Если бы я могла потерять сознание, то сейчас это непременно бы случилось. Едва я, очень медленно и осторожно, повернулась, как почувствовала, что весь окружающий мир пустился в безумный пляс. Я открывала и закрывала рот, как рыба, выброшенная на сушу, не в силах произнести ни слова. Я отказывалась верить своим глазам. Человек, стоявший напротив, был давно мной похоронен и предан забвению. Человек, но сейчас передо мной стоял вампир, и этот факт никак не укладывался в моей голове. Если кто-то наверху, решил свести меня с ума, то у него это превосходно получалось.

- Майк!? Как?! Что?! Где? – слова, наконец, преодолев все внутренние барьеры, вылились в несвязные звуки. Я замотала головой, надеясь избавиться от видения, но оно и не думало рассеиваться. Майк по-прежнему стоял на своем месте, и внимательно на меня смотрел, мне же в свою очередь, не терпелось до него дотронуться, чтобы убедиться, что передо мной не галлюцинация. Я неуверенно протянула к нему руку, прошептав:

- Это ты? Как ты здесь оказался? Как ты… О, Боже…

Он вдруг улыбнулся, и, сжав мою руку, стремительно обнял.

- Крошка, как же я рад тебя видеть, - прошептал он, прижимая к себе. – Как же я рад…

- Майк, но как? Как ты оказался жив? Что ты здесь делаешь? И как ты стал..? – оправившись от первого шока, я наперебой выплескивала на него все вопросы, пришедшие в голову. Он успокаивающе погладил меня по волосам и отстранился.

- Надо уходить отсюда. Все вопросы потом.

Он потянул меня за руку, увлекая за собой. Не чувствуя под собой ног, я вяло повиновалась.

- Куда уходить? Зачем? Что случилось? – продолжала я свою пытку вопросами, следуя за ним. – Что за спешка?

Мы быстро прошли по узкому переулку, и попали на многолюдное авеню. На мгновение меня ослепили яркие блики ночных фонарей. Майк уверенно шел вперед, придерживая меня за руку. Он почти не изменился с тех пор, как я его помню, только черты лица немного заострились. Когда-то присущая ему дурашливость исчезла, зато на смену ей пришла резкость и решительность, читавшаяся в каждом жесте. Такого Ньютона я не знала. И хоть он и оставался все тем же Майком, с которым мы провели не одни выходные, чувство, что он так же, как и я, безвозвратно изменился, не покидало меня.

Он вдруг резко остановился. Пройдя по инерции еще несколько шагов, я замерла и посмотрела на него. Наши взгляды встретились, и я тут же опустила глаза.

- Может, хоть намекнешь, что происходит? – пробормотала я, ощущая, как в голове образуется густая каша из вопросов, предположений и догадок. Я, несомненно, была рада видеть его, но в общую картину моего существования он вписывался плохо, точнее, пока пребывал в качестве ненужного элемента, которого не знаешь, куда пристроить. Пока… Пока, я не услышу хоть каких-то объяснений с его стороны.

- В двух словах не рассказать, - покачал головой он. – Я оставил машину на стоянке, надо выбираться отсюда, как можно скорей, а по дороге я тебе все объясню.

- Куда выбираться?

- В другой город, штат, а лучше страну, - нетерпеливо перечислил он, и снова потянул за собой. – Хотя я не уверен, что это поможет.

Перспектива уехать в другой город, мне решительно не нравилась, тем более, когда перед этим меня не желают посвящать в детали. Я упрямо замерла на месте, скрестив на груди руки.

- Выкладывай, что ты задумал, - заявила я. – Я не буду упоминать, что все это время, я думала, что ты мертв, с этим вопросом можешь повременить. Ты появляешься в моей жизни, и как ни в чем не бывало, пытаешься куда-то увезти, при этом, не произнеся ни слова. Так не пойдет. Либо ты немедленно все рассказываешь, либо я сейчас же ухожу, радуясь, что тебе повезло примерно, так же как и мне.

- Ну, хорошо, хорошо! – его голос наполнился плохо скрываемым нетерпением. – Но ты можешь идти и слушать?

- Попробую, - кивнула я и пошла рядом.

- Надеюсь, тебе не надо рассказывать, кто такие Вольтури?

- Опусти этот момент, - согласилась я.

- Ты нарушила правило, Белла, отпустила человека, и теперь, у меня приказ, доставить тебя в Вольтерру для совершения наказания.

