Иногда мне кажется, что моя жизнь – полотно какого-то могущественного художника, который всё никак не может закончить картину и словно ищет наиболее подходящую цветовую гамму. Мазок! – и всё, что меня окружает, приобретает радужную окраску счастья. Ещё один! – и вот на разноцветном фоне появляются три тёмных пятнышка, стремительно расползающихся в омерзительные чёрные кляксы и практически уничтожающих прежнее радостное настроение моей жизни. Третий! – и невидимая кисть наносит на тёмный фон яркие оттенки оранжевого и жёлтого, поспешно заполняя пространство оживлённой суетой и улыбками…
Мы переехали на Аляску. Мне очень не хотелось покидать Форкс, чьи зелёные объятья успели стать для меня настоящим домом, подарить таких классных друзей, как Анжела и Эрик, и, конечно же, помочь мне встретить свою судьбу. Но я поддалась голосу здравого смысла, глаголющего устами Эсми и Элис. Действительно, беременная старшеклассница привлекла бы слишком много внимания, да и нам всё равно пришлось бы хоть ненадолго уехать, чтобы устроить свадьбу… Вряд ли Эдвард согласился бы ждать до лета. К тому же, после окончания школы я бы точно не влезла в свадебное платье, которое Элис уже приготовила. Поэтому я наведалась в школу будто бы для того, чтобы забрать свои документы. На самом же деле я попрощалась с друзьями, рассказав им занятную историю про больную бабушку на севере страны, которой просто необходим постоянный уход, и покинула здание для того, чтобы не возвращаться в него ещё как минимум половину столетия.
И теперь я сижу в комнате Элис, смотрю на прекрасный белый шёлк моего платья и вспоминаю ту оранжево-жёлтую суматоху, которой был объят особняк Калленов, готовящихся к переезду. Эдварду повезло – его, как обладателя беременной невесты, великодушно освободили от обязанности помогать семье со сбором самых необходимых вещей и просто отправили вместе со мной, конечно же, на Аляску. И всё бы хорошо, если бы не Элис, которая оставила свой многочисленный гардероб на совесть Джаспера и поехала с нами. Ей этого никто не разрешал, но одно её «Мне нужно готовиться к свадьбе» прозвучало намного весомее любого нашего аргумента.
- Белла, если оно тебе не нравится, мы можем съездить в город за другим, - прозвучал над ухом звонкий голос моей будущей сестры, и его тон, стоит заметить, показался мне удивительно мягким. Отогнав от себя воспоминания, я оглянулась и удивлённо посмотрела на девушку. – Но сразу предупрежу, в готовое платье ты вряд ли влезешь, а значит нам придётся его немного перешить, а это постоянные примерки и всё такое…
- Элис, о чём ты? – прервав монолог подруги, я чуть нахмурилась. – Оно, - я кивком головы указала на струящийся белоснежный материал, видневшийся сквозь прозрачную ткань чехла, - чудесное.
- Правда? – лицо главной подружки невесты просветлело. – Я знаю, ты уже говорила, но с каждым разом слышать это всё приятнее и приятнее.
Я усмехнулась. Кто бы мог сомневаться?
- Хочешь, покажу своё платье? – тем временем продолжила девушка и, не дожидаясь моего ответа, направилась к потайной дверце одного из многочисленных в этой комнате шкафов. – Вчера с Роуз прошлись по магазинам.
Мне было прекрасно известно, что Элис таскала Розали по магазинам почти каждый раз, когда Эдвард с видом собственника уверенно вырывал меня из цепких рук сестры и увозил куда-нибудь, обещая не возвращать до следующего утра. И мне ли не знать, что блондинка успела купить себе уже штук десять платьев на нашу свадьбу, в то время как Эл до сих пор не могла остановить свой выбор на чём-нибудь, как она выражалась, достойном. Поэтому сейчас мне было крайне интересно увидеть столь долгожданную вещь, которая выбиралась, если я не ошибаюсь, дольше, чем моё свадебное платье.
- Вот, - торжественно выдохнула Элис, сняв чехол с аккуратных плечиков. – Правда, ошеломительное? – она смотрела на платье совершенно влюблённым взглядом, и я в очередной раз удивилась, как Джаспер умудряется не ревновать свою супругу к её гардеробу.
- Да, - была вынуждена признаться я. Покрой платья был очень простым – рукава-крылышки, достаточно глубокий треугольный вырез, отделанный светлыми кружевами, и, собственно, всё. Лишь низ дополняли крупные рюши бесцветного материала. А невесомая струящаяся ткань цвета морской волны казалась настолько лёгкой, что, держу пари, Элис в этом платье и сама будет похожа на струю прозрачно-чистой солёной воды. – Похоже, у меня будет самая прелестная подружка невесты в мире.
- Ооо, - девушка расплылась в довольной улыбке и, судя по всему, больше вымолвить ничего не могла.
