изабелла… Малышка, что для тебя стало бы соответствующим наказанием? Я не могу просто забыть об этом, ведь если я так сделаю, ты никогда не научишься… И, кажется, вывихнутого запястья для тебя всё так же недостаточно… Ты никогда не научишься, не так ли?
- Эдвард, пожалуйста, нет… не надо больше… - Она вновь посмотрела на меня, её глаза прожигали меня насквозь. Она была так близко… Как я мог доставить ей ещё больше боли, чем уже причинил сегодня? Больше нет… это было не в моих силах причинить ей физическую боль, но она должна быть наказана. Я практически позволил ей атаковать себя; она должна знать своё место. Она была моей, ей надлежит слушать только меня, а не тот тоненький голосок в своей головке.
- Хорошо, но ты должна сделать кое-что для меня. Не могу же я так легко это отпустить, - непринужденно произнес я.
На её лице промелькнула настороженность.
Отпустив её, сузив глаза, я наблюдал за каждым её движением.
- Прими тот факт, что ты моя. Я хочу, чтобы ты сказала это и продемонстрировала мне своё послушание.
- Что?

Изабелла

Чего он хочет?! Я точно знала, что он подразумевает под «продемонстрировать своё послушание», и мне стало страшно. Я не хочу этого делать…
- Ты слышишь меня? Изабелла, ты оглохла? Я не люблю повторять дважды! - Он становился раздражительным…
Заметка на будущее: Эдвард не любит повторять дважды.
- Но почему?
- Изабелла, или ты делаешь это сейчас, или я отшлепаю тебя. - Он был серьезен, отчего мой страх только возрос…
Эдвард сделал шаг ко мне, преодолевая то ничтожное расстояние, что разделяло нас. Я заставила себя не отступать и не делать рокового шага назад, пока он шептал мне на ухо своим низком и соблазнительным голосом:
- Мне не составит труда отшлепать твою маленькую упрямую попку и сделать её румяной, Изабелла… а потом я завершу твоей хрупкой лодыжкой…
Меня бил озноб, и я почувствовала, что вновь теряю контакт с реальностью, а предметы становятся размытыми…
Разве у меня был выбор… грубо говоря, я уже принадлежала ему: он контролировал каждый мой шаг, он всегда знал, что и когда я делаю… он не отпустит меня… Я принадлежу ему, в любой форме и в любом смысле, в любом случае. Единственное, что пока не принадлежало ему, и что я никогда не отдам по собственной воле – моё сердце.
Мои губы… сухие и потрескавшиеся…
- Эдвард, я твоя. - Я посмотрела на него, зная, что должна сделать дальше… его губы… Я знала, что именно он хочет получить от меня, какой символ моей полной принадлежности и покорности ему… ведь я не дура.
Мои губы обрушились на его…