Я снова остановилась, с недоверием взглянув на него. Голова взрывалась от новых фактов, в висках стучало от переизбытка информации. Майк, вампир, Вольтури, Италия – все это никак не хотело укладываться в моем сознании, а витало где-то поблизости, оставаясь за гранью понимания.

- У тебя? – на всякий случай уточнила я.

- Да, у меня. Все это время я жил в Вольтере, и когда до них дошли слухи, что кто-то посмел отпустить человека, тем самым поставив под удар тайну, они послали меня найти этого вампира и привезти в Италию. Это было моим первым заданием, я вышел сначала на Викторию, а она уже мне рассказала, про вашу охоту и твоем опрометчивом поступке.

Я молча слушала его, не зная как реагировать. Конечно, я была немало удивлена, что те, кого я считала не более чем мифом, оказались настолько реальными. Я была удивлена такой быстрой реакции и немедленным решением.

- Так мы едем в Италию? – догадалась я, как ни странно, не испытывая при этом никакого страха. Возможно, в моем случае, это было бы действительно единственно правильным решением.

- Нет, - коротко бросил он, подходя к машине, и открывая передо мной двери. – Мы уедем, как можно дальше, на север или на юг. Неважно. Я не допущу твоей смерти, никто не посмеет причинить тебе вреда.

За секунду все встало на свои места, впервые за время моего существования, я почувствовала успокоение и уверенность за свое будущее. Губы сами растянулись в усмешке. Я посмотрела на своего бывшего приятеля и четко произнесла:

- Поинтересуйся хотя бы ради приличия, чего хочу я, и желаю ли я убегать с тобой?

- Белла, не говори ерунды. Неужели тебе не страшно?

- Майк, мы так давно с тобой не виделись, слишком много событий произошло за это время. Боюсь, в моей жизни не осталось такого нелепого слова, как страх. Выполняй свой приказ, не устраивай себе проблем.

- Ты понимаешь, что я не хочу, чтобы тебя убили? Я один раз потерял тебя, но больше такого не повторится, - он схватил меня за плечи и встряхнул, не веря моим словам. Даже сквозь его показную уверенность, проскальзывали отголоски недоверия. – Слышишь меня?

Я раздраженно скинула его ладони со своих плеч. Его слова казались сущей нелепицей. О чем он, вообще, говорит? К чему все это? Он потерял меня? Да, разве мне хотелось, чтобы он меня нашел?

- Слышу, не ори. А я не хочу, чтобы ты из-за меня рисковал. Да, даже не в этом дело, если уж я доигралась до того, что меня решили убить, то так тому и быть. Меня не надо спасать, не надо из-за меня портить себе жизнь. Хотя лично я не считаю, это жизнью. Я устала, Майк, понимаешь? Я не хочу и дальше продолжать этот абсурд. Буквально полчаса назад, я убила Викторию. Ни за что. Просто от того, что мне не понравилось то, что она говорила, и меня не мучают угрызения совести. Я изменилась, я не та, которую ты помнишь, и лучше тебе со мной не связываться. Я сама себя боюсь и того, что происходит внутри меня.

- Не говори так, - тихо произнес он, снова положив руку мне на плечо. – Ты все та же Белла, просто немного запутавшаяся. Мы справимся со всем, и ты начнешь улыбаться, как и раньше. Только ты умела так улыбаться – мило, открыто, чуть снисходительно, но всегда искренне. Помнишь, как мы проводили вместе выходные? Чего мы только не устраивали, что весь дом ходил ходуном. Помнишь, Эрика, Анжелу? Не сдавайся, Белла. Только не сейчас. Я могу тебе помочь, и сделаю это, не смотря ни на что, даже если мне придется, тащить тебя через силу на другой конец света.

Я отвернулась, смотря как лучи от фонарей рассеиваются в темных ветках деревьев. Будь у меня такая возможность, то слова Майка точно вызвали бы у меня поток слез. Но теперь я не могла себе позволить даже этой слабости. Через силу улыбнувшись, я глубоко вдохнула и произнесла:

- Нелегко тебе, Ньютон, придется. Я теперь девушка сильная и могу за себя постоять. Не дури и не делай из себя героя, тем более, когда тебя об этом не просят. Мне не нужна твоя помощь, я не собираюсь больше никуда убегать.

