Изабелла

Не знаю, как я оказалась на этом пути, ну, вы знаете, бедность? Просто в один день это произошло. Расходы моих родителей привели к несчастью меня, к алкоголизму – моего отца, который однажды ударил меня, будучи в состоянии опьянения, но, что касается моего нынешнего состояния беспросветной нищеты, даже для меня это остается загадкой.
Меня зовут Изабелла или более кратко - Белла, и я не знаю себя. Я не знаю любви, никогда не любила и не была любима, у меня никогда не было интимных отношений, ни физических, ни эмоциональных. Наверное, самый близкий к любви опыт произошел, когда меня нашли лежащей на заснеженной улице какого-то квартала, но позже и это было украдено другим бедным человеком. В тот момент и в том месте я почувствовала нечто, имеющее шанс стать моим ночным спасением, пока случайно не получила пару сильных ударов, вызвавших только уничтожающие тошноту и боль.
Но вернёмся к настоящему.
Придя в сознание, я почувствовала под собой что-то мягкое и медленно открыла глаза, как в кино, вы же знаете?
Первое, что попало в поле моего зрения, был потолок - нечто столь чуждое и странное для меня… нахмурившись, я сосредоточенно пыталась бороться с этой бессмыслицей: потолок над головой, да?
Это рай?
Я начала оглядывать помещение и, посмотрев по сторонам, поняла, что лежу на большой кровати; однако ещё несколько мгновений я просто не могла пошевелиться… неспособная двигаться из-за сковавшего меня страха.
Нет, я не была глупой и могла здраво оценить ситуацию, поэтому сразу поняла: меня похитили.
- ПОМОГИТЕ! - громко закричала я. Настолько громко, насколько позволяло моё осипшее горло! В одну секунду меня затопили воспоминания, и мой взгляд, доселе злобно блуждавший по комнате, наполнился жгучими слезами, покатившимися по щекам, когда я упала на пол, яростно извиваясь.
- КТО-НИБУДЬ, ПОМОГИТЕ МНЕ! ПОЖАЛУЙСТА! - в сердцах вскрикнула я.
Горячие слёзы теперь смешивались с моим рваным учащенным дыханием.
- Заткнись! - грубый голос прорезал тишину комнаты, о которой я расскажу вам для начала.
В комнате было темно… стены играли красками темно-малинового… кровать покрыта черным атласом… мягкие подушки цвета индиго… бордовый ковер… небольшие бра на стенах, которые всё же не могли рассеять тьму этой комнаты… она, казалось, засасывала всё вокруг!
Но вернёмся к тому, на что я обратила свой взор.
С глухим стуком сердца и отчаянным вздохом, я повернулась в направлении, откуда услышала властный голос.
Мужчина, красивый мужчина, такой, каких я никогда прежде не видела!
Его глаза были жадного кроваво-красного цвета и требовательно изучали меня. В панике я поползла назад к стене, пытаясь найти в ней поддержку, меня сотрясала дрожь. Его волосы, так же как и мои, были в каком-то немыслимом беспорядке, но это выглядело очень уместно. Его лицо было подобно лику Божества… или модели… он был прекрасным, совершенным. Высокий, худощавый, с угловатым лицом, полными губами, нетерпеливо сжатыми в линию…
- Ответь мне! - рявкнул он с нескрываемой яростью в голосе, сокращая расстояние между нами всего несколькими большими шагами.
- Я спросил тебя, ты голодна?! - прошипел он, на что я, испугавшись, резко прикрыла лицо руками, слегка наклоняя голову, словно создавая занавес из волос от внешнего мира.
- Н-нет…
- Не лги мне, - настаивал он. Его голос был жестким, как гранит, но одновременно гладким и бархатным. Я чувствовала холод, исходивший от него, и тишину, упавшую между нами.
Я посмотрела на свои ноги… мои ноги?
Почему они чистые? Почему я одета в длинное белое платье, и… почему мои волосы, рассыпанные по плечам, такие мягкие… этот ублюдок помыл меня?!
Подняв свой взгляд, я пыталась увидеть хотя бы что-то сквозь непроглядную темноту и слезы. Что же, если он собирается убить меня, это не произойдет так легко.
На слабых ногах я бросилась в сторону, однако не смогла сделать и шага, потому что он подставил мне подножку, и я вновь тяжело повалилась на пол.
Моё измученное тело по инерции столкнулось с жестким полом.
