Ночь не принесла должного облегчения, я так и просидела все время на балконе, пока на востоке не заискрились первые лучи солнца, окрашивая небо в светлые тона.

Утро началось со звуков рояля. Сначала неуверенных и нестройных, будто чья-то рука только пристраивалась к клавишам, но потом быстрая мелодия разлилась по дому, завибрировала и заполнила собой все свободное пространство. Высокие ноты переплетались с более низкими, кружились с ними в замысловатом танце, образуя тонкое кружевное музыкальное полотно.

Я спустилась вниз и замерла на последней ступеньке лестницы. В просторной светлой гостиной, на небольшом возвышении, за инструментом сидела Розали и игриво перебирала клавиши. Ее пальцы почти незаметно порхали по октавам, извлекая на свет бодрящую мелодию. Заметив меня, она, не отрываясь от своего занятия, быстро проговорила:

- По моему, я тороплюсь, тебе не кажется?

- Не знаю… то есть я не разбираюсь в этом, - растерянно произнесла я, подходя ближе.
- Какие твои годы, - довольно фыркнула она. – Времени хватит даже на орган.

Вдруг, словно из воздуха рядом с ней появилась Элис. Пританцовывая, она села рядом с ней на скамейку и звонко рассмеялась. Театрально взмахнув руками, она уверенно почти невесомо коснулась пальцами клавиш и, легко уловив ритм, начала играть с Розали в четыре руки.

- Когда в твоем распоряжении вечность, – довольно улыбаясь, сообщила Элис. - Волей-неволей начинаешь приобщаться к искусству, будь то музыка или живопись. Чтобы скоротать время и чем-нибудь себя развлечь, приходиться придумывать массу новых занятий.

Они великолепно чувствовали друг друга, наслаждаясь процессом. Тонкие пальчики непринужденно скользили по октавам, без труда рождая великолепную музыку. Их слаженная игра завораживала, а девушки, то и дело, шутливо переглядываясь, продолжали играть. Закончив на торжественной ноте, Элис поднялась и отвесила низкий поклон, будто только что выступила на концерте.

Я поддержала ее, громко аплодируя.

- Для нас с Розали это не более чем хобби, а вот Эдвард действительно любит музыку.

- Правда? – тихо поинтересовалась я. Элис нахмурилась и уточнила.

- Неужели он никогда не говорил тебе об этом?

- Ты еще спроси, устраивал ли он ей концертные вечера для скрипки с оркестром, - развеселилась Розали, поднимаясь со своего места. – Могу поспорить, им было чем заняться помимо музыки.

Ее слова задели в груди что-то живое, от чего внутри разлилось неприятное чувство тоски. Продолжая улыбаться, я равнодушно ответила:

- Иногда мне кажется, что я совсем его не знаю.

- А ты пробовала когда-нибудь узнать? – спокойно спросила Элис, внимательно посмотрев мне в глаза. Я сглотнула, не представляя, что ответить. Пробовала ли? Наверное, никогда.

- Еще будет время, - уверенно отмахнулась Розали и подхватила меня под руку. Ее оптимизм бил через край, не давая окунуться в грустные мысли. Казалось, что для нее не существует проблем, или, по крайней мере, таких проблем, которых невозможно было бы решить. – А пока, будем наслаждаться твоей свободой. И учти, нас двое, а ты одна, так что держись, Белз, как говорит Эммет, испытание тебе предстоит не из легких.

И она полностью оправдала свои слова. Следующие дни закружились в безумной карусели из всевозможных магазинов, торговых центров и развлекательных комплексов. Словно поставив перед собой цель любыми способами заставить меня забыть о последних событиях, девушки выдумывали все новые и новые развлечения. Заходя в магазины одежды, они устраивали настоящий показ мод, без устали примеряя все, что попадалось под руку. Мы посетили десятки кинотеатров, пересмотрев все последние новинки. Переиграли во все лотереи и викторины, обошли все открытые музеи и выставки. Их шуткам и невинным шалостям не было конца. Они веселились, смеялись, флиртовали и дразнились. Стоило мне хоть на минуту задуматься или отвлечься, и за меня принимались с удвоенной силой. Находясь в их компании, невозможно было оставаться серьезной, а заряда положительных эмоций хватило бы на несколько лет. Мне казалось, что за всю свою жизнь я столько не смеялась. Рядом с ними я чувствовала себя по-настоящему живой.

