Ночь дефилировала по серому асфальту улиц, гордо зажигая ряды стройных фонарей. Тени от них ложились на полотно дороги геометрически правильными узорами, пересекались, смешивались, образуя паутину разной глубины света. Узоры ложились под ноги и переплетались с моей тенью, от чего иногда казалось, что я попала в умело расставленную ловушку. Но я двигалась вперед, не останавливаясь ни на минуту. Мысли путались среди этих тонких нитей и горьким привкусом на языке оседал страх. Страх за одиночество, в котором я вновь оказалась, страх за свои неправильные и неосторожные шаги, страх за то, что от меня перестало что-либо зависеть. Шагая по ровной дороге, петляющей на поворотах, я вспоминала то время, когда вся сложность заключалась в собственной гордости и нежелании поговорить с Эдвардом. Поговорить откровенно, не обращая внимания на обиды и злость, просто сесть и в простые слова облечь все то, что накопилось на душе. Раньше нас было только двое, теперь это превратилось в многопользовательскую игру, от участников которой зависело будущее. Круг людей, сцепленных между собой невидимыми нитями из желаний, амбиций, стремлений, плюющих на чужие судьбы, кроме своей.

Но у меня был стимул. Единственный стимул на данный момент — добраться до телефона и все рассказать Эдварду. Для меня до сих пор эта история оставалась чересчур сумбурной, слишком много неизвестных, слишком много вопросов и слишком мало времени, для того чтобы как следует все обдумать.

Яркий отблеск света автомобильных фар, прервал мои размышления. Машина стремительно приближалась, в клочья разрывая темноту ксеноновыми лучами. Я прищурилась и на секунду остановилась, прикрыв ладонью глаза. Когда я смогла привыкнуть к яркому свету, автомобиль уже остановился буквально в метре от меня и задняя дверь отворилась.

- Садись, - холодный приказ, приправленный явственным нетерпением в глубоком низком голосе. Карлайл даже не соизволил выйти из машины, лишь придерживая одной рукой дверь, коротко кивнул в сторону соседнего сиденья. Черты его лица заострились, губы плотно сжались в тонкую линию, глаза смотрели на меня холодно и жестко. - У нас мало времени.

Я сделала шаг назад, с достоинством выдерживая его взгляд.

- Добрый вечер, Карлайл. Какая неожиданная встреча. Рада видеть, но боюсь нам не по пути, - все это я произнесла на одном дыхании, не забыв добавить в интонации умеренную долю насмешки. - У меня нет никакого желания возвращаться обратно.

- Не время для споров, - процедил он, выходя. - Садись в машину, девочка, или тебя никто не научил слушаться старших членов семьи?

Я не сдвинусь с места, пока ты мне не объяснишь, что происходит, - обернувшись, я заметила, что автомобиль далеко ни один, а целая колонна. Мне удалось увидеть еще четыре, остальные скрывались за резким поворотом.

- Это можно сделать и по дороге, - нетерпеливо выговорил он. - Не трать мое время на пустые уговоры, куда бы ты ни шла, в этом уже нет смысла. Или может быть ты видишь во мне того, кому нельзя доверять?

Я опустила голову, внимательно разглядывая носки своих туфель, пока наконец тихо не произнесла:

- Мне нужно поговорить с Эдвардом.

- У тебя будет такая возможность, он уже едет сюда. Скажу больше, в отличие от тебя, он уже все знает, так что если хочешь быть в курсе, садись и начинай задавать свои вопросы.

Я коротко выдохнула и, прошипев под нос какие-то ругательства, обошла машину и уселась на заднее сиденье, при этом громко хлопнув дверью. Карлайл удовлетворенно проследив за мной взглядом, последовал моему примеру. Автомобиль плавно тронулся. В салоне было еще двое вампиров, которых я видела впервые. Они коротко кивнули мне в знак приветствия, и тут же отвернулись, не произнося ни звука.

- Позволь узнать, зачем ты ушла? - начал Карлайл, откинувшись назад, и пожалуй, я услышала в его голосе усталость. Наверное, даже ему нелегко постоянно сохранять невозмутимость и холодность, особенно, когда речь шла о его семье. Меня он вряд ли к ней причислял, а вот за других приходилось понервничать. - Думала, что тебя бросят? Оставят одну? Признайся, ведь у тебя были подобные мысли, особенно, когда я позвонил и попросил отпустить Эдварда.

Я отвернулась к окну, пожав плечами.

- Попросил — это немного не то слово. Приказал, поставил перед фактом, уже ближе, но дело не в этом. Когда тебя не посвящают в подробности, очень сложно понять, что делать и как воспринимать происходящее.

