Я попыталась встать и застонала от боли — хотя путы исчезли, от малейшего движения все тело по-прежнему горело. Да что ж такое-то? Я осторожно закатала рукав и вздрогнула: по руке змеилась сеть багровых магических ожогов. Всхлипнув, быстро одернула рубашку. Если такие ожоги по всей коже… я глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки.

Сейчас бы бабушкиных мазей… но в моем распоряжении только легкое заживляющее заклинание, почти бессильное в этом случае: целить такие раны оно будет месяцы. И еще один сомнительный выход — заклинание «Каменной кожи», которое на время убирает боль. Правда, потом, когда боль вернется, она будет сильнее, но это потом, так что, скрипя сердце, я все же его применила. По телу тотчас пробежала дрожь, принося обманчивое облегчение.

Сжав зубы, я поднялась и подошла к некромантам. Савелий и Ари были без сознания, но главное, хвала Моране, живы. Глядишь, скоро придут в себя, хотя оба все еще в путах… Как бы освободить их? Я неуверенно протянулась к эльфу.

«Оставь их, иначе они погибнут», — всплыл в голове тихий шепоток Посланницы, и рука застыла на полпути. Слова Мораны следовало воспринимать серьезно. Ари и так из-за меня достаточно натерпелся, и я не хочу подвергать его риску в очередной раз.

С этой мыслью я медленно отстранилась и, машинально передвигая ногами, направилась прочь с поляны. Куда иду, и сама не знала, главное, как можно дальше от них.

Кольцо тяжело пульсировало на пальце, но новыми воспоминаниями делиться не спешило. Ну и на том спасибо: мне и своих переживаний хватает, а чужих потерь и подавно не нужно. Да, Велиар потерял все. Но при чем здесь я? Какая незримая сила заставила меня идти его дорогой, отняла близких, друзей и даже лишила собственного имени?

Я застонала и вдруг споткнулась. Пытаясь удержаться на ногах, неуклюже взмахнула руками и полетела на землю. Сухие еловые иголки впились в кожу, защипало расцарапанную ладошку. Я растерянно посмотрела на ранку, а потом, неожиданно для самой себя, разрыдалась.

Ну почему все так? Почему?!

— Почему я?! — не выдержав, крикнула я. — Где в этом мире справедливость?!

— Гораздо ближе, чем ты думаешь, — ответил внезапно тихий бесцветный голос.

Я вздрогнула и резко обернулась. В нескольких шагах от меня стоял человек: мужчина, на вид довольно молодой, в мешковатой серой одежде. Светлые рыжеватые волосы до плеч обрамляли симпатичное, но равнодушное лицо. Вроде бы совершенно обычный путник, но едва я посмотрела в его глаза, как поняла, что это взгляд моей смерти. Той самой, неотвратимой, от которой уже не сбежать и не откупиться.

— Кто ты? — все же спросила я, медленно поднимаясь. — Что тебе нужно?

— Я — Инквизитор, — произнес он. — Я пришел судить тебя.

Сердце сжалось. Никогда не думала, что увижу живого Инквизитора и что он придет по мою душу. Судия Высшей справедливости. Тот, кого призывают, когда ни на что другое не остается надежды. От меча Судии нет защиты, так что…

Под пристальным взглядом Инквизитора я замерла.

— Ты собираешься вернуть к жизни Грега Кровавого, высшего архивампира?

— Да, — ответила я, почему-то не в состоянии ему соврать.

— Мы не можем этого допустить.

В руке его замерцала тонкая полоска света. Меч? Самый странный меч, который я видела. Ну что ж…

— За Велиара!!! — внезапно раздался многоголосый клич, а потом в Инквизитора полетел рой стрел и даже пара молний.

Магический щит оградил его от стрел, заклинания не причинили вреда, но на лице выразилось удивление. А спустя несколько мгновений из-за деревьев показались человек тридцать в черных развевающихся одеждах.

— Тень, к нам! — раздался женский крик, выводя меня из оцепенения.

Голос показался знакомым. Я вгляделась в толпу и с несказанным изумлением различила среди странных людей Миранду. Думать, откуда она тут взялась, времени не было, так что я просто рванула к ней.

— Бежим! — Девушка тотчас схватила меня за руку и потянула дальше в лес.

