- Белла! Ты в своём уме!? Какого чёрта ты молчала?! Ты хоть соображаешь, что я уже билеты на самолёт собрался покупать? – в таком духе разорялся Адам уже пять минут. А я улыбалась и попивала кофе на балконе. Я была рада слышать его голос, голос своего друга, который всё говорил и говорил какая я безответственная, безалаберная и бестолковая. А я не обижалась. Я ведь действительно это заслужила. Я бы тоже с ума сошла от беспокойства на месте Адама. Наконец, когда источник эпитетов, красноречиво характеризующих меня, иссяк, я вставила:
- Адам, прости меня.
Повисла пауза. Через минуту он произнёс уставшим голосом:
- Беллз, я просто тебе поражаюсь.
- В смысле?
- Вот так всегда. Я злюсь на тебя до чёртиков, но стоит тебе сказать вот это « Прости меня, Адам», как злость тут же отступает. Я хочу ещё позлиться на тебя, а не могу…
- Эммм… Так это значит, что я прощена?
- Да, глупая, - он смеялся, - но это твоё «Прости меня» надо запретить законом.
- Когда ты узнаешь, что произошло со мной, начиная со вчерашнего утра, ты поймёшь, что я прощена заслужено, - обиженным тоном сказала я.
- Всё. Я одно сплошное внимание.
А дальше я показала Адаму все наши встречи с Калленами, Он смеялся на том моменте, когда я назвала Розали ревнивой и завистливой стервой, хвалил меня за отличное представление в столовой, а ещё за победу в гонке и тактично молчал про нашу встречу с Эмметом возле моего дома. За это я и любила Адама. Он знал, что мне нужно, знал в какой момент нужно посмеяться, в какой посочувствовать, в какой поддержать, а в какой промолчать.
- Значит, Элис тебе понравилась?
- Да, ты был абсолютно прав насчёт неё.
- Я рад, что всё прошло нормально.
- Нормально?! - с наигранным возмущением спросила я. – Да всё прошло отлично.
- Ну да, ну да. А когда ты собираешься поговорить с Эмом?
- Я не знаю. Но одно я знаю наверняка – это будет спонтанным решением. Я не буду его планировать.
- Здравая мысль. Особенно учитывая то, как здорово у тебя в последнее время проходят эти спонтанности, - Адам сказал это таким тоном, что я не могла понять – была ли это ирония, или он говорил серьёзно.
- Это ирония?
- Нет, Беллз. А насчёт вечеринки ты уже решила? Или это будет ещё одно спонтанное решение?
- А вот это была точно ирония! Нет, я пока не решила, но обязательно решу.
- Ну-ну. Сообщи мне. И кстати, дай мне номер своего телефона. А то представляешь, я с тобой связаться не могу, хватаюсь за телефон, и только тут до меня доходит, что номера твоего у меня и нет. Понадеялся на этот наш внутренний телефон. Так что, предвещая будущие осечки…
Я продиктовала ему номер.
- Значит, ты уже хотел покупать билеты?
- Ага. Я и не знал, что думать. Вдруг Каллены резко стали злыми и съели тебя? Или взяли в плен? Или ещё чего? Тебе повезло. Когда ты со мной связалась, я уже был на подходе к аэропорту.
- Дааа... Представляю, чтобы со мной было, если бы ты прилетел сюда и увидел, что меня не взяли в плен и даже не съели.
- А теперь вопрос на миллион баксов. Что между тобой и Эдвардом?
Я молчала. Нет, не то чтобы этот вопрос был для меня неожиданным, наоборот я ждала его. Ведь я показала ему момент перед матанализом, а значит, он знал, что я почувствовала. Но я так и не нашла ответа на него.
- Не знаешь? – догадался Адам.
- Неа.
- Зато я знаю.
- И что же?
- Ты разозлишься… Но мне всё равно…
И тут Адам завопил, то есть просто открыл мне поток своих чувств. А они как раз и орали.
- Алиллуйа!!! Наконец то сердце Беллы ёкнуло, лёд дал трещину, и айсберг начал таять! Господи, если ты есть, сделай так, чтобы Эдвард довёл дело до конца и влюбил бы в себя эту Снежную королеву! Я уже думал, что не найдётся такого парня, который тронет душу Беллы и посадит в неё семена любви.
«Боже, какой бред», - думала я, а Адам всё говорил и говорил, вскоре уже о свадьбе и о счастливой вечности. Видимо, скоро ему это надоело, потому что он резко замолчал. Я подождала минуту, вдруг он ещё что-то добавит, а потом спросила:
- Всё? Ты закончил?
- Ага, - тихо сказал Адам.
- Тебе романы женские надо писать, - сказала я без тени эмоций. Он нервно засмеялся.
- Ты не злишься? Или это затишье перед бурей?
- Сама не знаю.
- Ох, это плохой знак. Уж лучше сразу буря, чем вот так…
Тут из кухни раздался телефонный звонок.
- Ладно, Адам. Мне тут звонят. До связи.
- Не дуйся, Белла. Я действительно рад этому. Искренне.
- Я знаю, Адам, я знаю, - сказала ему я и отключилась