- Джаспер скоро вернётся? – я решила сменить тему, когда Элис спрятала свой будущий наряд обратно в шкаф. Улыбка на её лице чуть померкла, но всё же подруга выглядела бодро.
Дело в том, что все Каллены, за исключением возлюбленного девушки, уже прибыли в наш новый дом и даже успели обжиться в нём. Джас же, как самый везучий из всех нас, просто не справился с непосильной даже для вампира задачей – перевести многочисленный гардероб Элис на новое место жительства. Это немного расстраивало девушку, несмотря на то, что благодаря своим видениям она уже, должно быть, знала точную дату его прилёта.
- Аэропорт Ванкувера потерял два моих чемодана, - грустно вздохнула Элис. – Их найдут пятнадцатого декабря в Сиэтле, так что шестнадцатого, думаю, Джаспер уже будет дома.
- Но сегодня же только девятое, – я поморщилась, силясь вспомнить день недели. Тщетно – из-за беременности моя жизнь превратилась в постоянный отдых, и я так разленилась, что совершенно выпала из реальности. И не мудрено, потому что в семье, в которой никто не спит, крайне сложно соблюдать нормальный режим дня, а не спать когда захочется, где захочется и сколько захочется. – Но почему же он не приедет сюда пока что?
- Если он приедет, то бездельники, работающие в этом чёртовом аэропорте, совсем расслабятся, - проворчала Элис, любовно водя ладонями по хрустящему чехлу моего свадебного платья. - Чемоданы долетят до Сиэтла, а потом отправятся в Лондон. Оттуда в Мадрид, и только там их перехватят. В общем счёте, я их увижу только в следующем году. То есть, конечно же, уже после твоей свадьбы. А я тебе говорила, что в одном из этих чемоданов находятся туфли, идеально подходящие к моему платью. Не говоря уже о галстуке для Джаспера в тон.
Я только тяжело выдохнула и с тоской посмотрела на часы. Мне всегда нравилось общество Элис, но сейчас я чувствовала себя уставшей после многочасового обсуждения деталей свадьбы. Несмотря на все мои протесты, на торжество были приглашены почти все вампиры, с которыми мы были знакомы, что естественно делало невозможным осуществление моей скромной мечты о тихой и скромной свадьбе.
- Ты хорошо себя чувствуешь? Выглядишь неважно, - заметила Элис и молниеносно опустилась на корточки возле моего кресла. Её тревожный взгляд внимательно вглядывался в моё лицо, и я была почти на сто процентов уверена, что она и сама уже способна ответить на свой вопрос.
- Просто давно не охотилась, - я улыбнулась, стараясь выглядеть как можно более бодро, - вот и веду себя как сонная муха. Надо вытащить Эммета или Эдварда в лес.
- Белла, ты уверена, что… - девушка замялась и отвела взгляд. – Что тебе по-прежнему нужно охотиться и пить кровь?
- А ты разве этого не видишь? – я начала волноваться. Всё это время я думала, что Элис больше меня знает о моей беременности из своих видений, но просто не хочет делиться этим с нами, как бы сохраняя интригу. Похоже, я стала крайне наивной.
- Чем ближе момент родов, тем размытее будущее. А после него, - Элис покачала головой, закусив губу, - вообще ничего невозможно разобрать.
Я мелко задрожала и судорожно обхватила себя руками. Нет, этого не может быть. Только было всё наладилось, как вот… снова…
- Белла-Белла-Белла, - быстро затараторила Элис, чуть привстав и успокаивающе гладя мои плечи. – Ну чего же ты так пугаешься сразу? Может быть, я не вижу деталей, но я вижу, что всё будет хорошо, - она искренне улыбнулась, и я облегчённо вздохнула:
- Честно?
- Ну конечно! – девушка потрепала меня по волосам и снова опустилась на корточки. – Знала бы, что ты так перепугаешься, ни за что не рассказала бы! – я не разделила её веселья, когда в комнате зазвучал звонкий переливистый смех. – Просто твоё положение нельзя назвать обычным, и мы до конца не уверены в том, чего можно ждать от этой беременности. Ультразвук нам не помощник, не говоря уже об остальных методах Карлайла, сама знаешь. Вот теперь и я помочь не могу, и это мучает меня.
- Всё будет хорошо, - я повторила её слова и автоматически положила ладонь на всё ещё плоский живот. Элис улыбнулась и накрыла мою ладошку своей.
- Знаешь, мне иногда кажется, что ты – та часть, которой всегда не хватало нашей семье. И это не только потому, что ты стала возлюбленной Эдварда. Может, ты и не думала даже над этим, но ты сделала счастливее всех нас, - её глаза светились таким искренним теплом и заботой, что я почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы.
- Кто-то тут говорил о счастье? – в дверном проёме показалась голова Эммета. – Это никак не связано со мной? – мы с подругой переглянулись и тихо рассмеялись. Эм ограничился лишь вежливым смешком. Парень прошёл в комнату, огляделся и неуверенно кашлянул, снова привлекая наше внимание к себе. – В общем, я от Эдварда, который совершенно случайно услышал, что Белла хочет поохотиться. И теперь я должен забрать её, - огромный палец брата указал на меня, - у тебя, - под прицелом оказалась Элис, - и сопроводить её на первый этаж.
