Телега мирно поскрипывала и слегка покачивалась под неторопливый, размеренный шаг лошадей. Я сонно щурилась на утреннее солнце и постоянно зевала — выспаться за ночь не удалось. Вышли мы на рассвете и теперь с парой таких же ранних путников неспешно направлялись к Драконьей Лощине.

В голову до сих пор лезли беспорядочные воспоминания, то хорошие, то плохие, но на переживания уже не осталось сил. Меня охватило ощущение какой-то неизбежности.

Да, вторая половина ночи была не самой лучшей. Я словно расплачивалась за те чудесные часы, проведенные в театре.

Ари, как обычно, молчал. Савелий тоже с того момента, как мы покинули таверну, не произнес ни слова, видимо, знал о моей ночной прогулке и тоже злился. А ведь скажи они мне о вампире раньше, может, я бы и не пошла никуда…

— Да не сержусь я, Тень, — внезапно устало сказал Савелий. — Все равно бы ты ничего поделать не смогла. Скорее это моя вина, что упустил тебя из вида.

— Ну почему. — Я смутилась. — Знай я все, я бы, может, отказалась…

— Не отказалась бы. — Магистр с досадой махнул рукой. — Разве не чувствовала, когда тобой управляли?

— Что? — Я с непониманием посмотрела на Савелия.

— Святая Двайна! Неужели и впрямь не чувствовала? — Тот в свою очередь удивленно взглянул на меня. — Ведь вампиры — мастера очарования! Ты смотришь им в глаза и теряешь возможность здраво мыслить, тебе кажется, что нет никого лучше, ты в безопасности и совершенно не хочется сопротивляться. Ну? Разве с тобой такого не было?

— Не… — Я осеклась, вспоминая взгляд Арта.

Я вспомнила странные изменения, которые происходили со мной, доверчивость, с которой я, теряя всякую осторожность, шла за ним и верила…

— Не может этого быть, — тихо прошептала я. — Он бы не смог так… зачем?

— Кто знает. — Савелий пожал плечами.

— Но ведь он ничего страшного со мной не сделал!

Магистр посмотрел на меня с легкой жалостью, но ничего не ответил, только головой покачал.

Как же так? Неужели Арт это все затеял только от скуки? Не верю! Не хочу в это верить! Я не…

— Савелий, — позвал вдруг Ари, и я невольно обратила внимание на эльфа.

— Да? — откликнулся тот.

— А тебе не кажется, что здесь слишком тихо? Птиц не слышно.

Савелий недоуменно нахмурился, и в этот момент я ощутила сильный магический всплеск, а потом ядовито-зеленое облако враждебного заклятья окутало телегу.

Мгновенно среагировал магистр, оградив нас Щитом Тьмы, а вот остальным путникам, вознице и лошадям не повезло: в несколько мгновений из них словно выжали все силы, и те отключились. «Хорошо хоть не померли», — успела отметить я, а потом Ари и Савелий быстро соскочили с телеги, следом стянув меня.

А на дорогу уже выходили человек десять. Хотя нет. Едва скользнув взглядом по их аурам, я поняла, что ошиблась. Это были не люди — вампиры. По ощущениям, сильные маги среди них отсутствовали, однако все вампиры были объединены в магическую цепь, а я прекрасно помнила, насколько она увеличивала возможности.

Только сейчас до меня стало доходить, насколько серьезно мы влипли.

— Сдавайтесь, магистр, — бесцветным голосом произнес один из нападающих. — Ваша смерть нам не нужна, но если будете сопротивляться, нам придется на это пойти.

— Это будет нелегко. — Савелий сощурился. — И мне не хочется разговаривать с низшими. Где ваш хозяин? Кто послал вас?

— Он пожелал пока остаться неизвестным, — ответил вампир все тем же пустым голосом. — Сдавайтесь. Мы просто свяжем вас и оставим здесь. Нам нужна только девчонка. Сдавайтесь. Наш повелитель дает слово, что, если вы не станете сопротивляться, вы останетесь в живых. Сдавайтесь.

Монотонные повторяющиеся фразы волнами погружали в легкую дремоту, которая, впрочем, почти сразу же спадала — защита Савелия не давала пройти принуждению. Но вампиры не останавливались, и невидимые тиски сжимались сильнее. Помочь магистру я ничем не могла, а потому просто с нарастающим страхом наблюдала за этим неравным боем.

