Библиотека была огромной. Книги. Никогда за всю свою жизнь я не видела такого количества книг. Моя уверенность, что я сразу во всем разберусь, ослабла. Я поняла, что без посторонней помощи мне придется долго блуждать среди бесчисленных полок.

— Добрый вечер, девушка, — поприветствовали за спиной так неожиданно, что я едва не подпрыгнула и резко обернулась.

Передо мной стоял крепкий мужчина неопределенного возраста с маленькой бородкой на широком лице. Глаза его с прищуром смотрели на меня.

— Доброго… — Я судорожно пыталась сообразить, к какому факультету может принадлежать серая хламида незнакомца.

— Не надо так бояться, это не пристало некромантам, — усмехнулся он. — Я всего лишь библиотекарь, зовут меня Лион. Помочь чем?

— Да. — Я уже с облегчением кивнула. — Мне бы в раздел истории.

— Весь северо-западный сектор посвящен истории. Ищете что-то конкретное? Хотя, видимо, вам нужен Велиар?

— Э… да. — Я искренне изумилась. — А откуда…

— Год за годом вы, некроманты, в первый раз появляетесь здесь именно за этим и задаете один и тот же вопрос. Я даже удивлен, что вы так долго ждали и не пришли раньше. Хе-хе. — Библиотекарь снова усмехнулся. — Пойдемте.

Он повел меня по узкому длинному проходу вдоль бесконечных стеллажей, которые поднимались ввысь по обеим сторонам от нас. Изредка в этом книжном лабиринте попадались небольшие ниши, в которых стояли читальные столы. К одному из них мы и подошли минут через десять.

— Ну вот и пришли. — Лион потянулся рукой к одинокому хрустальному шару на столе.

Тот помутнел, а потом засветился однотонным молочным светом.

— Интересный светильник. — Я с любопытством уставилась на шар. — Никогда таких не видела.

— Магическое освещение тоже может повредить книгам, — пояснил Лион. — А кристалл абсолютно безопасен. Вещица редкая, но на то в Академии и создан факультет ведьмаков-артефактников. Ладно, располагайтесь. Все, что вам нужно, находится здесь. — Он обвел рукой ближайшие полки. — В пределах разумного, конечно.

Библиотекарь хитро улыбнулся и ушел.

Я огляделась. Книги вокруг были массивные, каждая размером с «Практику Ядодела», а то и с учебник по истории некромантии. Я осторожно провела рукой по шероховатым корешкам и наугад сняла с полки одну из книг. «Хроники Кровавой Сечи». Интересно, но не совсем то, что мне нужно. Достала другую, потолще и потяжелее. Полустертая надпись на потемневшем от времени переплете гласила: «Жизнеописания». Самое то!

Я уселась за стол и открыла книгу.

Повествование начиналось с того, что перспективный светлый маг элементалист Велиар убил в Академии свою возлюбленную. Летописец предполагал, что причиной стала обычная ревность: застав девушку с другим, Велиар столкнул ее с башни Воздуха факультета элементалистики. Это убийство сделало его Проявленным темным и изменило всю дальнейшую судьбу. По личному ходатайству главы Академии, коим тогда был темный архимаг, Велиара все же не исключили, а направили на факультет некромантии. Впрочем, долго он там не задержался. Едва получив звание магистра, он предпочел покинуть ставшие чужими стены и изучение боевой некромантии продолжал где-то за пределами Академии.

Поначалу о Велиаре ничего не было слышно. В это же время начинались первые стычки с вампирами, и о нем даже стали забывать, но однажды имя Велиара всплыло при ужасных обстоятельствах в одном из отдаленных поселений.

Удара с тыла никто не ожидал, наоборот, там собирали отряды в поддержку приграничным гарнизонам. Войско проходило по торговому тракту недалеко от одного небольшого поселка в глубинке, и туда направили вербовщиков. Однако обратно они не вернулись. А потом сгинуло и само войско. Двух еще живых солдат спустя несколько дней подобрал на дороге караван, их сбивчивый рассказ и безумные взгляды повергли купцов в ужас. До утра эти двое не дожили. Трупы солдат обнаружили изуродованными почти до неузнаваемости, и это красноречивее всего подтвердило догадку, что убийца — некромант.

Как оказалось, в том поселке жил Велиар, да не один, а с новой возлюбленной. Но и с этой женщиной ему не повезло. Узнав, что та ему изменяет, Велиара снова охватила неуправляемая ярость, а противостоять разбушевавшемуся магистру некромантии деревенские жители, конечно, не смогли.