В тот же момент Инквизитор бросился за нами, а люди в черном — наперерез ему. Я спиной ощутила гудение незнакомых заклинаний, но оборачиваться как-то не хотелось.

Мы бежали, не разбирая дороги, только хрустели под ногами сухие ветки. Вскоре от быстрого бега стало покалывать бок, дыхание участилось. Хотелось хоть немного отдохнуть, но Миранда все бежала, не думая останавливаться.

— Почему мы так торопимся? — задыхаясь, спросила я. — Миранда!

— Потому что надолго они его не задержат, — ответила та.

— Вас ведь много, а он один!

— Это Инквизитор, Тень, — ответила Миранда с отчаянием в голосе. — А мы всего лишь люди.

— Люди! — выдохнула я. — Кто они вообще? И, главное, как ты там оказалась?

— Мы — адепты культа Велиара. С того момента, как выяснилось, что ты унаследовала его силу, мы следим за тобой, ведь светлые не потерпели бы…

— Погоди, так ты — одна из этих кровавых фанатиков?! — Я остановилась и с негодованием посмотрела на девушку.

Миранда резко развернулась.

— Эти кровавые фанатики сейчас умирают за тебя, — осадила она.

— Я тронута! Вот только где вы были раньше? Когда на нас нападали все подряд, светлые, вампиры, и мне пришлось… — Я оборвала себя.

Не стоит никому об этом знать.

— Опасность представлял только Инквизитор, за ним мы и следили. — Миранда равнодушно пожала плечами. — Воля Мораны оградила тебя от светлых, а вампиры… ты зря волнуешься, Тень. Все было у нас под контролем с самого начала. Помнишь труп в таверне? Ведь того наемника послали убить тебя.

— Так это вы? — Я растерялась. — Но… откуда вы узнали, что я в той таверне? И вообще в Кровеле? Если даже Анхайлиг не знал?

— Тень, ты до сих пор не поняла? Это мы подбросили тебе ту заявку. — Адептка усмехнулась. — Экая недогадливая.

— Вы подстроили мое прибытие в Кровель?? Зачем?!

— Здесь полно вампиров. Нам было нужно, чтобы они быстрее схватили тебя и провели ритуал. Поэтому мы дали им знать, кто ты. Все надо было сделать быстро, чтобы светлые не успели…

— Вы заодно с вампирами?!

— Эти идиоты думают, что вернется Грег, а мы хотим вернуть Велиара! И давно бы вернули, если бы Артур Вайленбергский с какого-то демона не взялся тебя защищать! Сначала на кладбище, потом эта защита на комнату… почему, спрашивается? Они ничего не делают просто так, а высший вампир, с которым мы имели дело, даже не смог договориться со своими сородичами! Тот же Тронт заявил, что раз ты спутница Артура, он и пальцем к тебе не прикоснется! Тупица! Что ты этому архивампиру наобещала?!

Лицо Миранды раскраснелось, глаза сердито щурились. Характер у нее и так не сахар, а сейчас она сильно разозлилась. Вот только мне уже было все равно. С каждым словом адептки во мне все сильнее вскипала ненависть. К светлым, темным, вампирам…

— Что ж вы сами не убили меня, — поинтересовалась я, едва сдерживаясь, чтобы не сорваться на крик, — для оживления вашего Велиара?

— Ритуал может провести только кто-то из высших, которые поклялись в верности Грегу, либо ты сама, — жестко сказала Миранда. — Так что, либо ты идешь, либо мне придется заставить тебя силой.

— Заставить?! — Меня бросило в жар, пальцы помимо воли сжались. — Ну давай попробуй меня заставить. Только не думай, что это будет так просто, — мрачно пообещала я, скручивая тройную спираль танатоса.

Девушка побледнела и отшатнулась.

— Велиар, к тебе взываю! — воскликнула она. — Защити рабу свою от своей тени!

Я только скривилась, но в этот момент кольцо вспыхнуло и тело внезапно перестало мне подчиняться. Даже дыхание стало чужим, более глубоким и медленным, а сознание окутал знакомый туман.

Миранда облегченно вздохнула. Словно во сне я наблюдала, как девушка приблизилась и склонила голову.

— Пойдешь через болота, — тихо сказали ей непослушные губы. — Ты должна будешь их отвлечь. Уведи их подальше, мне необходимо время.

