К сожалению, а может и к счастью, терять мне было уже нечего. Из легких при виде Эдварда не вырвалось томного вздоха, сердце не начало снова биться, мир не перевернулся, все осталось на своих местах. Еще пару дней назад все бы прошло совершенно по другому, но не сегодня. Не сегодня, когда, кроме пустоты и усталости ничего не осталось.

Я прислонилась плечом к двери, копируя его позу. Мой взгляд беспристрастно скользнул по нему, отмечая, что выглядит он, как всегда безупречно. Светлая рубашка, расстегнутая на несколько пуговиц, отлично гармонировала с бледным цветом кожи, темные волосы в беспорядке спадали на высокий лоб, подчеркивая глаза темного золота. Не удивительно, что Виктория, а может, и многие другие, в том числе и я, попали под его обаяние. Улыбнувшись еще шире, я поинтересовалась:

- Зачем ты приехал?

Наши взгляды встретились, мы пристально смотрели друг другу в глаза, сохраняя дружелюбное выражение лица. Мышцы моего рта натянулись с такой силой, что казалось, эта непринужденная улыбка останется до конца моих дней. Если этот конец вообще возможен.

- Прервать ваше романтическое уединение, - невозмутимо ответил он. Его голос звучал чуть глуше, чем обычно, чуть ровнее. За время, проведенное вместе с Эдвардом, я научилась определять по интонации его настроение, и сейчас точно могла сказать, что он не злился. Нынешняя наша встреча не была похожа на предыдущие. В нем не было, едва сдерживаемой ярости, как когда-то с Джейком, не было страсти, как когда он позвал меня. Разочарование – да, досада – да, но не более того.

- Белла, это кто? – вдруг вмешался Майк, будто очнувшись ото сна. Я не пошевелилась и не отвела взгляда. О существовании Майка, я забыла ровно пять минут назад, как только увидела Эдварда, и лучше бы ему не напоминать о себе.

Эдвард лишь вопросительно изогнул одну бровь в ответ на его слова.

- Ты не сказала? – уточнил он. Спокойствие в его голосе сменилось иронией, едва заметной, но язвительной. Он сделал несколько шагов вперед и продолжил, словно разговаривая сам с собой. – Меня всегда интересовало, к чему же в итоге приведут твои однодневные свидания, жаль не хватало выдержки дождаться. Чтобы было бы дальше, не вмешайся я? Помнишь, сколько их было? Тот парень из Канады, что так бесстыдно накачал тебя наркотой, затем лохматый пес, а теперь, значит, объявился твой мертвый друг. Не могу дождаться следующего претендента, готов поспорить, он даст фору всем предыдущим.

Я молча проглотила его слова, не имея ни сил, ни желания вступать с ним на данный момент в перепалку.

- Кто это? – снова повторил Майк, но теперь это не было простым любопытством. Я чувствовала, как назревает конфликт, как ярость заполняет собой все свободное пространство между нами, как пройдет еще несколько минут и что-то начнется. Я перестала дышать, не поворачиваясь, и боясь упустить Эдварда из вида, в то время как он медленно ко мне приближался. Сарказм, звучавший в его голосе, пропитанным ядом не предвещал ничего хорошего. Майк сделал движение навстречу, но я резко его остановила, ухватившись за куртку. Мой жест не укрылся от внимания Эдварда, все его деланная невозмутимость тут же исчезла.

- Зайдем в дом, - прошипел он, продолжая игнорировать Майка.

Я выпрямилась.

- Зачем?

- Он никуда не зайдет, - снова попытка Майка обойти меня, но я только сильнее сжала ладонь, удерживая его. Благо теперь мне на это сил хватало. – Оставь ее в покое.

Он кивнул, в одно движение оказался рядом, и, схватив меня за руку, втолкнул в дом. Пролетев несколько метров, я едва удержала равновесие, чтобы не упасть. Следом за мной, таким же образом появился Майк. Не рассчитав расстояние для броска, Эдвард прижал его к стене и тихо процедил:

- Непременно оставлю, но с начала поговорим. Тебя интересует, кто я? А разве Виктория ничего не рассказывала?

Майк молчал, не оставляя безуспешных попыток вырваться, но силы были явно не равны. Имя Виктории неприятно заскрипело у меня на зубах. Я удержалась, чтобы не броситься их разнимать и сжала руки в кулаки.

