К вечеру мы приехали в небольшой городок на северо-востоке США. Этот город ничем не отличался от Форкса – малонаселенный, с одноэтажными домами, тихими жителями и бродячими собаками. Он засыпал, когда жизнь в мегаполисах только начиналась, и просыпался, едва всходило солнце. На узких улицах располагались маленькие уютные магазины, салоны и булочные, откуда по утрам непременно должен был доноситься сладкий запах корицы и свежей выпечки. На вымощенных плиткой тротуарах, за железной изгородью ровным строем росли деревья, ветки которых сейчас покрылись тонким слоем инея. Вероятно, летом, когда природа бушевала в своем великолепии, они укрывали в тени изумрудной зелени жителей от палящего солнца, погружая улицы в прохладную тень. Гирлянды разноцветных фонариков тянулись, словно тонкие нити паутины от одного дома к другому, окутывая все пространство сияющим светом. Здесь все дышало спокойствием и размеренностью, погружая в свой беззаботный мир.

Я не удивилась, когда мы, покинув город, проехали несколько миль по неприметной дороге, уходящей вглубь леса. Каллены всегда выбирали места вдали от посторонних глаз, трепетно охраняя свой покой, так было в Форксе, так осталось и здесь.

Уже на подъезде непосредственно к дому, ко мне вернулось привычное волнение. Меня и раньше пугало знакомство с семьей Эдварда, а в свете последних событий, и вовсе начало изводить. И то, что теперь я стала вампиром, ничего не изменило. Тот факт, что я уже успела узнать Элис с Джаспером, ничуть не успокаивал. Еще неизвестно, что думают остальные члены семьи по поводу произошедшего, и как воспримут мое появление.

Элис будто прочтя мои мысли, успокаивающе произнесла:

- Не волнуйся, остальные не в курсе, что конкретно произошло у вас с Эдвардом. Только в общих чертах. Они думают, что вы просто немного повздорили, и не стоит их в этом разубеждать, - она помолчала, и, улыбнувшись, добавила. – Вот увидишь, все будет хорошо.

Джаспер остановил машину на подъездной дорожке, и заглушил двигатель. В неожиданно наступившей тишине, каждый звук превращался в настоящую симфонию и оглушал своей громкостью. Я вышла из автомобиля и огляделась.

Коттедж Калленов был построен на небольшом возвышении, окруженный с трех сторон высокими серебристыми тополями. Безупречностью архитектурного стиля, он напоминал другие дома принадлежащие семье. Простая, но стильная отделка внешнего фасада, ассиметричная крыша, покрытая темной черепицей и огромное количество окон с современными стеклопакетами. Снизу располагался гараж и боковая лестница с крутыми каменными ступенями, ведущая на просторную террасу. На втором этаже раскинулся широкий угловой балкон, отделанный деревянными панелями.

Я выдохнула, как человек, приготовившийся к трудному испытанию, но не успела сделать и шага, как услышала звук открывающейся двери и возмущенный женский крик.

- Я знаю, что это не культурно, но я хочу увидеть ее первой!

Мгновение, и на самой верхней ступени лестницы появилась высокая белокурая девушка. Она замерла, окинув меня внимательным взглядом, и широко улыбнулась.

- Это Розали, - услужливо шепнула Элис и уже громче добавила. – Розали, это Белла.

- Привет, - откликнулась она и, быстро сбежав вниз, остановилась передо мной. Она была красива именно той красотой, которую выводили ни один век художники на своих полотнах. Тонкие черты лица, прямой нос, полные идеальной формы губы и, словно нарисованные, выразительные глаза, в глубине которых плясали веселые чертики. С ее лица не сходила приветливая улыбка, она протянула изящную ладонь и пропела. – Приятно познакомиться, я думала никогда не дождусь этого момента.

- Привет. Я тоже рада, - смущенно пробормотала я, не ожидая такой теплой встречи.

Розали лукаво посмотрела на сестру и насмешливо прищурившись, произнесла.

- Начало положено, контакт налажен. Наконец в наших рядах пополнение. Предлагаю объявить год матриархата и женской эмансипации. Пока не объявился Эдвард и не уменьшил наше численное превосходство, будем эксплуатировать Эммета и Джаспера по полной программе.

Элис рассмеялась, а Джаспер недовольно фыркнул.

- Уверен, Эммет быстро усмирит твою разыгравшуюся фантазию.

Розали, одарив его уничижительным взглядом, доверительно подхватила меня под руку и направилась в дом, шепнув на ухо.

- Белла, никогда не слушай, что говорят в этом доме мужчины, они все надменные и самовлюбленные идиоты, которые спят и видят, как бы ущемить наши права. Хотя, ты, наверное, уже успела это понять.

- Розали! – Крик, больше похожий на звериный рев, взорвал тишину и рокотом пронесся по округе.