Сил у Савелия оставалось все меньше и меньше, еще немного, и Щит Тьмы не выдержит. Понимали это и вампиры, я почти физически ощутила их ликование.

И в этот момент давление пропало. Резко, разом, отброшенное чьей-то силой, а рядом с нами встала затянутая в черное фигура.

Вампиры отшатнулись и одновременно склонили головы.

— Я уж думал, не придешь, — тихо поприветствовал эльф Арта.

Тот повернул голову, но ничего не ответил. Я с облегчением вздохнула, а потом взглянула на лицо Арта и испугалась. Я помнила его добрым, недовольным, холодным, но никогда не видела таким… бездушно-властным.

— Артур, мы просим вас не мешать, — вперед вышел высокий вампир.

— Ты не вправе указывать мне, — ледяным тоном ответил Арт.

— Мы согласны отдать эльфа и некроманта, но девчонка нужна нам.

— Ты не понял? Это не рынок, и я далеко не торговец. Мне нет дела до того, что вам нужно. Просто убирайтесь.

— Чего они ждут? — шепотом спросила я. — Их ведь больше…

— Ни один вампир не поднимет руку на высшего, — прошептал Ари в ответ. — Просто физически не сможет.

Вспомнились слова Шаад: «Высшие для нас и мать, и отец, мы обязаны им всем». Неужели это и впрямь так?

— Мы не можем вернуться, не выполнив приказ, потому что так хочет он. — В голосе вампира послышались неуверенные нотки.

— Выполнить его вы тоже не сможете, потому что так хочу я, — отчеканил Арт.

— Что нам делать? — Вампиры затравленно смотрели на него.

Лицо Арта потеряло последние черты человечности.

— Shenn, — резко сказал архивампир.

Общий тихий вздох, и десять тел осыпались прахом. Они погибли все, мгновенно, просто по одному его приказу…

Не веря глазам своим, я тупо смотрела на посеревшую землю.

«Если высший скажет, мы умрем за него и ради него», — снова эхом отозвался в голове голос маленькой рыжеволосой вампирши. Она не солгала ни в одном слове. Но это ведь демон знает что такое!

— Пойдемте, здесь уже делать нечего, — раздался бесцветный голос Арта.

Я по-прежнему стояла, не в силах пошевелиться.

— Тень? — позвал Савелий, а вампир молча взял меня за руку и повел за собой.

Я инстинктивно вздрогнула, захотелось освободиться, и в это же время пальцы Арта сжались сильнее. Он словно предугадал мое желание и не дал этого сделать.

Механически передвигая ногами, я шла по дороге и старалась не думать о том, что осталось за спиной. И что тот, кто все это сотворил, идет сейчас рядом.

— Откуда ты узнал, что на нас нападут-то? — спросил Ари вампира.

Мрачный эльф шел чуть позади нас.

— Троныч сказал, — ответил Арт не оборачиваясь. — Ему стало известно, что кто-то из наших очень заинтересован в поимке некромантов. Кроме вас в Кровеле таковых не имеется, так что проверить его слова для меня труда не составило.

— С чего это вы так засуетились? — хмыкнул Савелий. — Ради каких-то некромантов.

— Вчера Тень была гостьей в театре Тронта, — никак не отреагировал на подколку Арт. — Поскольку привел ее я, сообщить мне о возможных неприятностях было элементарной вежливостью с его стороны.

— Надо же, какая заботливость. — Савелий зло сощурился.

Арт в упор посмотрел на магистра, и я кожей ощутила всплеск недовольства вампира.

— Чего ты хочешь от меня, Савелий? Я помог вам? Помог.

— Меня интересует, почему ты нам помог, — прошипел тот. — Не надо играть в благородство, Артур. Никто из вас просто так ничего для людей, тем более некромантов, не сделает.

— О? Ну тогда считай, что я помог вам из-за Ари, — процедил Арт. — Нас слишком многое связывает. Устраивает такой ответ?

Эльф закашлялся, но промолчал.

— Убил своих собратьев ради эльфа? — Магистр недоверчиво покачал головой.