- При чем здесь Виктория? – замерев на месте, спросила я. Смутное беспокойство, слабое предположение зашевелилось в груди. Но, не решаясь даже допустить подобного варианта, я добавила. – Ты же ничего не знаешь, Майк помогает мне…

Эдвард резко обернулся, бросив на меня красноречивый взгляд, так что я прикусила язык, не решаясь продолжить.

Все еще удерживая его у стены, Эдвард достал из кармана флеш-карту и бросил в мою сторону. Она с глухим стуком упала на пол, и в наступившей тишине, это стало единственным пронзительным звуком.

- Ноутбук в машине. Бегом, Белла, ты же так хотела узнать правду.

Я внимательно посмотрела на карту, словно передо мной была не маленькая пластмассовая коробочка, а гремучая змея. Очень медленно, я наклонилась, подобрала ее, и задумчиво покрутила между пальцами.

- Сделай, что я тебе говорю, - повторил он и брезгливо оттолкнул от себя Майка. Собрав остатки самообладания, я на негнущихся ногах вышла за дверь.

- Посмеешь соврать – я убью тебя немедленно, - донеслась до меня фраза Эдварда, как только я оказалась на улице. – И не делай глупостей, ты только успеешь подумать, а я уже отверну тебе голову. Виктория не рассказывала, что я могу читать мысли? Зря.

Открыв машину, я достала с переднего сиденья ноутбук, и осторожно опустилась рядом на корточки. Включив компьютер, я на автомате, воткнула флешку в разъем. Пока загружались данные, я устало закрыла глаза. Мне казалось, что этому никогда не будет конца. Не оставалось сомнений, что сейчас я увижу именно то, что навсегда развеет мои подозрения. По-другому и быть не могло, иначе, Эдвард не появился бы здесь. Но что принесет мне это знание? Ведь придется еще вернуться и признаться в собственной глупости, наивности и доверию всем, кто встречался на моем пути, кроме Эдварда. По обрывкам фраз, стало понятно, что и Виктория каким-то боком имела к этому отношение, и неспроста появилась в моей жизни, а, следовательно, и в этом месте, я ошиблась.

Наконец, все загрузилось. На флешке был всего один аудиофайл, который я чуть помедлив, открыла. Сначала из динамиков раздалось шипение, а затем я услышала спокойный и уверенный голос Эдварда. Как мне был знаком его тон – терпеливый, понимающий, чуть холодный, немного усталый, но со стальными интонациями. Такими, что кровь стыла в жилах, стоило ему произнесли лишь слово. То, что его вторым собеседником был шериф, стало понятно через минуту. Информация неохотно начала доходить до моего сознания и мне показалось, что ребра сжимает тугой железный обруч, и чем дальше, тем сильнее.

- Джеймс, что здесь произошло?

- Не понимаю, о чем ты говоришь…

- Понимаешь и очень хорошо. Ты помнишь, о чем я тебя просил, когда уезжал?
- Эдвард, о чем речь?
- Не будем ходить вокруг, да около, я хочу знать, кто это сделал?
- Я не понимаю…

- Хорошо, я напомню. Когда я уезжал, я просил присмотреть тебя за мистером Своном. Надеюсь, ты не забыл, что сам звонил мне и посоветовал с ним поговорить? Не ты ли ты утверждал, что он обо всем начинает догадываться и надо объяснить ему, чтобы он лез в это дело?

- Да, я действительно тебе звонил. Свон стал слишком много подозревать, он никак не мог смириться с тем, что его дочь считают сумасшедшей.

- Я решил эту проблему, мы обо всем договорились, но когда я уходил он был жив. Тогда почему по возвращению, я узнаю, что он мертв, а моя жена думает, что это моих рук дело? Все это дело прикрывал ты, дальше можешь не отпираться. Кто это сделал?

Тишина.

- Виктория была в Форксе.
- Это она?
- Она была не одна. С ней был, какой-то новый приятель, она не уточняла, просто попросила уладить все. Ты знаешь, я не мог отказать.

- Зачем ей было приезжать в Форкс?
- Не знаю. Возможно, пыталась найти тебя.
- Что за приятель?

- Тоже не знаю, я не видел его, а она ничего не рассказывала. Только вскользь упомянула имя… Майкл, по-моему, так. Виктория появилась здесь буквально на несколько минут и так же быстро уехала. Как всегда.

