Эдвард

Когда я вошел в гостиную, Белла уже лежала на моём диване. Я едва сдержал дрожь при виде её обнаженной спины, без одежды, без ничего, зная, что могу овладеть ею так легко… но я попытался собраться и сосредоточиться на её плачевном состоянии…
Нельзя сказать, что её позвоночник выглядел слишком уж плохо, или наоборот – слишком уж хорошо: на уровне точеных лопаток проступали три длинные горизонтальные линии. Я почти зашипел, однако спокойно подошел к ней, понимая, что она не знает о моём присутствии. Я осторожно присел на диван, и она слегка вздрогнула, но больше ничего.
- Твоя спина вся в синяках, - пробормотал я, внимательно наблюдая, как она застенчиво смотрит мне в глаза. - Но это вполне исправимо. - Я уверен.
- Хорошо…, - прошептала она, и я увидел в её глазах страх, вновь овладевающий нею, и не знал, почему… но хотел бы узнать.
Я выбежал из комнаты в поисках антисептика и другой рубашки. Когда я всё нашел и вновь оказался в гостиной, я заметил, что её положение незначительно, но всё же изменилось. Теперь её руки были под ней… у неё болела грудь или что-то такое? Недоуменно пожав плечами, я попытался отключить функцию извращенца в своём мозгу.
- Будет немного жечь, - предупредил я, подходя к ней и одновременно пододвигая журнальный столик ближе к дивану. Присаживаясь и смачивая ткань в спирте, я наблюдал за её встревоженным лицом… надо поговорить с ней, немного отвлечь … это могло бы помочь… могло бы…
- Итак, Белла, что этот Майк на самом деле сделал с тобой? - спросил я, пересаживаясь чуть ближе к ней, в то время как она судорожно сжимала руками подушку. Я внимательно следил за тем, как начала гореть её прозрачная кожа, и она слегка вздрогнула.
- Он поцеловал меня в шею…в подбородок, он был отвратителен. - Она замолчала, пока я легко обрабатывал её царапины, сглатывая от ощущения мягкости и тонкости её кожи под моими пальцами, аккуратно растирая её. - Я была так напугана…, - прошептала она еле слышно, и в её словах я отчетливо видел испуг, я буквально чувствовал его.
Бросив на неё небрежный взгляд, я заметил, что она дрожит. Однако вовремя вернулся к своему прежнему занятию. Какой теплой она была…
- Тебя изнасиловали? - осторожно спросил я у Беллы, желая узнать о её прошлом. Почему она была такой… нерешительной и боялась прикосновений.
- К счастью, нет, но я была… ТАК близка к этому. Джеймс… блондин, который укусил меня, он почти… но решил «сохранить» меня до лучшего случая… - Она вздохнула, и я взял бинт. - Я очень благодарна, что ты остановил Майка… он мог причинить мне вред. Поэтому, спасибо…
Я слабо улыбнулся; она не должна была видеть моих эмоций.
- Не за что. - Затем, остановившись на мгновение, произнес: - Я тоже сделал тебе больно.
- Да… сделал.

Изабелла

Он никак не ответил на мои обвинения, а просто продолжал протирать отметины на моей спине. Его прохладные пальцы уничтожали, стирали, смывали омерзительные прикосновения того придурка, и заставляли меня чувствовать себя такой целой и завершенной… Боже милостивый! Что происходит со мной?! Я слегка отдернулась от его прикосновения, и он выпрямился, хмуро глядя на меня. Я отвернулась.
- Есть какие-то проблемы? - спросил он.
- Нет, - робко ответила я, виновато закусив губу, нерешительно, но взволнованно. Может, он сейчас ударит меня? И всё-таки я не могла сдержать любопытства и остановить вопрос, прежде чем он сорвался с моих губ, и я успела осознать, о чем именно спросила. - Эдвард… как ты стал вампиром? - Это было так дико: последнее слово совсем не вписывалось в окружающий меня мир.
Он спокойно посмотрел на меня и просто рассказал мне свою историю.
Его губы почти не двигались, пока он говорил, они лишь немного размыкались, что заставило меня сильнее сосредоточиться на нём, будто я могла упустить что-то очень важное.
- Я… умирал, когда был человеком… в 1901? - спросил он, словно ставя под сомнение свои же слова. Эдвард покачал головой. - Даже не помню, после своего обращения я мало внимания уделял дням рождения. Но, в любом случае, я был при смерти… меня нашли избитым на одной из улиц Чикаго, истекающим кровью и почти отдавшим Богу душу. Но… потом пришел мужчина, которого звали Карлайл. Он спросил меня, хочу ли я быть таким, как он. «Да, конечно, я хочу быть таким, как вы…» без замедления ответил я. Ангел, вот кем я представлял его. Ангел со светлыми волосами и пронзительными янтарными глазами… я был поражен его красотой и добротой. Но на протяжении трёх дней было такое ощущение, что меня сжигают изнутри, а раскаленное железо бежит по моим венам… Когда это прекратилось, я стал вампиром. Карлайл научил меня своему способу жизни: как питаться, чтобы не вносить ещё большей путаницы в своё существование, как вести себя и казаться человеком, но, судя по всему, я забыл это быстрее, чем ушёл от него. В любом случае, он научил меня быть таким, как он, и придерживаться своих убеждений насчет охоты на животных, а не на людей. Ты знаешь, почему мои глаза красные? Да, Белла, бойся… я знаю, что ты ненавидишь меня. Я монстр… ты должна меня ненавидеть, - мрачно заключил он.
Его глаза сузились. Я всё ещё лежала. Но я не могла… я НЕ МОГУ ненавидеть его…
- И я любил этого человека, Белла. На самом деле, не в том романтическом плане, но как брата и отца, как друга, и всё, что мне нужно, чтобы выжить в этом мире - темнота, такая же, как внутри меня. Он был идеален. И, конечно… однажды, даже не предупредив, он собрал вещи и оставил меня… Я был один, напуган и молод, к тому же новообращенный. Тогда я напал на человека… с этим невозможно было что-то сделать, ведь это было то, чего так жаждало моё естество, дабы хоть немного сдерживать себя, контролировать. С тех пор я не видел его и придерживался другой диеты, - закончил Эдвард.
А потом я утонула в тишине.
Неужели всё это реально? Как один человек мог пережить и пройти через всё это? Без лишних слов Эдвард встал и вышел из комнаты, убегая, поднимаясь наверх, оставляя меня в оглушающем молчании.