Неизвестный автор хроник в красках расписывал, как Велиар уничтожил поселение и отряд воинов, которые пришли мирным жителям на помощь. А потом и еще несколько отрядов и магов, которые оказались у него на пути. После чего ему заочно приписали титул архимага.

Я с содроганием представила людей, которые погибли от магии Велиара. Некромантия способна делать страшные вещи, я до сих пор отлично помнила лекцию Анхайлига о заживо гниющих людях, отслоении мяса от костей, и печень, которую показал мне магистр в день поступления. Процесс этот мог длиться от нескольких часов до нескольких дней, как с теми солдатами, которых нашел караван, но одно было неизбежно — мучительная смерть. Не зря большая часть наших заклинаний запрещена как необратимые, ни один целитель не сможет остановить это медленное, страшное умирание. И все это только из-за ревности? Ни один нормальный человек не додумается до этого! Что же за чудовище был этот Велиар?

На одной из страниц книги художник изобразил его портрет. Худое лицо, цепкий взгляд и небольшая русая бородка — ничто не выдавало в Велиаре великого мага. Только складка меж бровей да несколько морщин указывали на тяжелые события, которые ему довелось пережить. Увидишь и не скажешь ведь, что перед тобой убийца.

Я поджала губы, но продолжила чтение. Кроме всего прочего, летописец рассказывал о достижениях Велиара как мага. Им было создано множество заклинаний и сделано много открытий в области боевой некромантии и магии Тьмы. Архимаг придумал сложный в плетении, но очень эффективный щит Отдачи, способный отразить практически любую атаку элементалиста. Полог Рассеяния, в течение продолжительного времени оберегающий от проклятий, изобрел тоже Велиар. Благодаря своему уму и силе, говорят, он всегда одерживал победу в поединке. Заслуги Велиара в магии были настолько велики, что, несмотря на свои злодеяния, он являлся кумиром большинства темных.

И все же он убийца. Пусть и гений, моим кумиром Велиар не станет никогда.

Я просмотрела еще несколько книг, но везде было написано то же самое — Велиара проклинали как некроманта, но признавали в нем талантливого архимага. Похоже, большего тут и не узнать.

Ладно, что у нас известно про Грега? Я вернулась к томику «Жизнеописания» и полистала пожелтевшие от времени страницы. На одной из них я встретилась с колючим взглядом. У его обладателя было широкое бледное лицо и длинные черные волосы. Внешность Грега чем-то напоминала Арта, хотя — вампир, это и понятно…

История самого кровавого вампира начиналась с предсказания. По какой-то давней легенде Грегу было предречено стать властителем мира, однако в другом предсказании уточнялось, что-де его сможет победить светлый архимаг, который родится в определенное время. Когда Грег узнал о том, что помешать его великому будущему может один человек, он со злости выпил кровь всех младенцев в округе, которые родились в обозначенный в предсказании день.

Кто из них был более кровавым — Грег или Велиар?

Если Велиар по описаниям был просто бездушным магом, то Грег откровенно наслаждался страданиями людей. Чего стоил один только рассказ о подвешенных полутрупах над кровавым бассейном, где купался Грег. Летописец с той же тщательностью, что и раньше, расписывал еще живых людей, которые кричали от боли и пыток, — а такие ванны архивампир принимал ежедневно.

Владения Грега изначально были не очень большими, однако находились на границе с поселениями людей. Так что, когда архивампиру потребовалось первое войско, он недолго думая убил жителей ближайших деревень и оживил их уже вампирами, которые стали полностью подвластны его воле. Тем самым он значительно расширил свои границы. Опасным для Грега оставался расположенный совсем рядом и враждебно настроенный город-крепость, типа Леории, который было завоевать не просто. Тогда Грег поступил хитрее и более жестоко. Благодаря своей силе он поднял мертвецов городского кладбища, и те за одну ночь уничтожили приграничный город.

Конечно, на завоевание мира Грег в одиночку идти не собирался. Благодаря лидерским качествам и вере многих в пророчество, архивампир сумел объединить под своими знаменами очень многие кланы. Среди перечисленных летописцем ближайших соратников я увидела и Вайленберг, родину Арта. Архивампир Дроннорд Вайленбергский был правой рукой Грега, вот ведь как бывает…

Потом началась война. С одной стороны — вампиры, с другой — люди и эльфы. Короткая, но яростная, она получила название «Кровавой Сечи». Я с сомнением покосилась на памятную книгу и решила в подробности не вдаваться. Хватит с меня крови сегодня, обойдусь и кратким пересказом в «Жизнеописании».