Длинная дорожка ушиба прошлась по моим губам и по той стороне лица, где оно соприкоснулось с ковром, обжигая его мучительно-болезненным ощущением.
- Видишь, что происходит, когда ты меня хоть немного выводишь из себя, Изабелла. Смотри, чтобы это не вошло в привычку, а теперь сядь, - приказал мужчина, но в ответ он услышал мой сдавленный плач.
Почему это происходит со мной? Почему Он не может просто отпустить меня...
Он схватил меня за руку, отстраняя её от моего лица. Его кожа была ледяной, и я вздрогнула от ощущения его рук, убирающих мои волосы. Когда он приблизил своё лицо, я закрыла глаза. Мне не хотелось видеть его… я не могла смотреть на него, созерцать его красоту, ведь дальше мне будет только хуже… но я хотела поговорить с ним, хотела услышать, как он обращается ко мне…
- Вот почему ты не действуешь мне на нервы, - несколько раз полушепотом повторил он, повергая меня в шок своей близостью. Его глаза пристально вглядывались в мои. - Я не хочу причинять тебе даже незначительный вред, но ты можешь вынудить меня сделать это. Я сломаю тебе руку, если ты ещё раз попытаешься убежать от меня, и я не лгу, Изабелла. Не испытывай меня, - с горечью в голосе сказал он, поглаживая пламенным льдом своей руки мою щеку… Шок моментально остановил слезы, но они вернулись, ещё сильнее и унизительнее.
- Пожалуйста... П-пожалуйста, отпустите меня… просто дайте мне уйти… отпустите!
- Иза…
- Я никому не скажу. П-просто отпустите меня, и никто не узнает об этом! Никто, никто… - пыталась я убедить его, пока его лицо под воздействием моих слов становилось всё более ожесточенным. Насыщенный цвет его алых глаз словно гипнотизировал мои каштановые волосы, а его рука на моей щеке двигалась всё медленней. Это было так успокаивающе.
Он поднялся, а я вновь в отстраненном жесте обняла себя руками, пытаясь уговорить его вот так, стоя на коленях, пока он свысока смотрит на меня. Его статная возвышающаяся фигура заставила меня почувствовать себя мышкой.
- Не надо попрошайничать подобно собаке, Изабелла…
- Отпусти меня! ПОЖАЛУЙСТА…
Но он больно схватил меня за волосы, отчего я неистово закричала, и потащил в другую комнату, смежную с этой. Мои глаза постоянно закрывались от накатывающих волн всё новой и новой головной боли… Когда мы остановились, он мучительно медленно поднял меня, крепко прижимая к себе, спиной к его груди. Моё крошечное тело дрожало в его руках, повторяя его хладные изгибы…
- Открой глаза, малышка, - шепнул он мне на ухо. Но единственное, чего мне сейчас хотелось – умереть. Я хотела быть мертвой.
Открыв глаза, я бросила взгляд на зеркало.
Гладкая поверхность отразила изображение красивой девушки… красивое лицо, большие карие глаза, длинные волосы цвета красного дерева, красивая бледная кожа цвета слоновой кости, но ужасающий страх и подступающие слезы исказили её черты, а дрожь – губы. Мужчина, стоявший позади неё, был настолько прекрасен, что на его фоне она походила на крысу. И тогда я поняла, что эта крыса - я.
Стыд наполнил меня, а реальность сломала последние крупицы здравого разума.
Я прогнулась назад, рыдая. У меня ничего не было. Я рыдала в пустоту своей жизни, но тот факт, что я плакала, храня крошечную частичку надежды, постепенно вновь возвращал меня к моему жалкому ничтожному существованию. Страх вновь постепенно стал наполнять меня, когда я начала осознавать, что всё ещё нахожусь в его объятиях, ведь я не знала его имени, не знала, что ему нужно от меня… не знала ничего.
Я даже себя не знала.
Нет, я не могла признать, что девушка, смотревшая на меня с ртутной поверхности, была мной. Это жалко и грустно… к тому же, я так давно не видела своё отражение и совсем недавно лежала на мокрой земле, наблюдая, как в темноте ночи кружится тяжелый снег.
Всхлипы и плач не прекращались, а незнакомец продолжал удерживать меня. Я почувствовала, как он отвел меня в другую комнату, поскольку сама я идти не могла.
Щеки покалывало, в голове раздавались удары, руки и ноги саднило, а моё сердце разрывалось на части, но… как оно могло разрываться на части, если уже было разбито на самые мелкие осколки?