- Нет! – он вдруг со всего размаху ударил по крыше автомобиля, отчего там осталась вмятина. Я удивленно на него посмотрела и сделала шаг назад. – Послушай меня! Не знаю, что уж у тебя произошло, что ты так стремишься свести счеты с жизнью, но я не позволю тебе так поступить.
Я была явно не готова к такому отпору, и к желанию Майка, во что бы то ни стало, мне помочь. Едва я услышала о Вольтури, мне показалось, что вот оно, то долгожданное, простое и близкое решение избавиться от проблем. Я не врала ему, когда говорила, что устала от всего, так в действительности и было. Вокруг меня столько всего закрутилось, что применить верный на все времена способ, разрубив одним движением Гордиев узел, казался идеальным решением. Представляя, что в один миг все закончится, и не будет больше мучить мой разум, я чувствовала душевное спокойствие и умиротворение.

- Ты можешь хотя бы попытаться начать все заново, а Италия никуда не убежит. Если через месяц ты не изменишь своего мнения, мы вместе туда вернемся, - не утихал он. – Дай себе шанс.
Я молчала, не зная, что ответить. В его словах была доля правды, хоть и звучала она для меня совершенно неубедительно. Уж ни мне ли не знать, что через месяц ничего, абсолютно ничего не изменится.

Наблюдая за моими сомнениями, он продолжил:

- В память о нашей дружбе, любви, называй, как хочешь, в память об Анжеле и Эрике, не принимай поспешных действий, подожди немного.

Я отвернулась, и устало произнесла.

- Хорошо, Майк, мне терять нечего. Если уж ты такой упрямый, и тебе не жаль себя, я поеду с тобой, но предупреждаю, забудь, все, что ты когда-то знал обо мне, забудь все, что между нами было, - я села в машину и, хлопнув дверцей, добавила. – И расскажи, наконец, как тебе удалось выжить и вляпаться в это дерьмо.

Он довольно усмехнулся и, обойдя машину, сел за руль.

- Выжить? Не знаю, очнулся я уже таким. По правде сказать, я тогда сильно перепугался и даже не понял, что произошло, а вот дальше началось самое интересное.

Я закрыла глаза, расслаблено откинувшись в кресле. Слова Майка неохотно долетали до меня, не спеша быть понятыми. Я медленно воссоздавала в своей голове его историю, представляя, как это было на самом деле. Он рассказывал, как скитался по стране, как случайно попал в Вольтерру, как с начала его не хотели принимать, но потом все-таки согласились взять на испытательный срок. Он упоминал и о Вольтури, как о большом королевском клане, который следит за порядком, о строгих правилах, и их предложении остаться у них и служить закону. О своем задании найти новорожденного вампира, который отпустил человека, и о встрече с Викторией, которая моментально выдала историю про охоту; и о том, как он узнал, что это я, как обрадовался, и как принял решение ни в коем случае не выполнять порученное ему задание.

- Я всегда говорила, что ты дурак, - вставила я. – Только дураку могло прийти в голову помогать мне.

Он покачал головой.

- Нет. Помнишь, мы с тобой часто гуляли в парке, и ты кормила уток? Ты садилась у берега и протягивала им на ладони хлеб. Они настороженно подплывали к тебе, и когда начинали есть с твоих рук, ты радовалась, как ребенок. Создавалось такое впечатление, что для тебя нет ничего важнее этих уток. Не знаю, почему мне вспомнился именно этот момент, но только ради того, чтобы увидеть тебя такой же, я, пожалуй, готов рискнуть.

- Господи, Майк, какие утки? – раздраженно протянула я, проводя ладонью по лицу. – Меня продержали взаперти в лесу, в заброшенном доме, я отсидела в тюрьме и прошла курс лечения в психиатрической больнице, я превратилась в вампира и вывернулась вся наизнанку. За последний месяц я истребила, кажется, всю фауну в окрестностях Форкса, убила двух человек и одного вампира. А ты вспоминаешь об утках?

Он потрясенно молчал.

- Что с тобой произошло, ну, после того, как… тогда в лесу?

Я задумалась, перерывая в памяти смутные воспоминания тех дней. Странно, но со мной произошел парадокс – я влюбилась. Влюбилась до беспамятства, до потери сознания, до слез. Влюбилась так, что все остальное перестало иметь значение.

- Давай об этом как-нибудь потом, хорошо? Куда мы едем?

- Пока в Ньюпорт, у моих родителей там есть дом, а дальше решим.

- Чудесно.