— Высший архивампир и Инквизитор не поверят, что я — это вы, — с тревогой сказала Миранда. — Моих сил не хватит…

Всплеск чужой силы. Сознание архимага виртуозно сплело тонкий магический полог, который тотчас окутал Миранду. Та тихо ойкнула, но тут же снова склонила голову.

— Аура продержится три часа. Не теряй времени. Иди.

Адептка культа коротко кивнула.

— Моя жизнь — служение тебе, Велиар, — произнесла она и исчезла за деревьями.

Чужое сознание отступило, и я снова обрела над собой власть. Несколько мгновений стояла, быстро и часто дыша. Меня трясло.

Солнце клонилось к закату. В лесу стояла тишина, только шелестели листья деревьев, да где-то вдали одиноко куковала кукушка. Как же я устала…

Я прислонилась к дереву и прикрыла глаза. Ожоги снова заныли, так что пришлось обновить «Каменную кожу». Ох, и тяжко потом будет за это расплачиваться, ведь на стенку от боли полезу… хотя о чем я? Жизни-то всего несколько часов осталось, так что переживать по такому пустяку точно не стоит.

А вот подумать, как добраться до плато Демонов, нужно. Самый простой и быстрый способ — долететь на дракон-экспрессе. Но даже если я и доберусь до Лощины, мне нечем заплатить погонщику: все деньги остались у скованного магической сетью Савелия. Просто так отвезти меня туда никто не согласится, а пока я буду уговаривать, появятся… да все появятся.

Конечно, можно пойти напрямик и надеяться, что повезет с попутной телегой-обозом… хотя кто в здравом уме поедет к проклятому месту? Да и за три часа далеко я уйти не смогу. В любом случае необходим дракон.

Эх, будь у меня деньги…

«Добрым словом вспоминать буду», — внезапно эхом раздался в голове голос-воспоминание, и я поняла, что деньги есть. Гвидор. Тот самый купец, которому я помогла, вряд ли откажет. Не посмеет он отказать. На крайний случай я заново его сарай прокляну, но дракона мне купец оплатит.

Отбросив все сомнения, я развернулась и быстрым шагом направилась обратно к городу. Три часа о погоне можно не беспокоиться, да и стражники на воротах меня не узнают. Только бы Гвидор никуда не улетел!

Недалеко тревожно крикнула какая-то птица, и я вздрогнула. Стоило сосредоточиться, ведь до Кровеля еще надо добраться. Аура, созданная Велиаром, конечно, дело свое делает, но не уверена, что, если столкнусь с каким-нибудь сильным магом лицом к лицу, тот не заметит подмены.

Тревожная мысль заставила собраться, и остаток пути я шла осторожно, прислушиваясь и избегая выходить на дорогу.

У города я оказалась с первыми лучами заката.

— Темная, Миранда Новель, — коротко представилась я вопрошателю.

Тот равнодушно кивнул и пропустил меня за городские ворота. Кровель. Город, где никому ни до кого нет дела. Возможно, здесь я смогла бы спрятаться… хотя кого я обманываю? Ни от светлых, ни от темных магов не скрыться, найдет меня и Инквизитор. И уж тем больше не спрятаться от Многоликой. Так что нечего время терять, его и так остается все меньше, а еще многое нужно успеть.

Я потрясла головой, отгоняя минутную слабость, и направилась по памятной дороге к дому Гвидора. Благо купец жил недалеко, так что знакомый высокий забор я нашла довольно быстро. На удивление, он был свежевыкрашен зеленой краской, а медный молоточек калитки начищен до блеска. Хороший признак: разорившиеся купцы перед тем, как покинуть город, заборы не красят.

Ободренная этой мыслью, я решительно постучала.

— Иду! — раздался женский крик, а вскоре заскрипел засов.

Мне открыла молодая простоволосая девушка в бледно-голубом сарафане.

— Чего надоть? — недовольно уставилась она на меня.

— Я некромант, — сухо ответила я. — К купцу Гвидору.

— Некрома-ант? — Девушка охнула, лицо ее вытянулось.