Война быстро разгоралась, вампиры наступали под руководством Грега, а эльфов было не так много, чтобы сдерживать их. Кроме того, все больше недавних союзников-людей становились вампирами, подчиненными воле Грега.

Орки и тролли, будучи наемниками, воевали на стороне тех, кто больше платил, и неизвестно, чем бы все закончилось, если бы Грег и Велиар тогда не схлестнулись. О причинах этого боя нигде не упоминалось. Никто не знал, чего они не поделили, но два злодея устроили, без сомнения, поединок века. Небольшая личная гвардия Грега была уничтожена на плато Демонов почти мгновенно, а потом погибли и оба противника.

Война закончилась, все вздохнули спокойно, но тогда же появился культ Велиара. Возникновение его оказалось неизбежным — среди темных собралось много сторонников Велиара и тем более Велиара-победителя Грега Кровавого. А то, что культ создал его родственник, приняв тьму и отвергнув для этого свет, еще больше укрепило веру последователей культа в то, что архимаг жив и вернется. Одновременно с этим стали распространяться слухи, что и Грег не совсем мертв и что оживить его можно… Далее лист был девственно чист.

Не поняла? Я открыла другую книгу на нужном описании — то же самое. Это что получается? Что кто-то аккуратно уничтожил в книгах все упоминания о возможном воскрешении Грега? В принципе разумно. К тому же меня интересует не он, а Антеро.

Я полистала «Жизнеописание». О Даниэле Антеро и его потомках, в отличие от Велиара, было написано крайне мало. Кроме того, что уже не так давно рассказал Джад, скудные данные не сообщали практически ничего нового.

Портрета его я не нашла, но по описаниям он был чем-то похож на своего двоюродного брата Велиара. Своей семьей некромант не обзавелся. Знатный род Антеро в то время относился к уважаемым светлым домам Вельского королевства. Общение между братьями, после того как Велиар стал Проявленным темным, прекратилось, хотя до того момента они виделись часто. Семья Даниэля публично отвергла Велиара-отступника, и никто не порицал их. О родстве Антеро с темным архимагом забыли вплоть до кончины Велиара.

Когда Даниэль узнал о смерти старшего брата в сражении с Грегом Кровавым, он все же решил похоронить его по правилам семьи. От тела Велиара правда мало что осталось — лишь пепел да старое родовое кольцо. Пепел предали земле на фамильном кладбище, а кольцо Даниэль оставил себе как память.

Со времени похорон прошло лишь несколько дней и жизнь рода Антеро резко переменилась. Однажды утром Даниэль Антеро появился перед семьей на завтрак бледным, растрепанным и, что самое главное, Проявленным темным. С легким безумством во взгляде Даниэль сообщил родным, что ночью видел призрак брата, и призрак этот возложил на него важную миссию. После этого вкратце описывалось, как Антеро создал культ Велиара и что вся его семья была проклята.

Жену Даниэля со старшими детьми забила камнями разъяренная толпа после первого обряда жертвоприношения. Дом Антеро сожгли, а самого младшего ребенка, который остался сиротой, отдали в светлый храм, и далее следы Антеро терялись. Были упоминания, что в роду попадались Инквизиторы, но и только.

Я представила, как жители Леории вытаскивают меня за городские стены и закидывают камнями. В воображении мгновенно нарисовалась такая яркая картинка, что стало страшно. «Никогда не упоминай своего имени», — слова бабушки теперь обрели полную ясность. И тот стражник на воротах, я вспомнила его взгляд. Неудивительно, что он… стоп! Стражник! Так вот откуда эти светлые маньяки узнали, что я в городе! И что я попала в Академию. Пусть я и не назвала своего имени при поступлении — это лишь задержало светлых, но не остановило, — описание-то мое у них было.

— Ненормальные, — пробормотала я. — Убивать просто из-за фамилии далекого предка? Да что мне с него? С чего они вообще решили, что я пойду по его стопам? Он мне не менее чем остальным ненавистен, тем более после прочитанного. Ненормальные, — снова повторила я и поняла, что рассуждаю вслух.

Хватит. Так можно и умом тронуться. Я решительно отодвинула «Жизнеописание» и поднялась. Главное я узнала — надежды найти родственников с помощью обычных архивов не было. Да уже и не хотелось их таких искать. Куда более приятным выглядело родство с темным эльфом.