Тишина.
- Где она сейчас?
- Не знаю.

На этом запись обрывалась. Я сидела, и, не моргая, смотрела в мерцающий экран. Чтобы убедиться в правдивости услышанного, я снова включила запись. Мысли, как проворные ужи, расползались в разные стороны и никак не хотели собираться в единое целое. Я снова и снова, как заговоренная перематывала на начало, чтобы еще раз вникнуть в смысл этих нескольких незатейливых фраз. Я забыла, что должна была вернуться, я забыла, что существует кто-то кроме меня. Передо мной, словно рассыпали мозаику, я точно знала, какая картинка должна получиться, но никак не могла собрать ее. Знакомые имена, знакомые люди совершенно по новому предстали передо мной, и пока мне не удавалось привыкнуть к их новой роли. Виктория, Майк… они убили Чарли?

«А теперь, Белла, поднимись и имей смелость вернуться в дом, посмотреть ему в глаза и признаться, что ты совершила, возможно, самую ужасную в своей жизни ошибку».

Я стиснула зубы и встала на ноги. Расстояние до дома показалось мне невыносимо ничтожным, чтобы оттянуть момент, я бы с удовольствием прошлась от одного побережья до другого, а тут всего несколько шагов. Тихо открыв дверь, я заглянула внутрь. Эдвард стоял спиной к окну, Майк с отстраненным видом сидел на низком диване, опустив голову. Со стороны ни за что не скажешь, что всего несколько минут назад, они были готовы поубивать друг друга, но напряженная тишина говорила об обратном. Упругие волны ненависти, казалось, заполнили собой всю комнату.

Едва я зашла, Эдвард обернулся, его лицо оставалось бесстрастным, а в глазах сияло ледяное безразличие с легким оттенком сожаления. Я была уверена – мой взгляд сейчас был таким же. Так смотрят люди, которые по собственной вине все разрушили, и когда пришло этому понимание, мир рухнул.

- Что это? – тихо прошептала я, трусливо спрятавшись за ничего не значащий вопрос, и протянула на вытянутой ладони флешку. Я даже не заметила, как прихватила ее с собой.

- То, что ты хотела знать, - коротко ответил Эдвард и отвернулся. – Остальное тебе расскажет твой друг.

- Майк? - я перевела на него взгляд. – Это был ты? Это был ты с Викторией?

Он быстро посмотрел на меня и тут же опустил глаза.

- А как же то, что ты рассказывал про Вольтури? То же неправда? – не отступала я, медленно приближаясь к нему. Он молчал. – И то, что меня ищут и собираются убить? Все это ложь?

Я подошла почти вплотную к Ньютону и остановилась. Пожалуй, впервые я ощущала абсолютное спокойствие и контроль над собой. Во мне не было ни злости, ни гнева, только лишь желание услышать констатацию факта. Убедиться в том, что я ничего не понимаю в людях, что не умею играть в игры, что верю всему, что мне говорят.

Эдвард устало вздохнул и тихо произнес не поворачиваясь.

- Давай, расскажи ей, как вы встретились с Викторией, как вы вместе приезжали в Форкс, и как ты убил ее отца. Как так получилось? И почему?

- Он врет, - зло процедил Майк, оскалившись.

- Нет, - я покачала головой и размеренно проговорила. – Он не врет. Продолжи, я хочу это послушать.

Я удивилась, насколько ровно прозвучал у меня голос, тихо и без грамма эмоций.

- Хочешь знать? – он вдруг открыто посмотрел на меня и улыбнулся.

- Да.

В его глазах появилась издевка, будто плюнув на все, Майк начал насмехаться над ситуацией.

- Все так, я познакомился с Викторией много позже, после того, как эта семейка, - он кивнул в сторону Эдварда и желчно продолжил, - плохо сделала свое дело, и я остался жив. Она помогла мне, а вскоре у нас обнаружились общие интересы, как оказалось, она хорошо знала твоего мужа и хотела во, чтобы то ни стало его вернуть. А когда она рассказала, что ты жива и с ним, мы решили действовать сообща. Мне нужна была – ты, ей – он. Пока мы выясняли, как вас найти, Каллен увез тебя куда-то, и вдруг, такое счастье, он возвращается в Форкс, и прямиком идет к твоему отцу. Не знаю, о чем уж они там говорили, это длилось совсем недолго, после этого Каллен покинул дом, и Виктория отправилась за ним. А мне ничего не оставалось, как пойти к Свону, и со своей стороны попробовать узнать твое местонахождение. Чарли сразу узнал меня и набросился с упреками, что его дочь сидит в психушке за убийство и ни кого-нибудь, а меня в том числе.