— Это не мои собратья, это низшие вампиры. — Арт прищурился. — Тем более не в моем подчинении, так что мне на них глубоко плевать. Хватит уже меня подозревать, если бы я хотел твоей смерти, думаешь, разговаривал бы сейчас с тобой? Единственный, кто сможет мне противостоять из вашей Академии, — это Анхайлиг. Никак не ты.

— Чудовище. — Савелий скривился.

— Я от тебя тоже не в восторге, — отрезал Арт и немного ускорил шаг, всем видом показывая, что продолжать диалог не намерен.

Руку мою он так и не выпустил, а потому пришлось и мне идти быстрее.

Неужели ему и впрямь настолько все равно? За эти полчаса Арт перечеркнул все представление о себе, а оно складывалось месяцами… все это время я видела только обманчивую доброту и совершенно не могла понять, за что его боятся и ненавидят. Теперь поняла.

Но в то же время Арт никогда не причинял мне вреда. Даже принуждение свое использовал не во зло, а только чтобы убрать лишнее недоверие. Разве плохо, что меня поселили в таверне Освальда? Или познакомили с Театром вампиров? И он дал мне слово. Почему-то. Быть может, не стоит искать в его поступках злого умысла? Может, его просто нет?

Я быстро взглянула на Арта. Ледяной профиль, абсолютное равнодушие в глазах, он смотрел прямо перед собой. Слегка подрагивали от касания ветра кончики иссиня-черных волос. Таким я тебя и запомню, мой друг. Ты столько помогал мне, что врагом я считать тебя не могу.

Больше мы не встретимся. Это понимала не только я, это понимали мы оба. Вот этот отрезок лесной пыльной дороги — последний для нас. Но, демон все задери, несмотря ни на что, мне спокойно оттого, что ты рядом!

Я сильнее сжала руку вампира. Тот едва заметно улыбнулся, но так и не взглянул на меня. Вряд ли Арт знал, о чем я думала, но настроение уловил точно.

— Тень, я ведь обещал. — Лицо его, к моему облегчению, стало постепенно принимать прежнее доброе выражение.

— Да, но вдруг бы это оказались не вампиры, а люди? — Я встревоженно взглянула на него.

— И что бы это изменило?

— Ну их ведь было много, а ты один.

— Нашла о ком беспокоиться, — не выдержав, фыркнул Савелий.

Арт же посмотрел на меня с искренним изумлением.

— Ты что, в самом деле беспокоилась? За меня?

— Ну… да. — Я растерянно кивнула.

— Забавно. — Взгляд вампира стал отстраненным. — Спасибо, Тень.

— Арт, — неожиданно позвал Ари.

В голосе эльфа слышалась тревога.

— Что?

— Прислушайся.

Мы остановились. Арт на мгновение прикрыл глаза, а потом посмотрел вдаль и нахмурился.

— Конница? — предположил он.

— Похоже, что так, — кивнул Ари.

Как я ни старалась, ни услышать, ни разглядеть ничего не могла, но слова эльфа и вампира меня встревожили.

— Кто это? — уточнил Савелий.

— Кто угодно. — Ари пожал плечами. — Кровель — город наемников.

— И сколько их?

— Не менее тридцати. — Арт прищурился. — Там светлые маги.

Вот только их и не хватало…

— Магистр, у вас есть какие-нибудь мысли? — неуверенно уточнила я.

Савелий покачал головой:

— Я всего лишь некромант, Тень, а это — толпа живых людей, даже не нежити. И они под прикрытием светлых магов. Справиться с ними мог бы только Анхайлиг или архимаг.

— Гхм…

— Нет, Арт, — оборвал вампира Ари, — если ты сейчас вмешаешься, то развяжешь войну Вайленберга, даже неизвестно еще с кем. Ты можешь только защищаться, но не защищать нас.

— Тяжело быть правителем. — Арт мрачно смотрел на приближающихся всадников. — Может, они нападут на меня первыми?

— Думаешь, они настолько глупы? — Савелий с досадой хмыкнул. — Все понимают, что такое напасть на архивампира.

Они смолкли, а меня охватила настоящая паника. Ведь все это из-за меня! А если Арт вмешается? И из-за меня еще и война начнется?

Почему же тот светлый не убил меня сразу?!

Неужели выхода нет? Неужели неоткуда ждать помощи?!