Еще мгновение она смотрела на мой потрепанный балахон, а потом резко захлопнула калитку, и послышались быстро удаляющиеся шаги. Я мысленно пожала плечами и осталась ждать, справедливо полагая, что кто-нибудь ко мне все-таки выйдет. Ждать долго не пришлось: уже через пару минут калитка открылась снова. На пороге стоял сам Гвидор.

Полноватый купец совсем не изменился, только в этот раз он был трезвым.

— Хорошей ночи, Гвидор, — поздоровалась я.

— Э… мы знакомы?

— Знакомы. Не так давно я помогала вам с амбаром. Вспомнили теперь?

— Госпожа Тень! Но… — Купец пристально вглядывался в меня, видимо пытаясь найти хоть какое-то сходство, а потом круглое лицо его разгладилось. — Понимаю. — Гвидор махнул рукой. — Магия.

— Именно. — Я с облегчением кивнула, радуясь, что хоть это не нужно объяснять.

— Да вы проходите, проходите, — посторонился оживленно купец, и я зашла во двор.

Здесь пахло краской и древесной стружкой. Я быстро огляделась. От старого амбара не осталось и следа, на его месте уже возвышался каркас нового здания. Размеры постройки и количество заготовленных рядом бревен внушали уважение.

— Значит, все-таки последовали совету?

— Всенепременно! — закивал Гвидор. — Поутру самолично сжег проклятую амбарину. А последнюю партию зерна вон в погребке дома схоронил, и до сих пор в целости все. Стало быть, и впрямь стены те черные были, век благодарен буду за наставление…

— Благодарность это хорошо, — прервала я купца. — Вот только мне теперь кроме благодарности помощь ваша требуется.

— Помочь? Чем смогу, госпожа некромант, да только чем?

— Дело у меня есть, весьма важное. — Я с тоской посмотрела на багровое от заходящего солнца небо. — Лететь надо немедля. Вот только погонщиков я вряд ли найду сама, да и денег сейчас при себе нет. В общем, не осталось у меня выбора, кроме как к вам обратиться.

— Погонщика найти можно. — Купец нахмурился. — А лететь-то далече?

— Да не близко. — Я еще больше помрачнела. — На плато Демонов.

— Ох. — Гвидор, кажется, даже побледнел. — Лететь в ночь да по такому пути… вы, госпожа некромант, только не серчайте, но не захотят они. Я-то не против помочь, все знают, купец Гвидор добро помнит да слово держит, но волей погонщиков не я управляю.

— Понимаю. Но попробовать надо. Потому что, если не получится сегодня, Гвидор, завтра вам уже некого будет благодарить за ваш амбар.

Купец внимательно взглянул на меня, а потом решительно поджал губы.

— Пойдемте. Будет вам погонщик.

Высокий терем с резными ставнями и расписным крыльцом мало походил на обычную таверну, а пара здоровых мужиков с кривыми саблями и в расшитых камзолах у входа на обычных стражников. Вывеска с вензелями гласила: «Постоялый двор „Император“». Н-да, скромненько. Интересно, каков этот «Император» внутри?

Несмотря на усталость и возвращающуюся понемногу боль, во мне проснулось любопытство. Гвидор тем временем поднялся по ступенькам и толкнул кованую дверь, коротко кивнув стражникам. Те с сомнением покосились на мой пыльный балахон, но пропустили: купца здесь знали.

Мы зашли в просторный, хорошо освещенный зал, и я поняла, что название постоялого двора неведомый хозяин подобрал удачно. Все здесь было каким-то праздничным, помпезным, начиная с цветов в огромных вазах перед входом и заканчивая кружевными скатертями на столах. Даже стены оказались разрисованы причудливыми узорами. Да, судя по всему, цены тут не низкие.

Аппетитные ароматы витали по залу, заставив забурчать живот от голода. Конечно, ничего не ела целый день… хотя и сейчас мне этого не светит. Я постаралась отбросить мысли о еде подальше, переключив внимание на посетителей постоялого двора.

Народа здесь было не много, но и не мало: в основном зажиточные горожане да купечество. Мальчишка-служка, едва заметив Гвидора, бросился было к нему, но почти тотчас остановился, с испугом глядя на меня. А купец и внимания не обратил, он уже напряженно оглядывал зал.

— Вот он, — наконец удовлетворенно произнес Гвидор и уверенно направился вперед.

