«Упс! Кажется, у меня отошли воды» я сказала, к огромному огорчению Эммета, только спустя три с половиной недели.
Когда мои брюки стали мокрыми прямо посреди телефонного разговора с Адамом, эти заветные слова услышал только он. Мне пришлось повторить их ещё пару раз, с каждым разом делая это всё громче, пока меня, наконец, не услышал Эммет, поднявший настоящую панику.
Через пять часов, с разницей в двенадцать минут, на свет появились Ребекка и Брайан Каллен, два отчаянно вопящих комочка счастья, призванных на этот свет для того, чтобы дарить всей семье бессмертных широкие лучезарные улыбки.
Я не могла налюбоваться своими малышами, целуя их крохотные пяточки и пальчики ручек, я просто не верила в то, что всё это происходит наяву. Тая под бесконечными ласками Эдварда, который теперь буквально боготворил меня, и, глядя на живой блеск, поселившийся в янтарно-золотых глазах родных, я, как и говорила Энио, ценила каждое мгновение, стараясь запомнить каждую деталь и надёжно спрятать её в свою личную счастливую копилочку.
Дети росли. Бекки и Рай стали неразлучной парочкой сразу после того, как научились ползать и получили если не полную, то хотя бы частичную свободу передвижений. Дочка, настоящая льдинка со сложным нравом и очаровательной мордашкой, буквально пронзала людские сердца не по-детски серьёзным взглядом своих карих глаз, самонадеянно зачисляя их в список своих обожателей. Рай же рос душой компании, мальчиком с широкой обезоруживающей улыбкой и очаровательными ямочками на щеках. Его смех почти постоянно наполнял наш дом, делая его заметно светлее. Они были как половинки одного целого, дополняли друг друга. Сдержанная и холодная с виду Бекки буквально расцветала в компании брата, а Рай, в свою очередь, становился более послушным и усидчивым, так, словно сестрёнка перенимала часть его непоседливости на себя.
Стараясь не думать о том времени, когда начнут проявляться не только их характеры, но ещё и силы, я полностью отдавала себя семье и друзьям.
Они, к слову, узнали о том, что у меня будет двойня, только тогда, когда следом за братом на свет появилась Ребекка. Однако, они достаточно быстро адаптировались к такому раскладу дел. Только Эммет немного расстроился, когда возвращал всем их ставки.
Эдвард же приспособился к двойному пополнению определённо быстрее всех. Уже через месяц он сказал мне:
- Белла, ты знаешь, по-моему, нам мало двух детей.
И с тех пор мы принялись усиленно работать над исправлением этого недочёта.

Сейчас, когда я жду третьего малыша, наблюдаю за тем, как растут двойняшки, и тем, как счастливы мои близкие, балующие их, я могу с уверенностью сказать, что моя вечность будет по-настоящему прекрасной. И я не позволю никому помешать этому.
Никому, никогда, ни за что.