И только, когда я оставалась одна, ко мне возвращалось прежнее тоскливое состояние. Будто во мне разом отключали все рубильники, отвечающие за хорошее настроение. Все было хорошо, но все было не так. С каждым прожитым днем, с каждой проведенной минутой, мысли об Эдварде занимали все больше места в моей голове. Я смеялась, шутила, улыбалась, но все это было через призму грусти. Грусти с горьковатым привкусом потери, с осознанием, что все могло быть не так, будь Эдвард рядом.

Это замечала Элис, это чувствовал Джаспер, и хоть они старались не заводить на эту тему больше разговоров, иногда я ловила на себе их тревожные взгляды.

Нужно было сделать первый шаг, нужно было найти правильные слова и забыть обиды. Нужно было что-то сломать в себе и переступить черту, чтобы отпустить прошлое и наступить на горло гордости. Или уходить… Как же мне не хватало его решительности и уверенности, он никогда не отступал и не сдавался, но почему, именно сейчас, когда мне требовались его твердые слова «Ты моя», Эдвард предоставил мне возможность выбирать.

С того времени, как он появился в моей жизни, я постоянно к чему то стремилась, но добиваясь своего, не знала, что с этим делать. Я убегала, но убежав, возвращалась. Обманывала себя, но была не в силах поверить в собственную ложь, неверно расставляла приоритеты, не слушала собственного сердца. Он никогда не был моей целью, я всегда двигалась не в том направлении, я отходила и не старалась хоть на шаг приблизиться. И когда у меня появился шанс все, наконец, решить, я в который раз отвернулась. Но даже сейчас, в полной мере все осознавая, мне не хватало решимости, изменить свою привычную траекторию, остановиться, и сделать хоть что-то, чтобы спасти то, что у нас когда-то было. По крайней мере, попытаться.

Окончательно мои сомнения развеялись спустя неделю пребывания в дома Калленов. Точкой отрыва послужила миниатюрная блондинка, появившаяся в один из вечеров в качестве нежданного гостя. Мы втроем с Элис и Розали сидели в гостиной и увлеченно болтали, Эммет с Джаспером отправились на охоту, когда раздался настойчивый звонок. Двери в доме никогда не были заперты, что было неудивительно, едва ли кому то взбредет в голову сюда сунуться, но стоявший по ту сторону гость, явно желал подчеркнуть вежливость своего визита.

Элис подскочила с дивана и понеслась открывать. Секунда, и я увидела, как в холл вошла девушка. Ее светлые волосы были собраны в высокий тугой хвост, подчеркивая по-детски хорошенькое личико с пухлыми губками. Издалека ее можно было легко принять за ребенка, настолько трогательно и наивно она выглядела. На ней было надето черное укороченное пальто, которое не скрывало стройных ног в высоких сапогах на тонкой шпильке. То, что она была вампиром, явственно говорили алые глаза, так не сочетающиеся с ее милым образом. Она одним ловким движением стряхнула с плеч серебристые капли дождя и, подняв голову, лучезарно улыбнулась.

- Джейн? – удивленно проговорила Элис, словно не веря своим глазам, и отступила назад. – Какими судьбами?

- Дела, Элис, дела, - протянула она, с едва заметной усмешкой в голосе и окинула присутствующих коротким взглядом. – А где Карлайл?

Глава семьи не заставил себя долго ждать, тут же появившись в холле. Приветливо раскинув руки, он в несколько шагов преодолел расстояние до девушки и тепло ее обнял. Розали тихо фыркнула.

- Джейн, милая, какой приятный сюрприз. Проходи.

Впервые за все время, проведенное с Калленами, я видела Карлайла в таком добродушном расположении духа. Как правило, он был холоден и сдержан, не только со мной, но и со всеми остальными членами семьи. Поэтому сейчас, увидев столь теплую встречу незнакомой девушки, была немало удивлена.