Мы миновали столы, за которыми сидели серьезные мужики с окладистыми бородами. Завернули за стол с шумными, разодетыми в яркие атласные рубахи коробейниками, и я наконец увидела, к кому мы идем. За следующим столом, почти около стены, сидел Нараот.

Погонщик нас уже заметил и равнодушно наблюдал, как мы приближались. Однако едва я столкнулась с его взглядом, на лице Нараота появилось легкое удивление, и стало ясно, что мои недавние опасения оправданны: сильный маг мог узнать меня и через ауру Велиара.

— Чем обязан? — только мы приблизились, спросил Нараот, одновременно кивком указывая на стулья.

— Да вот, дело тут такое, срочное, — начал Гвидор, присаживаясь, — лететь надобно не откладывая.

— Вот как? И куда так спешно?

— На плато Демонов, — тихо ответила я.

— Лететь на плато Демонов? В ночь? — с искренним изумлением выдохнул Нараот. — Да вы с ума сошли оба.

— Нара, денег я дам сколько потребуется…

— Я не хочу обижать некроманта, да и тебя тоже, Гвидор, но это невозможно. — Погонщик покачал головой.

— Дело очень важное! — Я умоляюще посмотрела на него. — Поверьте, в любом другом случае я никогда бы…

— Я вижу множество людей, которые ищут тебя, — оборвал Нараот. — Я вижу Инквизитора, который ищет тебя.

— Инквизитор? — Гвидор перепуганно икнул и быстро оглядел зал.

— У меня есть еще время. — Я сжала в руке потеплевшее кольцо.

— Да, вижу. — Лицо погонщика стало задумчивым. — Сильный архимаг на твоей стороне, значит, ты не лжешь о важности этого полета.

— Так помогите мне! Пожалуйста, прошу!

— Не все так просто. Даже согласись я, тебе нужно уговорить и Драконшу.

— Как?!

— А вот это твоя проблема. — Нараот усмехнулся. — Мы с ней едины. Все, что ты скажешь мне, услышит и она.

Одно сознание. Я с отчаянием посмотрела в глаза погонщика и увидела другие. Он не лгал, в чем-то его связь с драконом и моя с кольцом Велиара были даже похожи. А еще я вдруг поняла, что видела такие глаза раньше. Давно. Очень давно…

— Грег Кровавый должен быть уничтожен, Дориан.

Мой голос в маленькой комнате даже мне самому показался каким-то чужим. Тусклый свет с трудом пробивался сквозь маленькое мутное оконце, выхватывая грубый деревянный стол и крупного мужчину, который стоял рядом. Взгляд его был полон равнодушного скептицизма.

— И как ты собираешься победить его? — спросил погонщик. — Нет, дело хорошее, но как? Откуда силы возьмешь, Велиар? Одному тебе с Грегом не совладать, сил потребуется куда больше.

Этот вопрос я задавал себе не один раз и решение нашел. Тяжелое, страшное, но безотказное.

— Не один Грег может брать силу из крови, — коротко бросил я.

— Вот как. — На скулах Дориана заходили желваки. — И скольких ты собрался убить ради этого?

— Не я. — Я покачал головой. — Многие ради победы пожертвуют жизнью добровольно.

— Пожертвуют? — Погонщик недоверчиво хмыкнул. — Ну даже если так, сила ведь нужна тебе сейчас.

— Сейчас я справлюсь и сам, — поправил я. — Сила понадобится мне через несколько лет.

— Велиар, через несколько лет Грега будет не остановить! Даже я это понимаю, а ведь я не архимаг! Да и… какого демона ты задумал?

— Я заточу его в каменную тюрьму, — медленно ответил я. — Проклятье скреплю своей кровью, и Грег не сможет его избежать. За несколько лет он ослабнет, а люди будут жертвовать силу мне. Ее хватит, когда я вернусь.

— И ты готов несколько лет ждать в заточении? Вне жизни? Безумец, это в сотни раз хуже смерти!

Во взгляде погонщика я впервые увидел страх.

— Моя жизнь сейчас, вот что хуже смерти. — Я поджал губы. — Я пойду на что угодно.

— Вернуть тебя сможет только смерть кровного родственника. И ты так просто готов пожертвовать кем-то из них?

