Изабелла

Я судорожно проснулась, задыхаясь от своего ночного кошмара. Садясь прямо, я в ужасе осматривалась по сторонам. Всё ещё здесь… увидеть Эдварда, который так внезапно сейчас появится, не было моим мечтанием, и я это знала. Вновь столкнуться с этим красивым и элегантным дьяволом?
Убеги… Убегай… Беги сейчас!
Опасные слова, а претворить их в реальность или придумать план - ещё хуже, это ведь настоящее самоубийство… как мне сделать это? Услышит ли он меня? МОЖЕТ ли он меня услышать? А что, если я упаду, и тогда он точно услышит? Если я сделаю с собой что-то, это послужит приглашением к его свободным действиям, и он накажет меня.
Он вампир, - я вздрогнула от этого слова. Как такое вообще возможно? – и этим утром… он, наверное, спит! В гробу или ещё где-нибудь! Сама мысль о нём, лежащем в гробу и пьющем кровь… мою кровь или любую другую, от неё становилось страшно! Я не могла перестать об этом думать, не могла оторваться от игры своего воображения…
Но, больше не колеблясь и не раздумывая ни минуты, я быстро встала, тотчас споткнувшись. Однако я схватилась за кровать, не успев с громким стуком упасть на пол. Быстро подбежав к окну, я подняла предохранитель… Прощай, дьявол!
Меня встретил морозный зимний воздух, и, ощутив холод на своих горящих щеках, я зашипела. Чёрт, а я ведь ещё не снаружи! Я всего лишь выглянула, однако мне нужно дойти до конца!
Посмотрев вниз, я нахмурилась: прыгать высоковато… Но выжить вполне возможно, хотя может и мокрого места не остаться; тут где-то метров пятнадцать… это ведь не много, правда?
Я легко подняла своё истощенное тело вверх, взбираясь на карниз, и просто встала. Холод пробирался сквозь кожу, проникая до костей и медленно замораживая мой мозг. Было такое ощущение, словно электрический ток проходил сквозь всё тело, а глаза начинали гореть, стоило легкому порыву леденящего душу воздуха хлестнуть в лицо. Сейчас или никогда.
Я прыгнула.

Эдвард

- Глупая девчонка! - прошипел я, поймав её за тонкую талию, когда она легко, словно перышко, пролетела около меня. Я развернулся обратно к комнате, игнорируя её крики боли, свирепо сжав её рукой.
- Я предупреждал тебя! - гневно закричал я, сжимая её ещё раз. Белла рухнула на пол, пока я закрывал окно.
Как она смеет! Пытаться убежать от меня?! НЕТ! Никогда!
Вновь повернувшись к ней, я увидел, что девушка, по-прежнему лежащая на полу, неудержимо рыдает. Отвратительная жидкость быстро текла по её носу: слёзы и сопли, и ещё сопли, заплаканные разбитые мысли о побеге, однако их я не слышал.
- Поднимись! Иди сюда, сейчас же! - рявкнул я на неё.
Ярость! Вот, что я чувствовал.
Когда она даже не предприняла попыток подняться, я стремительно подошел к ней, хватая за длинные волосы и заставляясь посмотреть на себя, чтобы она наконец-то поняла навлеченный на себя кошмар. В её глазах плескался страх, и они вновь начали закрываться.
- Держи их открытыми! Разве я не предупреждал тебя! Разве я этого не делал?! И ты ослушалась меня! Ты жалкий маленький ребёнок! Теперь ты должна быть наказана!
- Нет! Нет! - плакала она, когда я схватил её за руку. - ПОЖАЛУЙСТА, НЕ НАДО! ПОЖАЛУЙСТА-П-ПОЖАЛУЙСТА! НЕТ! - кричала Изабелла, пытаясь вырваться из моих рук.
Я увидел смерть в её глазах и даже не моргнул.
Я сжал её запястье.
Крик был таким сильным и громким, что, наверное, слышен был даже в горах. Он прошел сквозь меня, прямо через то, что люди называют сердцем, разорвал его на части и вдруг… боль за то, что я сделал, когда она вновь упала наземь, крича, словно в предсмертной агонии.
Она неистово рыдала, и её сердце было везде. Внезапно я вновь пожалел о том, что наделал. Это была агония моего мертвого сердца… Я единственный, кто чувствовал это? Ты чувствуешь мою боль? Ты чувствуешь её боль? Эта переливающаяся, играющая, бесподобная энергия…
- Дай мне посмотреть…
- Н-Нет! - громко всхлипнула она, не сдерживая себя. Я вздохнул, проводя рукой по своим волосам, пока моя Изабе… я имею в виду, Изабелла плакала. Мне захотелось в одно мгновение убить и её, и свою боль… я не хотел, чтобы она страдала в одиночку.
- Изабелла…
- Нет… - горько прошептала она, закрывая глаза и притягивая свою поврежденную руку к дрожащей груди. Я чувствовал, как она вздрагивает с каждым вдохом.
- Сейчас же, - сказал я, пытаясь хоть немного смягчить угрозу в своём голосе. Наклонившись к ней, я наблюдал за сверкающими темно-коричневыми океанами её открытых глаз. Я смотрел ей в глаза.
- Я не сделаю тебе больно.
Пока ты не вынудишь меня.
Я взял её руку, бережно касаясь своими ледяными пальцами и оценивая повреждения. Белла отчаянно вздохнула, что заставило меня немного… успокоиться? На мгновение это облегчило мою боль и гнев, пока она не зашипела, стоило мне начать массировать её запястье, такое маленькое, такое хрупкое. Как я мог это сделать?
- Могу помочь исправить это.
Приказав ей подниматься, я наблюдал, как она делает попытки встать на ноги, и изо всех сил удерживал себя, чтобы не прикоснуться к её молочной коже. Я знал: она не хотела этого. Кто захочет, чтобы к нему прикасался такой дьявол, как я? Боже мой, я уже начинаю ВОЛНОВАТЬСЯ о том, что она думает обо мне!
Изабелла последовала за мной. Всхлипы прошли, и я отвел её в ванную комнату, где хранил аптечку. Я знал, что когда-нибудь она пригодится, поэтому купил в супермаркете, когда подобрал девушку.
Когда мы прошли в спальню, я усадил её на кровать, поставил напротив стул и приказал ей показать мне поврежденную руку.

