Первое учебное утро мы умудрились проспать. Все трое. Я, совершенно случайно, переворачиваясь на другой бок, поймала солнечный лучик и тут же испуганно открыла глаза — занятия должны были начаться уже через двадцать минут.

— Подъе-о-ом! — взвыла я на всю комнату, поспешно одеваясь. — Опаздывае-е-ем!

Этери вскочила сразу же, в панике озираясь по сторонам, и на ее сонном лице отражалось осознание приближающейся катастрофы. Рэй же, с истинно королевским видом, вяло буркнула нечто вроде «изыди, темная, к лешему» и попыталась спать дальше. Мы с ведьмой переглянулись, заключив временное перемирие, и дружно стащили вяло сопротивляющуюся элементалистку с кровати. Впрочем, едва та пришла в себя, как состояние ее подскочило до отметки средней паники.

Следующие десять минут по комнате беспорядочно носились три взлохмаченные адептки, пытаясь одеться и собраться одновременно. Про завтрак речи уже не было. Такими же темпами мы пурпурным, черным и коричневым пятнами пронеслись по просторным светлым коридорам Академии, разбежавшись в разные стороны только в центральном зале.

В корпус факультета некромантии я ворвалась ураганом. Запыхавшаяся, я влетела в аудиторию и буквально упала на стул, пытаясь отдышаться под ехидными взглядами Ари и Влада. Все наши уже были здесь, а магистр зашел практически следом за мной. Довольно оглядев нас, он сразу начал речь:

— Итак, вы поступили на мой факультет, факультет, где становятся некромантами. Или не становятся, но это уже будет зависеть не от меня… но давайте обо всем по порядку. На нашем факультете четыре отделения. Первое — воззвания к мертвым, чтобы что-то узнать. Собственно, большая часть некромантов успешно работают в сферах закона или науки, опрашивая свидетелей различных событий. Этой области некромантии покровительствует Морана — Смерть, по одним поверьям многоликая, по другим — имеющая множество Посланниц. Она заведует связью с миром мертвых, ее Посланницы сопровождают души умерших, выслушивая истории их жизни и выбирая им дальнейшие пути. Любой некромант в первую очередь всегда имеет дело с ней. Второе отделение — это отделение поднятия мертвецов. Собственно, скелеты и прочие умертвия из орды кровавой повелительницы Верты — от простых зомби до призрачных драконов.

— И что, мы их действительно сможем… оживлять? — недоверчиво уточнил Талон.

— Не оживлять, а поднимать, — поправил Анхайлиг. — Это довольно просто. Вроде все видели тягловых скелетов на вступительном испытании, откуда такие вопросы?

Я вспомнила, как впервые пришла в подземелье факультета и просто обалдела от множества скелетов по углам. А теперь оказалось, что это самая удобная рабочая сила. Шкаф передвинуть? Тяжести какие отнести? Зачем тратить кучу сил на телекинез? Оживи скелета на время, он все сделает. Осознав их практичность, я искренне пожалела, что с ними нельзя ходить на территории Академии, — как пояснил Анхайлиг, запрет наложил сам глава Академии архимаг Виттор.

— Третий предмет у вас будет совместный с ведьмаками — это яды, — продолжал тем временем Анхайлиг. — Кому интересно, ядами заведует бог Курс, так что если вдруг среди вас найдется ненормальный, который в конце года решит сдавать экзамен по специализации «Ядодел», то ему уже сейчас стоит начинать молиться именно этому богу — на экзамене яды даются настоящие. Ну и последнее направление некромантии, как вы уже, наверное, догадались, — боевое. Оно доступно не всем, ибо требует много личных сил и крови… чаще всего вашей же. Да, при поднятии мертвецов и воззвании к ним также без крови не обойтись, но не в таких количествах. Плюс необходимы способности к управлению потоками Тьмы, что тоже не очень-то просто. Боевым некромантам покровительствует верховный бог царства мертвых Грент. Его статуя, кстати, стоит у нас в главном зале. Правда, на первом курсе мы этот предмет отдельно не выделяем, его основы частично вам будут давать на поднятии мертвецов. Кроме этого, будет еще несколько общих лекционных курсов по истории магии и некромантии в частности, плюс общие для всех факультетов занятия по универсальной магии. Остались вопросы?