- А сам он уже боится за своей невестой заходить? – девушка не осталась в должниках, язвительно изменив интонацию голоса.
- Просто так быстрее, Эл, - донёсся с первого этажа насмешливый голос моего любимого, и я невольно улыбнулась.
Элис лишь покачала головой и, заметив выражение счастья на моём лице, кивком указала на дверь. Похлопав меня по плечу, она поднялась на ноги и удалилась в глубины своей новой гардеробной.
- Удачной охоты!
Я довольно быстро покинула своё бывшее пристанище в виде уютного кресла и с улыбкой зашагала к брату.
- Совсем теряешь форму, веснушка, - шутливо пробасил он, приобнимая меня за плечи и целуя в макушку. – Скоро совсем размякнешь, будешь постоянно сонной, мягкой на ощупь, - он недвусмысленно пощупал предплечье, которое, как и остальные части тела, собственно, действительно пополнели за последнее время, - и чертовски милой. Такой классный плюшевый медведь. Ты понимаешь, о чём я?
- Только когда будешь обнимать Беллу, не забудь, что ей, в отличие от тебя, нужен воздух, - минуя второй этаж, мы встретили Розали, которая не смогла скрыть снисходительную улыбку при виде меня и брата.
- И ещё о том, что у меня практически круглосуточный абонемент, - послышалось снизу хвастливое замечание.
- Ключевое слово «практически», Эдвард, - парировал Эм, убирая руку с моего плеча.
- Бежать уже поздно, как думаешь? – спросила я у Эсми, протиравшей вазы на каминной полке. Женщина тихо засмеялась и шутливо покачала головой. – Чёрт. Ну, что, может, уже отправимся на охоту? - нетерпеливо начала я, обращаясь уже к братьям, которые, кажется, уже готовы были подраться, пусть и не всерьёз.
- Можешь пойти со мной, пока никто не видит, - раздалось над ухом заговорщическое шептание Адама, непонятно откуда взявшегося за моей спинной. К слову, они с Кристиной приняли приглашение Калленов пожить с нами до свадьбы. И это, кажется, весьма благоприятно влияло на отношения милой парочки.
- Нет-нет-нет, мы уже закончили, - рука Эдварда заняла своё положенное место, обвив мою талию. – Но вы можете присоединиться к нам, конечно же.
- Да, присоединяйтесь! – Эммет подмигнул улыбающейся Крис. – Вместе будет веселее смотреть на то, как Эдвард убивает гризли для Беллы.
Ах да, мне же теперь запрещается вести активную охоту! Вместо того, чтобы носиться по лесу за добычей и, собственно, добывать её, я теперь просто сижу на ветке какого-нибудь дерева и терпеливо жду, когда Эдвард или Эм притащат мне ещё тёплую тушку животного. Мне всё это крайне не нравится, но страх случайно получить какую-нибудь травму, которая может навредить ребёнку, заставляет меня соглашаться с общим мнением и добровольно пополнять состав «пассива» охоты.
- Эм, декабрь на дворе! Какие гризли? – удивлённо переспросил Адам.
- Тогда я надеюсь наткнуться на парочку берлог, - в глазах брата блеснули хищные огоньки. – Можно будет здорово повеселиться.
- Ага, а я посижу на дереве, - иронично заметила я, раздражённо выдохнув. Эдвард тихо рассмеялся и, прижав меня к себе, ласково коснулся губами моего виска.
- Не волнуйся, долго тебе ждать не придётся, - промурлыкал он, и в его руках появилась моя тёплая куртка и шапка.
Когда я оделась, все уже вышли из дома. И нам с Эдвардом не оставалось ничего кроме как последовать за ними.

День свадьбы

- Волнуешься? – пряча улыбку, спросила Розали, разглаживая складки моего платья.
- И это ещё слабо сказано, - я нервно сглотнула и снова посмотрела на своё отражение. Первый этап подготовки к церемонии был уже позади – мои волосы выглядели просто чудесно, и не удивительно, ведь ими занималась Роуз. Она чем-то спрыснула их, и теперь цвет тёмных локонов казался ещё более насыщенным. Как выразилась блондинка, она «не стала прятать такую красоту». Подкрутив и уложив волосы красивыми волнами, она собрала по нескольку прядей с висков и скрепила их невидимкой на затылке. Закрепив на моей голове фату, лёгкая полупрозрачная ткань которой спускалась ниже моей поясницы, она оглядела меня и осталась довольна результатом.
Теперь дело было за Элис, именно она принялась за макияж невесты. Выровняв тон моего лица, она ограничилась бесцветным блеском для губ и пудрой. Зато глазам от неё досталось по полной. Над ними она колдовала четверть часа, что, учитывая сверхскорость девушки, было действительно долгим сроком. Зато результат заставил нас охнуть – мой взгляд теперь казался просто чарующим, а от лица было невозможно оторвать глаз.