- Я тоже люблю тебя, котик, - ничуть не смутившись, ответила она и распахнула входную дверь, подтолкнула меня вперед и громко объявила. – А это наша долгожданная Белла.

Оказавшись в просторной гостиной, я тут же увидела еще троих вампиров. Разобраться, кто есть кто, не составило труда. Мужчина и женщина, стоявшие вместе, несомненно, были Карлайл и Эсме. Они держались спокойно и уверенно, воспринимая происходящее с родительской снисходительностью. Эсме – красивая, молодая женщина, в строгом домашнем костюме, идеально сидящем на точеной фигурке, при моем появлении тепло улыбнулась и сделала шаг навстречу.

- Добро пожаловать, Белла. Надеюсь, тебе у нас понравится.

Карлайл сдержанно кивнул в знак приветствия, и ни слова к этому не добавив, развернулся и поднялся наверх. Растерянно проследив за ним взглядом, я посмотрела на Эммета, который безнадежно махнув рукой в след главе семейства, беззаботно произнес.

- Ну, вот и свершилось чудо, наконец, ты до нас добралась. Я – Эммет. – он протянул мне свою большую широкую ладонь. Я неуверенно ее пожала и улыбнулась.

- Белла.

- Уж, поверь, твое имя у нас давно на слуху, - усмехнулась Розали, появившись из-за моей спины. – Располагайся, чувствуй себя, как дома. Никто из нас не кусается… Во всяком случае, теперь, так что расслабься.

- И думать об этом забудь, - вставил Эммет и с размаху уселся на диван, заговорчески при этом мне подмигнув. – Расслабиться ты сможешь, только после того, как эти двое, - он указал на Элис с Розали, - успокоятся, а этого не произойдет никогда, проверено ни одним десятилетием. Могу поспорить, в их головах уже вертится коварный план твоего завтрашнего времяпрепровождения. Так, что если ты рассчитываешь тихо медитировать в своей печали, зря надеешься.

С видом человека, который выполнил свой гражданский долг, он отвернулся и включил телевизор, полностью переключив все свое внимание на него.

- А тот, кто будет много говорить, - зашипела Розали. – Тот поедет завтра вместе с нами исполнять роль носильщика.

- Сжалься, великолепная Розали, - Эммет молитвенно сложил ладони и в притворном испуге склонил голову. – Мне не выдержать такого испытания. Слушать три часа трепа о трусиках, туфельках и бантиках, это выше моих сил.

- Ну, хватит, - оборвала их перепалку Эсме. – Белла, пойдем со мной. Я покажу тебе твою комнату.

Я оторопело пошла следом за Эсме, так и не сумев вставить слова в диалог. Ощущение было такое, что меня переместили из одного мира в другой, настолько разительным был контраст. Еще вчера меня окружало хитрое сплетение из страха, интриг и недомолвок. Череда хаотичных действий и беспорядочных решений затягивала в темный омут отчаяния и безнадежности, и казалось, невозможно найти выход и разорвать порочный круг. Но сегодня, одним ловким движением руки, меня выдернули из собственного кошмара и показали абсолютно другую сторону жизни. Я забыла, что такое, вот так вот просто проводить вечера в компании друзей и родных, подшучивать друг над другом, смеяться, перебрасываясь колкими фразами.

- Я подумала, что тебе захочется немного побыть одной, - мягко нарушила тишину Эсме, поднимаясь на второй этаж. Она уверенно прошлась по узкому коридору и открыла дверь в комнату. – Привыкнуть к новой обстановке и свыкнуться с мыслью, что у нас довольно шумно.

Она обернулась и внимательно посмотрела на меня. Я мужественно выдержала ее взгляд, коротко ответив.

- Спасибо.

- Не за что. Если заскучаешь, спускайся вниз и компания тебе будет обеспечена. Розали с Элис большие выдумщицы по части развлечений, они умеют разнообразить досуг и отвлечь от грустных мыслей.

- Я уже поняла, - улыбнулась я.

Эсме собралась уже было уходить, но я, собравшись духом, вдруг выпалила.

- Я что-то сделала не так?

Она замерла и посмотрела на меня непонимающим взглядом.

- Ваш муж… - продолжила я. – Мне кажется, он не очень доволен…

- Не обращай внимания. Карлайл не любит, когда что-то идет не так. Он предпочитает, чтобы всё и все находились на своих местах и сейчас он немного расстраивается, что Эдвард не вернулся с тобой.

- Он винит в этом меня?

- Нет, что ты. Не бери в голову. Мы все привыкли к его характеру, со временем и ты сможешь.

Она тихо вышла, прикрыв за собой дверь. Я так и осталась стоять посреди комнаты, задумчиво глядя в пространство. Только сейчас я заметила, что продолжаю сжимать дневник Виктории, который Эдвард отдал мне еще в Ньюпорте. Не прошло и суток, а все, что происходило со мной, казалось чем-то из прошлой жизни.