— Есть, — сразу же вызвался Влад. — Почему мы не видим старшекурсников? И почему должны жить с… этими… демон знает с кем?

— Те, кто остается после первого года обучения, живут при своих факультетах с магистрами, — успокоил Анхайлиг. — Они прошли Посвящение и стали привязаны к той силе, которую избрали. Вы же этот год будете жить в своеобразном предбаннике Академии, и сам факт поступления еще мало что значит. Все в какой-то степени владеют бытовой магией, у многих есть определенные способности. Но проявятся ли они в должной мере за год — только от вас зависит.

— Посвящение? — уточнил Визор. — И как только мы его пройдем, то получим реальную силу?

Анхайлиг отрицательно покачал головой.

— Не совсем так. Посвящение само по себе — только один из этапов. Оно привязывает вас к выбранному пути. Но ни один маг не обретет могущества, пока не станет Проявленным и не получит поддержки Истинной силы. Хотя вам, ребята, это не грозит, — внезапно хитро сощурился он. — Как вы понимаете, некромантию могут изучать только темные, причем только Проявленные темные. Кем вы все и являетесь. Так что о Проявлении пусть заботятся остальные факультеты, мы же с вами будем работать над техниками. И да, в вашем случае можно сказать, что, как только вы пройдете Посвящение, вы действительно получите реальную силу. Силу, которая при дальнейшем обучении поможет вам стать настоящими некромантами.

Магистр смолк, ожидая новых вопросов, но их не последовало — мы дружно сидели и переваривали услышанное.

— С ознакомительной частью тогда все, — понял он. — Теперь перейдем к материальной.

Анхайлиг сделал рукой какой-то знак, и в аудиторию зашел скелет, двигая за собой тележку с книгами.

— Значит, предупреждаю сразу: книги Академии — необычные. На них наложены несколько заклинаний, в частности, заклинание Памяти, которое улучшает запоминание прочитанного, и Охранное заклинание, которое сжигает книгу, если попытаться вынести ее за пределы Академии. Так что все, что вы хотите отсюда унести, вы унесете в голове. А за порчу или потерю книг руки оторву, — будничным тоном завершил Анхайлиг.

Получив свою стопку учебников, я с живейшим любопытством начала их разглядывать. Одних только пособий по ядам было четыре — «Энциклопедия ядов», «Энциклопедия ядовитых растений» в двух томах и массивная книга в коричневом кожаном переплете «Практика ядодела». Книга по истории некромантии была одна, но здоровая. Зато книг по умертвиям было аж семь — виды, подвиды, изображения, способы создания, особенности поведения и прочие «зоологические» прелести. Воззваниям к мертвым посвящалась небольшая «Скрижаль Мораны». Еще особняком в моей стопке была пурпурная книжка с многообещающим названием «Кровавые ритуалы». Мгновенно представив красочные картины жертвоприношений, я наугад открыла книгу. Заголовок на выбранной странице гласил: «Составление защитного круга против нежити второй степени универсальной» и изображение самого круга с наносимой символикой. Далее убористым шрифтом шел текст, разъясняющий, как и в каком порядке эту символику располагать и где скреплять кровью.

— М-дэ… — Я разочарованно вздохнула.

— Хочешь картинок, посмотри «Альманах умертвий», — посоветовал Ари ехидно. — Триста вторую страницу очень рекомендую.

— Нет, спасибо, я как-нибудь потом, — отказалась я, понимая, что вредный эльф ничего хорошего не посоветует, а мне еще предстоит обед, которого с учетом пропущенного завтрака я очень жду.

— А где боевая некромантия? — раздался тут разочарованный голос Влада.

— Обойдетесь, — сказал Анхайлиг. — Все, что касается уничтожения умертвий, вам расскажет и покажет магистр Савелий на занятиях по поднятию мертвецов, а больше вам на первом курсе и не надо. Тем более большего практически никто и не осилит. Кстати, о Савелии. Он является куратором вашего курса, так что со всеми своими проблемами обращайтесь в первую очередь к нему. Еще вопросы есть?

Общее молчание.

— Ну если нет, то я пойду, а вы дожидайтесь магистра. И удачного вам первого занятия, — пожелал Анхайлиг и покинул аудиторию, оставив нас усваивать сказанное.