- Я ненадолго, - усмехнулась она, проходя в гостиную. Ее взгляд остановился на мне, задержался на несколько секунд, и снова вернулся к Карлайлу. - Аро просил заехать, справиться о ваших делах, а заодно уточнить некоторые моменты.

- Конечно, - кивнул он. - В чем проблема?

- Вижу у вас пополнение, - задумчиво произнесла девушка и присела на диван, закинув ногу на ногу. - Наверное, о ней и пойдет речь. До нас дошли слухи, что она была обращена без согласия. Глупости, конечно, но закон есть закон. Хотелось бы уточнить данный момент, не более. Твоего слова, Карлайл, вполне достаточно, чтобы больше к этому не возвращаться.

Карлайл опалил меня ледяным взглядом, при этом профессионально сохраняя на лице улыбку. Я едва сдерживалась, чтобы самой не ответить на вопросы Джейн, но видя, что другие молчат и не вступают в диалог, промолчала. После того, как она сказала о законах, в голове быстро сложились некоторые факты. В мыслях всплыла только одна фамилия, которую я слышала много раз – Вольтури. В горле неприятно защекотало, а земля закружилась под ногами. То, что давно было похоронено в моей памяти, тут же воскресло и обожгло сознание своей неизбежностью.

- Джейн, я не успел вас познакомить, - ровно выговорил Карлайл. - Это Белла, жена Эдварда.
Брови Джейн удивленно взметнулись верх, а в глазах появился немой укор.

- Вот как? - разочарованно покачала она головой. - Мои поздравления, жаль, что такое событие осталось незамеченным. О времена, о нравы. В мое время свадьбы проходили гораздо более шумно.

Она говорила спокойно, размеренно, непривычно растягивая звуки. Видимо сказывалось долгое пребывание в чужой стране, где говорят на другом языке. Однако, в ее тоне не было враждебности, скорей обыденная констатация факта. Так решают вопросы давно знакомые люди, не прибегая к угрозам, а просто ради выяснения обстоятельств.

- Каждый волен сам для себя решать, что лучше, - пространно ответил Карлайл, разводя руками.
Это верно, - согласилась Джейн и, будто забыв о предмете разговора, тут же перешла на другую тему. - Ты знаешь, что Аро в последнее время отошел от дел и хандрит у себя в поместье во Флоренции?

- Неужели, ему, наконец, надоели дворцовые интриги, и он решил спокойно коротать свою вечность? - усмехнулся вампир.

Джейн ласково улыбнулась.

- Все мы иногда устаем. Поэтому я хочу предложить Белле навестить его. Ты же знаешь, Аро трепетно относится к твоей семье, и с удовольствием познакомиться с Беллой поближе. Думаю, хорошая компания поможет ему вернуть вкус к жизни. Тем более, Эдвард уже там. А раз мы разобрались с этим нелепым недоразумением об обращении, то и проблем возникнуть не должно.

-Эдвард во Флоренции?

- А вы разве не в курсе? – удивилась она. – Уже несколько дней. Ну, что же, мне пора - девушка легко поднялась и внимательно посмотрела на меня. – Белла, надеюсь, ты не откажешься и приедешь.

Не успела я ничего ответить, как она быстро подошла к Карлайлу и стремительно его обняла.
- Надеюсь, на нашу скорую встречу. Была рада повидаться.

- Я тоже, - он легко погладил ее по спине и выпустил из объятий.

- Привет семье, - подмигнула она и удалилась.

После ее ухода, на несколько минут повисла глухая тишина. Карлайл застыл на своем месте, глядя на закрывшуюся дверь, и не шевелился. Элис с Розали тихо сидели на диване, бросая друг на друга красноречивые взгляды. Я молча стояла рядом, потрясенная только что произошедшей встречей и, не зная, что думать.

- Белла, - через некоторое время обратился Карлайл ко мне. Его голос звенел в тишине. - Зайди ко мне.