Больше тратить время на поиски смысла не имело, так что я расставила книги по полкам и вышла из своего закутка. Немного поплутав по книжному лабиринту, я снова оказалась в самом начале библиотеки и вежливо кивнула Лиону.

— Ну как? — поинтересовался он. — Нашли то, что вам нужно?

— Да, спасибо. — Я замялась, но все-таки спросила: — Вы не знаете, почему в некоторых книгах нет окончаний? Предложения обрываются, а потом белые листы.

— Это закрытая информация, — пояснил библиотекарь. — Создавать секретные библиотеки не надежно. Куда проще наложить заклятие на знания, которые не должны быть доступны.

— Извините. — Я смутилась. — Я не специально…

— Знаю, знаю, — прервал Лион. — Такое пересечение в книгах у нас не редкость. Экая вы робкая некромантка. Вы заглядывайте сюда, может, еще чего нужное найдете.

— Конечно, — согласилась я и вышла из библиотеки.

Голова гудела от легенд, но на пустой желудок уже не думалось. Время приближалось к обеду. У ребят скоро должны были закончиться занятия, поэтому я решила пойти в столовую и дожидаться их там. Очень хотелось с кем-то поделиться всем, что я узнала. Своими страхами, подозрениями… но с кем? Бабушка, ну почему ты не рассказала мне раньше?

Внезапно я ощутила магический всплеск, и тут же сильный удар отбросил меня к стене. Дыхание на мгновение перехватило от боли, я поморщилась и с трудом подняла голову.

Их было двое. Уже знакомый первокурсник элементалист и целитель. Пошевелиться я не могла — невидимая воздушная рука крепко прижимала к полу. Сообразить что-нибудь магическое тоже не получилось — мерцающий барьер целителя отделял меня от них. Однако страха я не ощутила, слишком много его было за последнее время. В душе вопреки ему вспыхнули раздражение и легкая злость. Светлые. Почему они не могут просто оставить меня в покое?

— Ха! Не так ты и страшна! — Элементалист довольно улыбнулся. — А вот будешь знать, как призраков на честных людей натравливать!

— Тихо, — оборвал целитель, на груди его был памятный значок. — Лучше действуй.

Элементалист кивнул, скрутил фаербол, и огненный шар полетел в меня.

Ну вот, кажется, и все. Я зажмурилась. В один долгий миг я подумала, что так, возможно, будет лучше для всех. Но я очень хочу жить…

Яркая вспышка, меня окатило жаром, но боли я не почувствовала. Я приоткрыла глаза. Фаербола не было — тонкая черная полоска на полу указывала границу, где он рассеялся: как раз там, где сейчас переливалась радужная магическая пленка.

— Сдурели?! — раздался женский крик.

Я и не менее изумленные светлые повернули головы. В конце коридора, тяжело дыша от быстрого бега, стояла раскрасневшаяся Рэй.

— Заступаешься за нее? — возмутился элементалист. — За темную?!

— Эта темная на моих глазах пожертвовала собой, чтобы спасти чужую жизнь, Светозар! — выдохнула Рэй. — Так у кого более темная душа? У нее или у вас, тех, кто пытается жизнь отнять?!

— Не смей мешать нам! — потребовал целитель, сплетая какое-то подчиняющее волю заклинание.

Слепящая сеть на мгновение окутала Рэй, но потом вдруг потемнела и растаяла, а сама девушка оказалась под Щитом Тьмы. Спустя мгновение таким же щитом накрыло и меня, избавляя от давящей силы.

— Что еще за…

— Элсидор, зачем на мелочь нападаешь? Совсем страх после смерти своего дружка Всеслава потерял? — пробасил кто-то с другого конца коридора, и я увидела Тария.

Целитель дернулся, но было уже поздно: памятное по турниру заклинание высоченного ведьмака уже рванулось вперед, и светлый застыл.

— Вы! — взвыл Светозар. — Да я…

Яркая беззвучная вспышка, и он, оглушенный, упал, так и не успев завершить фразы.

— Ой, — пискнула Рэй и растерянно посмотрела на ведьмака: — Я это… я рефлекторно! Может, я сейчас за целителями… в смысле, за магистром или еще за кем сбегаю?

Тарий посмотрел на элементалиста, прищурился, а потом равнодушно махнул рукой.