- Ну вот, на платье даже и смотреть никто не будет, - расстроено протянула Элис, а мы с Роуз звонко рассмеялись. – Кстати, о нём. Пора переодеваться.
На моё облачение в свадебный наряд ушло порядка пяти минут. Я и раньше примеряла его, но сегодня оно показалось мне совершенно иным, более тесным, менее удобным и… определённо самым лучшим. Его белый лиф, обтянутый тонкой сеткой кружев, делал акцент на груди и здорово подчёркивал линию ключиц. Мои плечи сейчас казались совсем хрупкими, даже не смотря на то, что я набрала пару фунтов за последнее время. Ниже ткань плотно облегала талию, делая ещё один естественный акцент, но дальше, к моему облегчению, шёлк струился мягкими волнами, больше ничего не облегая. Что ещё? Совершенно открытая спина – роскошь, которую я себе с удовольствием позволила. К тому же, Эдварду эта деталь несомненно понравится.
Закончив рассматривать своё отражение, я перевела взгляд на подружек невесты. Девчонки выглядели великолепно. Элис, как я и предполагала, была похожа на морскую волну. В такой важный день девушка почти не останавливалась на месте, постоянно двигаясь и что-то делая, и лёгкая лазурная ткань повторяла каждое движение её тела, превращая платье в своеобразный шторм. Волосы Эл представляли собой аккуратную причёску, из которой не выбивался ни один непослушный локон, и мне было крайне непривычно видеть такой идеальный порядок на прелестной головке моей будущей сестры.
Роуз не захотела выделяться на фоне Элис яркими цветами других палитр и поэтому тоже остановила свой выбор на платье светло-бирюзового оттенка. Правда, в отличие от наряда Элис, плотная ткань платья блондинки эффектно облегала её фигуру, подчёркивая и приукрашая каждый соблазнительный изгиб её тела. Вырез на груди был украшен вставками более светлого цвета ткани, точно такие же декорировали и низ платья. Шикарные волосы оттенка спелой пшеницы Розали тоже предпочла спрятать, соорудив на затылке «ракушку» из светлых локонов и тем самым открыв для наблюдателей изящную линию шеи.
- Ну где же Карлайл и Эсми? – нетерпеливо взглянув на часы, протянула Элис, отрывая меня от созерцания туфлей Розали на умопомрачительной шпильке.
- По-моему, уже поднимаются, - отозвалась Розали, заправляя за ушко выбившуюся прядь волос.
- Ааа, - неуверенно протянула я, вспоминая об оной крайне важной детали, - где же мои туфли?
- Подожди немного, это сюрприз.
В этот момент в дверь постучали, а через секунду в комнату вошли Карлайл и Эсми. Выглядели оба просто превосходно, но больше всего мне понравились широкие улыбки, заставляющие их бессмертные лица светиться.
- О, милая, ты просто невероятно красивая, - пробормотала Эсми, подходя ко мне и аккуратно прижимая к себе. Отстранившись, она ласково коснулась моей щеки ладонью. – Прекрасная.
- Да, Белла, выглядишь потрясающе, - Карлайл тоже обнял меня. – Элис, Розали, - он сделал паузу, поочерёдно посмотрев на дочерей, - не отстаёте от невесты.
Девчонки рассмеялись, а Элис чуть нахмурилась и странно посмотрела на Карлайла.
- Ах да! – будто вспомнил он. Его рука метнулась к карману брюк, и через мгновение на свет появилась небольшая бархатная коробочка. – Наш свадебный подарок.
Передо мной предстали серёжки из белого золота. К тонким ободкам швенз были прикреплены по три пластинки, которые незаметно складывались в одну. Первая, самая широкая, представляла собой окантовку, усыпанную мелкой крошкой бриллиантов, вторая отливала ровным металлическим блеском, ну, а на третьей, являющейся основой, искусной рукой мастера-ювелира совсем крохотными чёрными камушками был выложен герб, который показался мне смутно знакомым.
- Уау, - выдохнула я, не зная, что сказать ещё.
- Это… своего рода традиция нашей семьи. Каждый её член имеет некоторую вещицу с семейным гербом Калленов, - пояснил Карлайл, а мои глаза удивлённо расширились. – Думаю, будет весьма символично, если ты наденешь эти серёжки на свадьбу, - мужчина мягко улыбнулся и, взяв мою руку, зажал в ней коробочку.
- Это не значит, что ты должна носить их постоянно, - поспешила заверить меня Эсми, невольно дотрагиваясь до кулона с изображением точно такого же герба, которого я раньше не замечала.
- Да, я… - я почувствовала, как к моим глазам подкатывают слёзы. Только сейчас я поняла, что это свадьба – моё официальное вступление в семью, в клан Калленов. А только что Карлайл, его глава, выразил своё полное согласие на этот серьёзный шаг. Он принял меня в свой дом.