С этими словами, он резко развернулся и направился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Я растеряно кивнула и направилась за ним, чувствуя спиной соболезнующий взгляд Элис. Зайдя в его кабинет, я тихо прикрыла за собой дверь, и, не решаясь сделать ни шагу, замерла на месте. Карлайл спокойно прошелся по комнате, будто не замечая моего присутствия, неторопливо сел за огромный дубовый стол, переложил какие-то папки. И только после проделанных манипуляций, откинулся в кресле и посмотрел на меня. Под его взглядом, секунды превратились в часы, он молчал, не спеша начать разговор, внимательно меня изучая. Казалось, ему доставляло удовольствие оттягивать момент, чтобы усугубить и без того нервозную обстановку.

- Это правда? - наконец, произнес он, продолжая меня разглядывать.

- Что? - невинно поинтересовалась я, сцепляя руки в замок, и мужественно перенося неприятный момент.

- Правда, что он обратил тебя без твоего согласия? - настойчиво повторил он, делая ударение на каждом звуке.

- Нет, не правда, я сама этого хотела, - не моргнув глазом, соврала я.

- Надеюсь, что ты не врешь, - растягивая слова, усмехнулся он. - Сядь.

Он кивком указал на кресло. Я оторвалась от двери и послушно села напротив, как прилежная ученица, сложив руки на коленях.

- От приглашения Вольтури не отказываются, - после некоторого молчания, задумчиво произнес он. – А ты знаешь, что Аро достаточно прикоснуться к твоей руке, чтобы узнать, как все было на самом деле?

Я отрицательно покачала головой, скрывая дрожь.

- Так-то, - жестко произнес он. – Прежде, чем врать, научись делать это мастерски. А ты знаешь, что наказанием за такое обращение служит смерть создателю?

Я снова покачала головой, чувствуя, как комната плывет перед глазами.

- А вот Эдвард знал, но все равно сделал. И как ты думаешь, он рисковал? Конечно. Но не перед Аро, а передо мной, потому как в отличие от Вольтури, я этого не прощаю.

- Что? – не поняла я. Смысл его слов не сразу до меня дошел. Если я правильно сопоставила, то только что сюда приходила Джейн из Вольтури. Вольтури – могущественная семья, которая следит за порядками и законами в вампирском мире, а тех, кто ослушается, безжалостно наказывает. Я столько раз слышала о них, и всегда отзывы были не самыми лестными. Но нынешнее положение дел указывало на то, что все, что я знала до сих пор и гроша ломанного не стоит. Сколько еще сюрпризов преподнесет мне эта семья, пока я не начну четко во всем разбираться?

- Не знаю, что ты слышала о Вольтури до сих пор, но едва ли ты знала, что какое-то время назад я жил в этой семье довольно длительный период. Они действительно представляют в некотором роде королевскую семью, которая следит за законами, но у нас остались теплые отношения друг с другом. Это не освобождает от ответственности, но дает некоторые преимущества. Я не люблю этим пользоваться, поэтому сам требую беспрекословного выполнения законов от своих детей. Но с твоим появлением, многое изменилось, и как вижу я, в лучшую сторону. Прекратились эти безжалостные игры. Ты заставила их кое-что пересмотреть в своей жизни. За каждым убийством скрывается чья-то разрушенная судьба, ты стала примером того, что человек это не просто игрушка.

- А разве ты сам этим не занимался? – сдерживая злость, спросила я.

Карлайл улыбнулся.

- Нет. Никогда. Хочешь знать, почему я позволял им это делать? Белла, не смотря на то, что они остаются вечно молодыми, они взрослые люди, способные принимать самостоятельные решения. У них за плечами ни одна сотня лет, они видели и знают столько, что тебе и не снилось, и ты думаешь, они не могут распознать, что есть добро, а что зло? Это был их выбор, я лишь хотел соблюдать осторожность.

Он снова сделал паузу и посмотрел на сложенные перед собой руки.

- Исходя из всего сказанного, предупреждаю, это была ваша первая и последняя ошибка. У меня пятеро детей, и только между вами кипят мексиканские страсти. Если бы ты не надумала его выгораживать, то я бы решил, что Эдвард очень сильно просчитался в отношении тебя. И последнее, если у тебя, по каким либо причинам, нет желания ехать во Флоренцию, то ты можешь этого не делать.

-Но…

- Белла, это все, - закончил он, всем своим видом показывая, что аудиенция закончена, но через секунду пробормотал. – Кстати, в Италии сейчас отвратительная погода.