А я ведь так и не спросила про полы…

— Не нужна боевая! — возмущался тем временем Влад. — Да это же самое важное! Как можно оставить нас без средств к самозащите среди всей этой толпы боевых магов?!

— Перестань, — раздраженно посмотрела на него Миранда. — Во-первых, никто из учащихся тут ни на кого не нападает. Во-вторых — тебе сказали, что для первого курса это очень сложно. И, в-третьих, — она ехидно улыбнулась, — что же ты за мужчина, если не можешь защитить себя?

— Да что б ты понимала! — взвился Влад.

— Уж побольше тебя, защитничек…

— Заткнулись бы вы оба, — попросил Ари.

— Угу, — присоединилась к нему я. — Меня вот больше интересует, почему у нас в половине помещений земляные полы? Все деньги на мраморный зал истратили, а тут на обустройство не хватило?

— Не совсем так, — поправил приятный мужской голос. — Точнее, совсем не так.

Мы обернулись. На пороге аудитории стоял высокий мужчина. Магистерский балахон болтался на нем как на вешалке, а соломенные волосы были немного взъерошены, словно тот только что проснулся. В этой мысли меня убеждал и бледный вид магистра с мешками под пронзительными голубыми глазами. А еще он был до неприличия молод. Не будь на нем знаков отличия, я подумала бы, что это новый адепт.

— Магистр Савелий, — представился он и, оглядев наши скептичные лица, добавил: — только весной им стал, если честно. А насчет полов все просто: некроманты по роду деятельности очень часто рисуют различные защитные круги и круги призыва. Как думаете, где удобнее это делать, на мраморе или на обычной земле?

Мы с пониманием закивали и вразнобой поздоровались. Савелий быстро осмотрел каждого, запоминая.

— Ладно, не так вас и много, чтобы натворить что-то серьезное, — вынес он нам окончательный вердикт. — Как я понимаю, Анхайлиг все основное уже рассказал, но, если остались еще вопросы вроде пола, я готов на них ответить.

Вопросов ни у кого не возникло.

— Ну что ж, хорошо. — Савелий кивнул. — Тогда приступим. Вообще на первом занятии полагается читать вводную теорию, но это скука. Потому теорию я вам оставлю на самостоятельное чтение перед сном, а сейчас, пожалуй, начнем с малого и основного — с поднятия скелета, — решил магистр. — Скелеты — это на редкость спокойные и послушные умертвия, ибо даже остатков мозгов в них не сохранилось, только кости. Так что для управления ими необходим лишь мысленный приказ. Чтобы поднять скелет, кровь нам не нужна, только личная сила. Для последующего ритуала зомбирования, чтобы умертвие выполняло действия без вашего непосредственного контроля, конечно, кровь необходима, но сейчас мы этим заниматься не будем. Открывайте «Виды умертвий» на пятой странице.

Я открыла книжку. На картинке был изображен вполне реалистичный скелет. Рядом шло его описание, вкратце уже пересказанное Савелием, а дальше — заклинания на поднятие и упокоение с необходимым для этого энергетическим плетением.

— В отличие от остальных умертвий для поднятия скелета не нужен даже круг, — продолжал тем временем магистр. — Сейчас я покажу вам наглядно, как это происходит, а потом попробуете сами.

Савелий подошел к костям в углу и медленно, нараспев начал читать заклинание.

— Zariathatmix, dzhanna, ethithamus, hajrami fabelleron, fubentronty, brazo, tabrasol, nisa, varf-shab-niggurat! Gabotsmembrot! — повелительно завершил он и сделал едва уловимый жест рукой, впечатывая в скелет мерцающий энергетический узор.

Скелет зашевелился и поднялся, потом подошел к Савелию и замер в ожидании.

— Чтобы упокоить его, необходимо просто рассеять плетение, вот так: Imas, vegajmnko, kwahershevefaram! — Очередной легкий взмах, и безжизненные кости упали к ногам магистра. — Как видите, это несложно. Чтобы взять под контроль чужое умертвие, вам необходимо будет внести некоторые изменения в плетение, но об этом потом, а сейчас мне нужен доброволец.

Савелий оглядел нас, выискивая жертву… то есть добровольца. Таковых не оказалось, поэтому магистр ткнул пальцем в попавшегося ему на глаза первым Сержа. Надо сказать, что в отличие от остальных адептов нашего факультета внешне Серж на некроманта не тянул. Пухлый, почти с детским наивным лицом и всегда немного удивленными голубыми глазами, в черном балахоне — у большинства адептов он вызывал лишь улыбку.