Эдвард

Я просто рассказал ей о том, чего не знал никто… И я не знал, почему, не знал, правильно ли это, но знал, что полюбил каждую секунду этого момента.
Мне нравилось наблюдать, как её сладкое выражение лица сменяется грустным, пока она внимательно слушает и безоговорочно принимает всё, что я ей говорю. Эта маленькая девочка привязывалась ко мне: я видел это в её глазах, в том, как она смотрит на меня… и я не знал - влюбляюсь ли я, но определенно, я уже зависел от неё. Я должен был услышать мысли в её маленькой головке.
Схватив телефон, я быстро закрыл дверь своего кабинета. Набрав номер Тани, мне пришлось ждать всего лишь несколько секунд: она ответила после второго звонка… одержима, мммм?
- Привет, Эдвард…, - промурлыкала она моё имя, заставляя мои пальцы непроизвольно сжаться в непреодолимом желании задушить её. Она знала, что я ненавидел это мурлыканье, тем более что в её исполнении оно было отвратительно. Я буквально видел, как она смотрит на себя в зеркало, сосредоточено глядя в глаза, наблюдая за игрой света в своих волосах и изменениями мимики во время разговора.
- Таня, - произнес я фальшивым голосом. - Мне вдруг стало интересно, ты не против…, - тут я специально понизил голос, произнося это настолько заманчиво, насколько это вообще возможно: - Ты мне нужна.
Внимательно вслушиваясь, я уловил, что Белла начала передвигаться по лестнице, и мимолетно улыбнулся, но когда заговорила Таня, моя улыбка исчезла.
- Конечно, детка! Когда и во сколько? Сейчас?
- Да, - ответил я, быстро подходя к стулу по другую сторону от письменного стола. - Пожалуйста, одень что-то откровенное, я хочу быстро. И не называй меня «деткой», Таня, ты же знаешь, что я сильнее и старше тебя.
- Как скажете, Хозяин…, - попыталась она произнести сексуальным голосом, используя кодовое словечко, но, честно говоря…
Я без слов отключился и быстро вышел из кабинета, направляясь в комнату Беллы.