- У меня для этого были причины, - отозвался он. - Я не знал можно ли тебе доверять, а дело касалось моего сына. В конце концов, ты появилась недавно, а доверие надо заслужить. Ну, не мне тебе об этом рассказывать.

Я проглотила последние слова, стараясь не искать в них скрытых намеков.

- Оставим твое отношение ко мне, - отмахнулась я, стискивая зубы. - Приоритет в вопросах у меня, а я еще не получила ни одного ответа. И пока у меня только одно желание — уйти, так как ты вызываешь у меня недоверие.

Карлайл удивленно на меня посмотрел.

- Однако, у тебя и характер. И с чего же ты хочешь начать?

- С начала.

- Логично, - он помолчал пару минут, будто раздумывая над тем с чего бы начать, а потом спросил. - Ты помнишь Джейн?

С этого вопроса полилось его повествование и уже через четверть часа, я имела представление о том, что происходит.

События предшествующие сегодняшнему дню, имели место быть задолго до того, как в этой истории появились мы, и даже сам Карлайл имел о них весьма косвенное представление. Вольтури не зря назывались королевским кланом — правители, у которых дворцовые интриги были, явлением совершенно нормальным. Они отличались не только строгим и деспотичным отношением к другим вампирам, но и тем, что между собой никогда не водили дружбы, лишь беспрекословное подчинение, четкая иерархия. Маленькое государство со своим уставом. А на такой плодородной почве не могло не взрасти недовольство. С него то все и началось.

Недовольны Аро были все, но только Джейн пришла в голову безрассудная идея свергнуть его с престола. С этим вопросом она и обратилась к Карлайлу, надеясь на его поддержку. Нужно было только найти достойную причину для переворота. Это у людей все просто — избавиться от человека можно быстро и, если повезет, безболезненно, у вампиров исчезновение, а тем более убийство короля, который существовал ни одну сотню лет, может вызвать глубокие и основательные подозрения. Именно поэтому необходим был повод. Но Карлайл инициативы не проявил, памятуя о некогда хороших отношениях с Аро, но и предупреждать не стал, сохраняя позицию нейтралитета.

Однако, когда во Флоренцию приехала я, Аро заинтересовался моим даром и, возможно, даже моей скромной персоной. Привычный потакать своим желаниям, вампир быстро принял решение, что для достижения своей цели надо избавиться от Эдварда и вызвал к себе для этого Джейн. Его указания были четкими и однозначными. Когда Эдвард приедет в Вольтеру, а за это Аро ручался, девушка его убьет, благо способностями ее не обделили. Таким образом, его репутация оставалась кристально чистой, а сам он тем временем примерял на себя роль добросердечного утешителя молодой вдовы.

Аро верил Джейн, она всегда была его правой рукой, помощницей и соратницей, поддерживала во всех его начинаниях, поэтому обращаясь к ней со столь деликатной просьбой, он и подумать не мог, что та, едва получив такое указание, тут же позвонит Карлайлу. Больше времени на сомнения не оставалось, и Карлайл был вынужден принять во всем этом непосредственное участие. Первым делом, он позвонил мне, тем самым подстраховавшись, что план не сорвется, а потом уже вылетел в Италию. Здесь наши дороги и пересеклись.

- Ты все сделала правильно, - закончил свой рассказ Карлайл и, протянув руку, несильно сжал мою ладонь. - Эдвард с Джейн скоро здесь будут, а мы пока займемся своими делами.

Впереди нас ждал момент истины. Бесконечная ночь. Самая долгая и нудная ночь в моей жизни, наполненная неприятными сюрпризами и открытиями. Она так долго тянулась, будто состояла не из часов, минут и секунд, а из резины, и никак не могла кончиться. И вот теперь, стоя на пороге ненавистной мне виллы, я в полной мере ощутила, как она совершила очередной феерический виток. Еще не конец, еще предстоит расставить окончательно все точки над "i". Но в окружении пары десятков вампиров я чувствовала себя совершенно по-иному. Среди них, как объяснил Карлайл, были в основном Вольтури, но я заметила вдалеке и Джаспера с Эмметом. Джаспер, поймав мой взгляд, быстро подмигнул и исчез на пороге здания.

Аро, надо отдать ему должное, повел себя с достоинством. В момент, когда мы зашли в просторную библиотеку, он неторопливым жестом отложил книгу, которую читал, и с интересом обвел взглядом присутствующих. В его глазах ни на секунду не появилось ничего похожего на страх, губы изогнулись в понимающей улыбке. В такой безмерно усталой и холодной. Дольше всех его взгляд задержался на мне и Карлайле. Кивнув старшему Каллену «бывший король» поднялся, выпрямив в гордой осанке спину, и произнес:

- Я знал, что без тебя здесь не обойдется. Кто еще? Джейн?