— Э… — Серж поднялся и неуверенно посмотрел на кости.

— Давай, давай, — поторопил Савелий. — По книжке читай заклинание, это можно. И, надеюсь, ты способен управлять энергией, чтобы создать элементарное плетение?

Серж кивнул и вполне неплохо воссоздал требуемый образ. Потом уставился в книгу и стал декламировать заклинание. Получалось у него не очень — с запинками и каким-то подвыванием, короче, до мастерства, с которым произносил магистр, ему было далеко.

— Gabotsmembrot! — уверенно потребовал Серж в конце.

Мы замерли. Скелет пошевелил левой ногой. Еще пошевелил и затих.

— Gabotsmembrot! — повторил Серж уже менее уверенно.

Теперь скелет шевелил уже правой рукой.

— Gabotsmembrot, демон тебя возьми! — с досадой буркнул Серж.

Протяжное «о-о-о» Савелия и скрежет подскочивших костей прозвучали практически одновременно. Озверевший скелет бросился на Сержа, вцепившись костлявыми пальцами ему прямо в шею.

— А-а-а! — истерично взвыл Серж.

Савелий неразборчиво выругался и, выйдя из столбняка, вдарил по одичавшим костям каким-то заклинанием. Скелет осыпался на пол серой пылью.

— Чтоб тебя. — Магистр расстроенно смотрел на то, что осталось от скелета. — Такой экземпляр пришлось уничтожить… Анхайлиг теперь ругаться будет… какого лешего ты тут самодеятельность устроил, демонолог чертов?! — Савелий обвинительно уставился на бледного адепта. — Знаешь, как их сложно выписывать? Архимаг Виттор с магистром за каждый труп грызутся! Эх… — Он махнул рукой.

— А чего это было-то? — слабым голосом спросил Серж. — Чего оно… он взбесился?

— А разве непонятно? — Савелий раздраженно сощурился. — Заклинания, которые вы учите, читать надо буква в букву, а ты позволил себе добавить дополнительную формулировку. Конкретно — пожелал, чтобы в поднимаемый тобой скелет вошла демоническая сущность. Она и вошла. Что в результате повлекло полное уничтожение ценного образца. — Он снова вздохнул. — Предугадывая ваши вопросы, нет. Мы такими вещами заниматься не будем. Демонология — отдельная наука, истинно темная и весьма травматичная, как вы уже смогли убедиться. Короче, у нас в Академии она запрещена.

Следующие часа два мы по очереди пробовали поднятие, но то ли сил вкладывали мало, то ли заклинание читали с ошибками, но, кроме ползающих и конвульсивно подрагивающих конечностей, ничего у нас так и не вышло. Понаблюдав за этим и вдоволь насмеявшись, магистр наконец махнул рукой.

— На сегодня все, — решил он. — А то на обед не попадете. Завтра тогда с утречка пойдем в десятую тренировочную, там скелетов на всех хватит. И, надеюсь, никому не придет больше в голову экспериментировать с заклинанием, а то вместо безумного скелета может получиться что и похуже.

— Что? — полюбопытствовал Сит.

— Что? Ну откройте хотя бы триста вторую страницу «Альманаха», — предложил Савелий. — Здесь изображен один из ярких примеров… да открывайте, открывайте, это всего лишь книга.

Названный Савелием номер страницы был мне смутно знаком, и, открыв ее, я с отвращением уставилась на яркую картинку с препротивнейшей тварью. Внезапно магистр что-то пробормотал, и та зашевелилась, оживая…

Плакал мой обед.

На обед мы все-таки пошли, чисто из принципа, хотя и с одинаковым ощущением легкой тошноты. Даже эльф жевал мясо без особого удовольствия, правда, шутить по этому поводу как-то не хотелось.

— Нет, я все понимаю, — не выдержал Талон, — месть за скелета и все такое, но почему на всех? Почему надо было всем показывать перед обедом такое…

— Талон, — прервал его хмурый эльф, — если ты сейчас окончательно испортишь мне аппетит, я набью тебе рожу. И не говори потом, что я не предупреждал, хорошо?

Тот кивнул и смолк. Миранда посмотрела на обоих, потом внезапно бросила ложку и встала.