Каллен-старший, до сих пор сжимавший мою ладонь, начал её отпускать. И теперь уже я, словно опомнившись, сжала его руку.
- Спасибо вам, Карлайл, Эсми. Вы не представляет, что для меня значит – вновь обрести семью, - с придыханием начала я и резко замерла, закусив губу. – Я так счастлива…
- А я рад обрести ещё одну замечательную дочь, - мужчина мягко улыбнулся, накрывая второй рукой мою ладонь и мягко пожимая её. – Не говоря уже о внуке.
- Но ты должна знать Белла, - через минуту, в течение которой Элис осторожно водружала серьги на мои уши, отозвалась Эсми. Её голос звучал более чем серьёзно, да и выглядела женщина подобающе. Я напряжённо замерла, мысленно готовясь услышать всё, что угодно. – Я ставлю на внучку, - она весело мне подмигнула, и я, резко выдохнув, тихо рассмеялась.
Меня поддержали остальные, и комната наполнилась приятными перезвонами общего смеха. Пожалуй, один из самых чудесных звуков на планете.
- Но это ещё не все сюрпризы, Белла, - с хитрой улыбкой на губах продолжила Элис. – Твои туфли.
- Твои перчатки, - эхом отозвалась Розали, и обе девушки скользнули к небольшому комоду в углу комнаты.
- Что-то синее, - прошептала Элис, приближаясь ко мне и показывая на мелкие синие лепестки цветов, которыми были украшены ремешки атласных туфлей. Я смущённо улыбнулась, принимая ещё один подарок, и нетерпеливо посмотрела на Роуз.
- Что-то заимствованное, - блондинка уже подошла ко мне и теперь открывала небольшую плоскую коробку. Белоснежные перчатки представляли собой не что иное, как хрупкую сеточку кружев, которые теперь плотно обтягивали мои руки и заканчивались, чуть не доходя до локтя.
- Ну, так как что-то новое у тебя уже есть, - Эсми намекнула на мои новые серёжки, - позволь закончить твой наряд кое-чем старым.
Она протянула ко мне ладонь, сжатую в кулак, и когда тонкие пальчики женщины разжались, я смогла увидеть совсем небольшую каплю белого металла, испещрённую бриллиантами, которые отбрасывали тысячи радуг, когда их касались солнечные лучи. Кулон на тонкой цепочке удивительно хорошо сочетался с новыми серьгами; удивительно, и как только они умудрились продумать даже такие детали!..
- Это ещё одна традиция, - шептала Эсми тем временем, застёгивая хрупкий замочек цепочки на моей шее. – Я, Элис и Розали тоже надевали эту подвеску на свадьбу.
- На свою первую свадьбу, - внесла достаточно веское замечание Роуз, и я заметила на её губах довольную усмешку. Услужливое воображение тут же нарисовало в моей голове образ прекрасной блондинки в белом платье, а рядом с ней моего счастливого братца в смокинге. Чёрт, а я и не думала, что мне так хочется побывать на очередной свадьбе этих голубков!..
- Ну, вроде бы всё, - подытожила Элис, отступив на несколько шагов и окинув меня придирчивым взглядом. – Вы были правы, - её губы растянулись в довольной улыбке, когда она обращалась к родителям, - вид шикарный.
- Как раз вовремя, - Розали, глядя на меня с восхищённой улыбкой, задумчиво потеребила фату. – Эммет внизу уже начинает волноваться.
- Да и гости уже заждались начала церемонии, - Карлайл приобнял жену и, кинув на меня последний тёплый взгляд, продолжил. – Нам, наверное, пора присоединиться к ним.
Я рассеянно кивнула, и пара медленно вышла из комнаты.
- Мне так страшно, - внезапно поняла я и, чувствуя, как мной завладевает внезапный приступ паники, с мольбой осмотрела на своих подружек невесты.
- Вот глупая. Чего бояться? – губы блондинки снисходительно дрогнули, и она покачала головой.
- Или ты передумала? – Элис насмешливо закусила губу, лукаво глядя на меня.
- Нет-нет, что ты! – моя рука автоматически дёрнулась к волосам, чтобы по привычке провести по ним ладонью. Но я вовремя вспомнила, во что сейчас превращены мои волосы, и просто опустила руку. – Я так люблю его, и это… правильно. Просто там… так много вампиров, - последние слова я прошептала, надеясь, что меня услышат только Элис и Розали. Последняя начала звонко смеяться, чем вызвала моё недовольство. – Что смешного?
- Белла, но это действительно смешно! – наконец, решила объяснить блондинка. – Ты затмишь их всех, заставишь восхищаться собой. Они и на секунду не посмеют усомниться в том, кому по праву принадлежит этот день, поверь мне.
Теперь и я улыбалась. Слова блондинки придали мне уверенности, и я поспешила поблагодарить подругу за это.