Карлайл невозмутимо прошел вперед и присев в глубокой кресло, молча посмотрел на огонь в камине. Остальные, в том числе и я, замерли в ожидании за их спинами. В угрюмой тишине тихо потрескивали дрова, за окном шелестел ветер. В воздухе витало напряжение, но не угроза.

- Да, она, - подтвердил вампир. - Ты должен был знать, что я никому не позволю причинить вред своей семье.

- Тебя я понимаю, - через силу улыбнулся Аро. Внешне он выглядел абсолютно спокойным. Сказывалась многовековая привычка оставаться бесстрастным в любой ситуации, проявлять сдержанность и выдержку. - Но если бы не эта маленькая... Кстати, где она?

- Скоро будет. Они вместе с Эдвардом возвращаются из Вольтерры.

- Палач и жертва, - усмехнулся он. - Какая дисгармония.

На этом месте я не выдержала и осторожно, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, сделала несколько шагов назад, а затем вышла через парадные двери на свежий воздух. Обернулась, окидывая взглядом, молчаливое, угрюмое здание, послушно скрывающее в стенах свои и чужие тайны. Когда я уходила отсюда, окна виллы почти все были темными, теперь фасад буквально сиял иллюминацией. Светились фонари, украшающие дорожку к парадному входу, так же как и уличные бра у крыльца. На полную мощность, всеми цветами радуги, полыхала подсветка фонтанов.

Если бы я впервые здесь оказалась, то непременно подумала бы, что тут проходит грандиозная вечеринка со множеством гостей. Потому что некогда пустынная парковка теперь до отказа была забита автомобилями самых разных марок.

Я опустилась на последнюю ступеньку лестницы, ведущей к входу, и уставилась немигающим взглядом на чугунные ворота. Все, что действительно было для меня важным, сосредотачивалось именно за ними, в густой и плотной темноте. Я ждала и прислушивалась, когда раздастся звук мотора, когда откроются тяжелые створки и въедет автомобиль. Остальной мир перестал для меня существовать. Давно перестал. Еще в тот момент, когда несколько лет назад, Эдвард прижимал меня к себе в кафе и тихо шептал на ухо, что никому меня не отдаст. Именно тогда окружающая действительность разлетелась на крошечные осколки и истратила для меня свое значение.

И сейчас мне было плевать на всех, кто находился в этом доме, стране и мире. На всех и каждого по отдельности.

Темный автомобиль, сливающийся с ночью, медленно и торжественно въехал в ворота. Словно в замедленной съемке, я видела как он тормозит, как открываются двери, как сначала появляется Джейн — миниатюрная, изящная, с лучезарной улыбкой на лице, а с другой стороны выходит Эдвард. Джейн легкой, грациозной походкой уверенно направляется к дому, но тут замечает меня, сидящую на лестнице, и останавливается. Ее взгляд я отмечаю лишь краем глаза, так как сама неотрывно смотрю на Эдварда. В отличие от своей спутницы, на его лице нет и тени улыбки, движения резкие и нервные, и ему не требуется времени, чтобы меня заметить. Как только он выходит из машины, наши взгляды встречаются. На его губах появляется кривая, едва заметная усмешка, и он замирает на месте. Я пытаюсь виновато улыбнуться, но вместо этого только лишь неопределенно пожимаю плечами.

- Привет, Белла, - голос Джейн вырвал меня из волшебства момента и вернул в реальность. Пару раз моргнув, я перевела удивленный взгляд на девушку, будто только сейчас осознала, что она тоже существует и в данную секунду стоит передо мной. - Помнишь, может, меня. Мы встречались у Карлайла.

- Привет, конечно, помню, - я быстро поднялась на ноги и кивнула, но еще раз посмотреть на нее не смогла. Все мое внимание было привлечено к пространству за ее спиной, поэтому я невпопад ляпнула: - Все нормально?

Ее улыбка стала еще шире, если такое вообще возможно.

- Это я у тебя должна спросить, - протянула она, задумчиво оглянувшись на Эдварда. Похоже, она тут же все поняла, так как сразу осеклась на полуслове. - Простите. Не хочу пропустить хотя бы финал сегодняшнего представления, поэтому вынуждена откланяться.

Джейн резко развернулась и исчезла за массивными дверями.

Мы остались стоять напротив друг друга в полной тишине. Он не сделал попытки сократить между нами расстояние, приблизиться, обнять, только молча стоял, облокотившись на капот машины, и пытливо на меня смотрел. И в его взгляде я увидела что-то совершенно новое.

- Злишься? - осторожно поинтересовалась я, и без того зная ответ.