Изабелла

Вся моя рука источала боль, но больше всего болело запястье. Я даже не чувствовала её; всё, что я ощущала сейчас - его холодные нежные пальцы, успокаивающие огонь в моей сломанной руке, и небольшие импульсы боли, когда он сильнее надавливал на повреждение. Как неловко.
- Я предупреждал тебя, - тихо произнес он, не глядя на меня. Но я на него смотрела … не могла оторвать взгляд от него, такого ужасающе красивого. Прямой нос, симметричные черты лица, глубокие, таинственные и опасные кроваво-красные глаза, полные губы.
Я ничего не ответила.
- Если бы ты не пыталась убежать, мне бы не пришлось ломать тебе руку, и ты вообще в своем уме? Ты уже подзабыла… ты не сверхчеловек, Изабелла.
Он продолжал:
- Я, а не ты. Всегда помни, что я сильнее тебя, - напомнил Эдвард. - Это поможет тебе выжить рядом со мной…
- Знаю…, - тихо прошептала я, глядя вниз и слегка морщась. Его руки были такими нежными - это возможно? - такими успокаивающими и приятными после того, как причинили мне боль?! И тогда я подумала о его словах… выжить… рядом с ним… как это возможно… как я смогу? Только если…
- Хорошо. Сейчас мне надо вправить кость, - сказал он мне, протягивая подушку. Запутавшись, я нахмурилась, совсем растерявшись, но тут же вспомнила. Никаких вопросов.
Я сжала в зубах угол шелковой подушки и недоуменно смотрела на то, как он вздохнул и… сокрушающая боль пронзила мою руку.
Жесткие разряды побежали по моему телу, и я закричала. Что он сделал?! Он вставил кость обратно?! Как?! Больно!

Эдвард

О, мой Бог, боль, которую я причинил ей сегодня, была невероятна! Я смотрел, как она рыдает, сидя подле неё, переложив её руку таким образом, чтобы успокоить жар.
Она выглядела такой утонченной, плотно закрыв глаза, слёзы текли по её лицу, и я хотел забрать эти мучения. Как я уже говорил раньше, я хотел уничтожить их, заставить быстро исчезнуть, но ничего не мог поделать.
- Успокойся, Изабелла, в конце концов, всё пройдет. Ты хочешь поесть? Рекомендую тебе не использовать эту руку… - Может, Карлайлу стоит приехать… он мог бы быстро всё исправить. Я лишь хотел заставить её отвлечься от этой муки.
- Нет, я не голодна, - всхлипнула она, и я почувствовал себя таким, чёрт подери, беспомощным… что со мной происходит!
Это сводило меня с ума и заставляло скрывать от неё свои чувства! Так не должно быть!
- Почему ты делаешь это со мной? - вдруг зашептала она, и я застыл. - Почему я так ценна для тебя? Я просто Белла, не особенная и не богатая или…
Я махнул рукой, прерывая её дальнейшие словесные излияния. Я не был в восторге от её мнения, сложившегося обо мне.
- Пожалуйста, Эдвард. - Она проницательно посмотрела на меня, пуская трещину в моём сердце. - Позволь мне уйти, пожалуйста… Пожалуйста…, - умоляла она.
- Нет.
- Эдвард…
- Нет…
- Почему нет?!
- А почему я должен отпускать тебя? - спросил я. Она посмотрена на меня с таким выражением лица, словно боролась сама с собой. - Да мне пофигу ты! - пытался я убедить самого себя, громко выговаривая каждое слово: - Ты могла бы сейчас быть мертвой, и мне было бы всё равно! - Ложь. Я гнусно лгал. И в довершение я встал, отчего она посмотрела на меня, как на сумасшедшего, ненормального, отчаявшегося в поиске неизвестных ответов.
Горечь отразилась на её безупречном лице, когда она ответила:
- Тогда почему ты не позволил мне просто прыгнуть и умереть?
И она завела меня в тупик… вот тогда прежняя твердость и убежденность вернулись ко мне. Я посмотрел на неё злыми глазами, и она задрожала, а я был счастлив, что, наконец-то, она вспомнила, кто я, вспомнила своё место. Она не была равной мне. Я был выше. Сильнее, быстрее и ещё более разозленным…
- Иди спать, не трогай лишний раз руку. Если я поймаю тебя на том, что ты делаешь что-то ней… - Я не закончил предложение. Она знала, что произойдет.
Изабелла кивнула, и я пошел в противоположный угол комнаты, наблюдая за тем, с каким трудом она забралась под одеяло. Это было фантастическое видение: смотреть на её запутанное и смущенное лицо. Прежде чем закрыть дверь, я быстро сказал:
- И НЕ СТАВЬ под сомнение мои слова вновь, Изабелла.
И захлопнул дверь.
Но я не двигался. Несмотря на то, что я знал: она всё равно не будет спать, так как сейчас утро, а до того она спала уже десять часов, я не двигался.
Прислонившись к двери, я слушал, как она тихо плачет и что-то бормочет. Мне нужно было убедиться, что она не убежит снова… я не мог допустить этого… Если она умрет в попытке убежать от меня, это убьет меня. Я не позволю ей убежать от меня.
Никогда.