— Сволочи, — процедила она сквозь зубы, ни к кому конкретно не обращаясь, и быстрым шагом направилась к выходу из столовой.

— Эй! — возмутился кто-то, задетый ею.

— Прокляну! — раздался в ответ ее злобный рык, а потом хлопнула дверь.

— И я еще удивлялся, чего это нас все так ненавидят, — протянул Сит.

— Ну что, идем изучать яды? — Серж вопросительно оглядел всех.

— А куда деваться, идем, конечно, — хмыкнул Талон. — Одно радует, мы уже поели…

«Яды» нам, согласно расписанию, должны были читать совместно с ведьмаческим факультетом, в одной из больших аудиторий на верхних этажах центрального корпуса. Не думаю, что ведьмаки обрадовались такому соседству, да и нам, после долгого подъема по лестнице, подобная идея хорошей не казалась.

— Ух, — тяжело дыша, остановилась я. — Хочу обратно в подвал, на фиг такая высота.

— Ага, — согласился Серж, устало прислоняясь к стене. — Теперь я понимаю всю прелесть нашего факультета и бесконечную мудрость тех, кто занимался его планировкой.

Ари только улыбался, созерцая наши мучения. Сам эльф был отлично подготовлен физически, так что для него подъемы по лестницам проблемой не являлись.

— Может, попросить перенести аудиторию к нам? — поразмышлял Талон. — Ради такого я даже готов днем и ночью сидеть в подвале и скелетов оживлять.

Ведьмаки, шедшие рядом, немного отодвинулись. Перед дверью в аудиторию я заметила свою соседку Этери и вежливо кивнула, но та особой радости по поводу нашей встречи не выразила.

— Доверить скелетам свои ценные зелья? — раздался тут звонкий женский голос. — Нет уж, лучше тренируйте дыхание, это полезно.

Мы обернулись. Перед нами стояла женщина средних лет, которая напомнила мне гадалку, заезжавшую к нам в деревню каждую весну. Такие же собранные в пучок темные волосы, серьги и ожерелье из медяков, надетое поверх коричневого балахона. И главное, выразительные карие глаза с жирной черной подводкой.

— Магистр Литиция, — представилась она с хитрой улыбкой. — Давайте, проходите в аудиторию, да поосторожнее, не заденьте что-нибудь.

Она толкнула дверь и посторонилась, пропуская нас внутрь.

До просторных полупустых комнат факультета некромантии здесь было далеко. Сама аудитория была большой, но пространство терялось из-за множества шкафчиков, полочек и стоявших на них скляночек-баночек. Знакомый запах травяных отваров и настоек окутал меня, на мгновение разбудив горькие воспоминания. Желтые ирисы…

— Не спи, — вернул меня к реальности Ари. — Пошли к столам.

Я кивнула и поплелась за ним, пытаясь избавиться от не вовремя возникших образов.

— Здесь у меня несколько колбочек. — Литиция любовно провела рукой над столом со склянками. — Содержимое многих из них абсолютно безопасно, а вот содержимое других очень даже наоборот. Пробовать все на вкус, конечно, действенный метод, но не в нашем случае, ибо некоторые яды действуют мгновенно, потому определять составы необходимо на вид и запах. Есть желающие?

Она оглядела притихших адептов. Желающим, естественно, оказался Серж. И он этому даже не удивился, только равнодушно пожал плечами и подошел к Литиции. Причина его спокойствия была ясна: вряд ли нас начали бы травить на первом занятии. Так что волноваться?

— Ну расскажите мне, каким образом вы будете оценивать данные зелья?

— Буду оценивать по внешнему виду, — решил Серж. — Вот, например, то, что булькает справа, явно пить нельзя. У этого цвет какой-то странный… а вот это выглядит вполне безобидно, — махнул он рукой на крайнюю колбу с беловатой непрозрачной жидкостью под недовольный взгляд Литиции.

Видно было, что она ожидала более вдумчивого подхода к предмету.

— Ну раз выглядит, то пробуйте, — сказала магистр.

— Пробовать? — переспросил Серж, мгновенно сменив равнодушие на озабоченность.

— А вы что думали? — Литиция прищурилась. — За свои слова учитесь отвечать, яды — это вам не игрушки.

Серж, немного побледнев, взял склянку и неуверенно посмотрел на ведьму.