— Мои родственники отказались от меня многие годы назад, и мне нет до них никакого дела. — Я равнодушно посмотрел на погонщика: — Так что ответ на твой вопрос — да. И да, ты прав. Я безумен. Поэтому перестань задавать глупые вопросы и просто отвези меня на плато.

Дориан был сильным магом, но дрогнул и отвел взгляд.

— Ты не выдержишь столько силы, Велиар, когда она обрушится на тебя, — тихо сказал он. — Ты архимаг, но не архивампир. Тебе понадобится проводник.

— Проводник? — Я нахмурился.

— Знаешь, как мы общаемся с драконами? — Дориан отстраненно посмотрел в окно. — Погонщик отдает частичку себя новорожденному дракону. Эта часть сживается с ним, становится проводником между нами.

— Предлагаешь мне сделать то же с тем из родственников, которому предстоит умереть?

— Да. Но у нас переход происходит практически сразу, а твоей частичке надо будет прожить жизнь. Неизвестно, что и как будет, Велиар. Знаю только, что судьба направит ее по твоему пути. Твои страдания, твой выбор она пройдет еще раз.

Я криво улыбнулся.

— Хуже, чем есть, уже не будет. Я пережил все это, и что там случится с частью меня, мне неинтересно, тем более ей все равно предстоит умереть. Грег будет уничтожен, и это главное. У моего брата трое детей, на кого-нибудь скину, а через несколько лет можно будет завершить начатое. Говори, что делать, Дориан.

Когда я пришла в себя, за окнами постоялого двора уже стемнело. Народа в зале прибавилось, вокруг стоял неровный гул, слышался смех, а кое-где и ругань. Я цеплялась за звуки, выхватывала мутным взглядом окружающих, стараясь избавиться от чужих воспоминаний. Еще несколько таких приступов, и я окончательно потеряю себя…

— Как вы, госпожа некромант? — раздался рядом испуганный голос Гвидора. — Вам плохо? Может, лекаря сыскать?

— Не надо, — отказалась я, с трудом выговаривая слова. — Хуже, чем есть, уже не будет.

Взгляд упал на хмурого погонщика. Он ведь видел все, видела его глазами и Драконша. Вот только что они решили?

— Идти сможешь? — спросил Нараот.

На меня он не смотрел.

— Смогу.

— Тогда пошли. — Погонщик поднялся.

— Нара, а как же деньги? — засуетился купец. — Сколько тебе…

— Я не возьму ни монеты, — отрезал Нараот. — За этот полет уже заплатили высокую цену. Очень высокую.

Сказав это, погонщик направился к выходу. Я последовала за ним, стараясь не спотыкаться на ходу: от слабости сильно кружилась голова. А растерянный Гвидор замер за столом, даже не делая попытки пойти за нами.

Мы вышли из таверны, но вопреки ожиданиям Нараот направился не на восток, а на север.

— Мы идем к северным воротам? — На удивление сил у меня еще хватало. — Почему?

— Она прилетит туда, — неохотно пояснил погонщик. — До Лощины еще ехать, а я так понимаю, это для тебя небезопасно.

— Спасибо вам, — тихо поблагодарила я.

— Не за что. — Нараот холодно мотнул головой. — Я всего лишь заканчиваю то, что начал один из моих предшественников. Это не моя воля, это воля драконов.

Сказав это, он ускорил шаг. Я старалась не отставать, одновременно сражаясь с усталостью и возвращающейся болью от ожогов. Ничего, скоро все это кончится. Уже скоро…

Так, в молчании, мы подошли к закрытым воротам. Нараот бросил на меня скептичный взгляд и, видимо что-то для себя решив, кивком показал держаться позади. Общаться со стражей он решил сам.

— Что-то вы припозднились, — недоуменно качали головами стражники. — После заката мы обычно никого не пропускаем.

— Хорошо, — не стал спорить Нараот. — Тогда моему дракону придется приземлиться здесь. Вы не против, если я сошлюсь на ваши слова, когда глава Кровеля Василевс спросит меня о паре-тройке разрушенных зданий?

— Ка-акому дракону?

От пронзительного клекота с неба я вздрогнула и инстинктивно вцепилась в руку погонщика, да и стражники как-то побледнели.

— А вон тому, — хмыкнул Нараот, освобождая руку. — Ну так как? Вы нас пропускаете или есть возражения?