- Так, Беллз, какого чёрта ты до сих пор копаешься? – донеслось ворчание моего брата из коридора, после чего последовало лёгкое шуршание, сопровождающее поднятие парня по лестнице. – Твой будущий муж уже весь извёлся, бедный. Если бы Роуз заставляла меня столько ждать у алтаря, - его голос теперь был совсем близко, - я бы… - в этот момент Эммет вошёл в комнату, ведомый Элис – кстати, когда она успела ускользнуть? – и удивлённо застыл, видимо, тут же забыв, о чём говорил. – Знаешь, забудь. Подождёт ещё немного, никуда не денется.
- Выглядишь горячо, - с ухмылкой заметила я, отмечая, как здорово смотрится смокинг на широкой груди моего брата.
- Я? К чёрту меня. На меня никто и не взглянет даже, - отрывисто пробормотал Эммет, не отводя от меня зачарованного взгляда.
- Я буду смотреть на тебя, милый, - подавив смешок, прощебетала Розали, подходя к парню и обхватывая его лицо ладонями. – Ты же знаешь, как я неравнодушна к мужчинам в галстуках-бабочках.
Её уловка сработала – взгляд медовых глаз брата переместился на лицо блондинки, а его губы растянулись в игривой улыбке.
- Будь поаккуратнее с выбором цели, красотка, - довольно промурлыкал он. – Я заметил ещё как минимум двадцать парней в галстуках по дороге сюда.
- Скажем так, меня интересует конкретная бабочка на конкретной шее, - Роуз чуть приподнялась и оставила горячий отпечаток губ на шее Эма.
- Ребята, вы, конечно, милые, но имейте совесть. – Элис, недовольно поморщив носик, взяла свою подругу под локоть и настырно потянула её за собой к двери. – Встретимся у алтаря, Беллз, - улыбаясь, выдохнула она перед тем, как покинуть комнату и оставить меня наедине с Эмметом.
Секунду посверлив меня пытливым взглядом, парень стремительно приблизился и, аккуратно скользнув руками под несомый полог фаты, обвил мою талию своими сильными руками.
- До сих пор не верится, что это происходит наяву, - прошептал Эм, крепко прижимая меня к себе.
- Ты мне это говоришь?
Именно Эммет должен был повести меня к алтарю. Именно он должен был поцеловать мою щёку перед тем, как передать мо ладонь Эдварду. Именно он должен был благословить наш брак. Не знаю почему, но это было просто невероятно важно для меня. И именно таковым было моё единственное требование, касающееся свадьбы.
Снизу донеслись звуки музыки. Видимо, Элис не была в восторге от такой длительной задержки начала церемонии.
- Кажется, это намёк, - с улыбкой проговорил Эммет, отстраняясь. Ещё раз окинув меня гордым взглядом, он отпустил мою талию и совершенно неожиданно для меня огляделся. Найдя то, что искал, он поднял с небольшого столика миниатюрный букет, составленный из белых роз и фрезий, и протянул его мне. – Кстати, Адам просил, чтобы ты бросила его Кристине.
- Я, конечно, всеми руками за их свадьбу, но помогать этому прохвосту не собираюсь, - шутливо проворчала я, принимая из рук брата букет и начиная нервно теребить небольшой бант из шёлковой ленточки. – Он сам должен созреть и сделать ей предложение, а не воспользоваться помощью глупого предрассудка.
- Иногда ты бываешь такой злючкой, веснушка, - пробасил Эммет, по-свойски ухмыляясь. – Но… Хватит болтать. Нам пора выходить замуж.
На последних словах здоровяк смахнул с глаз невидимые слезы и, пару раз шмыгнув носом, вытянулся по стойке смирно. Оттопыренный правый локоть приглашал меня ухватиться за него, словно за спасательную соломинку…
- Не дрейфь, Белла, - видя мою нерешительность, решил подбодрить меня Эм. – Будет весело. К тому же, я рядом.
Тяжело вздохнув, я решительно шагнула вперёд и крепко обхватила предплечье брата.
- Обещаешь надрать задницы всем вампирам, которые косо на меня посмотрят? – сглотнув, спросила я полушёпотом, когда Эммет уже уверенно вёл меня к лестнице.
- Само собой, Беллз, - снова усмехнулся он, словно невзначай накрывая мою ладонь своей. – Но, думаю, до этого всё же не дойдёт.
Мы молча спустились по лестнице, и всё время, проведённое в тишине, я по крошке собирала оставшиеся во мне силы. Здравый смысл твердил мне, что бояться действительно нечего. И я соглашалась с ним всем сердцем, понимала, что это действительно так. Но чувства… Они захлёстывали меня всё новыми и новыми волнами, каждая последующая из которых была всё сильнее и разрушительнее. И трудно было представить даже, какое цунами обрушится на меня, стоит нам с Эмметом ступить на белоснежную дорожку, которая доведёт нас прямиком до алтаря.