— Пейте, пейте, — поторопила она.

Серж сделал глоток, поморщился, а потом на лице его появилась странная гримаса.

— Итак, что мы имеем? — елейным голосом уточнила ведьма.

— Э… слабит-тельное, — выдавил Серж. — Вы… разрешите?..

Он сорвался с места и вылетел из аудитории под дружный хохот.

— Вот к чему приводит небрежное отношение к моему предмету, — прокомментировала магистр. — Кстати, он выпил состав, который в более сильной концентрации является ядом, так что наш адепт в реальной жизненной ситуации был бы уже мертв. Пример этот для вас, надеюсь, наглядно пояснил, что с ядами надо быть предельно осторожными.

— Жестокий пример, — раздался голос в ведьмаческих рядах.

— Думаете? — мгновенно отреагировала Литиция. — Я ведь не случайно выбрала Проявленного темного на этот тест. Ему достаточно было поискать знакомое плетение силы, и безопасное зелье было бы найдено практически сразу. Так что ваш сокурсник пострадал лишь из-за своей глупости. Ну да ладно. За этот год вы научитесь более-менее прилично определять яды и даже создавать их самостоятельно, а если захотите выжить, то и противоядия.

Мы жить хотели, поэтому дружно закивали. Пока ведьма расписывала все возможные виды смертей и мучений от разных ядов, вернулся бледный и, кажется, даже слегка похудевший Серж.

— Как самочувствие? — полюбопытствовала Литиция.

— Уже лучше, спасибо, — кисло кивнул тот.

— Вот и славно. А теперь, дамы и господа, открывайте учебники. Будем изучать особенности проявления ядов, дабы не повторить ошибки нашего некроманта.

Потом было занятие по истории магии для всего курса, так что вечером голова гудела от информации и показанных примеров, слишком ярких по сравнению с обычными воспоминаниями. Скорее всего, не только в книгах было заложено заклинание Памяти, но и магистры, читающие нам лекции, тайком его использовали. Я старалась подробно конспектировать все сказанное преподавателями, и теперь мне хотелось просто отдохнуть и не спеша разобраться в изученном за день. Я уже было направилась к себе в комнату, как меня окликнули.

— Тень! — Это был Ари.

Эльф стоял у лестницы с нашим великаном Талоном и Сержем, державшим под мышкой какой-то сверток.

— Чего такое? — Я подошла к ним.

— Мы сейчас планируем посидеть над конспектами, айда с нами?

— Насколько я помню, ты себя конспектированием не утруждал, — подозрительно посмотрела на эльфа я.

— Ну… возможно, — согласился Ари. — Но ты-то точно все записала?

Я недовольно покачала головой.

— Да ладно, — вмешался Серж, — вместе веселее будет, пошли!

— Лентяи, — вздохнула я. — А где вы собираетесь сидеть-то?

— В нашей комнате. — Серж улыбнулся. — Я тут удачно договорился со своими бывшими соседями, и те вежливо согласились поменяться с ребятами местами. Насколько я понимаю, Сит, Крол и Визор решили проблему примерно таким же образом.

Оставалось только завистливо думать о том, что мне такое счастье не светит.

— А чего с Владом? — Мне вспомнилось его утреннее возмущение.

— Ему не повезло, — ухмыльнулся Талон.

— Так что, идем? — еще раз спросил Серж.

Компания некромантов в любом случае была лучше, нежели две принципиальные адептки рядом, так что я согласилась. Комната ребят находилась на пятом этаже рядом с лестницей и ничем не отличалась от той, в которой поселилась я, разве что была не убрана.

— Располагайся, — широким жестом смахнув с кровати прямо на пол книги и какую-то одежду, предложил Серж. Его сверток полетел следом в ту же кучу.

— Спасибо. — Я села на краешек кровати. — С чего начнем?

— С конспектов, — ответили Ари, Талон и Серж одновременно, и следующие полтора часа я дремала, лишь изредка поясняя какое-нибудь непонятное сокращение в тетради.

Наконец они закончили переписывать и стали думать, чем бы заняться дальше.

— Можно, например, разобрать классификацию ядов, — предложила я. — Или теорию по скелетам…

— Теория… — Серж скривился. — Теория — это скука, даже Савелий признал. А мне спать пока не хочется.