Возражений не было.

Мы перешли мост и направились к полю. Одновременно с неба скользнула огромная тень и опустилась неподалеку от нас. Темная Драконша. Она косила на меня все тем же желтым взглядом, но особой неприязни от нее уже не чувствовалось. Ну и на том спасибо. Жаль, что драконы не переносят некромантов, мне она нравилась.

Словно уловив мои мысли, Драконша отвернулась.

— Переживает. — Погонщик недовольно покачал головой и первым взошел на крыло.

Я поднялась за ним, села на теплую циновку и устало прикрыла глаза. Еще немного, и отдохну. Освобожусь от этого бремени, от погонь и несправедливости. Еще немного, и я буду свободна.

«Посмотри лучше, какое небо, Адель! Чистое, ясное, бесконечное!»

Бесконечный полет…

Вспышки-воспоминания, чужие, но более реальные, чем собственные. Да, пора это все закончить, давно пора. Велиар рассчитывал на несколько лет, но ребенка, которого он выбрал, забила камнями толпа. А потом частице архимага не за кого было зацепиться: следы последнего из Антеро затерялись среди Инквизиторов, отрезав любое на него влияние. Велиар пробыл в заточении очень долго, гораздо дольше, чем рассчитывал, пока его тени не удалось найти кого-то. Найти меня. Так какого же Велиара я освобожу? Безумца? За столько лет заточения остались ли у него хоть крохи разума?

Я помнила, с каким равнодушием Велиар отказался от своих родных. Да, у него были на то причины, но… с таким же равнодушием он отказался и от части себя. Многоликая оказалась права: для того чтобы изменить судьбу, необходимо переступить черту человечности. И Велиар ее переступил. В своем желании исполнить предназначение он пожертвовал и собой и мной. И потому я должна умереть, несмотря на то что появился кто-то, кто мне не безразличен.

Прав ли он был? По-своему, да. Грегу Кровавому не место в этом мире. Но почему от осознания этого мне не легче? Почему я чувствую себя разменной монетой в чужой игре?

Вампиры хотят, чтобы вернулся Грег. Темные хотят оживить Велиара. Ну а мне все равно, кто там воскреснет. Никому с самого начала не было до меня дела, все стремились лишь получить выгоду. Только Ари знал все с самого начала, знал и старался хоть что-то изменить… ему не все равно, поэтому он должен жить.

«Если бы Артур Вайленбергский с какого-то демона не взялся тебя защищать… что ты ему наобещала?!»

Арт. Я ничего не обещала ему, но он дал мне слово. Вряд ли он стал бы это делать, если бы знал, кто я, но… не зная ничего, он пообещал маленькой девчонке поддержку и оказал ее.

«Ты что, в самом деле беспокоилась? За меня?.. Спасибо, Тень».

Изумление, промелькнувшее в глазах вампира. Словно никогда раньше никто не волновался за него, казалось, он вообще не думал, что кто-то способен на такое. Да я и сама не ожидала от себя подобного. Хотя какое это теперь имеет значение? Я дала Моране слово, так что глупо думать о том, чему все равно случиться не суждено.

Внезапно я почувствовала, что мы стали снижаться. Ну вот, похоже, и все.

Как-то резко, одновременно с обеих сторон показались темные макушки деревьев, а потом Драконша замерла. Она приземлилась на краю плато, нервно вздрагивая, и чувствовалось, что ей неприятно здесь находиться.

— Еще раз спасибо, Нараот, — поднимаясь, снова поблагодарила я.

— Жаль, не могу пожелать тебе того же. Боги отказали тебе в спасении еще при рождении.

Он так и не обернулся. Я сошла с Драконши, и та тотчас рванулась в темное небо, спеша покинуть проклятое место.

Плато Демонов. Пустая каменистая площадка у гор, на которой гуляет порывистый ночной ветер. Я ожидала, что почувствую какую-то магию, темное проклятие или враждебную силу, но нет. Плато не подавало никаких признаков магической активности.