Внезапно кольцо на руке нагрелось. Странно, я уже и забыла о нем, изумруд никак не проявлял себя с того момента, как Тарий усыпил его. А теперь вот он напомнил о себе.

«Это мог бы только Анхайлиг или архимаг». Архимаг…

Снять блокировку ведьмака? Хотя что может быть хуже?

Я осторожно высвободила руку из руки Арта. Тот вопросительно взглянул на меня, но я только слабо улыбнулась. Надеюсь, все получится…

Глубоко вздохнув, я решилась. Едва мой зов коснулся камня, изумруд вспыхнул, словно давно ждал этого. Руку обожгло, Вереандр будто ругал за промедление, а потом сознание погрузилось в знакомый туман.

— Тень? — недоуменно окликнул Савелий.

— Какого демона ты творишь?! — Возглас Ари был более резким.

— Отойдите… подальше, — с трудом проговорила я, теряя над собой власть. — Иначе…

В этот момент кто-то вытолкнул меня из моей головы, и мир исчез.

Запах гари чувствовался издалека и с каждым шагом становился все сильнее, а едва я поднялся на холм, как сердце тревожно сжалось. Деревня горела. Пожар? И почему на пастбище рядом столько вооруженных людей? Какого демона там происходит?

Когда я уходил вчера за травами, ничего подобного и представить себе не мог! Я бросился к дому, уже понимая, что опоздал, опоздал…

Я слишком был беспечен и надеялся, что сюда война не доберется. Глупец! Как я ошибался!

Задыхаясь от быстрого бега, я вбежал во двор и резко остановился оглушенный.

Наш дом уже еле тлел. Анабель лежала перед ним в неестественной позе, с пустыми глазами, глядящими на небо. Ее светлые волосы беспорядочно рассыпались по траве, на порванном васильковом платье расплывалось багровое пятно.

— Ана! — Я очнулся и ринулся к ней, со стоном падая рядом. — Ана!

Я приподнял ее голову, силясь разглядеть в ней хоть искру жизни. Тщетно.

Она была мертва.

Моя жена мертва!!!

Стон перерос в глухое рычание, я задохнулся от отчаяния и боли. Я не хочу этого! Я не смогу без нее! Неужели я не могу ее воскресить?! Я, некромант, и я хочу, чтобы она жила!

— Bathas ruent Aberer Morana, — прошептал я почти забытые слова призыва. — Esteno Morana, te Esteno!

В заклинание я вложил столько силы, что хватило бы на призыв самого Грента. Она должна прийти! Обязана!

Холод.

Пламя.

Темнота.

«Ты звал меня, Велиар. Я пришла», — коснулся сознания знакомый тихий голос.

— Верни ее, — прошептал я. — Прошу тебя… верни.

«Нет, — равнодушно отказалась Посланница. — Ты сам отрекся от меня, ты захотел жить своей жизнью. Вот и живи. Наслаждайся ею. Твоя Анабель ушла, я не верну ее».

— Что ты хочешь? Верни! Только скажи, что ты хочешь! — Я сорвался на крик.

«Тебе нечего предложить мне. Твоя судьба мне больше неинтересна».

— Тогда я изменю ее!

«Ты смертный, Велиар. Ты простой смертный, а судьбу меняют только боги. Чтобы изменить свою судьбу, тебе придется перешагнуть черту человечности».

— Я изменю ее! Слышишь?! — Я кричал, но Посланница уже не слушала.

Пламя.

Холод.

Призрак исчез.

Кровь любимой на руках. Какой я некромант, если не могу вернуть ее? Зачем жить без нее?! Посланница отомстила мне за то, что я когда-то отверг ее дар…

— Ненавижу! — прорычал я. — Я буду жить! Я отомщу тебе твоим же оружием!

Пусть я некромант, которого ты отвергла и который отверг тебя, но у меня еще осталась моя сила. И я могу мстить! Я знаю свою миссию. Я знаю, что светлым я бы убил твоего Грега! Но даже с тем, что у меня есть, я все равно это сделаю!

Я резко поднялся и пошел к окраине полыхающей деревни. Там, где собиралось войско мародеров.

— Ненавижу! — хрипло выкрикнул я прямо в толпу. — Вы… все… убийцы!

Раздался смех, наемники даже не двинулись в мою сторону.

— Ненавижу, — еще раз прошептал я и поднял руки.