В последнее время, я только и делала, что куда-то ехала, чаще меня везли. Это уже даже вошло в привычку. Нестись по дорогам, нестись по жизни, менять людей, и обстановку. Совсем недавно вот так же рядом со мной сидела Виктория, а до этого Джейкоб, а еще раньше… Каждый пытался изменить мою траекторию движения, а я каждый раз поддавалась и следовала по предложенному пути. Безропотно и безоговорочно.

Тягостные мысли овладевали моим сознанием, они тянулись и обволакивали, словно жидкий мед, вгоняя в состояние апатии. Уже стало не важно, зачем я здесь, почему такой стала и что совершила, кто сидит рядом, и куда мы едем. Я устала. Я запуталась в себе, и в окружающем мире. Мне надоело вытягивать из себя тонкие нити чувств и эмоций, чтобы пытаться хоть немного разобраться с тем, что происходит у меня внутри. Хотелось, как в старые, добрые времена, лечь спать, заснуть и надеяться, что завтра будет лучше. Завтра будет утро, новый день и что-нибудь обязательно измениться. Но дни плавно перетекали в ночь и снова в день, я не спала, и все оставалось на своих местах. Тяжело. Муторно. Неприятно. Ничего не менялось, не становилось лучше, будто меня затянуло в серое болото страха, боли, подозрений и обид.
С Майком было легко и удобно. Удобно настолько, насколько может быть удобно в старом, разношенном свитере. Вроде и надоел, а выбросить жалко. Но к вещам я никогда не привыкала, и без труда расставалась, а вот он другое дело. Мне вроде, как полагалось радоваться нашей встрече, но мне было все равно. Он никогда не был для меня слишком значимым человеком, и это не изменилось, но с ним были связанны воспоминания о других людях, и его присутствие возвращало меня в прошлое. Глядя на него, я вспоминала Эрика и Анжелу, отца и других людей, которые когда-то имели место в моей жизни. Так уж вышло, что мне вроде как было приятно находиться рядом.

Он всю дорогу что-то говорил, а я слушала, но даже если бы очень постаралась, то не смогла бы вспомнить и слова из нашего разговора.

Подперев голову рукой, я неотрывно смотрела, как мимо проносятся встречные машины. Впереди тяжелые облака нависали над горизонтом, сливаясь с безупречной линией шоссе, и не было никакого четкого различия между небом и землей. Иногда на нашем пути встречались небольшие городишки, такие же, как Форкс. Они ютились по обочинам дорог, и настороженно встречали нас неприветливыми взглядами темных окон.

Семь часов нашего путешествия пронеслись незаметно, или это я перестала обращать внимание на такие мелочи, как время.

- Мы почти на месте, - сообщил Майк, сбавляя скорость и въезжая в сонный городок. Предрассветные сумерки только-только заиграли на горизонте светлыми бликами, подсвечивая глубокие тени узких пустынных улиц, от чего морозный воздух Ньюпорта казался хрустальным. – Улыбнись, Белла, все не так и плохо.

- Не могу представить, что может быть хуже, - через силу усмехнулась я. – Сколько у нас есть времени, пока Вольтури не пришлют кого-нибудь другого?

Он пожал плечами и остановил машину на подъездной дорожке у одноэтажного серого дома.

- Через пару дней, мы уедем отсюда, когда они спохватятся, мы будем уже далеко.

- И как долго это будет продолжаться? – я вышла на улицу и осмотрелась по сторонам. – Пока не поздно, ты еще можешь передумать.

- Нет, - решительно заявил он и подошел ближе ко мне. – И давай больше не будем возвращаться к этой теме. На земле много мест, где нас не найдут.

- Заполярье, например, - насмешливо подсказала я, и хоть мои слова прозвучали с иронией, в душе я не чувствовала ни грамма оптимизма. – У нас, как и у них впереди вечность, а наша планета не такая уж велика.

- Да, ты пессимистка, Изабелла Свон, - он быстро обнял меня, и пока я не успела отреагировать, направился к входной двери. – Никогда раньше за тобой этого не замечал. Проходи, располагайся, - он в гостеприимном жесте распахнул передо мной дверь и дурашливо поклонился. – На беспорядок, не обращай внимания, здесь давно никто не жил, в гостиной должен быть работающий телевизор, а в дальней комнате – компьютер. Развлекайся.
Я неуверенно прошла вперед, стягивая куртку и скользя взглядом по помещению.