— Ерунда, только сознание потерял, — сообщил он. — Слабая у тебя молния. Да не дергайся, у нас прорицатели не зря свой хлеб едят, небось уже идут сюда. Отдыхай да жди.

— Спасибо, — поблагодарила я, пока Рэй что-нибудь не ляпнула, и медленно поднялась с пола.

— Не за что, — хмыкнул Тарий. — Раз я остался без турнира, так хоть повод появился повеселиться. Хотя чую, влетит нам всем по первое число за эту стычку.

— За что? — возмутилась Рэй. — Мы же на стороне справедливости!

— В жизни у людей часто бывают разные понятия о справедливости, — сообщил ведьмак. — И скоро ты в этом сможешь убедиться.

— Оптимист, блин. — Рэй недоверчиво скривилась. — Как ты тут вообще оказался?

— Да у Лиона в библиотеке сломался светильник, — охотно пояснил Тарий. — Сбилось какое-то заклинание и ни в какую не хотело настраиваться. Я там часа два проторчал, пока его чинил. Главное, уже думаю, все, новый арт собирать придется, а тут раз — и заработал шарик. Так что вам со мной на редкость повезло.

— Это точно, — согласилась я, краем уха улавливая шум со стороны лестницы.

— Идут? — Рэй напряглась.

— Ага, — подтвердил Тарий.

А мгновением позже мы уже наблюдали за приближением нескольких целителей под предводительством мрачного мужчины в фиолетовом балахоне прорицателя и строгой сухой женщины — магистра факультета благ и исцелений.

Адепты сразу же устремились к лежащим без чувств светлым, а женщина с выражением крайнего возмущения уставилась на нас. Однако не успела она и слова вымолвить, как в коридоре появился магистр Савелий.

— Савелий, — хмыкнула женщина с легкой досадой, — быстро же ты добежал из своих подвалов.

— В здоровом теле здоровый дух, Амалика, — пожал плечами тот. — Точнее, призрак… ну и скелет тоже.

Магистр скривилась.

— У тебя плохое чувство юмора, Савелий, — сказала она. — Ты бы последил, чтобы оно не передавалось твоим адептам во время обучения.

— Ты за моих адептов не беспокойся, лучше своих заставь хотя бы порядок соблюдать в Академии, — парировал Савелий. — А то совсем с катушек съехали, на первокурсников бросаются. Чему вы их только учите?

— Не твое дело, — огрызнулась Амалика, мигом утратив довольный вид.

Женщина прищурилась, тонкие губы ее сжались в почти невидимую полоску. Мне она с каждым мгновением нравилась все меньше.

— А вы? — Амалика переключилась на равнодушного Тария. — Как вы тут оказались?

— А вам бы не хотелось, чтобы я тут был? — вопросом на вопрос ответил тот.

— Тарий! Вы известный разгильдяй, может, вы и затеяли эту драку?

— Не смешите меня, леди Амалика, — только отмахнулся ведьмак. — Всем ведь ясно, кто зачинщик. А оказался я тут случайно — мирно возвращался из библиотеки, где починял светильник.

Амалика бросила быстрый взгляд на своего спутника, и прорицатель коротко кивнул. Молчаливые помощники Амалики тем временем уже забрали окаменевшего Элсидора и полубесчувственного Светозара и ушли. В коридоре остались только мы.

— Что ж, хорошо. — Теперь она смотрела на меня: — А вы что можете рассказать о происходящем, Тень?

— Да ничего особенного, — ответила я, стараясь держать себя в руках. — Магистр Анхайлиг освободил меня сегодня от занятий, и я решила воспользоваться случаем и посидеть в библиотеке. Вот, возвращалась уже обратно, как эти два светлых при… э… адепта ни с чего набросились на меня и едва не убили. Спасибо ребята помогли.

Прорицатель снова кивнул, подтверждая сказанное.

— И вы не знаете причины? — не унималась Амалика. — Почему два перспективных адепта нарушили правила Академии, напав на вас? Может, вы их спровоцировали или…

— Да что вы ерунду несете?! — не выдержала я. — У вас прорицатель рядом, а вы все равно пытаетесь выгородить своих фанатиков!

— Как ни прискорбно, но моя адептка права, — добавил Савелий, в то время как лицо Амалики пошло красными пятнами.

— Да как вы… смеете! — выдохнула она. — Хотите сказать, что все это было спланировано заранее?!

— Но это правда, — тихо сказала Рэй. — Я же сама слышала и потому пошла за ними.