Эдвард устало усмехнулся и отвел глаза.

- Как всегда, - пожал плечами он, спокойно добавив. - Но не знаю, на кого больше, на тебя или на себя. На себя за то, вообще когда-то приехал сюда, на тебя за то, что ты, в очередной раз сделала все по-своему.

- У меня не было другого выхода, - как я не пыталась ему подражать и говорить спокойно, но мой голос предательски дрожал на каждом звуке. - Карлайл сказал, чтобы я ничего тебе не говорила, так как от этого зависит твоя жизнь.

- Я знаю, что тебе сказал Карлайл, - прервал он, секунду помолчал, и вдруг протянул руку ко мне, раздраженно спросив. - Ты так и будешь там стоять или все-таки подойдешь ко мне?

Я неуверенно сделала шаг к нему на встречу. Моя ладонь легла в его, Эдвард слегка ее сжал, а затем одним неуловимым движением притянул меня к себе и крепко обнял, зарывшись лицом в мои волосы.

- Я сделала это ради тебя, - прошептала я, чувствуя, как от его близости разливается тепло по всему телу.

- Белла, пожалуйста. Прошу тебя, - тихо, но с нажимом произнес на самое ухо. - Никогда так не делай. Мне не нужны твои жертвы. Ни одной. Просто будь рядом, а остальное позволь решать мне самому. Ты же всегда слушаешь, что тебе говорят другие. А если бы Карлайл сказал, чтобы ты переспала с Аро ради меня, ты бы тоже послушала?

- Не знаю.

Такой ситуации я никогда не представляла у себя в голове. Оставаясь с Аро на вилле, я в какой-то мере хотела оправдать любовь к Эдварду. Доказать, что я тоже способна что-то сделать ради него, что моя любовь не пустой звук и не прихоть. Что за моими словами кроются вполне реальные чувства, и что для меня Эдвард гораздо важнее всего остального. Но сейчас почему-то выходило наоборот.

Я немного отстранилась, чтобы заглянуть в его глаза. Он коснулся моих губ легким, невесомым поцелуем, продолжая прижимать к себе.

- Знаешь, что было бы, если бы ты мне сразу все рассказала? - его слова были похожи на пытку. В то время как его руки нежно поглаживали мою спину, а губы были в непозволительной близости от моих. - Аро не дожил бы до сегодняшней ночи. Это знал Карлайл, знала Джейн, знали все, кроме тебя. Ты удивишься, но тебя опять ввели в заблуждение. Им нужна была красиво обставленная партия, и они, благодаря тебе, ее получили.

Я не хотела сейчас вникать во все эти хитросплетения, несмотря на то, что его слова неприятно царапали душу своими острыми краями. Если бы я имела возможность плакать, то непременно бы на этом моменте расплакалась. Но вампиры холодные, безразличные существа, и у них нет шанса так просто и так доступно проявлять свои эмоции.

- Хватит. Прекрати, - устало произнесла я, запуская пальцы в его волосы и притягивая к себе для поцелуя. - Я и так слишком долго усложняла нам жизнь, но сейчас ты не можешь меня ни в чем обвинить. Я должна была это сделать, - заметив, что он собирается что-то сказать, я стремительно его поцеловала, а после быстро добавила. - Должна, потому что люблю. А теперь, увези меня отсюда. Пожалуйста. Очень тебя прошу.

На следующее утро в номере небольшой, но уютной гостиницы, где мы провели незабываемую ночь, когда тело еще помнило его поцелуи, когда кожа горела от его прикосновений, а губы непроизвольно растягивались в счастливой улыбке, Эдвард сделал мне предложение. Я стояла у окна, задумчиво глядя на далекие очертания голубых гор на горизонте и тихо, про себя молила, чтобы это мгновение никогда не заканчивалось. Он подошел ко мне сзади и, положив руки на плечи, осторожно развернул к себе. Его взгляд золотистых глаз, словно впитал в себя яркое солнце утра. Он нежно провел пальцем по линии скулы, коснулся губ и тихо произнес:
- Белла, выходи за меня замуж.

Его слова произвели на меня ошеломляющее воздействие. Я никак не ожидала их услышать, они были словно из другой, чужой жизни, никак не касающейся нас. И все-таки от меня не укрылось, как от них в моей душе разливается безграничная эйфория, переполняющего счастья. Я замерла, на секунду закрыв глаза.

- Я давно за тобой, - неуверенным шепотом ответила я, словно не доверяя собственному голосу.

- Но ты никогда не отвечала своим согласием. Так ты согласна?

- Конечно, - не раздумывая, выпалила я и, уже не скрывая своей глупой улыбки, бросилась к нему в объятия.