— Тогда чего ты хочешь-то?

— Практиковаться, разумеется, — сообщил Серж. — Например в поднятии того же скелета. Завтра придем к Савелию и удивим.

— Но заниматься магией вне аудиторий запрещено, — напомнила я. — Архимаг…

— А кто ему расскажет? Ты? Ари?

— Но…

— Тень, — Серж в упор посмотрел на меня, — у меня все под контролем, я все продумал.

— Угу. — Мне в это не верилось, но спорить дальше тоже было бессмысленно. — И как ты собираешься это сделать? Скелет из аудитории сюда не притащишь.

— Человеческий — да, — Серж хитро посмотрел на нас, — но я тут вспомнил, что на обед был куриный суп. И наведался в столовую. Вот смотрите.

Он поднял с пола давешний сверток и высыпал на пол обглоданные куриные косточки. Ребра, лапки, крылышки… не в самом хорошем состоянии.

— Фу. — Я брезгливо поморщилась. — Ты что, в помойке их откопал?

— Конечно, — счастливо кивнул Серж. — Что б вы без меня делали?

— Дышали бы свежим воздухом, а не тухлятиной.

— Зануда, — отмахнулся от меня он.

— Гхм… а головы где? — уточнил практичный Талон.

— Ну их вроде закопали уже… не смог узнать, в каком месте. Да фиг с ними, и без голов пойдет, думаю. Ноги есть, и ладно.

Серж встал и, держа на вытянутой руке учебник, продекламировал над останками заклинание, попутно создавая памятное плетение. С последними его словами пара косточек зашевелилась, а потом поползла друг к другу. Остальные, правда, лежали, как и раньше. Некоторое время мы дружно созерцали, как нога и крыло мучительно пытались соединиться.

— Еще раз, — решил Серж и прочитал заклинание снова.

Надо сказать, получалось это у него все лучше, однако на результат почему-то не влияло — зашевелилась еще пара костей, но и только. Причем эти две так же были заняты друг другом и на соседние останки внимания не обращали.

— Да что за ерунда? — разозлился вконец Серж. — Все ведь правильно делаю! Все!

— Дай я попробую, — решил Талон, но и его заклинание подняло лишь несколько косточек.

После пытались поднять куриц я, Ари, потом опять Серж… в результате мы все-таки подняли все кости, что у нас были. Но «ожившие» останки собираться в единое целое не хотели. Они шевелились каждая сама по себе и норовили расползтись в разные стороны.

— Блин, в чем проблема-то? — Серж пытался задержать упорно игнорирующие друг друга костяшки.

— Я тебе скажу в чем, — ответил хмурый Ари, первым додумавшийся взять учебник.

Эльф с недовольным видом ткнул Сержа носом в книжку.

— Теорию надо было сначала прочитать. Тут сказано, что кости нужны только с одного скелета. Все они стремятся друг к другу, чтобы воссоединиться, а у нас останки разных куриц.

— Ну не додумал, — начал оправдываться Серж. — В другой раз целый скелет найду.

— В другой? — Талон зло пнул привязавшееся к нему костяное крылышко. — Сначала надо избавиться от этих!

— Зато упокоение потренируем, — придал голосу оптимизма Серж.

— А чего его тренировать-то? — буркнул Талон. — Это ведь просто грубое разрушение заклинания, бей и бей…

Он оказался прав. Упокоить кости у нас получилось довольно быстро.

— Выкидываем эту пакость? — с надеждой спросила я.

— Погоди, — остановил Ари, перелистывая учебник. — Где же эта штука?.. О, точно она.

— Что?

— Знак Праха, тот, который Савелий использовал. Раз уж кости эти все равно никому не нужны, давайте хоть потренируемся. Кости разные, их много, самое то.

Идея захватила всех, так что курицы были растревожены снова, причем гораздо быстрее, чем в прошлый раз. Склонившись над книгой, мы пытались понять сложное плетение.

— Это вам не упокоение, — констатировал Талон, пытаясь воссоздать узор и срываясь уже на половине.

Попытки Ари и Сержа его сплести тоже кончались неудачей. У меня он после долгих мучений все же начал получаться, да и то через раз и с такими усилиями, что под конец я устала до красных звездочек в глазах.

— Решила позаниматься, блин, — буркнула я. — Все. Хватит с меня, пойду спать.