Савелий только молча улыбнулся, и я поняла, что благодаря Рэй эту пикировку он выиграл безоговорочно.

— В таком случае, Александра, пойдемте побеседуем о том, что вы услышали, — бросила Амалика, резко развернулась и стала удаляться.

Растерянной Рэй не оставалось ничего другого, как последовать за ней.

— Как она рассердилась, — поежилась я.

— Конечно, — Тарий довольно улыбнулся, — ее факультет посадили в большую лужу. За такое самоуправство этим двум светлым однозначно грозит отчисление, а ее же протеже при нас не дала ей и попытки их выгородить.

— Ты-то чего улыбаешься? — посмотрел на ведьмака Савелий. — Все равно ведь наказание получишь.

— Да мне что, впервой, что ли? — отмахнулся Тарий. — Тем более, для того чтобы от Элсидора избавиться, вполне оправданная жертва. А там, глядишь, Анхайлиг к Джаду отправит. Ваш некромант — мировой собу… э… седник, так что, наоборот, отдохну.

— Ну-ну. — Магистр недовольно покачал головой. — Ладно, пойдем к Анхайлигу на разбор.

— А я? — напомнила я о своем существовании.

— А чего ты? От занятий ты уже освобождена, магии ты не применяла, значит, правил Академии не нарушала. Твой рассказ мы уже знаем, ничего нового ты не скажешь, так что иди себе.

— Совсем? — недоверчиво посмотрела на магистра я.

— Совсем, совсем. Там обед начинается, вот, поешь. Отдохни.

Я кивнула, и Савелий с Тарием ушли.

«Вот так, — подумалось мне. — Второй раз едва не убили, а всех куда больше заботит лужа, в которую сел факультет целителей».

Теперь я понимала, почему Велиар так быстро покинул Академию. Ему, наверное, тоже все эти дрязги до одного демона надоели…

Я мотнула головой, отгоняя неприятные воспоминания, и направилась в столовую. С голоду я умирать не собиралась. Я хотела жить.

Все наши, за исключением Ари, уже были в столовой. Меня они встретили приветственными возгласами, а Серж даже подскочил.

— Живая! — оглядев меня с ног до головы, констатировал он.

— Ага, — согласилась я.

— Это хорошо. — Талон потер руки и вернулся к обеду.

Только сейчас я почувствовала, как проголодалась, и жадно набросилась на тушеные овощи.

— У нас тут демон знает что происходит, — рассказывал в это время Серж. — Конец занятия вообще сорвался — Савелий на полуслове застыл, матернулся и выскочил из аудитории, ничего не объяснив. Ну мы подождали его до обеда, а потом свалили. Чего нам, голодными, что ли, было сидеть?

— Безобразие какое-то, — вставил Влад. — Что за отношение к будущим коллегам? Такое поведение недостойно некроманта!

— Началась знакомая песня. — Миранда закатила глаза.

— Что началось? Неужели ему трудно было зайти и хоть что-то объяснить?

— Трудно, — жуя, промычала я. — Он сейчас у Анхайлига, они там решают, какое наказание Тарию придумать.

— Чего?? — некроманты вытаращились на меня.

— Тень, у меня есть чувство, что ты знаешь больше нас, — поделился соображением Сит. А Серж просто потребовал:

— Рассказывай!

Я вздохнула, с сожалением посмотрела на еще наполовину полную тарелку и начала рассказ.

— Ничего себе! — возмутился Серж, едва услышав, что светлые опять пытались меня убить. — Да они вообще все там рехнулись, что ли?!

— Из-за какого-то призрака! — поддакнул Талон. — Неужели ночная пробежка светлого в трусах — такое смертельное оскорбление?

— А я говорил, не позорьте имя Тьмы своими выходками, — буркнул Влад.

— Иди ты, — прошипела я. — Еще позащищай их!

— Не умеешь гадости делать — не берись, — огрызнулся тот.

— Тень, а чего тебя в библиотеку-то потянуло? — спросил Сит, переводя тему.

— А почему бы и нет? — Я пожала плечами. — Мне было скучно, вот и решила посмотреть, как там чего. Кстати, — вспомнила я, — у них, оказывается, интересная система безопасности. Они все свои тайны заклинанием закрыли, и в книжках просто пустые листы.

— Как это?

— Ну читаешь ты книгу, читаешь, а потом раз — и на середине фразы все обрывается и дальше пустота, — пояснила я.

— Интересно, надо будет посмотреть.

— Почитай в истории, там полно этих дыр.