- Дальше, - прервала его я, стискивая зубы.

Майк рассмеялся. В этот момент мне показалось, что он сошел с ума, настолько невменяемым стал его взгляд.

- Дальше… Он направил на меня пистолет, требуя, чтобы я немедленно пошел в полицию. Мне ничего не оставалось, Белла, как убить его.

Я глубоко вдохнула.

- Дальше.

- А потом Виктория случайно нашла тебя в лесу, обращенную, брошенную и никому не нужную. Она сообщила мне, но меня тогда не было в городе, и я попросил ее за тобой приглядеть. По-моему, она неплохо справилась с ролью наставницы. Когда ты отпустила на охоте ту девчонку, у нас созрел план. Я появлюсь, будто от Вольтури и пригрожу, что тебя собираются убить, а потом увезу. Таким образом, каждый бы получил, что хотел, Виктория бы вернулась к своему драгоценному Каллену, а ты бы уехала со мной. Но после того, как ты ее убила, пришлось действовать в одиночку. Вот и все.

Было странно, все это слышать от Майка. Я всегда считала его другом, не способным на подлость, но видимо, обращение, пагубно повлияло не только на меня. Мне хотелось его убить, но того же чувства, что помогло мне с Викторией не было. Только разочарование, непонимание, досада и горечь. Хотелось устало опуститься на пол, прикрыть голову руками, закрыть глаза и ждать, пока боль внутри утихнет. А потом, через день или два, подняться и постараться все забыть. Чтобы немного отвлечься и не начать претворять в жизнь свой план по уходу из реальности, я тихо спросила, хотя это уже и не имело никакого значения:

- Почему шериф помогал Виктории?

Майк пожал плечами, разводя руками в знак того, что не знает.

- Она его дочь, - вдруг вмешался Эдвард и повернулся. – После школы, она уехала в Нью-Йорк, где ее и обратили, после того, как она вернулась и призналась отцу, ему ничего не оставалось, как начать помогать скрывать следы. Не только ее, но и всех остальных.

Чтобы уж точно расставить все точки над «i», я через силу задала еще один вопрос, теперь уже посмотрев на Эдварда.

- Это ты ее обратил?

- Я? – усмехнулся он. – Нет, мы приехали в Форкс, когда она уже была такой.

- Но она рассказывала…

- У тебя маниакальная потребность верить всем, кроме меня, - грубо прервал меня он. – Она сама нашла себе приключения, которые так долго искала, и продолжала искать. Думаешь, если пообщалась с ней пару недель, сразу узнала, что творится у нее внутри? Ей всегда не хватало веселья в жизни, вот она и придумывала себе развлечения.

Я в растерянности провела рукой по волосам.

- Ну, а ты? Какое отношение ко всему этому имел ты? – с каждым словом мой голос становился все тише, так что под конец, я почти перешла на шепот. – Я читала ее дневник, так что можешь не говорить, что ты ее не знал.

- Знал и довольно не плохо, и дневник ее тоже читал. И искал Викторию, но не для того, чтобы вернуть, а чтобы ты перестала смотреть на меня зверем, чтобы найти и узнать, с кем она была в Форксе. И в гостинице был, но не успел. А теперь скажи, - он быстро подошел ко мне и осторожно приподнял за подбородок, заставляя смотреть ему в глаза. – Ты внимательно читала дневник?

Я отчаянно помотала головой, не сводя с него взгляда.

- Советую, заняться этим еще раз, - он вложил мне в руку уже знакомую тетрадь, и отвернулся. – Что ты собираешься делать дальше?

Я с минуту помолчала, обдумывая его вопрос, а потом твердо произнесла:

- Уйти.

- Элис ждет тебя снаружи, - тоном, не терпящим возражений, заявил он. – Поедешь с ней, а если захочешь, что-нибудь предпринять в духе Изабеллы Свон, она это увидит. Так, что без глупостей.

- А ты?

- Я поеду следом, как только закончу здесь дела.

Я в последний раз посмотрела на Майка, который продолжал в той же позе сидеть на диване, смотря в одну точку, и вышла за дверь.