Изабелла

- Белла, я хочу, чтобы ты оставалась в своей комнате… всю ночь, я имею в виду. Не выходи.
Эдвард вернулся к своей обычной жестокости. Его тон вновь был холодным, когда он посмотрел на меня, держась за ручку двери, в его глазах я увидела опасность и смерть.
- Мне нужно, чтобы ты закрылась изнутри, и открыла только тогда, когда я лично приду за тобой, тебе ясно?
Он что, собирается драться с кем-то или что-то на подобие того?!
- Х-хорошо…
- Я не хочу, чтобы ты заикалась. Да. Или нет.
- Да, мне всё понятно, - заверила я его, хотя это была абсолютная ложь. Я была в недоумении: почему мне нельзя выходить из комнаты? Не хочу, чтобы он… он был без меня. Или, возможно, я не хотела оставаться одна, без него.
Даже сейчас моё сердце билось от одного только желания прикоснуться к его груди… такой скульптурной!
- Запомни: ни при каких обстоятельствах, даже если ты голодна. Тебе придется подождать до утра. Будет небольшой шум… но ты должна оставаться здесь.
Сколько ещё раз он повторит это?
- Если выйдешь из комнаты, я сломаю тебе лодыжку. Обещаю. Если ты ослушаешься меня, будет даже лучше, потому что ты умрешь. - Он посмотрел на меня, но где-то в глубине черных колодцев его зрачков промелькнул озорной огонек. Извращенец.
- Хорошо…, - пробормотала я, забираясь на кровать и наблюдая за ним боковым зрением. Лицо Эдварда потемнело, и он сощурил свои великолепные глаза.
- Тебя совсем не интересует, чем я буду заниматься? Разве ты не ХОЧЕШЬ узнать? - Казалось, он разозлился из-за того, что я не умоляю его, стоя на коленях, желая узнать, чем он займется. Легкий смешок зародился где-то глубоко в моей груди, и я едва успела его сдержать. Знаю, это было глупо.
- Не очень…, - солгала я паршиво. Небольшая ухмылочка появилась на его лице, и я вздрогнула.
- Изабелла, - хмыкнул он, и я задрожала, когда он приблизился, глядя на меня сверху вниз, словно мог проникнуть в мой мозг и прочитать мои мысли. - Ты очень плохая лгунья, моя дорогая. - Моё сердце затрепетало от его нежности. - В будущем советую воздержаться от этого, это никогда так легко не сойдет тебе с рук, обещаю.
Он коснулся пальцами моего подбородка, и я наклонилась навстречу его прикосновениям, но он резко развернулся и направился к двери.
- НЕ выходи из комнаты.
После этих слов я откинулась на кровать, наблюдая, как он выключил свет и закрыл дверь…
Он ничего не знал о моей любопытности.
И, откровенно говоря, любопытство - мощная сила, о чём я скоро узнаю.

Эдвард

- Привет, Таня, - солгал я шлюшке, стоявшей передо мной. Её топазовые глаза заблестели, когда она с желанием и похотью осмотрела меня, как всегда отчаянно ведя борьбу с собственной жаждой внимания и алчностью. - Хорошо выглядишь, - прокомментировал я, когда она прошла внутрь. Снаружи было прохладно. В ответ она улыбнулась мне, а потом сладостно вдохнула воздух.
- Пахнет человеком, чёрт возьми, ты один? - вновь улыбнулась она.
- Да, - снова солгал я, шагая вперед, когда она поднялась с дивана в ожидании поцелуя. - Она была удивительна.
Я представил Беллу, стоявшую перед мной во всей красоте своей обнаженности, умоляющую меня глазами, чтобы я взял её и боролся. Я знал: неизбежно… рано или поздно…это будет, потому что она хотела меня. И она меня получит.
- Я намного лучше, - грубо произнесла Таня и схватила меня за рубашку, словно приглашая, притягивая меня к своему телу. Я зарычал на неё. Но сейчас она была слишком уж в азарте, чтобы остановить это. - Она оседлала тебя так же, как я? - Эта потаскушка знала, что я ненавидел, когда девушки были сверху. Мне нравилось контролировать.
- Нет.
- Ммм, хорошо, умная девочка. Ну давай, Эдди. - Таня скрылась в столовой, и я прошел за ней, прислушиваясь к шуму… Хорошо, пускай Белла спит, так будет лучше. К тому же, мне хотелось задушить Таню. Как она смела называть меня этим унизительным прозвищем. Я прошел в столовую и нашел её облокотившейся на стол спиной ко мне, с голой задницей.
Я облизал губы, подходя к ней, поднял руку и шлепнул её. Она завизжала и слегка подпрыгнула, хихикая и оглядываясь на меня. Её глаза уже горели в предвкушении.
- Ты хочешь, чтобы я была твоей маленькой девочкой сегодня, Эдвард? - её голос был настолько приторным, что я едва сдержал рвотные позывы и дрожь.
Кивнув Тане, я посмотрел прямо в её глаза, она знала правила.
Она быстро встала передо мной на колени, освобождая меня от плена. Ну, а остальное - отдельная история.

Изабелла

Это было так странно… я слышала непонятные звуки… стук, шум, они словно обрушились на меня в абсолютной тишине. Не знаю, что это было, но я беспокоилась и хотела выяснить, что это… Но то, что по-настоящему ошеломило меня - болезненные стоны, которые я слышала, явно принадлежавшие женщине. Прислонившись к стене, я застыла словно статуя и была тише камня, не производя никакого шума.
Не знаю, был ли это человек или вампир, но боль? Скорее всего, это человек, и от этого моё сердце сжалось… Может Эдвард решил выпить людской крови, ужин?
Глаза наполнились слёзами, когда я услышала громкий крик… и приглушенный голос Эдварда, а затем ещё один приглушенный крик… он издевался над бедной девушкой?!
Ужас захватил меня, когда я распахнула дверь на втором этаже, там, где находилась моя комната… Я не позволю ему издеваться на ней. Я побежала настолько быстро, насколько мне позволяли собственные ноги.