Вереандр-изумруд ободряюще потеплел.

Тягучие слова смерти срывались с губ, питаясь болью и отчаяньем, слезами потери и ненавистью, они собирались вокруг меня плотными струями, ожидая только приказа…

С последними словами я резко рассек руку и отпустил силу.

— Tanto Grenth ashes! Shenn te ordo!

Будьте вы прокляты! Умрите все!

— Ordo at teas!

Все, до единого!

Упругая волна пошла от меня стеной, обращая в прах всех, кто посмел появиться в моем доме.

Дикая слабость. Боль на время отступила, но пустота потери осталась. Ноги подкосились, и я упал, ощущая в ладонях каменистую землю.

Усталость… глаза уже ничего не видят от слез.

Усталость… как же я устала.

Сила. Не моя — чужая. И ее едва получалось сдерживать. Казалось, чужое сознание черпает откуда-то еще более чуждую силу, а я всего лишь проводник, связующая нить между ними, не более.

— На ней все это время было кольцо Велиара!

Голос Арта вернул меня к действительности. Боль чужой потери все еще давила, я едва понимала, где нахожусь.

— Дура. — Савелий подхватил меня и поставил на землю. — Голову тебе оторвать за такую самодеятельность.

Ворчливый голос магистра раздавался в голове глухо, словно издалека. Я прищурилась от яркого солнечного света и растерянно оглядела лесную дорогу. Не деревня… воздух чистый, с запахами хвои и цветущего неподалеку кустарника, никакой гари. Вот только откуда на дороге столько пепла?

Ныла рука. Конечно, с таким-то разрезом от души… внезапно вспышкой пришло понимание, и я с ужасом уставилась на посеревшую дорогу.

Серый пепел.

Люди.

— Они… все… это я? — Я сдавленно всхлипнула, чувствуя, что меня вот-вот вывернет.

Все эти люди… столько людей! Нет, это не я! Не я… это он внутри меня! Это он, не я…

— Бедная девочка, — тихо произнес вампир.

— Да очнись же ты! — Савелий резко встряхнул меня, и жаркая волна незнакомого заклинания заставила эмоции отступить.

Стало немного легче. Я сжала руку с кольцом, постепенно восстанавливая над собой контроль. О том, что сейчас произошло, я подумаю потом. Глубокий вдох. Потом, не сейчас. Пока что необходимо добраться до Академии. Там Анхайлиг, он разберется…

— Тень, — позвал Арт.

Я подняла глаза. Он в упор смотрел на меня.

— Если на тебе его кольцо, значит, ты — Антеро?

В душе все сжалось, но не ответить я не могла.

— Да, — еле слышно сказала я.

Легкая улыбка показалась на лице вампира, а потом Арт как подкошенный упал на землю.

Я с изумлением смотрела на тело.

— Ари? — уточнил магистр.

— Чего стоите столбами? — огрызнулся эльф. — Двинулись, у нас мало времени.

— Ари, ты его убил?! — вытаращилась я на эльфа, не двигаясь с места.

— Грента с два его убьешь. Он просто отключился, но не уверен, что надолго. Все-таки отреагировать он успел…

— Неужели твоя реакция настолько быстрее? — с сомнением спросил Савелий.

— Нет. Просто я — последний, от кого Арт мог подобное ожидать. — Ари еще больше помрачнел. — Да идемте, демон вас задери. Напрямик пошли, к Верте эту дорогу.

Он потянул нас к лесу.

— Но зачем?! — Я все никак не могла успокоиться.

— Тень, Вайленберг — правая рука Грега Кровавого! До сих пор не уяснила?! Согласно давней клятве, Арт просто обязан тебе горло перерезать во имя оживления своего союзника! И, поверь мне, долго между своим народом и жизнью маленькой забавной адептки он бы выбирать не стал.

— Ари! — оборвала я эльфа со слезами на глазах.

— Что Ари?! — внезапно сорвался эльф на крик. — Я под семьдесят лет Ари, но и в двадцать я думал головой, а не… — Он смутился.

Я испуганно смотрела на него, да и на лице Савелия читалось удивление, насколько неожиданной для нас была эта вспышка.