- Не отвык еще от человеческой жизни, Майк? Телевизор? Компьютер? Ты мне еще отдохнуть предложи.

- Может, тебе нужно… эээ.. подкрепиться? Думаю, с этим не будет здесь проблем, городок небольшой, пустынный, только не делай глупостей, как с Викторией, лишний раз привлекать внимание, думаю, не стоит. Если хочешь, могу пойти с тобой, - он стоял посреди гостиной, настороженно следя за моими передвижениями.

Я спокойно слушала его поток красноречия, медленно обходя каждую комнату, и пристально разглядывая окружающие предметы. Пол под каждым моим шагом жалобно скрипел, напоминая о своем возрасте. На стенах, в больших количествах висели семейные фотографии, детские рисунки, спортивные награды, на узких полках располагались деревянные фигурки и керамические статуэтки. Окна, зашторенные плотными выцветшими занавесками, почти не пропускали света, но даже без освещения, было понятно, что дом находился в плачевном состоянии. Старая мебель, покрытая толстым слоем пыли, тусклые обои, ржавый водопроводный кран – все говорило том, что здесь долгое время никого не было.

Увлекшись визуальным осмотром, я совсем забыла, что Майк меня о чем-то спрашивал и, вероятно, ждал ответа. Вернувшись в гостиную, я замерла в дверном проеме и внимательно на него посмотрела, словно ожидая подсказки. Быстро восстановив в памяти его последние слова, я растеряно произнесла:

- Нет, не надо. Майк, а что с твоими родителями? Они знают о тебе что-нибудь?

- Нет, я до сих пор числюсь без вести пропавшим, - ответил он, и его голос наполнился глухими нотками досады.

- Мне жаль, - я ждала, что он тоже что-нибудь спросит о моем отце, но он молчал.

- За то теперь у меня есть ты, - тихо добавил он и в два шага пересек, разделяющее нас пространство. Его слова резанули слух, будто острое лезвие. До сознания неохотно стало доходить, что дело принимает неверный оборот, но тело отказывалось предпринимать какие-либо попытки остановить происходящее. Я стояла, не двигаясь, с интересом следя за его действиями. А не все ли равно, что будет дальше? Я, словно со стороны видела, как он медленно приближается ко мне, как оказывается совсем рядом, как наклоняется и осторожным поцелуем касается моих губ. Я не пошевелилась, безразлично отмечая про себя, что его поцелуй не вызывает никаких эмоций. Ничего. Как еда без соли, пресно и скучно.

- Мы могли бы попробовать начать все с начала, - прошептал он, чуть отстраняясь.

- Нет.

- Раньше ты ничего не имела против…

- Это раньше, - холодно отчеканила я и отступила назад. – Я просила забыть о том, что было раньше.

Его глаза всего на одно мгновение потемнели, но он быстро взял себя в руки.

- Я думал, что между нами ничего не изменилось, - наши взгляды встретились, мы долго пристально смотрели друг на друга, словно играя в игру, кто-кого переглядит, пока я не произнесла:

- Ты ошибался.

Майк вдруг изменился в лице, былая серьезность мгновенно исчезла, и его лицо озарила улыбка.

- Ты зря не хочешь дать мне шанс, - заявил он, сводя все к шутке. – Как на счет прогуляться?

Я проскользнула мимо него, похлопав попутно по плечу, и коротко бросила:

- Отличная идея.

Прихватив свою куртку с дивана, я недовольно отряхнула ее от пыли и направилась к двери. То, что произошло секунду назад, кроме как недоразумением, назвать было нельзя, но его взгляд мне не понравился. Не смотря на то, что он вовремя остановился и обратил все в шутку, в его глазах промелькнула злость и досада, всего на мгновение, но я успела заметить.

Я уже дотронулась до ручки входной двери и собралась выйти, как Майк вдруг взволнованно меня окликнул.

- Стой, подожди. Снаружи кто-то есть.

Он хотел было меня удержать, но я его опередила.

Опасаться каждого шага, еще не вошло у меня в привычку, поэтому я рассмеялась над его подозрительностью и распахнула дверь.

- Да, целый город. Забавно, прав…?

Слова застыли у меня на языке, улыбка слетела с лица. На улице, небрежно прислонившись к капоту машины, стоял Эдвард.

- Приятно видеть свою жену довольной и улыбающейся, - усмехнулся он и перевел взгляд на появившегося за моей спиной Майка.