Снизу доносились громкие голоса и смех, я улыбнулась сама себе и вышла на балкон. Вечерний воздух наполнился терпкой зимней прохладой, он звенел в темноте легким потрескиванием и приятно покалывал кожу. Иссиня-черные силуэты деревьев вдалеке недовольно покачивались от резких порывов ветра, путаясь своими ветвями в серебристых облаках.

Я села на низкий шезлонг и, поджав под себя ноги, положила на колени тетрадь. Теперь чтобы прочитать его снова, окунуться в мысли и чувства Виктории, катастрофически не хватало решимости. Слишком больно это было в прошлый раз. Мои пальцы скользили по шершавой обложке, не смея ее раскрыть. Что я могла прочитать нового, чем еще осталось проверить на прочность мои чувства? Погрузиться в чужой мир, в мир чужих отношений, пропитанный чужими чувствами, было невероятно трудно. Теперь я точно знала, что когда-то они были вместе, и я не найду этому опровержения.

Меня отвлек шум открывающейся двери, и на балкон тихо вышел Джаспер.

- Не помешал?

- Нет, - я отложила дневник на небольшой стеклянный столик, радуясь, что хоть чем-то отсрочу момент прочтения, и похлопала по соседнему шезлонгу. – Садись. Я рада, что ты зашел.

И это было сущей правдой. В нем чувствовалось столько спокойствия и уверенности, что находясь рядом, невольно начинаешь ощущать то же самое. Возможно, это было связано с его даром, или он просто обладал уравновешенным, размеренным характером, способным вселить веру в то, что все обязательно наладиться.

- Как ты? – спросил он, усаживаясь рядом. – Наверное, в шоке? Столько всего навалилось.

- Нормально, мне не привыкать.

- Ну, да, - кивнул он и замолчал, смотря в фиолетовое небо, на котором зажигались первые звезды. Я тоже посмотрела наверх. Мы молчали, но тишина не напрягала, а наоборот разливалась приятным умиротворением.

- Это необязательно, - усмехнулась я, почувствовав его воздействие на себе.

- Обязательно, - лениво произнес он. – Это то, что тебе сейчас необходимо. Что это?

Он указал на дневник и с интересом на меня взглянул.

- Дневник Виктории, Эдвард отдал его мне, чтобы я его перечитала.

- Не против, если я его заберу?

- Зачем?

- Поверь, тебе это не надо. Если хочешь что-то узнать, спроси меня, я все тебе расскажу, но читать это, значит, делать больнее себе. Это я тебе говорю, как вампир, который долгое время имел дело с эмоциями. Его давно следовало уничтожить. Виктории нет, а значит и то, что здесь написано уже не имеет никакого значения, - он презрительно кивнул на тетрадь.

Я сцепила в замок руки и, проклиная себя за дрожь в голосе, тихо поинтересовалось.

- Что было между ней и Эдвардом?

- Что-то было, – равнодушно пожал плечами он. – А у кого из нас не было? На этом не стоит заострять внимания. Если тебе интересно, то они пересекались задолго до тебя.

- Она говорила, что он ее обратил.

- Возможно, ей бы этого очень хотелось.

- Она его любила? А он ее? – я знала, что не стоило задавать этих вопросов, но ничего не могла с собой поделать, это было сильнее меня.

Джаспер вдруг резко перегнулся через столик, схватил меня за руку выше локтя и чуть притянул к себе.

- Послушай меня, Белла, - очень тихо прошипел он. – Не мучай себя. От того, что ты будешь знать все подробности, не станет легче. Решай проблемы, которые существуют на сегодняшний день, оставь прошлое в покое. Разве вопрос сейчас в Виктории? Вы оба разрушили свои отношения, растоптали и станцевали на осколках зажигательный танец, и Виктория здесь ни при чем. Но вместо того, чтобы попытаться все исправить, вы ищите способы сделать еще больнее друг другу.

- Джаспер, я знаю, что была не права. Сейчас я это понимаю, но тогда… Тогда все было по другому. Теперь я вижу, что каждый мой шаг был ошибкой.

- Тебе следует сказать это не мне, а ему.

- Не могу, - в отчаянии процедила я. – Я не могу понять, почему ОН так со мной поступил?

Джаспер медленно поднялся, окинув меня сосредоточенным взглядом, и помедлив, спросил:

- Хочешь знать мое мнение?

- Да.

- Он слишком глубоко пустил тебя в свое сердце, настолько глубоко, что любое неверное движение причиняет невыносимую боль.

Я потрясенно молчала, а Джаспер, взяв дневник, коротко уточнил:

- Так, я заберу?

Я кивнула, и он тихо вышел, прикрыв за собой дверь.