— А в истории-то что прятать? — удивился Талон.

— Ну какую-то легенду о Греге и Велиаре, например, — ответила я. — Читала вот про их битву, потом, что они-де не умерли, а как только зашла речь о том, что их как-то можно оживить — пустой лист.

— Фи, — Миранда фыркнула. — Чего ж тут секретного-то? Всем давно известна эта легенда. Кровь Велиара заточила Грега, кровь Велиара его и разбудит, когда Велиар вернется, чтобы завершить начатое. Нашли, что прятать. Если у них все секреты такие, то даже и не интересно.

— Что-то как-то глупо звучит — кровь Велиара оживит Велиара, когда он вернется, — со скепсисом протянул Талон.

— И ничего не глупо. Кто ж виноват, что ты не понимаешь.

— Ну конечно, куда уж мне. — Талон ухмыльнулся. — Миранда, ты скажи, ты действительно веришь в эту чушь?

— Да пошел ты! — вспыхнула адептка, вскочила с места и почти вылетела из столовой.

Мы проводили девушку недоуменными взглядами и переглянулись.

— Истеричка, — констатировал Влад. — Позор для некроманта.

— Знаешь, Влад… — отозвался Талон, — а ты, пожалуй, прав.

Мы посидели еще немного, а потом ребята пошли на очередную лекцию, и я снова осталась одна. Искать нового происшествия на свою голову больше не хотелось, так что я просто вернулась в свою комнату и решила немного подремать.

Проснулась я оттого, что в комнате кто-то был. Темно. Но только на мгновение. А потом пространство наполнилось сотнями оттенков серого. Я ясно видела всю комнату и Рэй, которая стояла у шкафа. От удивления я вздрогнула и только потом вспомнила о зрении темного эльфа. Сколько было времени, сообразить я не могла.

— А, ты не спишь? — обернулась Рэй и сплела магический шар.

Вспыхнул свет и, почти ослепив меня, больно ударил по глазам, так что выступили слезы.

— Уже нет, — прошипела я, усиленно моргая, чтобы привести зрение в порядок. — А ты чего одна? Где Этери?

— В столовой. — Рэй тяжело вздохнула. — Тарий был прав. Меня наказали и оставили без ужина, да еще лекцию прочитали о правилах поведения. И главное, за что? За хорошее дело?

— Кстати, а как ты узнала-то? — поинтересовалась я. — Ну что они задумали и куда идти?

— Случайно. — Рэй пожала плечами. — У нас практика была, все, как обычно, бегали, никто друг на друга внимания не обращал особо. У меня как раз тренировочный поединок закончился, стала искать, с кем бы еще подуэлить, а тут смотрю — стоит этот светлый, Элсидор, и с нашим Светозаром разговаривает. Я только твое имя услышала, а потом они ушли. Ну мне интересно стало, я же помню, что Светозар на тебя давно зуб точит, а тут еще целитель… в общем, я знакомого прорицателя поймала да побежала следом, к библиотеке. Вот, едва успела.

— Спасибо, — искренне поблагодарила я.

— Да ладно. — Рэй даже смутилась. — Не все мы такие ненормальные, как эти, и я считаю, что все сделала правильно. Совесть моя чиста, несмотря на реакцию магистра Амалики. Буду голодать за справедливость! — провозгласила она, надулась и плюхнулась на кровать.

Я посмотрела на расстроенную элементалистку и поняла, что оставить ее здесь одну, а самой уйти на ужин будет совсем не честно.

— Знаешь, Рэй, не переживай, — сказала я. — Я у вас такую оранжерею знаю с яблонями, пойдем сходим? Заодно и я чего-нибудь сгрызу, ужин-то, похоже, пропустила.

— С ума сошла? — вытаращилась на меня Рэй. — Там половина деревьев ядовитые! А я, между прочим, на земле не специализируюсь и без понятия какие!

— Знаю, — успокоила я. — Мы не зря яды учим, не бойся, не отравишься. Проход я тоже знаю, через двор ведьмаков к вашему в заборе там такая дыра…

— Зачем дыра? — Рэй с изумлением посмотрела на меня: — Тень, я же элементалист, пошли через корпус.

— Хм, об этом я как-то не подумала. А ничего, что я…

— Да кому какая разница? Ты ведь со мной. Пошли.

Центральный зал факультета элементалистики по своим размерам не уступал нашему. Несмотря на то что за высокими стрельчатыми окнами было темно, зал наполнял равномерный свет с потолка. К тому же добавляла освещения и огромная пылающая статуя бородатого старца с мечом в дальнем конце зала.