Благодаря эльфийскому зрению я видела здесь каждый камешек, каждую оплавленную трещину. Видела и вспоминала. Вспоминала ту битву, смех вампира: «Тебе не одолеть меня». Боль, осознание и отчаянную попытку своей смертью заточить и себя и его…

«Смерть заточила, смерть и выпустит. И его, и меня…»

Да, да, я все помню. Я точно знаю, что необходимо делать, и что-то подсказывает, что нужно спешить, пока никто не помешал.

Я достала церемониальный нож и в последний раз рассекла руку. Едва первые багровые капли упали на землю, я начала напевать пылающее в голове заклинание.

— Zariathatmix, dzhanna Abreg as Habra Bathas Aberer hajras! — взывала я, и мне вторил низкий гул откуда-то из глубин земли. — Zariathatmix Grenth Minosel! Zariathatmix Grenth! Zariathatmix!

Только бы не потерять себя…

С последними словами плато Демонов вздрогнуло. Небо расчертила ярчайшая фиолетовая вспышка, и одновременно меня скрутила такая дикая боль, что я как подкошенная с воем рухнула на щебень. Заклинание «Каменной кожи» спало так не вовремя! Еще бы пару минут! Но завершить ритуал нужно.

Из последних сил сжав нож, я резко вогнала его в сердце.

Темнота.

Тихий смех.

«Ты выполнила обещанное. Ты не должна мне больше».

Это то, что я больше всего хотела услышать.

«Пойдем, я провожу тебя, а ты расскажешь мне всю свою жизнь… НЕТ!!!»

Бледный силуэт потемнел, скривился, но меня уже выдернуло в реальность созданное сотню лет назад заклинание архимага. Мгновенное непередаваемое чувство парения, и сумрак пропал.

Горы. Луна. Все та же площадка, которую я видела почему-то сверху. Вампир стоял рядом с моим телом и хохотал. Он был худ и бледен как смерть, но жив. Жив!

— Я победил, Велиар!

— Нет, — тихий шелест призрачного силуэта рядом со мной оборвал смех архивампира.

— Нет? — рыкнул тот, оборачиваясь. — И что же помешает мне?

— Моя Тень…

Архимаг резко поднял полупрозрачные руки. Я только на мгновение столкнулась с безумным изумрудным взглядом, а потом окунулась в водоворот чуждой силы. Силы множества умерших адептов культа Велиара, которая ждала призыва своего повелителя. За столько лет ее накопилось огромное количество, на Грега хватит с избытком. Вот только сумеет ли Велиар ее удержать?

— Innormon Ashes! — воскликнул архимаг, и сила рванулась к нему.

Чужие жизни, чужие эмоции. Так много… череда картин хлынула через меня сплошным потоком. Велиар черпал силу адептов, а все их переживания, ненависть и страхи оставались со мной. Где-то там, в реальности, полыхал на руке Вереандр, выжигая кожу. Хорошо, что тело уже не чувствует эту боль, хотя лучше б такую, чем душевную.

Бушующий поток охватил Грэга, он сминал защиту кровавого архивампира, рвал его на части, стирая из этого мира.

В ответ ударило заклятие Отрицания, едва удержанное щитом Велиара, а потом еще и еще. Если хоть одно пробьет полог Рассеяния, двумя призраками станет меньше.

Напряжение нарастало, скрученные потоки силы били со всех сторон, и их уже невозможно было удержать. Скоро сознание не выдержит, и тогда я сама стану таким же маленьким яростным смерчем.

Внезапно сопротивление пропало, и неуправляемая сила смертоносными вихрями рванулась в мир.

Хватит этого! Хватит!

Я изо всех сил старалась закрыться, вырваться из этого колодца безумия, чувствуя, что сил на сопротивление почти не осталось. Наконец поток ослаб, и меня выбросило в реальность.

Архивампира не было. Грег Кровавый не смог справиться с силой, призванной архимагом. В этом потоке исчез и сам Велиар, а теперь, видимо, пришла и моя очередь. Я в последний раз с трудом оглядела мир вокруг, мир, который так и не стал моим. И увидела их: Анхайлиг, Савелий, Ари… и Арт.

Взгляд Арта. Его глаза… впервые по-настоящему живые, глаза, в которых застыла боль. Я вдруг поняла, что нет в них никакого умысла, да и не было никогда. Арт не желал моей смерти, мой страх лишь огорчал его.

— Я не боюсь, — беззвучно прошептала я. — Я… люблю…

Мир померк.