— Пойдемте. — Хмурый Ари повернулся, снова замыкаясь в себе. — До Лощины совсем немного осталось. И скоро мы…

Слепящая магическая сеть обрушилась на нас, и тело скрутило такой дикой болью, что я захлебнулась криком и упала на землю. Глаза не видели ничего, кроме красной пелены и слез, дыхание перехватило. Я пошевелилась и тут же тихонько взвыла — каждое, даже маленькое движение жгло кожу каленым железом. Магия отказала, я не чувствовала вообще ничего, кроме жжения опутавшей тело сети.

— Не советую тебе шевелиться, — раздался низкий мужской голос. — Эта сеть может сдержать и архимага.

Голос был равнодушным, его обладателю на мои страдания явно плевать, но совету я последовала. Замерев, я быстро, часто дышала, стараясь восстановить хотя бы зрение. Во рту стоял солоноватый привкус: видимо, когда падала, рассадила губу. Хотя это мелочь по сравнению с магическими ожогами по всему телу.

Наконец пелена немного отступила, и я смогла разглядеть тех, кто так играючи нас спеленал. Семь светлых магистров, судя по знакомым церемониальным одеждам, все со значками Братства Света.

Недалеко лежали Ари и Савелий, последний без сознания. Похоже, на него пришелся основной удар. Я бросила быстрый взгляд на кольцо, но черный тусклый камень не подавал признаков жизни. Светлая магия коснулась и его, так что помощи отсюда можно было не ждать.

— Да, кольцо Велиара тебе не поможет, — раздался тот же голос, а потом один из семерки, коренастый бородач, подошел ближе.

На его лице не было ни злости, ни ненависти, он выглядел даже немного печальным.

— Что вам нужно? — хрипло, едва шевеля разбитыми губами, спросила я, хотя прекрасно знала ответ.

— Твоя смерть, — честно ответил светлый. — Собственно, ты жива еще только потому, что нам необходимо разорвать твою связь с кольцом Велиара. Потом мы спрячем этот богомерзкий предмет подальше, тебя упокоим, и угроза возвращения кровавого тирана в наш мир исчезнет.

От этих слов я только скривилась.

— Да, мне тоже это неприятно. Поверь, Амелинда, я не сторонник убийства и лично против тебя ничего не имею. Наоборот, ты милая девушка, но другого выхода у нас просто нет. Кстати, хорошо, что вы избавились от вампира, с ним нам это сделать было бы тяжелей.

— Ты хочешь убить меня? Хорошо. Но их-то, надеюсь, отпустишь? — попросила я.

— Темного магистра и эльфа-убийцу? — Бородач покачал головой. — Увы, не могу. Пойми меня правильно, мы просто не имеем права подвести наше Братство. Анхайлиг и так за вас устроит гонения светлых, и нам многое предстоит пережить.

— Нельзя нести добро убийством, — сказала я, лихорадочно пытаясь придумать хоть какой-то выход.

Выхода не было. Даже кольцо было закрыто светлой магической сетью. Кольцо. Велиар.

— Да как ты смеешь попрекать нас, темная?! — воскликнул кто-то из светлых. — Вы должны умереть, и вы умрете! Только смерть сможет остановить нас!

— Что ж, — решение пришло само, — тогда придется мне с ней договориться.

Я поймала мученический взгляд эльфа. Ты столько сделал для меня, что я просто не имею права дать тебе погибнуть.

Бородач покачал головой.

— Ваш некромантский юмор… ну, есть что сказать напоследок?

— Есть. — Я криво улыбнулась. — Bathas ruent Aberer Morana. Esteno Morana, te Esteno!

Запоздалое понимание вспышкой отразилось в глазах светлого, он бросился ко мне, но упустил.

Время остановилось.

«Ты звала меня, Тень. Я пришла. Так о чем со мной можно договориться?»

— Я знаю, зачем я тебе, — решилась я. — Я не смогу исполнить это, если сейчас умру.

«И?» — Призрачная фигура ждала продолжения.

— Помоги им выжить. И я даю слово, что сама, добровольно, проведу этот ритуал.

Тихий смех.

«Меня устраивает твое предложение. Однако помогаю я тебе в последний раз. Если эти двое тебе так дороги, оставь их, иначе они погибнут».

Меня выбросило в реальность. Я мутным взглядом оглядела поляну, на ней лежали семеро светлых. На телах не было ни единой раны, однако они были мертвы. Все.