— Ничего себе, — восхитилась я, едва его заметив.

Редкие проходящие мимо элементалисты косились на меня, но молчали.

— Это ведь Бальтазар, — шепнула Рэй. — Бог Огня, наш покровитель. Никогда не видела, что ли? Пойдем уже.

Она потянула меня к дверям, и мы вышли во двор. Задувал ледяной ветер. Съежившись от вечернего морозца, мы пробежали по застывшему полигону. Под ногами похрустывал замерзший песок вперемешку со снегом. Обогнули печальную статую и юркнули в дверь оранжереи.

Меня окутало тепло и знакомый легкий запах цветущих яблонь.

— Хорошо-о, — протянула я.

— И какие тут съедобные? — уточнила Рэй.

— Сейчас. — Я бегло оглядела деревья и указала на два растущих недалеко от дорожки. — Вон те.

— Точно?

— Точно, точно. — Я кивнула. — Я же вижу, на них темной ауры нет.

— Ну смотри, — Рэй направилась к дереву, — если я отравлюсь, я тебя… ай!

Она отпрыгнула, а на земле, в том месте, где элементалистка только что стояла, извивался знакомый мне корень.

— О, я про него и забыла, — хихикнула я. — Забавное растение, да?

— Забавное?! Оно меня за ногу схватило! — Недовольная Рэй хмуро уставилась на корень. — А ну кыш отсюда, ползающее недоразумение!

Она что-то прошептала, и корешок исчез в земле.

— Так-то лучше. — Рэй уже спокойно подошла к дереву и сорвала яблоко.

— Зря ты его прогнала, — вздохнула я, последовав ее примеру. — Может, ему общения не хватает. Или он тут сторожить пытается, мало ли кто придет?

— Вряд ли тут будет еще кто-то. — Рэй покачала головой. — То, что мы делаем, нарушает правила Академии, так что больше ненормальных не найдется. А общение… это ты со всякой потусторонней фигней разговариваешь, а мне положено их сразу бить.

— И зря, — отметила я. — Вот, например, рассказывали нам историю про одно привидение, которое по доброте своей показало собеседникам, где находится клад. А ты говоришь — бить. Категоричность, она не всегда… — Я остановилась, услышав на улице чьи-то шаги. — Кажется, кто-то идет!

— Где? — закрутила головой Рэй.

Не объясняя, я потянула ее за деревья, и в этот момент скрипнула входная дверь. Мы замерли, а потом увидели трех ведьмаков с Тарием во главе.

— Ну давайте по-быстрому, — тихо скомандовал Тарий. — Пока нас не хватились.

Ведьмаки кивнули и уверенно двинулись к безопасным деревьям.

— Обалдеть! — возмущенно прошептала Рэй, наблюдая, как троица расхищает элементалистские яблоки.

— Видимо, их тоже лишили ужина, — хмыкнула я. — Тария точно.

Внезапно ведьмаки засуетились, а я снова услышала шаги. Тарий махнул рукой, и троица рванулась за деревья в противоположную сторону от нас. Снова скрипнула дверь, и в оранжерею зашли два элементалиста.

— Эти не с отделения земли, — шепнула Рэй. — Они-то что тут забыли?

— Оставлять нас без ужина! — буркнул в это время один из них. — Нашли кого!

Элементалисты направились к знакомым деревьям и стали срывать оставшиеся яблоки.

— Демон знает что такое, — выдохнула Рэй с расстройством. — Проходной двор тут, а не экспериментальная оранжерея. Безобразие!

— Рэй, спокойнее. — Я протянула ей яблоко. — Лучше грызи.

Следующие полчаса мы терпеливо ждали, пока уйдут элементалисты и ведьмаки, попутно из разговоров тех и других уяснив, что все ночные посетители оранжереи пострадали по одной причине. Видимо, подлянки и стычки были между ними не впервой и обещали продолжиться и в дальнейшем. Судя по тому, что ведьмаки уходили после элементалистов, а те и понятия не имели, что их подслушали, следующая потасовка была предрешена.

— Вот вам и не нашлось ненормальных, — констатировала я, когда мы наконец вылезли на дорожку.

Рэй только промычала что-то нечленораздельное и полезла на дерево за последними случайно уцелевшими после набегов яблоками. Больше никто нам не мешал, так что мы управились довольно быстро и с облегчением покинули оранжерею.