- Пора, - тихо шепнул Эм, когда мы остановились у арки, ведущей в огромный шатёр, специально сооруженный возле нашего дома в честь праздника. В принципе, можно было обойтись и без него – вампиры не чувствовали холода, так что снег мог стать просто неплохой декорацией. Но моя необычность снова доставила нам хлопот – разве мог кто-нибудь позволить мне щеголять в одном свадебном платье по сугробам и быть жертвой морозного ветра, пробирающего до костей моё на половину человеческое тело? Поэтому и было решено расчистить довольно большую площадку перед домом от снега, сделать навес и расставить кучу обогревателей специально для меня по периметру. Зато Элис получила возможность украсить всё точно так, как задумывала, а не доверяться изменчивой фантазии природы Аляски.
- Ты готова? – взволнованный голос Эммета прозвучал так, словно стоило мне ответить «нет», и он быстренько разгонит всех по домам, сказав что-то вроде «Извините, сегодня женить эту парочку не получится».
- Давай просто сделаем это, - внутри меня зародилось какое-то новое чувство, очень похожее на странное нетерпение. Видимо, соблазн увидеть Эдварда у алтаря, официально признаться ему в своих чувствах и дать клятву вечной верности был довольно велик.
Эммет усмехнулся. Чуть наклонив голову, он поцеловал меня в висок, едва слышно шепнув:
- Улыбайся, Белла.
Насмешливый тон брата был пропитан беззаботностью, и она была такой заразительной, что мне вдруг тоже захотелось просто выкинуть из головы все страхи и поплыть по течению этого вечера. Стоило мне так подумать, как дышать сразу стало легче, а шторм, бушевавший внутри меня, стал медленно утихать, вскоре обещая и вовсе превратиться в безобидный штиль.
И я улыбнулась. Искренне и счастливо. Так, как было положено улыбаться невесте в день свадьбы…
- Так-то лучше, - довольно хмыкнул Эм и потянул меня за собой, прямо под свет ярких ламп, освещающих шатёр.

Я была ослеплена ярким светом, отражавшимся от обилия всего белого. Ленты, цветы, ряды стульев и снова цветы. Кожа гостей и их радостные улыбки, большинство из которых казались мне искренними.
Все встали, стоило мне только ступить на абсолютно белую дорожку, усыпанную хрупкими лепестками светло-кремовых роз. В первый момент я почувствовала себя ужасно неловко, глядя, как такое количество пар преимущественно красных глаз не отрывает от меня своих восторженных взглядов. Но я вовремя вспомнила, что рядом со мной чинно вышагивает мой дорогой старший брат, а направляюсь я к самому родному и любимому человеку на свете. И я просто постаралась сосредоточить на созерцании лиц знакомых и друзей, ища в каждом из них поддержку и одобрение. Вот сёстры Денали, восторженно щебечущие что-то о моём внешнем виде, рядом с ними Бенджамин со своей супругой тайком показывает мне большой палец и ослепительно улыбается. В глаза Мэгги я заглянула с удовольствием, но тут же решила, что больше я в кроваво-красные глаза кого-либо смотреть не желаю. Поэтому после по-детски открытого лица девушки я снова перешла к поиску знакомых вегетарианцев. Эсми и Карлайл, к моему небольшому сожалению, смотрели друг на друга, видимо, наслаждаясь романтическим настроением, царившим вокруг. Зато возле них я заметила Адама и Кристину, взгляды которых были прикованы ко мне. Их медовые глаза были полны счастьем, и я улыбнулась шире, понимая, что они рады за меня.
А вот и алтарь. На священника, чью роль сегодня исполнял Элеазар, даже не обратила внимания, быстро найдя возле широкой арки, обвитой цветами и гирляндами мелких лампочек, Элис и Розали, а по другую сторону – довольно ухмыляющегося Джаспера. Должно быть, он чувствовал себя более чем просто отлично в таком огромном сгустке положительных эмоций.
Последнее, самое важное и дорогое мне лицо я приберегла напоследок. Лицо Эдварда, моего будущего мужа. Чуть кривоватая и потому безумно любимая улыбка тонких губ. Глаза, чуть прищуренные и глядящие на меня немного лукаво. На щеках – едва заметные ямочки, завершающие образ довольного кота, которому только что достался бессрочный абонемент на бессчётные запасы хозяйских сливок. Стоит мне только раз встретиться ним взглядами, как я понимаю – все мои страхи того стоили. Суматоха, приготовления, вся эта предсвадебная кутерьма – просто ничто по сравнению с безграничным счастьем, которым Эдвард так лучился в этот момент. Должно быть, меня сейчас окутывает такое же прозрачное облако, заряженное радостью и всепоглощающей любовью к нему.
И вот, мы с Эмметом достигли арки. Я с трудом оторвала взгляд от лица своего жениха, когда брат мягко высвободил правую руку из моей крепкой хватки, а вместо этого зажал мою ладонь в своих. Парень поцеловал мою щёку, и я словно впервые поняла, каким нежным и трогательным являлся такой привычный дл нас с Эмом жест. В глазах защипало, что было признаком приближающихся слёз. Слишком рано, Белла, слишком рано.
Тем временем моя левая ладонь была бережно передана Эдварду, который тут же легонько сжал её, словно говоря мне о том, как сильно он ждал этой нашей встречи. Мы повернулись к смущённо улыбающемуся Элеазару, и я с жалостью попрощалась с ощущением руки Эдварда на моей, когда он отпустил её.
- Дорогие друзья, - начал свою речь наш не совсем обычный священник, который в прошлой, человеческой жизни, по рассказам Карлайла, и в правду был священнослужителем в католической церкви. – Я рад приветствовать вас в этот замечательный день и в этом потрясающем месте, где мы с вами, - мужчина обвёл руками присутствующих и сделал характерную паузу, - собрались, чтобы стать свидетелями заключения прекрасного союза между Эдвардом Калленом и Беллой Свон.
Голос Элеазара звучал мягко, а в его торжественной интонации сквозило нечто волшебное, что-то заставляющее внимать каждому слову его приветственное речи, в которой он позволил себе немного порассуждать на тему прекрасного – соединения двух любящих сердец.
- Теперь, - я вздрогнула, когда глаза Элеазара цвета прозрачного янтаря обратились к нам с Эдвардом, - можете обменяться клятвами.
Мой будущий жених вновь повернулся ко мне, и я поспешила последовать его примеру. Справа от Эдварда я заметила Джаспера, с серьёзным видом державшего в руках небольшую подушечку с нашими обручальными кольцами. Вопросительно приподняв брови, я снова посмотрела на своего жениха, мысленно спрашивая, кто же начнёт первым.
- Белла Свон, ты не представляешь себе, как долго я ждал тебя. Ты ворвалась в мою жизнь словно порыв сильного ветра, и тут же начала рушить все преграды, вставшие на твоём пути к моему сердцу. У меня просто не было шансов не влюбиться в тебя, - глаза Эдварда, которыми я не переставала любоваться, засветились лукавыми искорками, а на его тонких губах тут же показалась едва заметная усмешка. – Но это не значит, что я пытался, - за нашими плечами прокатилась волна тихих одобрительных смешков. – Я пропал. И сразу же смирился с этим. Жизнь без тебя перестала быть мыслимой, и… Чёрт, каким же счастьем было узнать, что ты хочешь быть со мной так же сильно, как того хочу я!
Я чувствовала, как мои щёки пылают под взглядом медовых глаз Эдварда, в которых, казалось, собралась вся вселенская нежность. Я так любила его в этот момент, так сильно и горячо, что моё сердце было готово предательски лопнуть в любой момент, просто не выдержав такого переизбытка чувств.
Эдвард тем временем поднял с миниатюрной подушечки, обитой бордовым бархатом, тонкий ободок моего кольца. Его руки потянулись к моей левой ладони. Заключив её в бережный и такой родной плен своих пальцев, он снова заглянул в мои глаза и продолжил:
- Белла, я клянусь тебе в своей бесконечной любви и обещаю хранить это чувство в своём сердце вечно. Ты – смысл моего существования и… я люблю тебя.
Хрупкое колечко из белого золота плавно скользнуло на безымянный палец, и я шумно выдохнула, восхитившись тем, как прекрасно оно смотрится на своём месте.
- Эдвард, я… - я замерла, собираясь с мыслями, - я никогда не умела подбирать правильные и красивые слова для выражения своих чувств и, боюсь, мне ни за что не сравнится в этом с тобой, - я мимолётно усмехнулась и на секунду закусила губу. – До встречи с тобой, Эдвард, моя жизнь была похожа на сплошную темноту, по которой я бесконечно блуждала, силясь рассмотреть хоть что-то. Ты же стал моим личным солнышком, - мне совсем не понравилось застенчивое бормотание, которое слетело с моих губ. Зато мой голос прозвучал так нежно и трогательно, что сзади, кажется, даже раздались вздохи умиления. – В первые мгновения я была ослеплена твоим ярким светом и даже стремилась вернуть прежнюю умиротворяющую темноту. Но разве я могла возвратиться к прежней жизни, когда ты уже показал мне, как красочен и прекрасен мир вокруг, как прекрасен этот мир рядом с тобой?
Выдохнув, я опустила глаза к рукам Джаспера и потянулась ладонью за кольцом Эдварда. Оно было гораздо массивнее моего и, должно быть, будет смотреться на руке скорее внушительно, нежели аккуратно. Тем не менее, я с улыбкой заметила, что наши кольца отлично гармонируют рядом друг с другом, когда одевала на безымянный палец своего уже почти мужа внушительный ободок белого металла.
- Эдвард Каллен, я обещаю любить тебя всем сердцем до конца своей вечности. Клянусь, что больше никогда тебя не покину. Я просто не смогу жить без твоего света…
- Люблю тебя, - полушёпотом повторил Эдвард, когда кольцо было надето, а с моих губ сорвался последний звук.
- Люблю тебя, - эхом отозвалась я.
И в следующий момент его губы накрыли мои, так и не дождавшись разрешения священника.